GoroD

Объявление

29 апреля 2018 года, с 9:00 до 12:00 в помещении филиала РТУ Смилшу 90, состоится весенний, расширенный слёт коллекционеров. Вход свободный.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Литература и языкознание. » Сказки про хомяка,рыжего котенка .....просто прикоснись.


Сказки про хомяка,рыжего котенка .....просто прикоснись.

Сообщений 1 страница 49 из 49

1

Привет всем! Рада видеть!
Хочу поделиться тем,что нашла! Сказки неизвестного мне автора, но человека несомненно талантливого.
Читайте!

Хомякские размышлялки
"Интересно, что было бы, если бы ромашки были фиолетовые и с шипами? А воздушные облачка продавались бы в магазине, как сладкая вата и ледяшки-стекляшки в баночках?..."
Хомяк нетерпеливо переминался с лапы на лапу под старой березой на опушке леса и вытягивал шею, пытаясь разглядеть конец тропинки, ведущей к полю, мимо кривого оврага и дальше - к самому дому. По этой тропинке обычно прибегал веселый рыжий котенок с кисточкой на хвосте - большой друг хомяка. Но котенка все не было. Устав топтаться, хомяк плюхнулся на мягкую кучу пожухлой прошлогодней листвы и старых сосновых иголок, подставил пузичко теплому полуденному солнцу и продолжил свои размышлялки.
"Или взять, например, кукурузу. Она сладкая - и я ее люблю. А если бы она умела бегать? И у нее были бы острые длинные зубы и - (страшно подумать!) - хвост?!"
Хомяк даже привстал и оглянулся - не видно ли поблизости хвостатой, сердито шипящей и скалящей зубы кукурузы? Но вокруг все было спокойно - по прежнему стрекотала на ветке сойка и белки весело прыгали, играя в салочки - и хомяк стал думать дальше...
"Говорят, когда-то хомяки умели летать... Хмммм... Интересно, как? Вот я хотел бы летать - выше сойки, и выше белок, и даже выше самых высоких деревьев - туда, где пушистые облачка купаются в васильковом небе, где живет проказник-ветер и откуда падают по ночам звезды... Где-то там - только я не знаю точно, где - живет вечно грустный ангел с взъерошенными крыльями и ласковыми глазами... Оттуда приходит Она - которая поет мне весеннюю хомякскую песню и чешет ухи. Туда уходит по вечерам Большая Одинокая Кошка - и рыжий котенок всегда жалобно смотрит ей вслед, но она никогда не берет его с собой. Вот было бы здорово побывать ТАМ... Вот я закрою глаза - и стану легкий, как перышко - и полечуууууу.... Лечуууууууу..."
И он полетел... во сне. А прибежавший котенок сидел рядом и охранял его сон. Потому что для этого и есть - друзья...(с)

0

2

Господи, какая прелесть!  :)

0

3

....здорово

0

4

Вечерняя хомячья сказка
Когда зажигаются первые весенние звезды, хомячок вылазит из норы и садиться на порожек. Он чутко вострит маленькие ушки и слушает, не пришла ли уже Она... Каждый год он пытается услышать Ее приход - и потому каждый год садится на порожек и слушает. Но Она... Она всегда хитрее, и всегда приходит незаметно. Тихонько садиться рядом, неслышно вздыхает и начинает чесать хомяку ухи. Хомяк тогда жмурит глазенки, чешет лапой нос и чихает - потому что Она всегда приносит с собой облачко звездной пыли, а хомяк от пыли становится чихучий. Но не уходит - кто ж уйдет, когда ухи чешут? А потом Она устало закрывает глаза и начинает петь весенюю песню для хомячка. А хомячок подпевает - тоненьким писклявым голоском. Она тихонько морщится - ведь хомячок фальшивит - но никогда не делает ему замечаний. Ведь это его, хомячка, весенняя песня - пусть уж. Может, поет он плохо - зато у него доброе, бесстрашное мохнатое сердечко - и Она это знает. А потом начинают свой последний ночной танец зимние светлячки - и Она сидит бок о бок с хомячком, и смотрит на мельтешение разноцветных теней на снегу, и думает о завтрашнем дне. А хомячок неслышно бормочет что-то под нос и раскчивает лапками - три такта вправо, три такта влево... А потом, когда тают последние светлячки в ветвях старого дуба, он поднимается и уходит в свою норку. Сворачивается клубочком под одеялом, закрывает глаза - и всю ночь смотрит цветные сны. А Она... А что Ей, у нее впереди вечность. Через год вернется.(с)

0

5

Хомяк и котенок
...
- Ну что у тебя там? Покажи!!! - маленький рыжий котенок потеребил лапкой свернувшегося почти в клубок хомяка, что-то сосредоточенно рассматриваюшего на своей мохнатой ладошке.
- Отстань! - хомяк сердито засопел и повернулся к котенку спиной.
- Так не честно! - котенок обиженно дернул полосатым хвостом с кисточкой на конце. - Я же тебе показал вчера дохлого жука... И молока дал полакать из миски...
- Это вы, котенки, лакаете - а мы пьем. - Хомяк с подозрением глянул на котенка прищуренным левым глазом. - А ты не испортишь? - и он с опаской покосился на четыре шустрые лапы, длинные вибриссы, дрожащие от нетерпения и полосатый хвост.
- Нет!!!! Честное слово, я осторожно! Покажиииии... - котенок распластался по полу в пятне солнечного света и просительно заглянул хомяку в глаза. - Ну пожааааалуйста...
- Ладно, смотри. Только осторожно - он еще очень маленький! - хомяк, сосредоточенно сопя, сунул котенку под нос раскрытую ладошку.
- Ух тыыыыыыыы... Какой он замечательный - пушистый и рыжинький, как я... - котенок от восторга заерзал по полу.
- Осторожно, ты же его сдуешь! Он же еще совсем легкий... - хомяк возмущенно сморщил нос и снова повернулся к котенку спиной, сердито сопя. - Вот всегда вы, котенки, так...
- Ну прости, прости! - котенок обежал вокруг хомяка, пытаясь заглянуть ему в глаза. - Я больше не буду. А когда... - он смущенно потер лапкой нос. - Как думаешь, когда он вырастет, он будет играть с нами? Представляешь, как здорово было бы играть в прятки втроем - я, ты и он... - котенок мечтательно зажмурился.
- Конечно, будет, - уверенно закивал хомяк. - Ведь он же понимает - мы его любим. А кого любят, с тем всегда с удовольствием играют в прятки...(с)

0

6

Как хомяк учился летать
Хомяк всегда мечтал научиться летать. Ему казалось, что это будет забавным и удивительным - подняться в бездонную синеву неба и оглядеть весь хомячий мирок, видный отсюда, как на ладошке. Ему мечталось, что где-то там, наверху, скрывается от всех высшая истина - и он обязательно ее найдет, стоит лишь подняться туда... Но летать у него не получалось. Порой ему снились волшебные сны, в которых он парил над облаками и кувыркался, радостно заливаясь смехом, и упиваясь полетом и чувством свободы - но он всегда просыпался - и ему делалось грустно оттого, что все это лишь понарошку...
В такие дни хомячок уходил на дальнее ромашковое поле, ложился в траву и, широко раскинув лапки, до боли в глазах смотрел в яркую голубизну неба, представляя, как же было бы замечательно - летать...
Однажды жарким летним полднем, выйдя знакомой тропинкой к любимому ромашковому полю, хомячок, к своему неудовольствию, заметил, что по полю уже бродит кто-то... Насупившись, он совсем уж было собрался повернуть домой - но потом подумал: "Ведь это же все-таки не мое поле - оно всехнее... Нельзя быть таким букой. Никогда не переставай улыбаться, даже если тебе грустно - ведь кому-то может быть еще грустнее. А от улыбки грусть становится светлой - и воздушным облачком поднимается к небесам..."
И он пошел знакомиться. Право, странное существо он увидел, подойдя поближе... Маленький круглый пушистик, похожий на пухи от одуванчика, с зелеными глазенками, длинными пушистыми ресницами, маленькими мохнатыми лапёнками и очаровательнейшей мордахой, чуть хитроватой и задорной... Прищурив один глаз, он глянул на хомяка, весело улыбнулся и пискнул: "Привет!". А потом чуть подпрыгнул - и завис в воздухе над ромашками, слегка покачиваясь в воздушном потоке... Хомяк от удивления плюхнулся в траву и, с изумлением гладя на пушистика, пробормотал: "Ты... Ты умеешь летать?"
- Конечно. А разве ты не умеешь? - ответил пушистик и перекувырнулся в воздухе, задорно смеясь.
Невольные слезы брызнули у хомячка из глаз...
- Нет, я не умею, - тихонько ответил он и жалобно всхлипнул. - Я очень-очень хочу летать - но не умею. Наверное, хомяки не предназначены для полетов...
- Глупости! - решительно пискнул пушистик. - Если ты хочешь летать - значит, ты можешь. Ведь было бы глупо хотеть того, что не возможно, правда? Просто тебя никто не научил, как это - летать, вот и все... Хочешь, я покажу тебе - как?
Хомячок отчаянно закивал и робко улыбнулся сквозь слезы.
- Это очень просто. Закрой глаза... Почувствуй в себе любовь - к этому миру, к этому лесу, к этой ромашковой поляне, к себе... Почувствуй небо - как оно любит тебя и зовет тебя. Ты тянешься к нему, а оно - к тебе. Почувствуй солнце - как оно дарит тебе свою любовь и свое тепло. Почувствуй ветер - как он ласкает тебя и наполняет твои крылья. Почувствуй себя. Пойми себя. Ты хочешь - значит, ты можешь. По другому не бывает в этом мире. Наши желания исполняются всегда - таков закон этой Вселенной. Главное - понять, чего же ты хочешь на самом деле... Ну вот, я же говорил... - и пушистик весело расхохотался.
Хомячок открыл глаза... и тут же зажмурил их снова, боясь поверить. Мягкая лапка пишистика коснулась его плеча, и он услышал тихий шепоток в самое ухо: "Не бойся! Открой глаза! Иногда бывает страшно смотреть в лицо исполнившимся желаниям - но твое не из таких. А вокруг - оглядись - всего лишь небо... Целое небо... Бездонное небо..."
И действительно - вокруг было оно - бескрайнее, бесконечное небо - именно такое, каким видел его хомячок во сне... Только это не сон...
Все наши желания сбываются... Главное - понять, чего же мы хотим на самом деле...
(с)

0

7

Про хомяка и солнечного тигренка
Как-то раз ясным солнечным утром хомяк заметил, что занавеска на окне необычно топорщится - и из-за полупрозрачного тюля на него глядят два ярко-зеленых глаза. Хомяк осторожно подошел, отдернул шторку и увидел на подоконнике маленького солнечного тигренка. Он был весь огненно-рыжего цвета, с черными бархатными полосочками и изумрудно-зелеными глазищами. Тигренок сладко зевнул, выгибая спинку и хвост, переступил с лапы на лапу и свернулся калачиком.
- А что ты тут делаешь? - удивился хомяк.
- Я тут живу! - безапелляционно заявил тигренок - и задорно улыбнулся. - А ты будешь со мной играть?
- Канешна, буду! - улыбнулся в ответ хомяк. - И котенок тоже будет. Ты умеешь играть в прятки?
Тигренок спрыгнул с подоконника и потянулся.
- А как же! Это же главная игра солнечных тигрят. Пошли!
И они пошли во двор. Там уже шебуршал в куче прошлогодней листвы рыжий котенок - и он, разумеется, с радостью согласился играть в прятки с хомяком и солнечным тигренком. Они резвились и играли весь день - сначала в прятки, а потом в другие интересные игры - в "Угадай облако", "Пряничные домики", "Запевайку" - и даже в солнечные пятнашки - это тигренок всех научил.
А когда они наконец наигрались и собрались идти домой, тигренок вдруг посмотрел на небо, увидел там первые звезды и тонкий серпик молодой луны - плюхнулся в траву на хвост и горько разрыдался. Хомяк с котенком всполошились, стали теребить тигренка, жалобно заглядывать ему в глаза - что случилось-то? Тигренок, всхлипывая, и размазывая лапками слезы, пробормотал:
- Ну как же? Ведь солнце-то ушло! И я тут совсем один. Тут холодно, и темно - и меня тут никто не любит. Как же я тут буду - один, без всех?
Тихо подошедшая Большая Одинокая кошка ласково обняла тигренка, вытерла ему слезы кончиком хвоста и прошептала:
- А ты посмотри вокруг! Постарайся увидеть! Перестань думать и рассуждать - почувствуй!
Тигренок огляделся... и увидел. И почувствовал. Что от шерстки его исходит неяркое, но ясно различимое золотистое сиянье, а озябший хомяк греет лапки возле его, тигренкиного хвоста. Что рыжий котенок сочувственно тыкается носом в его плечо. Что на пороге дома стоит Старый Петри, держа в руках мисочку молока и ласково улыбается и кивает - ему, тигренку. Потом он закрыл глаза - и почувствовал тепло и шелковистость Большой Одинокой кошки, легкое дуновение ее дыхания, биение ее сердца - и снова услышал ее тихий шепот:
- Солнечные тигрята, малыш, никогда не бывают одиноки. Они просто иногда не умеют смотреть - и видеть. Им иногда слишком нравиться думать - и они забывают о чувствах. А ведь там, где живет солнечный тигренок - уже никогда не будет холодно или темно. Просто своим присутствием ты даришь свет и тепло. Помни об этом...(С)

0

8

Сказка про Cеребряного человека.

На Серебряной Луне жил да был Серебряный человек. Всё у него было серебряное: голова, руки, ноги. Грустно стало Серебряному человеку, и спустился он на Землю, слышал - будто там живёт Золотой человек, у которого всё совсем золотое, даже сердце.
Но на Земле Серебряному человеку от чего-то встречались только Деревянные и Чугунные люди. Головы у ни были деревянные, а души и сердца отлиты из чугуна. Заплакал Серебряный человек и вернулся к себе, на Серебряную Луну. Вот и сказочке конец.
/c/

Отредактировано Rigonda (Воскресенье, 7 мая, 2006г. 00:31:58)

0

9

Грустная сказка
так тоже бывает...

