GoroD

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » Статьи о Даугавпилсе.


Статьи о Даугавпилсе.

Сообщений 151 страница 190 из 190

151

Ваша Гадость написал(а):

кто автор??? Здоровски изложено!

http://www.grani.lv/daugavpils/31565-vo … pilse.html
Автор Элина ЧУЯНОВА

0

152

Двинск

ДВИНСКЪ (до 1893 г. Динабургъ, по рус. лѣтописямъ Невгинъ), кр-сть-складъ и уѣздн. гор. Витеб. губ., на прав. бер. Зап. Двины и на пересѣченіи Спб.-Варш. и Риго-Орлов. ж. д. Старый Динабургъ основанъ ливон. рыцарями-меченосцами въ 1205 г.; въ 1277 г. магистръ этого ордена Эрнестъ Ратценбургъ, для защиты орден. владѣній отъ пост. набѣговъ литовцевъ, построилъ камен. замокъ въ 12 вер. выше нынѣшняго Д. Нов. замокъ б. тотчасъ же снабженъ обильн. боев. и продовольств. запасами и больш. г-зономъ съ комтуромъ1 (см. это слово) во главѣ. Литов. кн. Трейденъ атаковалъ замокъ; однако, непрерыв. штурмы днемъ и ночью въ теченіе 4 недѣль не привели къ цѣли. 4 камнемет. машины не могли причинить замку никакого вреда; прот-къ д. б. отступить. Нѣск. лѣтъ спустя, его преемнику Виттену удалось, наконецъ, овладѣть замкомъ и разрушить его. Въ 1313 г. магистръ ордена Гердъ ф.-Іоркъ снова выстроилъ замокъ, а въ 1347 г. магистръ Госвинъ ф.-Герике пристроилъ еще 4 башни. Въ 1396 и 1403 гг., при осадахъ литовцами, замокъ испыталъ не мало поврежденій. Динабургъ принадлежалъ къ сильнѣйш. замкамъ во всей Лифляндіи. Въ наше время стѣны могучей постройки вслѣдствіе того, что окрест. населеніе всегда пользовалось развалинами Динабурга, какъ каменоломней, исчезли съ лица земли. Во время постройки кр-сти въ 1811—29 гг. подрядчики извлекли отсюда массу гранита и кирпич. лома. Несмотря на это, отъ старой постройки все же сохранилось настолько слѣдовъ, что по остаткамъ фундамента можно узнать первонач. форму замка. Онъ имѣлъ форму трапеціи и б. окруженъ съ в. двумя укрѣпл. форпостами (Vorburg), а съ з. — ретраншементомъ и плацдармомъ. Въ 1559 г. Динабургъ б. уступленъ ливонцами польск. королю Сигизмунду-Августу и, по заключеніи уніи съ Литвою, въ 1566 г. сталъ гл. городомъ Ливон. области въ Литов. княжествѣ. Въ 1569 г. гроссмейстеръ Кетнеръ отказался вовсе отъ него въ пользу Польши. Въ 1577 г. Динабургъ б. взятъ въ 1-й разъ рус. войсками при Царѣ Іоаннѣ IV Васильевичѣ; въ слѣд. году Ливон. область б. возвращена Польшѣ и въ 1582 г. Стефаномъ Баторіемъ б. заложена Динабург. кр-сть на мѣстѣ нынѣшней; она состояла изъ цитадели или замка, окруженнаго земл. валомъ съ 6 баст-ми; городъ, кромѣ того, также б. окруженъ земл. валомъ. Во время войны за швед. престолъ между польск. королемъ Сигизмундомъ и герц. Карломъ Зюдерманландскимъ и при Густавѣ II Адольфѣ Динабургъ два раза б. взятъ шведами, но возвращаемъ Польшѣ. Въ мрт. 1655 г. онъ б. обложенъ рус. и швед. войсками и, по отступленіи русскихъ, взятъ шведами штурмомъ (фельдмарш. гр. Левенгауптъ). Черезъ годъ послѣ разрыва со шведами Царь Алексѣй Михайловичъ осадилъ Динабургъ, имѣя 100-тыс. армію. Послѣ 3 штурмовъ кр-сть б. взята, названа Борисоглѣбскомъ, но по миру въ Оливѣ въ 1660 г. б. возвращена Польшѣ. Въ 1671 г. замокъ Динабургъ б. исправленъ и существовалъ до 1710 г., когда его бросили оконч-но, и съ той поры онъ сталъ разрушаться. Въ 1772 г., при первомъ раздѣлѣ Польши, Динабургъ оконч-но перешелъ къ Россіи. Въ этомъ же году, въ докладѣ воен. коллегіи объ учрежденіи кр-стей въ отошедшихъ отъ Польши губерніяхъ, уже упоминается о Динабургѣ, какъ пунктѣ для кр-сти, для обезпеченія новой гр-цы и для содѣйствія возстановленію спокойствія въ занятыхъ областяхъ. Съ тѣхъ поръ до конца царст-нія Екатерины II и при Павлѣ I неоднократно составлялись и исправлялись проекты кр-сти въ Динабургѣ, въ разработкѣ к-рыхъ принимали участіе изв. рус. воен. инж-ры того времени: Бауръ, Тучковъ, Деволанъ и Опперманъ. Благодаря, гл. обр., послѣднему и создалась Динабург. крѣпость. Она б. заложена и начата постройкой въ 1810 г., по проекту инж. полк. Гекеля, впослѣдствіи нѣск. измѣненному. По первонач. проекту, кр-сть д. б. состоять изъ 7 фронтовъ, изъ к-рыхъ 6 представляли 7 бастіоновъ и 6 куртинъ-люнетовъ, примыкавшихъ къ окружному внутр. валу; фасы баст-въ усиливались к.-гардами, а куртины — большими равел-ми; 7-й полигонъ, прибрежный, впослѣдствіи б. раздѣленъ на 2; на друг. берегу было мост. укр-ніе изъ 2 полубаст-въ, 2 баст-въ и 3 люнетовъ между ними. Самыми сильными по начертанію были 1 и 6-й полигоны, они считались болѣе подверженными атакѣ. Г-зонъ б. опредѣленъ въ 4.500 ч.; вооруженіе — въ 569 ор., изъ коихъ въ мост. укр-ніи 110. Окончаніе постройки предполагалось къ концу 1812 г. Этотъ проектъ сперва не б. утвержденъ, и полк. Гекелю приказано б. составить новый, по системѣ Вобана, измѣненной Кармонтенемъ и Мезьерскою школою. Сдѣланныя измѣненія не касались, однако, общаго начертанія линіи, почему въ іюлѣ 1810 г. б. начаты работы по насыпкѣ гласиса; мост. укр-ніе и прикрыт. путь глав. вала д. б. быть окончены въ томъ же году. Одновр-но въ Динабургъ б. назн. для постройки кр-сти отрядъ изъ 5 пп., 6 рез. и 1 гарниз. б-новъ, 2 піонер. р. и 200 арт. лошадей, подъ нач. ген. кн. Яшвиля. Работы б. прекращены въ нач. нбр.; б. насыпаны и одернованы 3 равелина мост. укр-нія, насыпана большая часть глав. вала его, а гласисъ доведенъ только до высоты, предохраняющей отъ наводненія. Въ 1811 г. работы также подвинулись немного; къ нбр. б. оконченъ наплавной мостъ черезъ Двину, для окончанія мост. укр-нія требовался еще мѣсяцъ; валы кр-сти б. не закончены, а на 6-мъ и прибрежномъ фронтахъ едва начата отрывка рвовъ. Несмотря на такое состояніе работъ, Динабургъ указомъ 14 іюля б. объявленъ кр-стью 1 кл. Въ этомъ собственно видѣ и застала Динабургъ война 1812 г. 28 іюня, по рѣшенію воен. совѣта, въ ожиданіи появленія непр-ля, работы б. прекращены, запасы изъ кр-сти вывезены и съ излиш. поспѣшностью уничтожена часть имѣвшихся средствъ обороны. К-дантомъ съ начала работъ былъ арт. ген. Улановъ. 