Прикрывая мордашку маленькими пушистыми лапками, хомячок горько плакал, свернувшись мохнатым комочком в старом кресле. Слезы большими прозрачными каплями падали ему на ладошки, стекали по носу - и тогда он их слизывал, жалобно всхлипывая. Хомяку было грустно. Он вдруг, ни с того, ни с сего почувствовал себя совсем одиноким в этом мире. Он знал, конечно же, что где-то во дворе бегает его друг, рыжий котенок. Знал, что вечером вернется из леса Старый Петри и накормит хомячка сладкой маковой плюшкой с молоком, и почешет пузико, и расскажет интересную историю. Знал, что есть еще много других замечательных людей и существ, которые знают и любят хомяка...
- Знают... - горько всхлипнул хомячок. - В том-то и дело, что не знают. Никто не знает хомяка по-настоящему. Все они любят какой-то образ хомяка, который сами нарисовали и в который поверили. А я, может, на самом деле, совсем не такой. Не добрый, не белый и не пушистый... И я хочу, чтобы меня любили именно такого - не за что-то любили, а просто так...
Слезы все капали и капали...
Он неслышно вошел, сложил за спиной слегка взъерошенные крылья и тихонько вздохнул. Потом подошел к старому креслу и бережно посадил плачущего хомячка себе на ладошку. Ласково почесал ухи, подул в мордочку. Прижал к себе и стал шептать тысячи милых бессмысленных глупостей... О том, что скоро зазеленеет травка и вылезут разноцветные крокусы; что мыши-полевки поругались со старым кротом из-за горсти прошлогодних желудей; что на реке уже потрескался лед, а в парке видели стаю скворцов... О том, что он, хомяк - самый замечательный хомяк на свете, с самой пушистой шерсткой, самыми розовыми ушками, самым теплым пузиком. Что без него, хомяка, жизнь была бы куда более серой и грустной. А хомячок... Маленький пушистый хомяк со всклоченной, мокрой шерсткой, заплаканными глазами и холодным носом слушал. Слушал и верил. Верил - и действительно становился самым-самым... Самым замечательным, самым пушистым, самым теплым...
Потому что все мы на самом деле именно такие, какими нас видят любящие глаза. И только такими и стоит быть...(C)

0

10

Хомяк и пустота
Сколько хомяк себя помнил, он всегда боялся пустоты... Он, прада, никогда ее не видел - но он знал, что где-то там, наверное, очень далеко, скрывается она - пустота. Думая о ней, хомяк всегда вздрагивал, представляя себе пронзительный холод беззвездной ночи, тьму и гулкую дрожь... ПУС-ТО-ТА...
Рыжий котенок не понимал этого страха - и потому вместе с ним бояться пустоты было не интересно - в самые страшные моменты он начинал вдруг задорно хихикать, ловить лапой пылинки в пятне солнечного света или гоняться за собственным хвостом с кисточкой на конце.
Поэтому хомяк всегда ходил бояться пустоты в одиночку. Пасмурными осенними вечерами он уходил на холм за дальним лесом (в округе его называли Лысая гора, потому что деревьям не нравилось на нем рости и там селились, в основном, мхи и кустарники). Забравшись на самую верхушку, хомяк находил укромный уголок, и, забившись туда поглубже и закрыв лапками глазюки, слушал, как завывает хмурый октябрьский ветер... И боялся. Пустоты. Как она придет - и исчезнет Лысая гора, и дальний лес, и овраг, и Дом На Болоте... Пропадет рыжий котенок, не будет больше Старого Петри, и Большая Одинокая Кошка больше не придет ранним утром, забавно распушив хвост и загадочно улыбаясь... Все вокруг перестанет существовать - будет только ПУСТОТА. Будет ли в этой пустоте хомяк - или и он исчезнет вместе со всеми - хомячок не знал, и от этого делалось еще страшнее...
Так, закрыв лапками глаза и мелко подрагивая, хомячок сидел и боялся до тех пор, пока на небо не взбиралась круглолицая луна и веселые светлячки не затевали свои пляски в кустах жимолости. Тогда он встряхивался, ласково улыбался своей любимой звездочке у самого края небосвода, спускался с холма и шел домой, что-то тихо напевая себе под нос и раскачивая лапками - три такта вправо, три такта влево... Дома он выпивал большую кружку теплого молока, забирался под одеяло и, уже засыпая и сладко причмокивая, думал о том, как пройдет год, снова задуют хмурые ветры - и он снова пойдет на Лысую гору - бояться пустоты. И легонько вздрагивал. Потому что она все-таки очень страшная - ПУС-ТО-ТА...
(с)

0

11

Как хомяк ждал чуда
Однажды, гуляя по лесу и собирая шишки, хомяк задумался - а как это, интересно, бывает - ждать чуда? Он шел по тропинке, улыбался мотылькам и бабочкам, тихо шуршали по мху маленькие хомячьи лапки - а в голове шуршали мысли: "Ну как же это - ждать чуда? Ведь чудо - это что-то такое... неожиданное, внезапное... как выпрыгнет из-за угла... А как же можно ждать неожиданное?" Эта мысль так озадачила хомяка, что он даже остановился. "Ну вот, например, радуга - чудо. Но разве можно ее ждать? Ведь никогда не знаешь, из какой капельки она появится... " Хомяк недоуменно покачал головой и побрел к дому, загребая лапками сухую хвою и озадаченно вздыхая...
К тому времени, когда он добрался домой, уже стемнело. Радостно светились окошки Дома на Болоте, внутри был растоплен камин и сладко пахло любимым хомячьим лакомством - плюшками с корицей и казинаками. На кухне уютно гремел посудой Старый Петри, а в кресле у камина сидела Лада и тихонько напевала колыбельную своей новорожденной дочурке. Она улыбнулась хомячку, когда он вошел, продолжая что-то тихонько напевать, и внезапно хомяк понял - есть одно чудо, которого можно ждать. Ведь Лада ждала - долгие девять месяцев ждала - и вот оно, чудо, сладко посапывает у нее на руках... Маленькое чудо с васильковыми глазами...(с)

0

12

А это про Большую Одинокую кошку - которая и не кошка вовсе, пока хомячок сладко спит по ночам, она путешествует в других мирах - и вот что там бывает...

Мягкими кошачьими шагами в дом вошла тишина. Уютно потянувшись на пороге всеми четырьмя лапами, она важно прошлась по комнатам, обнюхала горшок с анютиными глазками на подоконнике, смахнула хвостом пыль с томиков Шекспира и Шелли на этажерке. Погоняла лапой компьютерного мыша, попила холодного молока из крынки, отшлепала расшалившегося солнечного тигренка. Наконец она устроилась у меня на коленях, поверх любимого пледа в шотландскую клеточку - и уютно заурчала, как маленький моторчик. Почесываю ее за ухом - вроде нравится. Ловит лапами мою руку и покусывает - несильно, играясь. Чешу полосатое пузичко...
"Что читаешь? Баха? Он странный. Но хороший." - как всегда, категорична в суждениях. "Он был очень одинокий - и, кажется, совсем не любил кошек. Помню, как он прогнал меня метлой за порог..." Ее рассказы бесконечны и ни к чему не обязывают.
"А ты любишь кошек. Почему?" - вопросительная мордочка. Смешно шевелит усами.
- А почему ты кошка? Ведь ты можешь быть кем угодно. Так почему?
"Думаешь?" Меняется в мышь, кусок сыра, паука, сгусток тумана, кусочек звезды - и снова полосатое пузичко. "Просто ты любишь кошек. Я бы стала крысой - но это место, кажется, уже занято" - косится на мирно дрыхнущего Тварюшку.
- Я люблю не только кошек...
"Но только кошек ты любишь ТАК. Ты поймешь, я знаю. Но не сегодня."
Свежий холодный ветер раздувает парус занавески. Пахнет весной.
"В этом году плаванья не будет, забудь о парусах" - опять читает мои мысли. "Ты ужа прошла долгий путь. Дай покой своим ногам. Мы пойдем не вдаль, а вглубь - и это ты тоже поймешь. Но не сегодня."
- Ты грустишь?
"Я плачу. И смеюсь. Когда рисую звезды и создаю вселенные. Когда убиваю и дарю жизнь. Но я не люблю так... Уж лучше тут, с тобой, в пятне солнечного света на старой софе" - речи ее, как всегда, не вполне понятны - но я люблю ее мокрый нос, и шерстяные лапы, и полосатое пузичко, и хвост с кисточкой...
- Можно, я возьму таксика? Очень хочется... Ты не обидишься?
"Глупенькая... Я знаю, ты поймешь. Но не сегодня."
Лизнула меня в нос и истаяла в льдисто-прозрачном мареве весеннего полдня...
Люблю тебя. Ты тоже поймешь. Но не сегодня...(с)

0

13

Как счастлив был хомяк, когда Старый Петри подарил ему калейдоскоп! Он часами заглядывал в глазок волшебной трубочки, каждый раз удивляясь, какие невероятные узоры там возникают.
- Посмотри, посмотри! - восклицал он, поворачивая трубку. - Там ромашки, как на нашем ромашковом поле... О! А сейчас петухи! Посмотри, они хотят клюнуть друг друга, как хвосты распушили, и крыльями хлопают.
- Покажи! - Котенок прикладывал к волшебной трубочке один глаз, второй закрывал мохнатой лапкой, и сразу начинал улыбаться.
- Что ты видишь? Что? – спрашивал хомяк, подпрыгивая от нетерпения около котенка.
- Звездочки! Они сверкают.
- А сейчас?
- Сейчас солнышко. У него много, много лучей. Они разбегаются во все стороны.
- Дай-ка мне посмотреть, - говорил хомяк.

Так они любили смотреть разноцветные картинки!
- Откуда там берутся эти все цветы, птицы райские? Откуда? – спрашивал хомячок. – Они всегда разные.
- Не знаю. Наверно, они там рождаются, когда мы смотрим, - отвечал котенок.
- Я тоже так думаю, - хомячок делал серьезную мордочку. – Я думаю, что они для нас появляются. Без нас им скучно, и они уходят. – Внезапно хомячок заливался смехом. – А вчера я видел как бабочка села на нос таксику... Там ведь есть всё-всё. Правда?
- Конечно, - отвечал котенок.

Но однажды стряслась беда.
- Что случилось? - спрашивал котенок.
Хомяк рыдал. Из его глаз катились слезы, его плечики тряслись, он тер лапками глазки, и шерстка на его пузичке стала мокрая.
- Он.... он упал, - говорил сквозь всхлипывания хомячок. – Он разбиииилсяяяя!
- Калейдоскоп?
- Он сломааалсяяя! Мы больше не сможем... не сможем увидеть... – И хомячок начинал рыдать еще больше.
Котенок клал лапку на плечо хомячку.
- Не плачь, - говорил он. - Хочешь, я тебе расскажу, что я видел вчера?
Хомячок всхлипнул и утыкнулся мокрым носиком в плечо котенка.
- Я видел салют, как будто в темном небе зажглись огни, а потом они превратились в падающие звездочки, и я хотел загадать желание, но потом вспомнил, что это ведь не настоящие звезды, и я подумал: «Какой я глупый котенок, ведь настоящие звезды на небе.» - Он погладил хомячка. Тот снова тихонько всхлипнул, и потерся носиком о котенка. – А потом я видел золотых рыбок, они плескали в пруду, а большая зеленая лягушка сидела на листе кувшинки и ловила мух. Светило солнце, и лягушке стало жарко, она прыгнула в пруд и распугала всех рыбок. Вот такая лягушка, - котенок почесал хомячку ухи.
- Я тоже видел зеленую лягушку, - сказал хомячок.
- Правда? – удивился котенок. – Что же она делала? Расскажи!
- Это была другая лягушка. Она была маленькая совсем. И сидела на ромашке, прямо в цветочной чашечке. А потом она чихнула и свалилась на землю.
- Чихнула, - котенок улыбнулся.
- Да, - хомяк улыбался тоже. – Это была смешная лягушка... Наверно это был лягушонок... Котенок, а знаешь, побежали на речку. Там ведь тоже есть лягушата. Вдруг мы встретим там этого лягушонка... и твою лягушку... и золотых рыбок...
- Побежали, - сказал котенок.

Они побежали через ромашковое поле, мимо старой березы, к пруду. Там они улеглись на пузики у самого края пруда и смотрели на золотых рыбок и лягушат, а еще головастиков, водные лилии, одного рака, который прятался под старой корягой, и на жуков-водомерок.

Вечером, когда стемнело, они лежали в сухой душистой траве.
- Хомячок, - позвал котенок
- Что, котенок?
- Ты знаешь, что я сейчас вижу?
- Нет, расскажи.
- Я вижу кораблик с белым парусом, и как ветер дует, и мы с тобой плывем на этом кораблике, а в небе чайки. Правда, здорово?
Но хомяк не отвечал. Он уже заснул, и ему снились цветные сны.(с)

0

14

Хомяк и черные закорючки
Хомяк не любил писать письма. Впрочем, не любил он так же записывать свои мысли и маленькие рассказики, которые иногда находили приют в его лохматой голове, никогда не вел дневника и не писал книг... Хомяк не любил маленькие закорючки, при помощи которых все это нужно делать. Часто, лежа в ромашковом поле или уютно свернувшись комочком в замшелых корнях старого дуба, хомяк мечтал о том, как много он сумел бы рассказать, если бы не противные закорючки. "Если бы только можно было, махнув лапой, нарисовать картинку - и все, глядя на нее, понимали бы, что я имею ввиду... А противные закорючки - они все рассказывают наоборот, меняются местами, прячутся и разбегаются по сторонам, унося с собой смысл. А еще они предатели - убегают к другому, и он выстраивает их на свой лад..." И хомячок принимался чертить лапкой на земле или обрывках коры какие-то картинки, огорченно сопя и потирая лапкой нос... Он мечтал, что однажды кто-нибудь подарит ему настоящие краски. В маленьких полупрозрачных баночках они будут стоять на каминной полке или на полу, а счастливый хомячок, перемазанный разноцветными красками, будет макать в баночки свои лапки и рисовать на стекле свой мир, радостно посвистывая и пританцовывая на месте - три такта вправо, три такта влево... Но пока у хомяка есть только черные закорючки. И он с ними не дружит.(С)

0

15

Хомяк и зеркала

У хомяка всегда были довольно странные отношения с зеркалами... Не то, чтобы он их не любил - скорее недолюбливал и побаивался. "Зеркала - это такие штуки," - частенько бормотал он себе под нос, - "от которых можно ожидать всяких неприятностей и неожиданностей..." Нет, вы ничего такого не подумайте. Большую часть времени, нехотя подходя к одному из зеркал в Доме на Болоте (которых, кстати, было немного), хомяк видел то, что видел - маленького рыжего пухлика со всклоченной, лохматой шерсткой, хитрым прищуром блестящих глазенок и любопытным курносым носом. Но иногда... Иногда зеркала показывали что-то совершенно странное. Как-то утром, полусонно бредя по дому с чашечкой ароматного кофе в лапах, хомяк уловил краем глаза в зеркале сердито сопящего бормотуна, пробирающегося через заросли кустарника. В другой раз, из отблеска на оконном стекле глянул на весело хохочущего хомяка одуванчиковый пушистик, весело помахивая лапкой. В дождь, или когда бывало очень одиноко, частенько смотрел на хомячка из-за темного стекла Он, с грустными глазами и мокрыми взъерошенными крыльями. А из лесных озерец или искрящихся луж, бывало, улыбалась хомяку Она, неслышно нашептывая свою песенку... Одно же зеркало в Доме на Болоте вообще было странным. Старый Петри как-то сказал, что зеркало это забыл в доме странствующий маг. Оно висело в кладовке, было покрыто пылью, с одного края его свисала паутина - но никто никогда не мыл его... Говорили, что зеркало это показывает голую правду - а кому же приятно на это смотреть - как будто подглядывать исподтишка... Вот если бы она была одетой или хотя бы прикрытой... А вот хомячка иногда что-то тянуло к этому зеркалу - единственному зеркалу из всех, которое ему нравилось. Уж он-то знал - нету там никакой голой правды. И одетой правды тоже там нету (и вообще, непонятно - кто такая эта самая правда и что ей делать в старом зеркале). Когда хомячок чувствовал в груди что-то такое, чего не мог объяснить словами - бывало оно и щемяще-грустным, и восторженным, и тоскливым - он потихоньку от всех заползал в пыльную каморку и, свернувшись на полу маленьким комочком, долго смотрел в старое зеркало... Ведь там, за тонким слоем амальгаммы, живу я. И мы болтаем с ним обо всем на свете - я и мой лучший друг, маленький хомяк...(c)

0

16

Сундук со сказками
Старый, из темной древесины, окованный потемневшими от времени полосками меди сундучок с вычурными коваными замочками и петельками стоит на полу в пятне яркого полуденного света. Рядом сидит хомячок и, тихонько улыбаясь самому себе, смотрит на сундучок, поочередно щуря то правый, то левый глаз. Это целый ритуал - открывание сундука. На окне подрагивают головками и застенчиво улыбаются столь любимые хомяком ромашки, шевелит несмело занавеску легкий ветерок, любопытная белка заглядывает в распахнутое окно с ветки раскидистого дуба, замирают на миг в небе облака - и с тихим мелодичным скрипом откидывается крышка старого сундучка... Хомячок заглядывает внутрь, все еще жмуря один глаз, сдувает пыль, чихая и смешно морща нос, а потом начинает перебирать свои сокровища. Вот стопочка когда-то белоснежных, а теперь пожелтевших от времени и хрупких кружевных воспоминаний, перевязанная нежно-розовой шелковой ленточкой... Вот разноцветные камушки надежд - какие-то просто рассыпаны по дну сундучка, а какие-то сложены горкой в пластиковую бутылку со срезанным верхом. Вот серпантинные ленточки образов и идей - свитые аккуратными колечками или кучерявой воздушной кучей шуршащие в самом углу. Вот сухие кленовые листья ожиданий, источающие тонкий и чуть грустный аромат осени. Некоторые из них рассыпались в прах, оставив после себя лишь пятипалые скелеты и кучки трухи - а некоторые как будто собраны только вчера. Хомячок отпускает их в небо - и они медленно кружатся, задумчиво танцуя свой вечный осенний танец... Вот коробка старых детских страхов. Хомячок потряхивает ее, и слыша грохоток изнутри, довольно улыбается и ставит ее на место, не открывая. А вот фигурки страхов нынешних - злобно щурятся с самого дна. Хомячок бережно берет каждую фигурку, согревает ее в своих лапках, и подолгу смотрит ей в глаза, продолжая молчаливый спор. Потом ставит фигурку на место - и она ласково кивает ему на прощанье. Там и сям разбросаны по сундучку розовые лепестки настроений, грецкие скорлупки непрошенных слез и старые фантики фантазий. Когда-то хомячок собирал красочные, весело и таинственно шуршащие фантики, но теперь остались лишь самые любимые... Под крышкой свил свою паутину паук тревоги - но хомячок не прогоняет его. Лишь трогает лапкой серебряные нити и, наклонив голову набок, слушает их мелодичный перезвон... Потом достает из кармана маленькое, сшитое из плюша и набитое ватой хомячье сердечко и бережно прячет его на дно сундучка. Рядом складывает кучкой кубики сказок. Закрывает крышку - она мягко, почти без стука, опускается, щелкают кованые замочки, скрывая от глаз хомячьи сокровища. Сверху мягким покровом ложится тишина. А хомячок еще долго сидит на полу в сгущающихся сумерках летней ночи, слушая, как почти неслышно стучит в сундучке плюшевое сердце...(c)

0

17

Сказка про мандаринки
"Жили-были на свете..."
Не, не так. "Давным-давно, в очень далеком королевстве..." Не, совсем не так...
Хомяк огорченно вздохнул, и зачеркал черные закорючки. Сказка не сочинялась. За окном тоскливо капал серый дождь, завывал сердито ветер в водосточных трубах, тихо шуршала за потолочными балками промозглая тишина. Пахло сыростью и немного грибами. В доме было холодно и темно. И совсем одиноко - все разъехались по друзьям да по родственникам, а хомяк остался сторожить Дом на Болоте, караулить тишину, и ждать Большую Одинокую Кошку, которая давно уже не появлялась... Он собирался провести время с толком - прибраться в комнатах, перебрать картошку в погребе, разобрать завалы всяких ненужных вещей в чулане - и написать кучу сказок...
Но сказки не писались. Уже и чулан разобран, и мыши в подвале с удовольствием грызут самую лучшую картошку, и в комнатах почти порядок... ну ладно, не совсем порядок - ну так что ж с того? А сказки все не пишутся...
Хомяк удрученно вздохнул, отложил карандашик и свернулся уютным клубочком на подоконнике. За окном по-прежнему сердился бородатый ветер и виновато хлюпал лужами унылый дождь... "Весна в этом году не задалась" - подумал хомяк. "Сказки не зреют, и яблочный пирог никто не печет... Эх..." И хомячок, убаюканный сердитым ветром, незаметно заснул...
И приснилась ему Большая Одинокая Кошка. Она улыбнулась хомячку, нежно чмокнула его в нос и подарила ему три спелых мандаринки... Хомяк радостно зашуршал лапами и стал чистить мандаринки. Не-не, спасибо он тоже сказал. А потом ободрал с мандаринок шкурки, разделил их на дольки - и стал лопать, вкусно причмокивая. Первая долька... И в голове у хомяка запела первая сказка: "Под стрым дубом у костра три воина сидели, И вспоминали времена, когда от старой ели Дорога воинов звала к родимому порогу..." Вторая долька... И послышалось вкрадчивое: "Темной ночью, когда даже тени спят, тревожно вздрагивая в тишине, Он не дремлет... Мягкой поступью своих огромных лап..." Третья долька... И быстрым перезвоном колокольчиков: "Когда по утрам маленькие одуванчики открывали свои пушистые глазки, первым делом они видели..." Четвертая долька... Пятая... Шестая... Седьмая... Мандаринки были большие, и в каждой - много долек...
"Как здорово" - подумал хомячок сонно - "что есть Большая Одинокая Кошка, которая знает, где растут волшебные мандаринки..."
Большая Одинокая Кошка нежно усмехнулась, укрыла поплотнее пледом в шотландскую клеточку уснувшего на подоконнике хомячка, и задорно хихикнув, чуть слышно прошептала: "А ведь есть же еще утки-мандаринки... Надо будет попробовать, какие из них получаются сказки..."(с)

0

18

Marenovaja roza, славная сказка! И, кажется, я знаю, кто эта Большая Одинокая Кошка  ;) , раздающая мандаринки.... :rolleyes:

0

19

Хомяк и Звездная Дорога
Уютным клубочком свернувшись в старом кресле, хомяк задумчиво смотрел через распахнутое окно, как по звездной тропе уходит в ночь Большая Одинокая Кошка... И внезапно подумалось хомячку: " А что, если это навсегда? И я больше никогда-никогда ее не увижу... Не поглажу ее мягкую шелковистую шерстку... Не прижмусь ласково к ее теплому боку... Не смогу сказать ей всего того, что так давно собирался... И про земляничную поляну в старом овраге, и про облака над ромашковым полем, и про нового друга Белку из Солнечной слободки, и про всякие хомякские мысли, которыми так хорошо делиться с Большой Одинокой Кошкой... И никогда больше не увижу, как смешно торчат кисточки на ее ухах; никогда не услышу, как ласково она мурлычет по вечерам, рассказывая сказки..." Хомячок грустно вздохнул и тревожно завозился... Ну не может быть так, чтобы уходя, Большая Одинокая Кошка уходила навсегда... Обязательно должен быть способ... выход... путь... И хомячок задумчиво посмотрел на бесконечную звездную дорогу, чуть слышно шелестящую в ночном небе... И где-то внутри он понял - если ступить на эту дорогу, она обязательно приведет к цели. И он снова сможет увидеть Большую Одинокую Кошку - и сможет даже бродить с ней вместе, и она будет рассказывать по вечерам занятные истории, задумчиво мурлыча... Но это дорога в один конец. По крайней мере, для хомячков...
Он положил мохнатую голову на лапки. Две маленькие слезинки скатились по щекам прямо на нос. Хомяк сердито слизнул их и пробормотал едва слышно: "Я буду просто надеяться, что она вернется..."

Это банально, друзья. Но не скупитесь на тепло души и заветные слова для тех, кто окружает вас - сегодня. Потому что завтра может случиться и так, что для того, чтобы сказать все, что вы не успели, вам придется отправится в очень далекий путь... слишком далекий.(с)

0

20

Marenovaja roza написал(а):

как смешно торчат кисточки на ее ухах

Уууу, я себе этопредставила! Мило то как!  blush

Marenovaja roza написал(а):

Но не скупитесь на тепло души и заветные слова для тех, кто окружает вас - сегодня.

http://www.kolobok.us/smiles/artists/vishenka/l_hug.gif А чаще всего люди как раз об этом и забывают, что потом можно и вообще не сказать того, что хотелост.

0

21

Marenovaja roza
Хочется верить, что на этом не кончаются сказки о Хомячке.

0

22

Хомяк и носочки

Носочки - это очень важный предмет хомяковского быта. Всякий уважающий себя хомяк должен иметь, по крайней мере, пар 10 замечательных носочков. Разных, разумеется.
Во-первых, полосатые коротенькие носочки. Это - важный атрибут хомякости и квинтессенция хомячей мудрости. Только в уютной домашней норе щеголяет хомяка в полосатых носочках, ибо полосатые носочки - это главные хомякские носочки. У кого есть - тот понимает. В пестроте полосочек - вся жизнь, и хомЯки это знают...
Есть еще зеленые носочки. Тоже коротенькие. Цвета молодой листвы - если смотреть сквозь листик на солнце. Это носки для жизнерадостных бормоталок и веселых хомячих топталок - в пятую лунную ночь весны после равноденственного звездопада и первой ромашки. Вот именно тогда, после весенних топталок и начинается весна - а как же она начнется, если носочки не зеленые...
Есть носочки голубые. Небесно-голубые носочки с мягкой махровой пяточкой - чтобы не слишком сильно мять облака, когда карабкаешься с одной веселой тучки на другую. Носочки для небесных салок - так они называются...
Носочки серенькие. Серебристо-серенькие с тоненькой белой полосочкой наверху. Носочки для странствий. В этих носочках бродит хомяка по Дороге, которая ложиться под ноги то узкой лесной тропкой, то пыльной проселочной дорогой, заросшей по бокам лопухами и кипреем, то гладкой лентой асфальта, убегающей вдаль, а то и вымощенной булыжниками иль кирпичами мостовой. Никто не знает путей Дороги...
Черные носочки с махровой подошвой и черной же атласной ленточкой поверху. Звездные носочки - потому что в них хомяка ходит собирать упавшие с небушка звезды... Махровые пяточки скрадывают звук и хомяка тихо и неслышно - штоб никого не разбудить - ходит по свету и собирает упавшие звезды в свою маленькую плетеную корзиночкуу...
Носочки ярко-рыжие, длинные и с помпончиками. Это носочки для солнечных пятнашек, игр с котенком и вкусных маковых плюшек, съеденных под старой елкой. Носочки беззаботной радости они называются...
Носочки белые с ярко-желтыми пятнушками - это ромашковые носочки. В них - лежать на любимой ромашковой поляне и говорить с небом...
Красные носочки - носочки для храбрости. В них хомяка ходит бояться Пустоты и других неприятных вещей...
Носочки бордовые, совсем коротенькие, с рыжими искорками - для уютных посиделок у камина...
Носочки синие с разноцветными пальчиками - для пестрых красок и холста, штоб рисовать Радость...
Носочки цвета морской волны - штобы бродить по седым и мудрым дюнам, собирать ракушки и немного грустить...
Носочки розовые - штобы греть нос в чьих-то теплых и нежных ладошках...
Носочки фиолетовые - штобы думать о важном...
Носочки в тонкую клеточку - штоб рисовать нолики...
Носочки... Теперь вы понимаете, да? Как важно, штобы у хомяки было вдосталь носочков... (с)

+3

23

Мареновая Роза написал(а):

Есть еще зеленые носочки. Тоже коротенькие. Цвета молодой листвы - если смотреть сквозь листик на солнце. Это носки для жизнерадостных бормоталок и веселых хомячих топталок - в пятую лунную ночь весны после равноденственного звездопада и первой ромашки. Вот именно тогда, после весенних топталок и начинается весна - а как же она начнется, если носочки не зеленые.

я сижу в зеленых носочках...коротеньких....цвета молодой листвы....жду весну...а она хитрая...стоили мне прикрыть глаза.она тут как тут....

Ригонда,спасибо за весну....носочки тепленькие-тепленькие.....у меня теперь коллекцияносочков:цвета молодой листвы,мареновые от Ригонды и серенькие от Феи...никогда не замерзну.

0

24

Хомяк и крылья

Вы только не смейтесь... Но у хомяков иногда вырастают крылья. Не верите? А вы поднимите голову, вглядитесь в облака... Видите, воооооооон там - чуть левее большого мохнатого облака, резвиться и кувыркается в солнечных лучах... Ну вот, а вы не верили...
Хомяки летают не часто. Ведь крылья на пустом месте не вырастут. Для этого надо щепотку счастья, столовую ложку вдохновения, каплю надежды, горсточку силы... Когда всего этого у хомяка в достатке, он летает почти каждый вечер - то носится на перегонки с задиристыми воробьями, то важно парит над предзакатным морем вместе с чайками, то просто кувыркается в воздухе над ромашковым полем. Но бывает и так, что долгие дни, месяцы, а порою и годы пытается хомячок наскрести хоть мааааленькую щепоточку счастья, выжать хоть кроооооохотную капельку надежды. И когда ему это удается, он поднимается на вновь обретенных крыльях высоко-высоко - выше ромашек, выше воробьев, выше облаков и чаек - и отдается на волю ветра... И парит. Парит почти бесконечно - до тех пор, пока не станут полупрозрачными истончившиеся от ветра крылья и не позовет властно к себе земля... А потом долго сидит в одиночестве и молча смотрит вдаль. И думает. О чем? А я и не знаю...(с)

0

25

Про хомяка и сказки...
"Интересно, откуда же все-таки они берутся - сказки?..." - бормотал хомячок себе под нос, топая по тропинке к дому. Он слегка косолапил, загребая лапами пыль - но не замечал этого, погруженный в свои мысли. В лапах он бережно нес большую пузатую банку одуванчикового варенья - пани Вербена всегда тепло относилась к хомячку, и щедро наделяла его вареньем и сладкими маковыми плюшками, когда он заглядывал в гости.
"Нет, ну все-таки... Это же очень интересно... Может быть, где-то есть большоооооой старый сундук - и сказки сложены в нем аккуратной стопочкой? Хотя нет - им было бы очень скучно в сундуке... А может - дупло? Как в большом старом дубе возле нашего плетня... И сказки живут там. На зиму они уютно закапываются в прошлогоднюю труху и листья на дне дупла - и сладко спят. А весной просыпаются и начинают танцевать на ветках вместе с зимними светлячками... А потом зимние светлячки уходят - а сказки остаются... Да... Но я никогда не видел танцующих сказок... Аааааааааа, знаю! Сказки - это маленькие белоснежные тучки. Они летают себе по небу, играются с ветром и нежно ластятся к старому мудрому солнцу - как котята в коробке Старого Петри. А иногда они спускаются пониже, зглядывают в наше распахнутое окно - и Старый Петри ловит их за маленькие пушистые хвостики, и рассказывает нам - а потом отпускает... Интересно, а у меня получится? Надо попробовать!"
Эта идея так увлекла хомячка, что он решил немедленно проверить, получится ли у него поймать за пушистый хвостик какую-нибудь, хоть самую маленькую сказочку. Он свернул с тропинки, прошелестел лапами в густой траве, пыхтя, вскарабкался на холм - и остановился в растерянности... Небо было абсолютно, совершенно безоблачным. Красивого, глубокого василькового цвета, бескрайнее и свободное... Но безоблачное.
"Вот так всегда", - сердито пробубнил хомячок. "Только придет в голову какая-нибудь ценная мысля - и вот, на тебе..." Сердито сопя, пыхтя и горестно вздыхая, он спустился осторожно с холма, бережно прижимая к пузику банку с вареньем - и поспешно засеменил к дому...
Там его уже ждал рыжий котенок с кисточкой на хвосте, весело посвистывал закипающий чайник, Лада расставляла на столе любимые чайные чашки - с большими ромашками; Старый Петри, задумчиво причмокивая губами, доставал с полок пахучие травки - мяту, полынь, липовый цвет и душистый пятлик... Близился вечер. Большая Одинокая Кошка, распушив хвост, сидела на подоконнике широко распахнутого кухоного окна и смотрела на первые торопливые звездочки, которые смущенно кивали друг другу на еще не успевшем потемнеть небе... Близился вечер. Еще один теплый вечер - который был бы совсем другим без хомяка и пузатой банки с одуванчиковым вареньем...(С)

0

26

дракон и котенок

Тёмной ночью Дракон опустился на лугу недалеко от стен дворца. Здесь по утрам выгуливали принцесс, и он намеревался завтра раздобыть себе новое домашнее животное. Найдя место, где трава была повыше и погуще, Дракон распластался на земле, подобрал крылья и приготовился ждать.
"Это хорошо, что я зелёный и плоский, -подумал он, - пока не нападу, никто меня и не заметит. Сами принцессы-то не кусаются, но у самцов, которые их сопровождают, очень неприятные жала."
И в этот момент кто-то ударил Дракона по морде. Совсем слабо, но весьма решительно. Дракон скосил глаза, пригляделся и увидел у себя под носом котёнка. Котёнок стоял, растопырив тощие лапки, выгнув спину горбом и распушив хвост; от этого он казался вдвое больше. И это хорошо, потому что иначе Дракон бы его даже не увидел.
- Ты чего? - удивился Дракон.
- Ничего, - ответил Котенок. - Я охочусь.
- На кого?
- На тебя.
Дракон моргнул, а Котёнок важно объяснил:
- От вон той березы и до забора - мои охотничьи угодья. Раз ты сюда залетел - ты моя добыча.
- Да неужели? - усомнился Дракон.
- Точно-точно! - Котёнок прыгнул вперёд и накрыл лапками палец Дракона. - Я тебя поймал, теперь ты мой!
- И что ты будешь со мной делать? - Дракон заинтересованно склонил голову набок. - Съешь?
Котенок задумался.
- Нет. Не хочу я тебя есть. Ты красивый.
- А что хочешь? - спросил польшенный Дракон.
- Играть хочу. В кошки-мышки. Я буду кошкой, а ты - мышкой.
Дракон сел на хвост и озадаченно почесал лапой за ухом.
- Малыш, ты какой-то ненормальный. Я же Дракон! Ты меня должен бояться!
- Я никому ничего не должен! - вскинул мордочку Котенок. - Мы, кошки, делаем только то, что хотим. А я хочу играть.
- А больше ты ничего не хочешь? - прищурился Дракон.
- Хочу, конечно! - отозвался Котенок. - Я ещё хочу, чтобы мне почесывали брюшко, поили меня молоком и катали на спине.
Дракон покосился в ту сторону, где громоздились в темноте башни королевского замка.
"Да ну её нафиг, эту принцессу!" - подумал он
- Ладно, - кивнул Дракон Котенку, который уже пристроился тереться мордочкой о драконью лапу, и бережно подхватил его когтем под брюшко. - Хочешь жить у меня?
- А ты будешь со мной играть?
- Буду. И молоком поить, и брюшко почесывать.
- Я согласен, - важно кивнул Котенок и вскарабкался Дракону на спину. - Всё таки хорошо, что я тебя не съел!
© Бормор

0

27

хихихи, улыбнула=))

Мареновая Роза написал(а):

- И что ты будешь со мной делать?