1 іюля г. къ Д. подошла франц. армія марш. Удино въ составѣ 3 д-зій, атаковала мост. прикрытіе, но б. отбита; къ вечеру непр-ль отступилъ; 2 и 3-го онъ снова повторилъ атаки, но также безуспѣшно; въ ночь на 4 іюля марш. Удино удалился. Въ это время отъ другой франц. арміи, Макдональда, оперировавшей на нижн. теченіи Двины, б. отправленъ къ Д. полкъ, а затѣмъ бр-да Рикорда. Г-зонъ Д. къ этому времени составился изъ мѣстнаго г-зона и отступившаго туда отряда г.-м. Гамена, всего въ числѣ 3.700 ч. подъ общимъ нач. послѣдняго. Узнавъ о приближеніи бр-ды Рикорда и считая свои силы слишкомъ слабыми, чтобы держаться въ этомъ пунктѣ, ген. Гаменъ 15 іюля покинулъ Д. и отступилъ на Рѣжицу, снявъ предварительно съ укр-ній орудія (часть потоплена въ Двинѣ) и уничтоживъ переправу. Отрядъ Рикорда занялъ Д. безъ боя и нѣк-рое время занимался въ немъ срытіемъ укр-ній и уничтоженіемъ оставшихся средствъ обороны. По окончаніи кампаніи 1812 г., постройка крѣпости б. возобновлена, но работы до окончанія наполеон. войнъ велись медленно; сильн. наводненіемъ въ мрт. 1816 г. часть работъ б. разрушена, что вызвало значит. измѣненія въ послѣдующ. работахъ. Въ 1816 г. б. учрежденъ особый комитетъ, подъ предсѣд. ген. Оппермана, для разсмотрѣнія его доклада съ обшир. запиской подъ заглавіемъ: "Сужденія о кр-стяхъ Россійск. гос-тва по нынѣш. ихъ состоянію". Больш-во ком-та было противъ кр-сти въ Динабургѣ и высказалась за прекращеніе въ немъ работъ. Однако, вскорѣ послѣдовало Выс. повелѣніе о безостановочномъ ихъ производствѣ. Работы эти особенно усилились и велись энергично съ назначеніемъ В. К. Николая Павловича ген.-инсп-ромъ по инж. части. Благодаря ему, съ 1821 г. крѣп. верки начали уже переходить отъ врем. профилей къ долговр-нымъ, но кр-сть б. закончена лишь въ 1832 г., когда 21 мая состоялось ея освященіе въ присутствіи Государя; но и послѣ того работы въ ней еще продолжались по личнымъ указаніямъ Императора. Въ фортифик. отношеніи укр-нія Динабурга отличались оригинальностью и мног. достоинствами. Въ послѣд. время значеніе Динабурга постепенно стало падать съ развитіемъ крѣп. обороны нашей зап. гр-цы и постройкой нов. крѣпостей. Динабургъ отошелъ во 2-ю линію, вслѣдствіе чего б. перечисленъ сначала въ кр-сть 2 кл., а въ 1897 г. — въ кр-сть-складъ. Въ 1893 г. Динабургъ переименованъ въ Двинскъ. (Столѣтіе воен. мин-ства, 1802—1902 гг. Гл. инж. упр-ніе, ч. I, 1902; Ц. Кюи, Кратк. истор. оч. долговрем. форт-ціи, 1897).