Мареновая Роза написал(а):

- А что хочешь? - спросил польшенный Дракон.

Мареновая Роза написал(а):

- А больше ты ничего не хочешь? - прищурился Дракон.
- Хочу, конечно! - отозвался Котенок.

0

28

Kugutsue
Так-с,зная какие мысли роятся  в твоей голове,присоединюсь к Мелифаро и назову тебя врединой!

Но! главное,ты сказку прочла и она оставила след в твоей душе,и это меня радует! :cool:

0

29

Мареновая Роза написал(а):

Так-с,зная какие мысли роятся  в твоей голове,присоединюсь к Мелифаро и назову тебя врединой!

ни-ни! я ж сам ангел во плоти :-)

0

30

Kugutsue написал(а):

ни-ни! я ж сам ангел во плоти

Плоть... плотское... А ангелы бесплотны.

0

31

уйду я в монастырь :D

0

32

дракон и котенок
просто чудестно...
:flirt:

0

33

Хомяк и самая главная истина

Осень, она ведь разная бывает. Кому-то дождливая, кому-то солнечная и теплая. Кому-то кружево пожелтевшей листвы, кому-то крики улетающих стай, кому-то серебро инея на тонких стеблях...
Хомяк топал по знакомой тропинке, задумчиво загребая лапками сухую листву. Солнышко ласково подмигивало ему сквозь кроны деревьев - и он смешно морщил в ответ мохнатый нос и жмурился. Эта часть леса особенно нравилась хомяку осенью. Почти не было в здешних местах подлеска, пожелтевшие листья словно покрывалом укрывали мягкий мох - и хомяку казалось, что пружинистая земля под его лапками - живая, что она вздыхает и шуршит, и шепчет что-то ласковое ему вслед. В правой лапке тащил хомячок маленькую корзиночку из лозы - ее сплел специально для хомяка Старый Петри. В корзиночку складывал хомяк шишки и жёлуди, каштаны в зеленых шипастых шубках и пульсирующе-яркие плоды спелого боярышника, яркие листья, кусочки мха и коры, горсти орехов и чуть скользких, насупленных крепышей-грибов. Зачем? А как иначе рассказать Дому на Болоте, что пришла осень? Он стал в последнее время недоверчив, старый Дом, не слушает больше стрекота суетливых белок, не верит протяжным стонам перелетных птиц, лишь щурит подслеповато ставнями щелки глаз и протяжно скрипит. Только хомяку и верит. Хомяку и осенним дарам леса...
Ну да ладно. Хомячок-то по-прежнему бредет задумчиво по тропинке - и все так же улыбается ему солнышко, ласково поглажывая рыжеватую шерстку. Этой тропинкой блуждал хомяка не раз, и знал каждый поворот ее, каждый изгиб. Но сегодня, свернув у замшелой груши в сторону пруда, хомяк, к своему удивлению, не увидел поваленой сосны и зарослей черничных кустов и вереска. Сегодня тропинка заканчивалась почему-то у подножия огромного валуна, поросшего мхом, зеленовато-желтым лишайником и камнеломкой. Казалось, камень врос в землю и обосновался в ней на веки вечные. Хомячок робко подошел и положил лапки на камень... Он был теплым! Шелковистым, теплым и чуть пульсирующим - казалось, что бьется где-то глубоко-глубоко мудрое каменное сердце... Поставив корзинку у подножия валуна, скользя лапками и усердно пыхтя, хомячок стал забираться на камень. А на самой верхушке, плоской, как ладошка, он улегся пузиком вниз, навострил ухи, закрыл глаза и стал слушать. И услышал. Из теплой, живой глубины доносился до хомячка гулкий голос древнего камня. Он пел песню, седую и вечную, как этот мир. Он рассказывал о далеких мирах и невиданных чудесах, о маленьких феях и величественных драконах, о голубом небе над ромашковой поляной и Старом Петри. Он спрашивал, хороша ли уродилась смородина в этом году и нравится ли хомячку крыжовенное варенье. Они долго беседовали - древний валун и маленький хомячок. А под конец камень спросил: "Хочешь, я открою тебе самую главную истину?" "Наверное, нет", - ответил хомячок и смешно наморщил нос. "Ведь главная истина - она у каждого своя. И если мне твоя не подойдет - что же я с ней буду делать? Она будет совсем несчастна - никому не нужная самая главная истина..."(с)

+1

34

Настало время спать, и маленький зайчонок крепко ухватил большого зайца за длинные-длинные уши. Он хотел точно знать, что большой заяц его слушает.

- Знаешь, как я тебя люблю?
- Конечно, нет, малыш. Откуда мне знать?..
- Я люблю тебя - вот как! - и зайчонок раскинул лапы широко-широко.

Но у большого зайца лапы длинней.
- А я тебя - вот как.
"Ух, как широко", - подумал зайчонок.

- Тогда я люблю тебя - вот как! - и он потянулся вверх изо всех сил.
- И тебя - вот как, - потянулся за ним большой заяц.
"Ого, как высоко, - подумал зайчонок. - Мне бы так!"

Тут зайчонку пришла в голову отличная мысль: кувырк - встал на передние лапы, а задними вверх по стволу!
- Я люблю тебя до самых кончиков задних лап!
- И я тебя - до самых кончиков твоих лап, - подхватил его большой заяц и подбросил вверх.

- Ну, тогда... тогда... Знаешь, как я тебя люблю?.. Вот так! - и зайчонок заскакал-закувыркался по полянке.
- А я тебя - вот так, - усмехнулся большой заяц, да так подпрыгнул, что достал ушами до веток!
"Вот это прыжок! - подумал зайчонок. - Если б я так умел!".

- Я люблю тебя далеко-далеко по этой тропинке, как от нас до самой реки!
- А я тебя - как через речку и во-о-о-он за те холмы...

"Как далеко-то", - сонно подумал зайчонок. Ему больше ничего не приходило в голову. Тут вверху, над кустами, он увидел большое темное небо. Дальше неба ничего не бывает!

- Я люблю тебя до самой луны, - шепнул зайчонок, и глаза его закрылись.
- Надо же, как далеко... - Большой заяц положил его на постель из листьев.

Потом улегся рядом, обхватил зайчонка лапами и прошептал ему в самое ухо:
- И я люблю тебя до самой луны. До самой-самой луны...

- и обратно.
(с)Макбратни Сэм "Знаешь, как я тебя сильно люблю?"

+3

35

что меня на сказки пробило сегодня...к чему бы это?
Новые обитали в гостях у хомяка и рыжего котенка..
слон и белка...

ОДНАЖДЫ УТРОМ В САМОМ НАЧАЛЕ ЛЕТА ПОД ДВЕРЬ К БЕЛКЕ ПРИЛЕТЕЛО МАЛЕНЬКОЕ ПИСЬМЕЦО.

Белка!
Я иду к тебе.
Но я заблудился.
Слон.

Белка пару раз перечитала письмо, глубоко задумалась, а потом написала:

Слон!
Где ты заблудился?
Белка.

"Странный вопрос", - подумала она. Но поскольку ничего лучше придумать она не смогла, то письмо всё-таки отправила.
Вскоре пришел ответ:

Белка!
В дереве.
Слон.

Прочитав письмо, белка выглянула в окошко и увидела слона, который, пошатываясь, стоял на верхушке дуба. Она быстро написала:

Слон!
Подожди. Я бегу.
Белка.

Но письмо застало слона ровно на середине дуба, и он поочел его прямо перед тем. как со страшным грохотом свалился на землю.
Чуть позже он открыл глаза и пересчитал хоботом шишки у себя на голове.
- Одна, восемь, сто, - считал он. Он сильно стукнулся, когда упал, и считать получалось не очень.
белка склонилась над ним.
- Я шел к тебе, - прошептал слон.
- Да-да, - сказала белка и села на траву рядом с ним.
- Я хотел... - простонал слон. - Ты со мной потанцуешь?
Белка молчала.
- Ты не хочешь? - спросил слон и уткнулся лицом в землю.
- Хочу, - сказала белка. - Конечно хочу.
И очень осторожно помогла слону подняться.
Они взяли друг друга за талию и начали танцевать.
Они больше раскачивались, чем танцевали, потому что слон не мог даже поднять ноги. Но он все равно был ужасно счастлив и время от времени радостно вскрикивал:
- Эх!(с)

+3

36

Чудо есть чудо только для не верующих в него; для верующих в чудеса нет чудес.
Григорий Ландау

- Вот почему-то ждут в Новый год-д-д чуд-д-да… А в принципе, чем этот день отличается от других? Вот часы уже пробили двенадцать, а ничего не произошло. Как хотелось в тепло, так и хочется… - воробей шевельнул озябшими лапками и посильнее нахохлился.
Он сидел на краю скамейки, дрожал от холода и с надеждой смотрел вдаль, на заснеженный город.
- М-д-д-да, похоже, в этом году мне сужд-д-дено замерзнуть. А так не хочется! Может, все-таки произойдет что-то д-д-диковиннве? Ой, кошка подбирается… - воробей слабо повел крылом, но взлететь не смог - слишком сильно промерз.
Кошка подошла ближе и остановилась, глядя хитрыми желтыми глазами прямо в душу воробья.
- Ты чего? - наконец не выдержал тот.
- Жду, - промурлыкала в ответ кошка. - Все говорят, чудо должно произойти. Вот и жду его.
- Хочешь меня съесть? - равнодушно спросил воробей. Ему уже было все равно, так он замерз.
- Не-е-ет, - протянула кошка, - это не будет чудом. Я подожду.
- Ну, давай тогда ждать вместе, - воробей нахохлился еще сильнее.
Кошка подобрала под себя лапки и пристроилась на люке - там было потеплее.
- А ты чего жмешься? - взглянула она на дрожащего воробья. - Замерз, что ли?
- Д-д-дзамерз… - еле выговорил тот.
- Бедолажка, сочувственно пробормотала кошка, - иди сюда, тут теплее.
Воробей несмело прыгнул вниз, поковылял к люку и тихонько примостился рядом с кошкой. Та глянула искоса, хмыкнула что-то неопределенное и подгребла воробъя лапой к груди.
- Тут тебе теплее будет, - пояснила она онемевшему от ужаса собеседнику. - Прижмись покрепче.
- А когда будет чудо? - спросил воробей, обнимая кошку крыльями.
- Не знаю. Но очень хочется посмотреть на него. Подождем? Ты ведь не торопишься?
- Не-а… Подождем. Я еще никогда не видел чудес! - воробей немного отогрелся и стал разговорчивым. - Интересно, а какие они, эти чудеса?
Кошка посильнее прижала его к груди и тихонько запела песенку. Воробей высунул голову наружу, боясь проглядеть чудо, и стал ей подпевать.
Так они и ждали. Ждали чуда, которое произошло, но пока осталось незамеченным.

+2

37

Хомяк и большая коробка

Хомячок, сосредоточенно сопя и пыхтя, выволок из кладовки огромную картонную коробку, и забавно переставляя задом наперед мохнатые лапки, потащил ее в гостинную, отдуваясь и сердито ворча что-то себе под нос.
Разместив коробку на пестром коврике напротив жарко натопленного камина, хомяк сдул с крышки толстый слой пыли, пару раз забавно чихнул, плюхнулся на попу, на секундочку прикрыл глазюки - и сдернул крышку... Потом, затаив дыхание, запустил обе маленькие лапки внутрь...
А там... Широкие золотистые гирлянды волшебных снов, мягкие и пушистые, длиннющие - окутывают хомячка с лап до головы - так, что только смешнючий розовый нос торчит наружу. "Эти развесим на потолке - как раз хватит", - бормочет под нос хомяк. Потом достает маленькие - просто совсем крошечные - пряничные домики, елочки и снеговичков - каждый заботливо завернут в промасленную бумагу и перетянут шелковым шнурком. "Этих развесим на ёлочке возле порога - для синичек, как в прошлом году... И воробьи прилетят - уж я-то знаю этих маленьких наглецов..." Затем - маленькие искрящиеся шарики - пронзительно-рыжие, полупрозрачные и теплые - прошлогодний подарок солнечных зайчиков... "Эти повесим на окошко - и тогда его будет видно из леса даже темной ночью - и никто не заблудится..." Следом - сплетенные из соломы звездочки - большие, почти с хомякину ладошку размером. "Повесим над столом - и будет как будто звездное небо..." А потом... с самого дна коробки зачерпнул хомячок полную горсть ярких невесомых блесток, задорно хихикнул и... подкинул их вверх! А затем закружился радостно и самозабвенно под тихую, неслышную мелодию теплого снега... который все шел, и шел, и шел... И даже за окном - падал и падал белый, пушистый, удивительно теплый снег...(С)

Отредактировано Мареновая Роза (Воскресенье, 8 февраля, 2009г. 12:25:09)

+1

38

Как хомяк мотыльком стал
авторы:Yevgesha  и Сумеречный Макс
В старом Доме-на-Болоте жил хомяк, который очень хотел стать мотыльком.
Впрочем, если вы думаете, что в его красивых чёрных глазках по этому поводу постоянно жила печаль, то вы неправы. Да и не то, чтобы он хотел превратиться в мотылька, нет. Он хотел просто полетать. Причём, не в огромном и пустом небе, а просто полетать над лугом, над своими любимыми ромашками, над болотными кочками, где так аппетитно и красиво разбросаны ягоды. Полёт орла, или, хуже того, самолёта, хомяка не привлекал совершенно.
И вот он однажды сидел на крылечке и смотрел, как облако, только что бывшее слоном, превращается в большую летающую подушку...