Яндекс.Словари › Военная энциклопедия, 1911-1914

+1

153

Дубровин

Дубровинский парк и «даугавпилсский Бродвей»

Если в Одессе неразделимы памятник Дюку Ришелье и потемкинская лестница, то в Даугавпилсе так же неразделимы Дубровинский парк и центральная улица Ригас, которая спускается от самого вокзала и достигает знаменитую дамбу Павла Мельникова, построенную в 1841 году, а позже с этой же дамбы запускались ракеты салюта в честь городских праздников. Недаром горожане избрали эту улицу для прогулок еще в конце XIX века, которые всегда заканчивались, во вновь созданном Дубровинском парке, танцами, играми, аттракционами, концертами. К выходу на «местный Бродвей», вечером, горожане тщательно готовились, одеваясь по моде, выводя в люди своих дочерей и сыновей. Таким образом, завязывались знакомства, а затем уж можно было говорить о помолвке и свадьбе. Губернский город жил по своим правилам. Так что, центральная улица, можно сказать, играла роль свахи в хорошем смысле этого слова. Многие старожилы города могут заявить, что их посватала улица Ригас.

Историческая справка

Появлению Дубровинского парка способствовал план развития Динабурга от 1865 года, одобренного самим царем: "Быть по сему - Александр. Царское Село. 1 октября 1865 года". В плане было расписано расположение всех объектов в городе. Центр города, к тому времени, сконцентрировал всю торговлю Динабурга. Здесь были Хлебная, Сенная и Конная площади. За Конной площадью, где сейчас сохранилась пожарная каланча, до самой дамбы находился болотистый пустырь. Именно на этом месте, городской голова и член управы, генерал-майор Николай Иванович Гогельстром предложил разбить городской сад. В то время в городе был один небольшой Александровский сад (Тарелочка).

В 1867 году городской головой становится П. Ф. Дубровин, который и претворил в жизнь план создания парка. Несколько гектаров земли были мелиорированы, а согласно плану были разбиты аллеи парка и посажены редкие породы деревьев и кустарников. Дубровинский парк не избежал фактов мистификации в наше время, когда одна из столичных газет рассказала о секретах Дубровинского фонтана.

Газетная утка в Дубровинском фонтане

Одна из любительниц "жареных историй" из столичной прессы шесть лет тому назад сообщила о том, что скрывающийся от большевиков в 1918 году адъютант царя Николая II приехал в Двинск. Когда ему стала угрожать опасность, и преследователи – большевики уже почти настигли адъютанта, тот бросился в воды фонтана и исчез, оставив преследователей с носом. Автор захватывающей заметки далее сообщала, что адъютант царя воспользовался под водой тайным ходом, открыв люк, а уж затем по подземному переходу добрался до городской дамбы и на конном экипаже покинул город. Зачем в Двинске появлялся адъютант царя, автор не сообщала. В городе нашлись искатели, которые попытались найти тот самый "тайный ход". Старожилы города вдоволь потешились над поисковиками и утопили столичную газетную утку в том же фонтане, ибо фонтан был построен... после Второй мировой войны.

Отдыхали культурно и весело

Те же старожилы связывают Дубровинский парк со своей молодостью, и многое помнят о парке из рассказов своих родителей. Сам же парк стал называться Дубровинским еще при жизни Павла Федоровича Дубровина. Вот что написано в смете городских расходов за 1889-й год: "Отпущено 327 рублей на постройку караульного домика с сараем и забором в Дубровинском парке". Сам же П. Дубровин умер в 1890-м году. В конце XIX века в Дубровинском парке были произведены значительные работы - отремонтировали ограду, дорожки, установили новые скамейки. Здесь же построили открытую эстраду, которая обошлась в 400 рублей. Со стороны главного входа на театральной улице (Театру) соорудили впечатляющую арку, построили буфет. Ремонтные работы велись и в начале 30-х годов ХХ века. За эстрадой была оборудована спортивная площадка. Дубровинский сад стал основным местом для прогулок и отдыха горожан.