"Хм", - озадаченно засопел хомячок и почесал лапой мохнатую рыжую макушку. "А вот интересно - как же им это удается? Как у них получается так здорово меняться - у облаков? Вот бы мне так..."
Хомячок даже привстал на задние лапки, вытянул к небу мордашку и крепко зажмурился. И быстро-быстро забормотал себе под нос: "Я мотылёк, я мотылёк, я тучка-тучка-тучка... тьфу ты! Я мотылёк! Я - мотылёк!!!"
- Ты чего? - спросил Бурундук, неслышно подошедший к крыльцу.
Хомячок аж подпрыгнул от неожиданности.
- Я... ничего. Я, это, стихи учу, вот! - вызывающе добавил он.
- Да ладно тебе, - сказал Бурундук. - Я всё понимаю. Когда-то я тоже хотел летать...
- И у тебя получалось? - оживившись, заинтересовался хомяк.
- Давай я не отвечу тебе на этот вопрос ни "да", ни "нет", - спокойно ответил Бурундук. - Некоторые вещи, мысли и события очень не любят, чтобы о них говорили вслух. И вообще, я к тебе за спичками пришёл.
Хомячок сбегал в дом и, вернувшись на крыльцо, протянул Бурундуку коробок.
- Спасибо, - сказал Бурундук, прикуривая. Дым послушно свернулся колечком, облетел вокруг Бурундука, покачался туда-сюда и, наконец, приземлился прямо хомячку на нос. Хомячок громко чихнул и затряс головой.
- Извини, - сказал Бурундук. - Ладно, скажу тебе одну вещь. Ты хочешь превратиться? Ищи Место.
- Какое? - с неподдельным интересом спросил хомячок.
Бурундук пожал плечами.
- Ну, Место Силы, если хочешь, - сказал он и зашагал прочь.
"Ух тыыыыыыы", - предвкушающе зашуршал лапами хомяк. Он любил приключения - а слова Бурундука прям-таки пахли приключениями и загадками. "Место! Он сказал - ищи Место!". Хомяшка припомнил, что где-то на чердаке Мудрый Филин спрятал старые карты. "На них наверняка должно быть нужное Место!", - радостно пробормотал себе под нос хомяк и полез на чердак.
Там было пыльно. В лучах заходящего солнца пыль казалось золотой - особенно когда поднималась в воздух от лап хомяка маленькими золотистыми бурунчиками. Ажурные кружева паутины свисали с массивных дубовых балок, пахло сухими травами, древностью и немножечко тайной. Но хомячок всего этого не заметил. Деловито шурша и шебурша, он совал свой маленький нос в сундуки, рылся на полках и в стопках старых бумаг, даже под старое кресло-качалку заглянул... Карт нигде не было.
- Здесь нужна помощь сыщика! – сказал сам себе хомячок. – Что первым делом сделал бы сыщик?
И ответил сам себе:
- Первым делом сыщик закурил бы трубку!
Хомячок не курил, но трубка, оставшаяся как память о дедушке, лежала на кухне в верхнем ящике старинного резного буфета. Хомячок спустился в кухню, сунул в рот незажженную трубку и принялся торопливо ходить из угла в угол.
- Где прячутся звёзды? – бормотал он себе под нос. – На небе. Где прячутся зёрнышки? В колоске. Разгадки прячутся на последней странице. А где могут прятаться старинные карты? Тайные карты… В тайнике!!!!!!
Дело оставалось за малым – найти тайник.
Тут хомячок почувствовал, что от всех этих поисков, блужданий по чердакам и предвкушений он проголодался.
"Плюшка - вот что мне сейчас нужно!", - почти сердито пробормотал он себе под нос. "Большая сладкая плюшка с маковыми зернышками и блестящей шоколадной глазурью - все, как я люблю".
В Заколдованном лесу - том самом, где стоял Дом-на-Болоте - хомячок знал только одно место, где вот так запросто, ни с того ни с сего, можно было раздобыть сладкую маковую плюшку. Хатка бабушки Агаты.
Подперев дверь Дома замшелым булыжником, и ласково улыбнувшись первым пушистым тучкам на бархатном августовском небе, хомячок торопливо засеменил по тропинке.
Хомяшка знал эту тропинку, как собственные лапки. Он мог пройти по ней с закрытыми глазами днём и ночью. Каково же было его удивление, когда тропинка, вильнувши в сторону раз, и другой, и третий, привела его к совершенно незнакомой полянке.
- Чудеса начались! - тихонько и радостно сказал сам себе хомячок.
И начал обнюхивать полянку. Сделав десяток кругов, он поднял голову и обомлел.
Перед ним стоял сундук.
Да-да, читатель, самый настоящий сундук, обитый железными полосами, с тяжёлой крышкой и резьбой по основанию. В таких сундуках все уважающие себя пираты хранят сокровища. Ну, или старинные карты, на которых указано, где лежат сокровища.
Хомячок, напрягшись изо всех сил, откинул крышку.
- Ой!!!! - изумлённо сказал он.
Вот именно что «ой». В совершенно пустом сундуке сидел маленький нахохлившийся чижик.
- Значит, так, - заявил чижик, резво выпархивая из сундука. – Я тебе не золотая рыбка, не волшебная палочка, и не джинн! Если ты хочешь груду золота, то имей в виду - у меня её нет! И дворца нет! И вообще я замучился сидеть в этом сундуке! Где ты шлялся столько времени и чего теперь тебе надо?
Хомячок, только было собравшийся спросить, что же делал несчастный чижик в сундуке, был несколько ошарашен.
- Да при чём здесь золото? – удивлённо спросил он. – Я другое хотел узнать. Ты можешь показать мне Место?
- А, это сколько угодно, - легко согласился чижик. – Мест вокруг полно. Места бывают разные, зелёные и красные, сосновые, дубовые, пушистые, еловые, съедобные и чистые, глухие, золотистые, душистые и пёстрые, солёные и острые, синеющие, дальние, с туманною вуалью, есть пахнущие дымом, есть пахнущие тмином, корицей и гвоздикою, домашние и дикие, вагонные, перронные, есть железобетонные, гранитные, кирпичные, общественные, личные… Короче, суслик, какое ты ищешь?
- Я не суслик! – обиделся хомячок. – Я хомяк!
- Замётано, - кивнул чижик. – Хоть мишка-коала. Мне не жалко. Так какое место тебе нужно?
- Мотыльковое… - прошептал хомка.
- Без проблем. Найдём. Следуй за мной, шерстяной друг, и не отставай!
И, деловито тряхнув хвостом и расправив крылья, чижик полетел в самую гущу леса. Хомячок торопливо засеменил следом. Чижик, перелетая с ветки на ветку и как бы нечаянно сбрасывая хомяшке на голову сухие прошлогодние шишки и кусочки коры, что-то занудно чирикал себе под нос.
- Вот же странное шерстяное созданье! Нет бы попросить место, где зарыт клад. Или место, где исполняются все желания. Или, на крайний случай, плюшечное место, где зреют на кустах вкусные маковые плюшки... – в этом месте хомяк заинтересованно навострил ухи. – Так нет же, подавай ему мотыльковое место... Да где это видано, чтобы хомяки мотыльками летали!
Хомячок только обиженно сопел, шустро переставляя лапки, чтобы поспеть за чижиком. «Ну и пусть,» - думал он. «Все равно я буду мотыльком!»
Чижик летел над землёй, выписывая фигуры Лиссажу. Он явно издевался над запыхавшимся хомяшкой.
- Тили-тили, трали-вали, мы ходили, мы гуляли… Слушай, пушистый, а зачем тебе мотыльковое место? Давай найдём лучше кенгуриное! Отрастишь себе сумку на животе и будешь туда плюшки складывать. Про запас. А? И прыгать научишься лучше кузнечика. Давай?
Хомячок подумал. Сумка на животе, всегда наполненная свежими плюшками, выглядела соблазнительно. Но прыгать ему решительно не хотелось.
- Нет, - сказал хомячок. – Кенгуру я быть не хочу.
- Ладненько, - согласился чижик. – Тем более, здесь не Австралия, начнут за тобой охотиться. Давай лучше найдём крокодилье место. Станешь крокодилом. Пасть – во, зубищи – во! Все тебя бояться будут. Ну чего, решили? Будешь крокодилом? Зелёный будешь, пупырчатый, склизкий. Лапки кривые. Здорово!
- И ничего не здорово! – с обидой в голосе сказал хомячок.
- Пожалуй, да. Ладно, уговорил. Сейчас мы найдём одно хитрое место, и ты превратишься… элегантным движением… нет, не движением… Короче, превратишься в выхухоль!!!!! А, меховой? Хочешь стать выхухолью?
До уставшего, пыхтящего хомячка, наконец, дошло, что над ним издеваются. Он резко остановился.
- Сам ты… выхухоль! Хватит меня водить! Ты обещал показать мне мотыльковое место!
Чижик слетел на землю, зевнул, сладко потянулся и сказал:
- А мы уже пришли.
- То есть как это пришли? - не понял хомячок. Они стояли на полянке - той самой, куда хомяк приходил почти каждый день, чтобы поиграть со своим другом, рыжим котенком. Котенок и сейчас был здесь - возился на дальнем краю поляны, доделывая яркого воздушного змея.
- Да мы всегда на этой полянке играем. Ты хочешь сказать, что это - Место???
- Ну да, - подтвердил чижик. - А ты сам не чувствуешь?
- Хм... - хомячок зажмурился и попытался почувствовать. Ну, солнышко пригревает, ветерок шерстку треплет, котенок чего-то мурлычет себе под нос. Все как обычно.
- По-моему, ты меня обманываешь, - обиженно зашуршал лапами хомяк. - Если бы это было то самое Место, то мы с котенком уже давно бы научились мотылькаться - а мы только воздушных змеев запускать умеем.
- Тогда постарайся поверить мне на слово, - очень просто сказал чижик.
- А как же мотылькаться?
- Успеется, - ухмыльнулся чижик. - Иди, котёнок заждался...
Котенок действительно заждался. Он уже несколько раз призывно махал хомячку лапой с другого конца поляны - а теперь просто сердито сопел, приклеивая последние планки к тонкой рисовой бумаге. Еще раз недоверчиво оглянувшись на чижика, хомячок потрусил туда, где рождался воздушный змей.
- Ну ты чего так долго? Зову тебя, зову, - недовольно буркнул котенок хомяку, пока тот разматывал мочало змею на хвост. Хомяшка виновато шмыгнул носом.
- Извини, мы тут ходили долго... Искали Место.
- Чего его искать? - не понял котёнок. - Самая удобная полянка в округе - и опушка недалеко. Пошли! Сегодня твоя очередь бежать - а я буду катушку разматывать.
Котенок бережно поднял с земли радужного змея и передал хомяку. И они зашагали в сторону опушки.
Хомяк с котенком вышли на край леса и остановились. Огромное рыжее солнце опускалось за горизонт, и все утопало в его золотистом сиянии.
- Отлично - сказал хомяшка. - Самое время запускать змея - сейчас как раз подует закатный ветер.
И действительно, тёплый закатный ветерок, пахнущий васильками, ласково дунул хомяку в нос.
- Вперёд! - крикнул котёнок.
И хомячок побежал.
Он бежал, смешно подпрыгивая на кочках, путаясь лапками в густой траве и радостно хохоча. Какая-то непонятная легкость щекоталась в его лапках и веселыми радужными пузыриками булькала в животе. И вдруг он вспомнил.
- Я - мотылееееееееееееееееееек!!!!
- Ты действительно мотылёк, - сказал ему на ухо тёплый ветер. И подхватил змея вместе с хомячком в небо.
- Я - мотылеееееееееееек! - радостно кричал хомяк, размахивая в воздухе пушистыми лапками и заливисто смеясь.
- Ты действительно мотылек, - отвечали ему первые вечерние звёздочки, ласково целуя хомяшку в нос.
- Эй, ромашки, слышите? Я мотылёёёёёёёёёк! - кричал хомяшка, стараясь рассмотреть сверху каждый цветок.
- Конечно, мотылёк, - шелестели в ответ ромашки, улыбаясь своими жёлтыми глазками.
- Я мотылееееек! Видишь, котенок? - радостно улюлюкая, кричал хомяк своему другу - и тот радостно подпрыгивал и размахивал лапами, не забывая, впрочем, разматывать бечевку. И змей - а вместе с ним и хомяшка - поднимался все выше и выше, к самым далеким ночным звездам. И они шептали хомячку свои сказки.
А потом ветер начал стихать.
И хомячок плавно опустился на землю, где его ждал котёнок.
- Ты видел? Нет, ты видел? - возбуждённо верещал хомяшка, подскакивая одновременно на всех четырёх лапках. - Я превращался в мотылька! Я летал! Я видел облака сверху и цветы внизу! Я разговаривал со звёздами!
Котенок ласково взъерошил хомяке шерстку и довольно улыбнулся.
- Хороший сегодня вечер получился, правда?
- Ага! - ответил другу хомяк. И радостно засмеялся, удивляясь тому, что знакомая опушка оказалась на самом деле волшебным Местом, где хомяки могут превращаться в мотыльков.
Когда пожелают.

+1

39

Сказка о хомяке и шахматах
В Доме-На-Болоте уютно шуршал по углам ноябрьский вечер. Пахло свежими, только что испеченными Ладой плюшками с апельсиновыми корочками. В окна, любопытствуя, заглядывали яснолицые осенние звездочки. Неслышно мурлыкала о чем-то Большая Одинокая кошка. Хомяк с рыжим котенком играли в шахматы на пестром коврике у камина.
- А сейчас моя лошадь делает ход конем! - провозгласил котенок, дернув хвостом с кисточкой на конце, и довольно хихикнул. Черная резная фигурка всадника на коне совершила невероятный прыжок через всю доску и остановилась прямо под носом белого короля, азартно постукивая копытом.
- Эй, так не честно! - недовольно заворчал хомяк. - Ты снова жульничаешь!!! Лошади так не ходят!
- Лошали не ходят! Они скачут! - радостно завопил котенок, и черная резная фигурка совершила замысловатый пируэт. Белый король, позеленев от злости, стукнул черного всадника скипетром. Черные пешки зароптали, угрожающе потрясая копьями. Белое войско ощетинилось в ответ, а отливающий перламутром белый ферзь с жезлом мага забормотал под нос заклинание. Хомяк грустно поглядел на доску.
- Эх ты, рыжий, опять все испортил... В шахматы надо играть по правилам, а ты все перепутал - как тут теперь разобраться...
Котенок обиженно насупился.
- А кто это сказал, что именно твои правила правильные? Может, играть нужно по моим правилам?!! И в моих правилах кони скачут!!! - рыжий пушистик смахнул с носа сердитую слезу и со злостью запустил в хомяка маленькой резной фигуркой. Хомяк ошарашенно посмотрел на котенка и потер лапой ушибленное место. Такая мысль не приходила ему в голову. Действительно, а кто сказал, что в шахматы нужно играть именно по таким правилам?
В шахматы хомячка научил играть Старый Петри. Когда-то очень давно, когда хомяшка еще только обживался в Доме-На-Болоте, Старый Петри частенько доставал с каминной полки старую, поцарапанную и потертую во многих местах коробку, осторожно расставлял фигурки, а потом долго рассказывал хомяку о дебютах и эндшпилях, о незакрытых гештальтах, о премудростях передвижения фигур, принципах стратегии и тактики. Хомяшка моло что понял, еще меньше запомнил, но основные правила уловил - что пешки ходят только вперед, башни - только по прямой, офицеры - только по диагонали, кони прыгают буквой "Г", а ферзи - или, как их называл Старый Петри, королевы - ходят как угодно. "Кому угодно?" - спросил как-то хомячок и получил добродушный щелчок по носу. "Тому, кто играет, разумеется. А король - это самая слабая фигура, и нуждается в постоянной защите..." Хома так и не понял, как это может быть, что король - и самый слабый? Он же король!!!! Но спорить не стал... Со временем они стали играть в шахматы реже. В Доме появился рыжий котенок, и хомяку было гораздо интереснее носится с ним по лесам и болотам, чем чопорно переставлять деревянные фигурки. Да и у Старого Петри прибавилось забот да хлопот. Коробка с шахматами пылилась на каминной полке...
Котенок наткнулся на нее пару дней назад - причем, совершенно случайно. На улице зарядили нудные осенние дожди, сильно похолодало и Лада не выпускала их бегать по лужам и собирать осенние листья после темноты. Котенок откровенно заскучал и слонялся по Дому-На-Болоте, приставая ко всем, заглядывая во все углы и закоулки в поисках развлечений. Тогда-то и обнаружилась на каминной полке старая, потрепаная коробка с шахматами. Котенок, никогда раньше не знавший этой игры, пришел в восторг, и хомяк, добродушно посмеиваясь, принялся обучать его шахматным примудростям. Но, как оказалось, играть по правилам котенка совершенно не устраивало. Ну, то есть играть по старым правилам... Он постоянно придумывал свои. "По понедельникам на клетке F4 королева пьет чай, и потому пропускает ход". "Башни ходят только прямо, но иногда они сворачивают за угол, когда им любопытно." И вот сегодня - "кони скачут"...
Хомяку, вобщем-то, новые правила нравились... Так было интереснее - да и шахматные фигурки радостно галдели, выписывая по доске непривычные и замысловатые пируэты... Вот только если бы эти правила не менялись каждые полчаса... Хомяк вздохнул.
- Послушай, рыжий...
Котенок, повернувшийся спиной и сердито сопевший, обиженно дернул кисточкой на кончике рыжего хвоста.
- Да послушай же ты! - хомяк добродушно улыбнулся и легонько потянул котенка за хвост. - Может, ты и прав.
Котенок заинтересованно шевельнул ухом.
- Может, именно твои правила и есть самые правильные шахматные правила. Но чтобы играть по твоим правилам, нам нужно сначала договориться, понимаешь?
Котенок, уже повернувшись, сидел в пятне рыжего света от камина, и внимательно смотрел на хомяка.
- А то, видишь какая штука получается... Ты играешь по своим правилам, а я по своим... И так нам с тобой никогда не встретиться. А вот если сначала договориться, то у нас с тобой такая игра может получится...
Котенок ласково потерся головой о мягкий хомячий бок, и придвинув одной лапой доску с попадавшими фигурками, согласно закивал. А потом, расставляя заново пешки, башни и ферзей, принялся объяснять.
- Вот смотри! Если вот эти смогут ходить сюда, а этот - делать так и так... И как ты думаешь, может стоить покрасить некоторые клеточки в зеленый цвет?...
Хомяшка обреченно закатил глаза к потолку, и, плюхнувшись на пузико и придвинувшись поближе к котенку, принялся расставлять свою половину фигрок, отчаянно споря и размахивая лапами.
Большая Одинокая кошка довольно улыбалась, глядя на галдящих у камина хомяка и котенка. "Кажется, уже скоро..." - подумала она и довольно муркнула. За окном неслышно падал первый в этом году снег...
(c)