Местные газеты в 1914 году писали: "Двинское добровольное пожарное общество устраивает грандиозное первомайское гуляние и лотерею-аллегри при двух оркестрах. Ценный приз за самую оригинальную шляпку, ценный приз за самую большую бороду. Приз за красивые усы. Танцы. Удочка. Буфеты".

Кстати, про усы. В 70-е годы прошлого века, начальника милиции Даугавпилсского городского отдела Манжоса возил старшина с великолепными усами, которым бы по длине, ухоженности и пышности мог позавидовать сам Буденный. И все же кто–то доложил начальству в Ригу, что усы старшины - это явное нарушение устава. За усы старшины вступился сам министр МВД Латвии и старшина благополучно дослужил в милиции со своими усами до самой пенсии.

Но не будем отвлекаться от главной темы. Кого только не видел Дубровинский парк и местный Бродвей!? В 50-е годы страна жила бедно и скромно Но горожане любили гулять и отдыхать по-старинке.

Вечерние прогулки начинались с улицы Ригас (тогда Ленина) и плавно перетекали в Дубровинский парк (28 октября 1948 года парк был переименован в парк имени Ленинского комсомола). Позднее здесь был сооружен и фонтан. Что в то время из нарядов могла позволить себе молодежь? Девушки носили платья с модными плечиками, и не каждая могла себе купить модельные туфельки, а потому спортивные тапочки превращались в белоснежные босоножки с помощью зубной пасты, которую заранее намазывали на материал тапочек и давали высохнуть. Белизны тапочек хватало на один вечер, но больше и не надо... Были и модницы, которые из клиньев-обрезков с местных швейных фабрик шили потрясающие юбки и костюмчики.

Юноши той поры носили брюки-клеш и футболки с молниями. Как последний писк моды, в карманах футболок красовались "авторучки-самописки", а на груди многие носили спортивные значки разрядников, ГТО. Значок "Мастер спорта СССР" приходилось выклянчивать у старших братьев, чтобы покрасоваться перед девушками. Можно было подумать, что вся молодежь "заболела" спортом. И вот этот поток молодежи "шлифовал" центральную улицу города и парк, особенно в праздничные дни. Место свидания всегда назначали под часами на углу Народного дома (угол Ригас и Гимназияс). Круглые часы были подвешены на ажурную арку и по ним сверяли время почти все горожане, имеющие часы, которые по тем временам сильно кусались по ценам. Знаменитыми марками часов того времени для женщин были "Заря",а для мужчин "Победа".

"Первое тлетворное влияние Запада" улица Ригас и парк Дубровина увидели сразу же после международного фестиваля в Москве в 1957 году, когда на прогулку вышли первые "стиляги". Они носили ярко-пестрые рубашки, узкие брюки и туфли на толстой подошве "джимми". Девчонки носили короткие юбки и яркие обтягивающие кофточки. "Стиляги" держались особняком, пользуясь в разговоре особым жаргоном. Попытки станцевать на площадке в Дубровинском саде "рок-н-ролл" пресекались стражами порядка и дружинниками, которые препровождали "стиляг" в местное отделении милиции, а протоколы отправлялись по месту работы и в комсомольские организации. Вот так жила та молодежь за "железным занавесом".

И все же, первые даугавпилсские "стиляги" внесли свой вклад в дело моды. Уже в 60-е годы вся городская молодежь щеголяла в брюках-дудочках, жевала "резинку", носили американские галстуки-удавки (разноцветные веревки с фирменной бляхой). И вид молодежи уже не так шокировал партийных и советских работников. Да, мода - сила, с которой не поспоришь. С каждым годом технический прогресс вытесняет старые обычаи в нашем городе. Редкие концерты в парке у фонтана на празднике города показывают, что не все так плохо.

Горожане, особенно молодежь, любят проводить свободное время на западный манер, отдыхая в многочисленных кафе и ночных клубах - мы ведь живем в Европе... Не верится, что захиреет парк Дубровина. Мудрый Дубровин как бы выходит на прогулку со своим любимым псом, охраняя покой наших горожан. Традиции не стареют, делают нас добрее, а все остальное зависит только от нас самих.

   
Автор: Влад Фурман

Отредактировано Foma (Вторник, 15 января, 2013г. 04:34:04)

0

154

Delfi
>
Архив
Двинские хроники XX века
             
Сергей КУЗНЕЦОВ
"Миллион" | 16 ноября 2004, 12:55

Ровно 100 лет назад, осенью 1904 года, затянувшаяся русско-японская война шла уже без малого год. Еще 23 октября в Двинске началась мобилизация нижних чинов запаса (резервистов) в действующую армию.
В первую и вторую неделю ноября власти организуют призыв офицеров и врачей из запаса. В Санкт-Петербурге решено: отправить большую часть гарнизона Двинска в Манчжурию. Речь идет о двух полках расквартированной в Крепости 25-ой пехотной дивизии — 97-го Лифляндского и 100-го Островского. На торжественное действо ожидается прибытие императора Николая II с семейством.

Двинский полицмейстер А. Махцевич издал распоряжение о порядке размещения публики во время высочайшего смотра войск, направляющихся на Дальний Восток. Привилегированные лица получают разовые билеты. Всем прочим также надлежит явиться в праздничных нарядах. Запрещается бросаться навстречу и вслед императорскому кортежу во время его следования, бросать прошения, цветы, платки, головные уборы и любые прочие предметы. А также смотреть на императора в бинокль и фотографировать без личного разрешения губернатора.

Парад

День 11 ноября 1904 года выдался морозным и солнечным. С 7 утра толпы горожан пешком и в экипажах устремились на военное поле за Эспланадой. По Лагерной улице народ шел сплошным потоком, растянувшись почти на две версты. Порядок образцовый. Город украшен флагами. На военном поле — триумфальная арка с государственным гербом. С одной стороны сооружения красуется надпись "Добро пожаловать!", на другой — "Боже, Царя храни". К 8 утра на специально устроенный платформе возле железнодорожного переезда через полотно Риго-Орловской дороги, рядом с казармами мортирного полка, начинают собираться депутации и высокопоставленные особы. Среди встречающих — известные предприниматели Алексей и Петр Митрофановы, общественный деятель старообрядец Толстов.

Николай II прибывает на вокзал в сопровождении брата, Великого Князя Михаила Александровича, военного министра Сухомлинова и министра двора Фридерикса. Императора встречают и.о. командующего войсками Виленского военного округа генерал от кавалерии фон дер Лауниц, Витебский вице-губернатор, действительный статский советник А. Ключаре. Под звуки военного оркестра Император обходит строй почетного караула от 1-ой резервной артиллерийской бригады. Затем монарх соизволил выйти к депутациям. Принял рапорт от городского головы А. Пфейфера, икону благоверного князя Александра Невского от православного духовенства, хлеб-соль от мещан, крестьян и старообрядцев двинского и других латгальских уездов. Еврейское общество поднесло Государю свиток Торы. Команду Двинского пожарного общества представлял ее председатель барон Н. фон дер Дризен.

Попечительство крепостного приюта имени Николая II поднесло царю ковер с императорскими вензелями и отчет о проделанной работе. Государь в милостивых выражениях благодарил всех и под восторженные крики "Ура!" отбыл на смотровое поле, где выстроились все четыре полка 25-ой дивизии: помимо двух вышеупомянутых, еще 98-й Юрьевский и 99-й Ивангородский.

Проезжая по фронту, Государь здоровался с воинами. После церемониального марша они удостоились царского "спасибо". Затем Николай поздравил их с предстоящим походом, пожелал скорейшего возвращения и благословил. Кстати, из экипажа царь пересел на коня, объехал все полки, благодарил за хорошую службу и желал разбить врага. Последовало трогательное прощание. Гремело несмолкаемое "Ура!". Солдаты бросали в воздух папахи и поднимали их на штыки.