+1

40

Новогодний клип "сказка на ночь"

0

41

Глупая сказочка про хомяка и вуглускра...
Вот так всегда!", - бормотал себе под нос хомяк, заматывая на шее длинный рыжий шарф и сердито сопя. "Как безобразить - так он уже большой! А как к пани Вербене за зельями идти - так он, видите ли, маленький еще... Хмпф!"  Хомяк возмущенно фыркнул и вышел, громко хлопнув дверью. Котенок, сныкавшийся за книжным шкафом, виновато шмыгнул носом. Ему было стыдно, что хомячку придется проделать весь путь одному - но гораздо больше ему было страшно. Ведь, чтобы попасть к Странному Дому, где живет пани Вербена, нужно пойти мимо той-самой-норы! А уже вечереет... Котенок удрученно вздохнул и вскарабкался на подоконник - ждать возвращения хомячка...
Хомяк шустро семенил по тропинке. Он уже перестал дуться на котенка и насвистывал под нос какой-то веселый мотивчик, попутно здороваясь со встреченными белками и знакомыми сойками. Вечерело. Над лесом разливалось в холодном осеннем воздухе розовато-рыжее марево заката. Тропинка привычно свернула влево, и хомка невольно замедлил шаг, пристально вглядываясь в густые заросли орешника. Там была нора, Точнее, Нора! А в норе жил он. ВУГЛУСКР!!!!! Хомяк поморщился и затопал пошустрее. Встречаться с вуглускром ему решительно не хотелось...
Вообще-то, вуглускр был не страшный. Он был ВРЕДНЫЙ - и все его за это не любили и избегали. И, хотя вуглускр редко отходил от своей норы далеко, избегать его было сложно - нора его была устроена поблизости от одной из самых нахоженных тропинок через Старый лес. Встретив кого-нибудь на этой тропинке, вуглускр загораживал своей тушкой дорогу и начинал нудно и поучительно читать нотации и морали по всем известным поводам. Как правило, выдержав пару минут, все, за исключением Старого Петри, спасались позорным бегством - а вуглускр, довольно распушив хвост, гордо и победительно оглядывал окрестности и, удовлетворенный, уползал в свою нору. До следующего раза...
Вот почему, заслышав где-то впереди на тропинке треск сучьев и сосредоточенное сопенье, хомка поджал уши и затравленно оглянулся. Обходного пути не было - вдоль тропинки с обоих сторон росли густые, непроходимые кусты орешника. Но зелья от пани Вербены нужны были именно сегодня - и, потом, отступать - это как-то не по-хомякски... "Может, это и не он вовсе...", - безнадежно пробормотал хомячок и обреченно поплелся вперед.
Это был он. Вуглускр сосредоточенно шуршал чем-то в ореховых кустах. Его пухлая тушка наполовину загораживала тропинку. Стараясь ступать как можно тише, хомяк на цыпочках обогнул вуглускрову попу по самому крешку тропинки и, не веря своему счастью, зашустрил вперед. Он уже отошел шагов на 20, когда не выдержал и оглянулся. Вуглускр сидел на тропинке и тоскливо смотрел вслед хомячку. Хомка от неожиданности споткнулся и со всего размаху плюхнулся попой на тропинку.
- Вввуглллл... лускр, ты чего? - запинающимся голосом пробормотал он.
Вуглускр тяжело поднялся и прошлепал большими косолапыми лапами разделявшие их 20 шагов.  Присел рядом с озадаченным хомяком, заглянул ему просительно в глаза и неожиданно тихо, словно стесняясь, спросил:
- А у тебя... плюшки.. нету?
Хомка оторопело кивнул. У него действительно была с собой сладкая плюшка с малиновым вареньем - он взял ее на дорожку, подкрепить силы. Хома нерешительно протянул плюшку вуглускру.
Вуглускр осторожно, словно благоговейно, взял плюшку обеими лапами, поднес ее к носу, глубоко вдохнул и неожиданно улыбнулся. Потом осторожно надкусил и принялся медленно жевать, полузакрыв глаза. Хомяк с удивлением и интересом наблюдал за ним, наклонив вбок мохнатую голову. Вуглускр молча жевал, время от времени втягивая носом сдобный аромат.
- Ты думаешь, я от чего вредный? - неожиданно прогундосил он, не открывая глаз. - Это все от того, что у меня в норе плюшки не водятся... А вообще-то я добрый. Только - ну ты же знаешь - добреют от сдобы. А у меня в норе одни корешки да орехи - откуда ж там доброте взяться? Как думаешь, одной плюшки на сколько дней хватит?
Хомяк заливисто расхохотался и весело ткнул вуглускра в шерстяной бок. Тот застенчиво улыбнулся...

С тех пор никто не боялся вуглускра. Всякий путник запасался сладкими сдобными плюшками и с удовольствием останавливался поболтать минуту-другую с радушным, улыбчивым вуглускром. А хомка и вовсе стал частым гостем в его опрятной, теплой и сухой норке...
Только вот до сих пор так никто и не знает, куда иногда деваются плюшки, которые Лада ставит остывать у широко распахнутого окна в Доме-на-Болоте... ;) (с)

+1

42

не знаю куда выложить, поэтому решила добавить в эту тему.

Оскар Уайльд. Соловей и Роза

  - Она сказала, что будет танцевать со мной, если я принесу  ей  красных
роз, - воскликнул молодой Студент, - но в моем саду  нет  ни  одной  красной
розы.
     Его услышал Соловей, в своем гнезде на Дубе, и, удивленный, выглянул из
листвы.
     - Ни единой красной розы  во  всем  моем  саду!  -  продолжал  сетовать
Студент, и его прекрасные глаза наполнились слезами. - Ах, от каких пустяков
зависит порою счастье! Я прочел все, что написали мудрые люди, я постиг  все
тайны философии, - а жизнь моя разбита из-за того только,  что  у  меня  нет
красной розы.
     - Вот он наконец-то, настоящий влюбленный, -  сказал  себе  Соловей.  -
Ночь за ночью я пел о нем, хотя и не знал его, ночь за ночью я рассказывал о
нем звездам, и наконец я увидел его. Его волосы темны, как темный гиацинт, а
губы его красны, как та роза, которую он ищет; но страсть сделала  его  лицо
бледным, как слоновая кость, и скорбь наложила печать на его чело.
     - Завтра вечером принц дает бал, - шептал  молодой  Студент,  -  и  моя
милая приглашена. Если я принесу ей красную розу,  она  будет  танцевать  со
мной до рассвета. Если я принесу ей красную розу, я буду держать ее в  своих
объятиях, она склонит голову ко мне на плечо, и моя рука  будет  сжимать  ее
руку. Но в моем саду нет красной розы, и мне придется сидеть в  одиночестве,
а она пройдет мимо. Она даже не взглянет на меня, и сердце мое разорвется от
горя.
     - Это настоящий влюбленный, - сказал Соловей. - То, о чем я  лишь  пел,
он переживает на деле; что для меня радость, то для него страдание. Воистину
любовь - это чудо. Она драгоценнее изумруда и дороже  прекраснейшего  опала.
Жемчуга и гранаты не могут купить ее, и она не выставляется на рынке. Ее  не
приторгуешь в лавке и не выменяешь на золото.
     - На хорах будут сидеть музыканты, - продолжал молодой Студент.  -  Они
будут играть на арфах и скрипках, и моя  милая  будет  танцевать  под  звуки
струн. Она будет носиться по зале с такой легкостью, что ноги ее не коснутся
паркета, и вокруг нее будут толпиться придворные в расшитых одеждах.  Но  со
мной она не захочет танцевать, потому что у меня нет для нее красной розы.
     И юноша упал ничком на траву, закрыл лицо руками и заплакал.
     - О чем он  плачет?  -  спросила  маленькая  зеленая  Ящерица,  которая
проползала мимо него, помахивая хвостиком.
     - Да, в самом деле, о чем? - подхватила Бабочка, порхавшая в погоне  за
солнечным лучом.
     - О чем? - спросила Маргаритка нежным шепотом свою соседку.
     - Он плачет о красной розе, - ответил Соловей.
     - О красной розе! - воскликнули все. - Ах, как смешно!
     А  маленькая  Ящерица,  несколько  склонная  к  цинизму,  беззастенчиво
расхохоталась.
     Один только Соловей понимал страдания Студента, он тихо сидел на Дубе и
думал о таинстве любви.
     Но вот он расправил  свои  темные  крылышки  и  взвился  в  воздух.  Он
пролетел над рощей, как тень, и, как тень, пронесся над садом.
     Посреди зеленой лужайки стоял пышный Розовой Куст. Соловей увидел  его,
подлетел к нему и спустился на одну из его веток.
     - Дай мне красную розу, - воскликнул он, - и я спою  тебе  свою  лучшую
песню!
     Но Розовый Куст покачал головой.
     - Мои розы белые, - ответил он, - они белы, как морская пена, они белее
снега на горных вершинах. Поди  к  моему  брату,  что  растет  возле  старых
солнечных часов, - может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.
     И Соловей полетел к Розовому Кусту,  что  рос  возле  старых  солнечных
часов.
     - Дай мне красную розу, - воскликнул он, - и я спою  тебе  свою  лучшую
песню!
     Но Розовый Куст покачал головой.
     - Мои розы желтые, - ответил  он,  -  они  желты,  как  волосы  сирены,
сидящей на янтарном престоле, они желтее  златоцвета  на  нескошенном  лугу.
Поди к моему брату, что растет под окном у Студента,  может  быть,  он  даст
тебе то, чего ты просишь.
     И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос под окном у Студента.
     - Дай мне красную розу, - воскликнул он, - и я спою  тебе  свою  лучшую
песню!
     Но Розовый Куст покачал головой.
     - Мои розы красные, - ответил он, - они красны, как лапки  голубя,  они
краснее кораллов, что колышутся, как веер, в пещерах на дне океана. Но кровь
в моих жилах застыла от зимней стужи, мороз побил мои почки,  буря  поломала
мои ветки, и в этом году у меня совсем не будет роз.
     - Одну только красную розу -  вот  все,  чего  я  прошу,  -  воскликнул
Соловей. - Одну-единственную красную розу! Знаешь ты способ получить ее?
     - Знаю, - ответил Розовый Куст, - но оп так  страшен,  что  у  меня  не
хватает духу открыть его тебе.
     - Открой мне его, - попросил Соловей, - я не боюсь.
     - Если ты хочешь получить красную розу, - молвил  Розовый  Куст,  -  ты
должен сам создать ее из  звуков  песни  при  лунном  сиянии,  и  ты  должен
обагрить ее кровью сердца. Ты должен петь мне,  прижавшись  грудью  к  моему
шипу. Всю ночь ты должен мне петь, и мой шип пронзит  твое  сердце,  и  твоя
живая кровь перельется в мои жилы и станет моею кровью.
     - Смерть - дорогая цена за красную розу, - воскликнул Соловей. -  Жизнь
мила каждому!  Как  хорошо,  сидя  в  лесу,  любоваться  солнцем  в  золотой
колеснице и луною в колеснице
     из жемчуга. Сладко благоухание боярышника, милы  синие  колокольчики  в
долине и вереск, цветущий на  холмах.  Но  Любовь  дороже  Жизни,  и  сердце
какой-то пташки - ничто в сравнении с человеческим сердцем!
     И, взмахнув своими темными крылышками, Соловей  взвился  в  воздух.  Он
пронесся над садом, как тень, и, как тень, пролетел над рощей.
     А Студент все еще лежал в траве, где его оставил Соловей, и  слезы  еще
не высохли в его прекрасных глазах.
     - Радуйся! - крикнул ему Соловей. - Радуйся, будет у тебя красная роза.
Я создам ее из звуков моей песни при  лунном  сиянии  и  обагрю  ее  горячей
кровью своего сердца. В награду я прошу у  тебя  одного:  будь  верен  своей
любви, ибо,  как  ни  мудра  Философия,  в  Любви  больше  Мудрости,  чем  в
Философии, - и как ни могущественна Власть, Любовь сильнее любой  Власти.  У
нее крылья цвета пламени, и пламенем окрашено тело ее. Уста ее  сладки,  как
мед, а дыхание подобно ладану.
     Студент привстал на локтях и слушал, но он не понял того,  что  говорил
ему Соловей; ибо он знал только то, что написано в книгах.
     А Дуб понял и опечалился, потому что  очень  любил  эту  малую  пташку,
которая свила себе гнездышко в его ветвях.
     - Спой мне в последний раз твою песню, - прошептал он. - Я буду  сильно
тосковать, когда тебя не станет.
     И Соловей стал  петь  Дубу,  и  пение  его  напоминало  журчание  воды,
льющейся из серебряного кувшина.
     Когда Соловей кончил петь, Студент поднялся с травы, вынул  из  кармана
карандаш и записную книжку и сказал себе, направляясь домой из рощи:
     - Да, он мастер формы, это у него отнять нельзя.  Но  есть  ли  у  него
чувство? Боюсь, что нет. В  сущности,  он  подобен  большинству  художников:
много виртуозности и ни капли искренности. Он никогда  не  принесет  себя  в
жертву другому. Он думает лишь о  музыке,  а  всякий  знает,  что  искусство
эгоистично. Впрочем, нельзя не признать, что иные из его трелей  удивительно
красивы.  Жаль  только,  что  в  них  нет  никакого  смысла  и  они   лишены
практического значения.
     И он пошел к себе в комнату, лег на узкую койку и стал думать  о  своей
любви; вскоре он погрузился в сон.
     Когда на небе засияла луна, Соловей прилетел к Розовому  Кусту,  сел  к
нему на ветку и прижался к его шипу. Всю ночь он пел,  прижавшись  грудью  к
шипу, и холодная хрустальная луна слушала, склонив свой  лик.  Всю  ночь  он
пел, а шип вонзался в его грудь все глубже и глубже,  и  из  нее  по  каплям
сочилась теплая кровь.
     Сперва он пел о том, как прокрадывается  любовь  в  сердце  мальчика  и
девочки. И на Розовом Кусте, на самом верхнем  побеге,  начала  распускаться
великолепная роза. Песня за песней - лепесток за лепестком. Сперва роза была
бледная,  как  легкий  туман  над  рекою,  -  бледная,  как  стопы  зари,  и
серебристая, как крылья  рассвета.  Отражение  розы  в  серебряном  зеркале,
отражение розы в недвижной воде - вот  какова  была  роза,  расцветавшая  на
верхнем побеге Куста.
     А Куст кричал Соловью, чтобы тот еще крепче прижался к шипу.
     - Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то  день  придет  раньше,
чем заалеет роза!
     Все крепче и крепче прижимался Соловей к шипу, и песня его звучала  все
громче и громче, ибо он пел о зарождении страсти в душе мужчины и девушки.
     И лепестки розы окрасились нежным румянцем, как лицо жениха,  когда  он
целует в губы свою невесту. Но шип еще не проник в сердце Соловья, и  сердце
розы оставалось белым, ибо  только  живая  кровь  соловьиного  сердца  может
обагрить сердце розы.
     Опять Розовый Куст крикнул Соловью, чтобы тот крепче прижался к шипу.
     - Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то  день  придет  раньше,
чем заалеет роза!
     Соловей еще сильнее прижался к шипу, и  острие  коснулось  наконец  его
сердца, и все тело его вдруг  пронзила  жестокая  боль.  Все  мучительнее  и
мучительнее становилась боль, все громче и громче раздавалось пенье Соловья,
ибо он пел о Любви, которая обретает совершенство в  Смерти,  о  той  Любви,
которая не умирает в могиле.
     И стала алой великолепная роза, подобно утренней заре на востоке.  Алым
стал ее венчик, и алым, как рубин, стало ее сердце.
     А голос Соловья все слабел и  слабел,  и  вот  крылышки  его  судорожно
затрепыхались,  а  глазки  заволокло  туманом.  Песня  его  замирала,  и  он
чувствовал, как что-то сжимает его горло.
     Но вот он испустил свою последнюю трель. Бледная луна  услышала  ее  и,
забыв о  рассвете,  застыла  на  небе.  Красная  роза  услышала  ее  и,  вся
затрепетав в экстазе, раскрыла свои лепестки навстречу прохладному дуновению
утра. Эхо понесло эту трель к своей багряной  пещере  в  горах  и  разбудило
спавших там пастухов. Трель прокатилась по речным камышам, и  те  отдали  ее
морю.
     - Смотри! - воскликнул Куст. - Роза стала красной! Но Соловей ничего не
ответил. Он лежал мертвый в высокой траве, и в сердце у него был острый шип.
     В полдень Студент распахнул окно и выглянул в сад.
     - Ах, какое счастье! - воскликнул он. - Вот она, красная роза. В  жизни
не  видал  такой  красивой  розы!  У  нее,  наверное,  какое-нибудь  длинное
латинское название.
     И он высунулся из окна и сорвал ее.
     Потом он взял шляпу и побежал к Профессору, держа розу в руках.
     Профессорская дочь  сидела  у  порога  и  наматывала  голубой  шелк  на
катушку. Маленькая собачка лежала у нее в ногах.
     - Вы обещали, что будете со мной танцевать, если я принесу вам  красную
розу! - воскликнул Студент. - Вот самая красная роза на свете. Приколите  ее
вечером поближе к сердцу, и, когда мы будем танцевать,  она  расскажет  вам,
как я люблю вас.
     Но девушка нахмурилась.
     - Боюсь, что эта роза не подойдет к моему туалету, - ответила она. -  К
тому же  племянник  камергера  прислал  мне  настоящие  каменья,  а  всякому
известно, что каменья куда дороже цветов.
     - Как вы неблагодарны! - с горечью сказал  Студент  и  бросил  розу  на
землю.
     Роза упала в колею, и ее раздавило колесом телеги.
     - Неблагодарна? - повторила девушка. - Право же, какой вы грубиян! Да и
кто вы такой, в конце концов? Всего-навсего студент. Не думаю,  чтоб  у  вас
были такие серебряные пряжки к туфлям, как у камергерова племянника.
     И она встала с кресла и ушла в комнаты.
     - Какая глупость - эта Любовь, - размышлял Студент, возвращаясь  домой.
- В ней и наполовину нет той пользы, какая есть  в  Логике.  Она  ничего  не
доказывает, всегда обещает несбыточное и заставляет  верить  в  невозможное.
Она удивительно непрактична, и так  как  наш  век  -  век  практический,  то
вернусь я лучше к Философии и буду изучать Метафизику.
     И он вернулся к себе в комнату,  вытащил  большую  запыленную  книгу  и
принялся ее читать.