Возле императорского поезда Николай II простился с народом. Состав отошел на Витебск в 12.50 при долго не смолкавших здравицах в честь Государя и Августейшего Семейства. Царь был в полном восторге от верноподданнических чувств гарнизона и обывателей. Люди с радостью устремились в город, делясь своими чувствами. Спустя лишь несколько недель в Петербурге разыгралась трагедия — Кровавое воскресенье.

Монаршья благодарность

Николай II еще раз посетил Двинск утром 15 ноября, по пути из Гродно. Приняв хлеб-соль от депутаций и удостоив милостивыми вопросами встречающих лиц, Николай II, его супруга Александра Федоровна и Великие Княжны Ольга и Татьяна в сопровождении военного министра на автомобиле прибыли в крепостной собор, где была совершена литургия. После богослужения Их Величества навестили раненых в крепостном лазарете и в госпитале Двинского уездного ведомства. Государь беседовал с ранеными и вручал награды, Великие Княжны передавали им образки. В час пополудни Высочайшее Семейство отбыло из Двинска. Государь остался весьма доволен образцовым порядком в госпитале, о чем и сказал витебскому губернатору Арцимовичу. Отдельной благодарности удостоилось руководство двинской полиции.

Что до участников парада 11 ноября, то царь пожаловал нижним чинам от 1 до 5 рублей на душу. Как говорили тогда — "на пропой".
"Миллион"

0

155

1992...

Радостная весть пришла в Даугавпилс – первому фотографу в Латгалии присвоено звание АФИАП. Членом международной Федерации художников фотоискусства стал руководитель фотостудии «Латгале» Александр Самуилов, многократный участник международных конкурсов, фотовыставок и салонов. Его работы известны в Польше, Чехословакии, Венгрии, Италии, Гонконге, в десятках городов стран СНГ.

Жаль, фоток в сети не найти...

0

156

Провинциальное очарование старинной улочки

http://www.nasha.lv/newsimages/image-22-02c951c020e1c5d464bf685ce178cc6c.jpg

Фебруара - это единственная улица в городе, носящая название одного из месяцев года. Доподлинно не известно, почему улочке изначально дали такое имя, но оно успешно прижилось и даже при смене властей не претерпело изменений, лишь было переведено на латышский язык. А вот вихрь военных лихолетий нещадно пронесся по Фебруара, сохранив редкие исторические здания да ауру провинциального городка.

О прошлом старинной улицы, на которой некогда бурно кипела деловая и общественная жизнь, - рассказ краеведа Геселя Маймина, ныне проживающего в Израиле.

"Февральская улица в Гауке возникла во второй половине 19 века. Свое начало она брала у Западной Двины-Даугавы, а когда по берегу реки пролегла ул. Набережная (Краста, ныне Бругю), то Фебруара стала чуть короче, начинаясь от этой улицы. После разрушительного наводнения 1922 года вдоль реки по улице Набережной была сооружена дамба, и тогда уже от нее начиналась ул. Фебруара. Она шла параллельно Шоссейной улице (ныне 18 Новембра) и тянулась до ул.Железнодорожной (ныне Дзелзцелю).

В 1924 году Февральская стала называться по-латышски - Фебруара (в некоторых источниках встречается первоначальное название улицы как Русская Февральская - прим.ред.).

В те годы по Даугаве шел сплав леса. В Гайке вдоль реки располагались предприятия по переработке древесины (лесопилки и др.). В начале улицы Февральской (№ 2) находилось предприятие по переработке леса, до Первой мировой войны Раца, а в 1920-1930-х годах Мизрока (Мизроха).
На углу напротив в 1911 году была построена городская электростанция.