+1

43

а вот помещу-ка я ее сюда! :)

МИНИСКАЗКА
По мотивам аськоболтации..

- Вы уверены, что готовы рисковать жизнью ради спасения моей дочери? - король пристально смотрел юноше в глаза.
- Сир, я не представляю себе большей чести. Слово принца и рыцаря! - твёрдо ответил тот.
- Хорошо, - глаза короля предательски заблестели, - Совершите этот подвиг, мой мальчик, и я назову вас своим сыном и преемником. Канцлер, введите нашего героя в суть дела.
          Пожилой канцлер поклонился королю, подошёл к рыцарю и заговорил:
- Ваша светлость, вам уже приходилось сражаться с драконом?
- Нет, - ответил тот, - Но я считаюсь отличным бойцом и уверен, что справлюсь.
- Хорошо, - кивнул канцлер, - Вам доводилось раньше целовать лягушку?
- Целовать лягушку? - недоуменно переспросил рыцарь.
- Да, Ваша светлость, - подтвердил канцлер, - Именно так.
- Нет, - рыцарь отрицательно покачал головой, - Но это, я полагаю, не так опасно, как драться с драконом?
- Допустим, - ровным голосом ответил канцлер, - Хотя риски и вероятности совсем другие. Скажите, вы способны пойти туда, не знаю куда, и принести то, не знаю что?
- Это крайне странный вопрос, - пожал плечами рыцарь, - Признаться, я даже не знаю, что сказать.
- Скажите "да" или "нет", мой мальчик, - вмешался король, - Это печальная необходимость.
          Рыцарь задумался.
- Да, - наконец решился он.
- Последний вопрос, Ваша светлость, - канцлер пожевал губами, - Столько времени вы способны не снимать доспехи?
- Столько, сколько потребуется для успешного завершения квеста, - не задумываясь ответил рыцарь.
- Сир? - канцлер повернулся к королю.
- Мне кажется, что этот доблестный рыцарь и есть наш герой, - король позволил себе мудрую усмешку, - Но наверняка мы будем знать лишь несколько позже.. 
- Позвольте мне немедленно отправиться в путь, Ваше величество, - рыцарь опустился на одно колено и прижал руку к груди, - Если я правильно понял, нужно обладать неизвестно чем, спрятанным неизвестно где, чтобы убить дракона, укравшего принцессу, превращённую в лягушку, которую нужно поцеловать, чтобы снять заклятие?
- В целом..  верно, мой мальчик, - грустно подтвердил король.
- Тогда я больше не хочу терять ни капли драгоценного времени! - принц вскочил на ноги.
- Разумеется, мой дорогой! - король перевёл взгляд на канцлера, - Канцлер, велите объявить, что свадьба состоится завтра.
- Ваше величество! - удивлённо воскликнул рыцарь, - Я невероятно польщён вашей верой в меня, однако не слишком ли мы торопимся? Я, конечно, не отказываюсь от слова чести, но все-таки дорога займет время, дракон - очень серьёзный соперник, кроме того..
- Сынок! - король подошёл к рыцарю и по-отечески обнял его, - Не надо никуда ехать.. Мы с канцлером просто пытались аллегорически объяснить вам, что придворные портретисты несколько переборщили с лестью, что характер у девочки не подарок... И вообще, это ведь не обычный мальчишеский квест, простите старику некоторый цинизм. Это, дорогой мой, дело всей жизни!(с) :D

+3

44

Коротенькая сказка на ночь

Жила-была девочка Женя... ой, ну вы же помните, да? Не буду вам заново пересказывать, что она жила в большом пятиэтажном доме с папой, мамой, бабушкой и рыжим котенком... :) Главное, что она жила и была.
Так вот, как-то раз у девочки Жени под кроватью завелся страшный монстр.
Днем монстра под кроватью не было, Женя несколько раз проверяла. Но каждый вечер, когда мама или папа приходили почитать Жене сказку на ночь, страшный монстр прокрадался... или прокрадывался... в общем, пробирался каким-то образом под кровать. И стоило родителям пожелать Жене спокойной ночи и выключить свет, как страшный монстр принимался сердито сопеть и ужасно посвистывать под кроватью.
Сначала Женя его очень боялась. Она закрывалась с головой одеялом, прижимала к себе покрепче рыжего котенко и тихонько бормотала:
- Уходи, чудище, уходи... Женя невкусная... и котенок невкусный, у него хвост шерстяной... Уходи, чудище!
Но чудище не уходило.
А однажды вечером, когда Женя, переодевшись в пижамку, сидела в кровати и ждала папу с толстой книжкой сказок, к ней на колени вспрыгнул рыжий котенок. Потерся головой о Женину ладонь, помурлыкал чуток, а потом сказал:
- Слушай... а ведь при взрослых монстр никогда не бузит... может он того... тоже маленький? Как мы с тобой? И тоже нас боится?
Такая идея в голову Жене не приходила.
В тот вечер Женя слушала папу совсем невнимательно, и все никак не могла дождаться, когда же кончится сказка про мохноножку и валенка. Но в конце концов, сказка все же закончилась, и папа, поцеловав дочку на ночь, выключил свет и тихонько закрыл дверь.
Женя тут же свесилась с кровати и заговорщицким шепотом забормотала в темное подкроватное пространство:
- Эй, чудище! Выходи. Мы больше не будем тебя бояться - и ты нас тоже не бойся!
- А вы подушками кидаться не будете? - застенчивым негромким рыком ответила подкроватная темнота.
- Не будем! Мы же хорошие! - тихонько хихикнула Женя, а рыжий котенок, согласно муркнув, спрыгнул на пол и торжественно задрал свой немножечко облезлый хвост.
И тогда, сопя и вздыхая, из-под кровати вылез страшный монстр - зеленый, в красную крапинку. Прямо скажем, не очень крупный монстр - но с ужасно огромными лапами и очень длинными когтями и зубами. И с длиннющим хвостом. Монстр неловко потоптался на коврике, случайно свалив на пол куклу Дашу и задев хвостом семь фарфоровых китайских слоников, а потом плюхнулся на попу, горько вздохнул и застенчиво промямлил:
- Я очень неуклюжее чудовище... а еще я боялся, что вы меня подушкой побьете. Нам в школе учительница рассказывала, что все человеческие дети больно бьются подушками... а я боли боюсь.
- А зачем же ты тогда прятался у меня под кроватью? - Женя, спрыгнув с кровати, присела на корточки и попыталась заглянуть чудовищу в глаза.
- А это у меня задание такое в школе, для летней практики...
- Какое задание? Сопеть у меня под кроватью?
- Неее... добыть цветок храбрости... Потому что я не только неуклюжее, но еще и трусливое чудовище... целых две недели у тебя под кроватью прятался, а храбрости за цветком вылезти так и не набрался... - и монстрик вдруг всхлипнул и совсем по-детски вытер нос левой лапой.
Женя осторожно погладила чудовище по спине и протянула ему карамельку.
- А где же растет твой цветок храбрости? Хочешь, мы с котенком поможем тебе его добыть?
Чудовище, сосредоточенно шурша фантиком, махнуло лапой в сторону подоконника.
- А чего его добывать? Вон он, на твоем окне стоит...
На подоконнике чуть серебрился в лунном свете небольшой, комнатный кустик розы с двумя тяжелыми, полураскрытыми бутонами. Женя рассмеялась.
- Какой же это цветок храбрости? Это обычная роза, мне бабушка принесла...
- Тебе, может и роза... а мне без него практику на засчитают... - и чудовище, запихнув карамельку за щеку вместе с фантиком, снова горестно всхлипнуло.
- Ну не плачь, пожалуйста... - Женя, подбежав босиком к окну, пробормотала: "Прости, розочка, но ему очень нужно..." Роза согласно кивнула и спрятала шипы. Тогда Женя отломила ветку с одним бутоном и протянула ее чудовищу.
- Ой... это что, мне? Настоящий цветок храбрости? Запросто так? - чудовище застенчиво улыбнулось всеми своими зубами и осторожно взяло цветок в когтистую лапу. А потом вдруг нахмурилось.
- А это разве считается, если цветок храбрости отдают запросто так? Его же добывать надо... А вдруг не засчитают?
- Засчитают! - твердо сказала Женя. - Знаешь, сколько храбрости надо, чтобы не тайком стащить, а попросить то, что тебе нужно?? За такое тебе еще лишнюю пятерку поставят! И карамельку дадут!
Котенок согласно муркнул и легонько боднул чудище головой. Монстрик, снова засияв улыбкой, пробормотал "Спасибо!" и расстаял в воздухе. А Женя забралась под одеяло и уютно устроившись, приготовилась смотреть свой самы любимый сон. Вдруг под кроватью снова страшно засопело и засвистело, а потом из подкроватной темноты послышался знакомый застенчивый рык.
- Эта... а можно я буду приходить к вам в гости просто так, без практики? На каремельки?(автор сказки - Хомяка - она же автор сказок про хомяка)

+1

45

Как хомяк гороховый суп варил...

Однажды Хомка решил стать полезным. В Доме-На-Болоте, где Хомка жил уже несколько лет в компании Старого Петри, Лады, ее подросшей дочурки и никак не желающего взрослеть котенка, особых обязанностей у него не было. Он, разумеется, наводил иногда порядок в своей комнате и своем драгоценном сундучке, выметал из шкафа огрызки плюшек, шуршачие фантики от миглей и апельсиновые корочки, порою помогал Ладе нарезать аккуратными дольками яблоки для шарлотки. Но все это была скорее его собственная инициатива. И откуда в Доме-На-Болоте берется, словно сама собой, вкусная еда, свежие простыни и восхитительный запах свежего морского ветра и глаженого белья, Хомка не знал.

Как-то ранним утром хомяк сидел в проеме открытого окна и болтал задними лапами. В одной руке у него была чашка свежезаваренного бармаглотового чая, в другой – свежайшая, с пылу с жару, яблочная плюшка с коричной корочкой. Старательно жуя плюшку и добродушно следя за облаками, проплывающими неторопливо над Заповедным лесом, Хомка подумал, что неплохо было бы на обед отведать горохового супа. (Ну не спрашивайте  меня, почему этим утром ему пришла в голову такая странная идея – я не знаю.) И тут же, вдогонку, засомневался – вряд ли гороховый суп способен самозародиться в кастрюле. Насколько Хомка успел заметить, в шкафах и на полках большой и светлой кухни появлялись только простые продукты – мука и сахар, соль, чай в большой банке, всякие травки и корешки, картошка в подполе, масло, сметана и молоко в холодном шкафу. А вот всякие вкусности вроде яблочной шарлотки, пряников, плюшек, варенья, хрустких салатов и печеной в золе картошки всегда кто-то готовил или приносил с собой. И вот Хомка решил, что сегодня, на радость всем обитателям Дома-На-Болоте и случайным гостям (а гости забредали часто), он сварит вкуснющий гороховый суп. Приняв такое архиправильное решение, хомяк спрыгнул с подоконника в сад и деловито зашагал по тропинке вокруг дома – такое предприятие следовало начинать, входя в кухню с парадного входа.

На кухни Хомка первым делом решил определиться с набором ингредиентов – это умное слово он слышал от Старого Петри и знал, что все по-настоящему стоящие вкусности обязательно состоят их этих самых «гридентов». Взяв с полочки маленький обгрызенный карандашик, он накорябал в волшебной тетрадке Старого Петри

«ГАрАХавый сЮп»

и принялся терпеливо ждать. Постепенно в тетрадке стали проступать слова, фразы и даже картинки и Хомка, сосредоточенно сопя, принялся переписывать все это на огрызок промокашки. Даже кончик языка от усердия высунул. Потом захлопнул тетрадку и торжественно протопал в тот угол кухни, где возвышалась красавица-печка, а по стенам были навешаны полочки и шкафчики. Хомка был готов творить гороховый суп!

Он достал самую большую кастрюлю, налил в нее воды, поставил на огонь – а потом, периодически сверяясь с исписанной промокашкой, принялся кидать в кастрюли «гриденты», бормотать наговоры и вытаптывать лапками заклинания на плиточном полу. Не прошло и часа, как по Дому-На-Болоте поплыл вкусный, пусть и несколько странный, запах.

Первым на кухню заявился, разумеется, рыжий котенок. Просунув голову в дверной проем, он принялся топорщить усы и старательно нюхать воздух. Потом прошмыгнул внутрь и вспрыгнул на кухонный стол неподалеку от плиты, у которой священнодействовал хомяк.

- А чего это ты тут делаешь, Хом? – спросил он у друга.

- Готовлю – точнее, уже сготовил – гороховый суп! – торжественно произнес Хомка, размахивая половником. – Хочешь попробовать?

Котенок еще раз принюхался, а потом кивнул.

- Хочу! Только, - осторожно добавил он, - маленькую ложечку…

Хомка, покопавшись в ящике стола, протянул ему небольшую десертную ложку – и котенок, чуть поколебавшись, зачерпнул из большой кастрюли ложечку горохового супа.

- Ну как? Вкусно, правда? Я старался… - Хомка аж подпрыгивал от нетерпения, напоминая рыжий мячик с лапками. – Здоровский суп получился, правда? Гороооховый…

Котенок, облизав ложку, зачерпнул еще, а потом, обернувшись к Хомке, сказал:

- Очень вкусно, Хом. Только это… видишь ли, это явно не гороховый суп.

Хомяк так и замер на месте, а потом взвился, словно разъяренная фурия.

- Это почему это не суп? Я же воду кипятил? Кипятил! Гриденты туда кидал?? Кидал!! Даже рецепт правильный узнал! – и он сунул котенку под нос изрядно помятую и заляпанную чем-то липким и сладким промокашку. – И даже улучшил его – все самое вкусное, самое полезное в суп положил… А ты говоришь – не суп!!

Котенок скептически хмыкнул в сторону промокашки и еще раз зачерпнул из кастрюли.

- Не знаю, где ты взял свой рецепт, Хом, и в какую сторону ты его улучшал, но главным в гороховом супе является, несомненно, горох. Ну там еще картошка всякая, морковка, лук… А у тебя тут что? Яблоки, брусника, апельсиновые корочки… Ваниль тоже… - котенок с удовольствием потянул носом. - Так что гороховый суп у тебя не вышел, Хом. А вот варенье… отличное варенье получилось, дружище. Даже лучше, чем у Лады… - и котенок, сочувствующе похлопав расстроенного Хомку по плечу, снова зачерпнул полную ложку.(с)

+3

46

О рыжих и пушистых.

- Мам, а мам! - рыжий пушистик махнул хвостом и перепрыгнул на соседнюю ветку. - Ну маааааммм!
- Что тебе? - обернулась крупная серая белка, не выпуская из лап только что сорванный подберезовик. 
- Мам, а я на кого похож? - осторожно переступая лапами и усаживаясь поудобнее на ветке.
- Я же тебе уже говорила - ты похож на сестру папиной бабушки из дальнего леса. У нее были такие же уши и …и…нос такой же. В точности. 
- А Прыг и Дрыг обзываются. - рыжик зажмурил зеленые глаза и шмыгнул носом. - Говорят, у меня хвост общипанный и живот большой.
- Сами они общипанные! Хулиганье соседское, не играй с ними. Вон, видишь - еще грибы под деревом? Давай, рви и неси сюда, надо на зиму много насобирать.

Пушистик бесшумно спрыгнул с дерева и мягкими прыжками помчался к старой березе. 
- Ох, чудо ты мое… - вздохнула ему вслед белка, выбрасывая из дупла яичные скорлупки и рыбий хвост. - Вечно всякого мусору натащит. Это его дружки-приятели учат есть такую дрянь. Вчера вот мышь у него отобрала. И зачем ему мышь? Не понимаю я эту молодежь… Не по-ни-ма-ю.

Рыжая кошка приоткрыла один глаз и лениво потянулась…
"Все-таки красивый у меня ребенок." - подумала она, наблюдая за играющим неподалеку малышом. "Уши с кисточками - это в троюродную тетку-рысь, а хвост - это фамильное, наше. У меня в молодости был точно такой же, пушистый-препушистый. И по деревьям я так же лихо прыгала. А рост небольшой - это он ест плохо. Все равно мой малыш - самый лучший. Набрал вон орехов, играет… Такой самостоятельный. Весь, весь в меня!" 

Белый Аист достал новый кувшин вина и взмахнул крылом.
- А теперь, коллеги, я предлагаю выпить за нашу работу! За наш нелегкий и … ик!... иксключительно ответственный труд. А потом споем!))
(с Lolly)

Отредактировано Мареновая Роза (Понедельник, 26 июля, 2010г. 22:42:25)

+3

47

Про Хомяка и осень...

Хомке очень нравилась осень. В ту пору, когда листва на деревьях меняла окраску, а воздух пах дымом костра и криками перелетных птиц, Хома часто уходил из Дома-На-Болоте на целый день. Он бродил по лесным тропинкам, по пожухлой траве, по мшистой, ласково пружинящей земле. Поднимал разноцветные, терпко пахнущие и таинственно шуршащие листья, трогал лапками рыжеватые гроздья рябины и спелые, румяные ягоды боярышника, ловил кленовые носики и перекатывал крупные, словно речные камушки, плоды каштана. Иногда он садился на берегу быстрого, говорливого ручейка и задумчиво смотрел, как торопливые, немного нервные облака отражаются на бегу в струящейся воде.
В такие дни Хомка много думал – хотя сам толком не знал, о чем и зачем… Иногда ему становилось грустно, и одиноко, и как-то неуютно, как будто в душе поселялся зябкий осенний сквозняк.  Порой Хоме казалось, что это просто осень отражается в его душе – и тогда он думал, как же ей, должно быть, порой бывает тоскливо – Осени…
Рыжий котенок, упорно не хотевший становиться взрослым, всех этих хомкиных метаний не понимал. Для него осень была порой душистых яблок и огромных куч разноцветных листьев, в которые так славно нырять. Для котенка осенние дни были наполнены звуками свирели и негромко булькающего на кухне варенья, запахом вкуснющих капустных пирогов и блестками первых осенних звездопадов. И еще теплом первых посиделок у жарко натопленного камина, когда ночи становились холоднее – в такие ночи печеная картошка выходила особенно вкусной, а сказки длинными и запутанными. Котенок довольно жмурился и чуть слышно мурчал про себя: «МрррРРрр-Оооосень!»
Дракон, который теперь частенько захаживал в гости в хомячий шкаф, в ответ на хомкины рассуждения об осени понимающе кивал и выпускал из носа длинную струю зеленоватого, пахнущего мокрой травой дыма. А потом тихонько совал Хомке разноцветные прозрачные карамельки. Иногда, когда Хомка, нагулявшись, поздно ночью заходил к дракону в гости, они подолгу сидели на подоконнике, свесив лапы в густое осеннее небо, пили какао из больших глиняных кружек и задумчиво молчали. И тогда Хоме казалось, что он почти счастлив…
А однажды вечером, когда все обитатели Дома-На-Болоте собрались у камина послушать волшебных историй забредшего на огонек лешего и полакомиться присланным накануне свежим брусничным вареньем пани Вербены, Старый Петри тихонько поманил Хомку в сторону и шепнул что-то ему на ухо. Хомка изумленно распушил фост и переспросил, недоверчиво качая головой. Старый Петри уверенно кивнул и сунул что-то Хоме в лапки. А потом, как ни в чем не бывало, устроился в своем любимом кресле у камина. Хомка, покосившись на уютную компанию, уже вовсю орудующую ложками в большой пузатой банке,  покачал головой и тихонько выскользнул в ночь, прижимая что-то к мохнатой груди…
Через полчаса Хома вернулся, так же тихонько проскользнув в тепло сеней и плотно прикрыв за собой дверь. С громким победным воплем напрыгнул на котенка, отобрал у него ложку и жадно слизнул последние рубиново-прозрачные капли варенья. Перековырнулся на пестром коврике у камина, вытащил откуда-то большой кусок яблочной шарлотки и связку маковых сушек, вручил ворчащему котенку огромный, горьковато- терпко пахнущий и восхитительно шуршащий лист, подмигнул хитро Старому Петри и пристроился у Лады под боком слушать длинную запутанную историю, которую рассказывал хмыкающий в пышные зеленые усы леший.
Той осенью Хомка больше не грустил.
Вам интересно, что же такое сказал Хоме Старый Петри? А вы спросите у него. Возможно, он вам расскажет… :)) (с)

Отредактировано Мареновая Роза (Понедельник, 1 ноября, 2010г. 19:58:56)

+1

48

Расскажи котенку сказку.
« В: февраля 9th, 2007, 3:04pm » Цитировать Цитировать Править Править Удалить Удалить

- Эй! - пухлый рыжий Котенок нетерпеливо подергал Человека за штанину. - Хватит заниматься всякой ерундой, давай лучше поиграем!
- Извини… - посмотрел сверху вниз Человек. - Я вообще-то работаю, может быть попозже?
Котенок вздохнул, опустил голову и медленно поплелся к выходу…

- Подожди! - не выдержал Человек. - У меня как раз время для перерыва.… Во что ты хотел поиграть?
- Я передумал! - важно заявил Котенок. - Не хочу играть, хочу сказку! И возьми меня на ручки, мне так лучше слышно.
- Сказку… - Человек вздохнул, подхватил Котенка под рыжее пузико, усадил на колени и задумчиво почесал за ушком. - Ну, в общем…Жили-были.…Эти, как их…
- Мыши! - радостно заявил Котенок, устраиваясь на коленях поудобнее.
- Нет, не мыши. Жили-были Король с Королевой. И был у них единственный сын - Прекрасный Принц. И вот однажды ночью Принц вдруг проснулся от странного шороха… Он открыл глаза и увидел, что на золотом столике возле его кровати…
- Сидят мыши! - уверенно закончил фразу Котенок.
- Да погоди ты.… На столике сидела крохотная фея, и от нее шло мягкое розовое сияние. Сидела и плакала. Принц раньше никогда не видел фей, но сразу понял, что это она. "Что с Вами, прелестная фея?" - шепотом спросил Принц. "Ах!" - всхлипнула фея, - "Я летела на Праздник Весенних Туманов и по дороге потеряла свою волшебную палочку".

- Не иначе, мыши сперли, - шмыгнул носом Котенок. - От них всего можно ожидать!
- Не перебивай, а то я забуду, что там дальше было.… Ну вот. "Не плачьте, прелестная фея" - сказал Принц. "Я прикажу, чтобы все жители королевства искали Вашу волшебную палочку. А пока они ищут, Вы можете погостить у меня". Фея улыбнулась и согласилась. "Но только я должна Вас предупредить" - сказала она. "Если фея теряет свою волшебную палочку, она перестает быть феей. Она становится обычным человеком. И я очень боюсь…"
- Мышей? -  *сонно жмурясь и вытягивая лапы*.
- Нет! "Я очень боюсь" - сказала фея - "Если волшебная палочка не найдется через три дня, то я могу так и остаться человеком". Все жители королевства три дня и три ночи искали волшебную палочку, но так и не нашли.

- Я ж говорил - мыши. Они если сопрут, то это уж насовсем.…Ищи, не ищи…*зевая во всю розовую пасть*
- В общем, … Человек тяжко вздохнул и посмотрел на часы. - В общем, фея превратилась в красивую девушку, Принц в нее окончательно влюбился, и сыграли они замечательную свадьбу, на которой веселились все - от Короля с Королевой до последнего поваренка на кухне.
- И мыши?…*не открывая глаз, тепло дыша и тихонько муркая*
- И мыши… Им выкатили большую голову лучшего сыра, и они три дня и три ночи пели мышиные песни и плясали мышиные танцы. Все жили потом долго и счастливо и умерли в один день. Всё. Вот и сказке конец, а кто слушал - соленый огурец. Эээйй…ты что, совсем заснул?
Человек пододвинулся к столу и неловко начал тыкать в клавиши левой рукой.…На правой руке спал Котенок.
- В свою очередь, гарантируем Вам, что наши мыши…тьфу… наши специалисты своевременно и качественно…

Котенок повернулся на бок и улыбнулся во сне. Ему снились разноцветные феи, порхающие в воздушном хороводе. И толстые веселые мыши.
Мурк.
(c Лолькины рассказы0

+2

49

Про Хомяка и Мироздание...

ак-то солнечным апрельским полднем Хомяк сидел на пороге Дома-На-Болоте и гадал.
«Любит – не любит – плюнет – поцелует – к сердцу прижмет – к черту пошлёт… Любит – не любит…» — бормотал Хомяк себе под нос, обрывая лепестки на огромной, махровой ромашке.
Рыжый Котёнок, ловивший тут же, на крыльце, солнечных зайцев – лениво, одной лапой – на минутку оторвался от своего интересного занятия, и спросил, хитро прищурив глаз:
— Хомка, ты на кого гадаешь? На дракона? А то его давненько не было видно…
Хомка, бросив бормотать, только махнул на котёнка лапой.
— Зачем мне на него гадать?! Подумаешь, давно в шкафу не появлялся… Это не важно. Я и так знаю, что мой дракон меня любит. Так что на него и гадать не нужно. А вот насчет Него я не так уверен…
— Насчёт кого?
— Насчёт Мироздания, разумеется. Не мешай, Рыжий!
И он принялся отрывать лепестки дальше, деловито бубня:
—Любит… не любит… плюнет… поцелует… к сердцу прижмет… к чёрту пошлет… любит… Ой!
— Что случилось, Хомка?! — потревоженный Хомкиным вскриком, Котёнок на всякий случай вздыбил шерсть и воинственно распушил хвост.
— Смотри! — Хомяк сунул Котенку под нос мясистый стебель бывшей ромашки. К ярко-желтой, махровой серединке цветка остался прикреплен всего один лепесток. И на нем сидела красивая, блестящая на солнце божья коровка. Рыжая, с четырьмя черными точками на спинке.
— Как думаешь, Котенок, лепесток с божьей коровкой считается? — шёпотом спросил Хомка.
— Не знаю… — так же, шёпотом, ответил Котенок.
Хомка вздохнул.
— Понимаешь, если с коровкой не считается, то получилось, что Мироздание меня любит. А если считается – то выходит, что не любит… А мне что-то не хочется жить там, где меня не любят – как-то это страшновато…
Котёнок озадаченно почесал в затылке.
— Нуууууу, Хомка, я правда не знаю… А можно это как-то еще проверить? Давай, например, подождём до вечера и посмотрим, что за сегодняшний день с нами произойдет. Если случиться что-нибудь хорошее или радостное, значит, Мироздание тебя точно любит. А если случиться что-то плохое, то…
— То значит, оно меня не любит! — мрачно буркнул Хомка и еще раз вздохнул. — Мдаааа….
— Котёнок! Хомка! Вы идёте??!! — у дальнего края тропинки, ведущей от опушки к Дому-На-Болоте, вдруг обнаружился прыгающий и размахивающий лапами Барсук. — Быстрее, там уже все начинается!!!
— Хомка!!! Гонки на воздушных змеях!!! Как же мы забыли??!! — и Хомяк с Котёнком во всю прыть понеслись по тропинке за Барсуком. На большой лесной поляне начинались весёлые игрища Весеннего Равноденствия.
А уже поздно вечером, нагулявшийся и приятно тяжелый от любимых плюшек Хомка, угнездившись среди одеял и подушек, вдруг вспомнил о своем гадании. И задумался – так каким же был сегодняшний день? Их любимая команда проиграла гонки на воздушных змеях. Белки раздобыли мешочек любимых Хомкой орехов пекан и щедро отсыпали ему полную пригоршню. Барсук курил трубку, и Хома все время чихал. У котёнка обгорел на ярком весеннем солнце нос – но зато он выиграл целую банку брусничного джема в состязании на самые невероятные зимние завирушки. Потом вдруг, откуда не возьмись, объявился давно запропавший дракон – и Хомка с радостными воплями висел у него на шее. Зато потом дракон сожрал все мороженое и леденцы с коноплёй. А потом были посиделки у большого весеннего костра, и Старый Петри рассказывал новые сказки.
Потом пошёл дождь. Еще холодный, но уже по-настоящему весенний. А больше ничего плохого не случилось.
«Наверное, все-таки любит…» — тихонько пробормотал себе под нос засыпающий Хомка. И успокоено засопел, спеша навстречу своим весенним снам.
(c)

+2


Вы здесь » GoroD » Литература и языкознание. » Сказки про хомяка,рыжего котенка .....просто прикоснись.