О спортивных сооружениях и обществах этого периода почти нет информации в письменных источниках. Леонид Добычин в своей книге "Город Эн" пишет: "С дамбы я смотрел на дом Янека. В окнах Сиу кто-то двигался. Может быть, это была Натали. Вальс был слышен с катка…"

За дамбой в этом месте в 1920-1930-е годы размещался стадион "LSB". Видимо, и до Первой мировой войны здесь был какой-то стадион. А стадион спортивного общества "Latvijas sporta biedrоba" находился на улице Фебруара № 4, между улицами Мельничная (ныне Дзирнаву) и Средняя (ныне Видус). В 1930-е годы часть ул.Видус была присоединена к стадиону. На нем располагались футбольное поле, которое зимой заливалось под каток, волейбольные и баскетбольные площадки, теннисные корты и т.д.. Стадион просуществовал до Второй мировой войны.

На пересечении улиц Фебруара и Лагерной (ныне Нометню) находился как бы центр Гайка, где можно было увидеть магазины, аптеку, баню, парикмахерскую и т.д..

В двух каменных зданиях № 39/41, построенных в начале 20 века, размещался еврейский сиротский (детский) дом. Финансовую помощь на его содержание оказывал скульптор Наум Аронсон (1872-1943). На лето детский дом переселялся в деревню Паукшты возле Погулянки. С 1937 года детский дом стал выезжать в Стропы, где на средства меценатов и в первую очередь Н.Аронсона для детдома был приобретен и перестроен особняк. В 1938 году учреждение переименовали в "Детскую колонию имени Аронсона". Еврейский сиротский дом просуществовал до начала Второй мировой войны. (Здания разрушены в годы войны, - прим. ред.).

В каменном двухэтажном доме № 24, построенном в 1907 году (по другим источникам в 1911 году - прим. ред.) в начале 1930-х годов размещалось Даугавпилсское отделение управления криминальной полиции. Во второй половине 1930-х годов здесь находилась контора страхового общества A/S "Droроba", которую содержал последний владелец этого здания А.Мукан. После войны это - жилой дом.

Улица Фебруара во время Второй мировой была почти полностью уничтожена. После войны улица была укорочена и уже начинается от ул.Дзирнаву. Часть территории вдоль дамбы отошла к электростанции, на другой части, где находился стадион, разместились разные строительные организации. По улице проложили железнодорожную ветку к электростанции (ныне теплостанции). Некоторые дома восстановили, построили несколько новых.
Такова нелегкая судьба когда-то оживленной улицы".

Сегодняшняя улица Фебруара мало чем отличается от улицы полувековой давности. Те же деревянные домики, вросшие в землю, с чудом сохранившимися узорчатыми козырьками над входными дверьми. Тот же замедленный ритм жизни днем, а по вечерам тишь и пустота, улица словно вымирает, утонув в темени - уличные фонари здесь не горят.

Уже никто не помнит, что когда-то на улице звучали голоса детдомовских детей и катавшейся на коньках молодежи. А район перекрестка Фебруара и Нометню по-прежнему остается центром всего микрорайона. Именно здесь работают магазины и кафе. Спешит вперед время, и в ногу с ним спешат предприниматели. Сегодня на улице Фебруара уже никто не перерабатывает древесину, здесь производят пластиковые окна и двери, зеркала, стекла, аквариумы и вкусные торты.
Жанна РОМАНОВСКАЯ

0

157

В сентябре 1930 года в ночном небе Двинска появился дирижабль «Граф Цеппелин», совершавший безостановочный перелет из Германии в Москву.

Для двинчан даже слухи о том, что знаменитый дирижабль пролетит над городом, стали настоящей сенсацией.
9 сентября в 23 часа редакцией городской газеты «Двинский Голос» из Риги было получено сообщение о том, что знаменитый дирижабль вылетел и к полуночи будет в небе над Двинском. В 11 часов вечера корреспондентские пункты наблюдения были установлены на железнодорожном мосту, на Новоалександровском шоссе, у бывшего маслозавода и в имении Дидрихштейна, расположенном в 4-х километрах от Гривы.

В 00 часов 25 минут сначала пост на шоссе, затем наблюдатели в имении уловили неясный гул, доносившийся со стороны Ново-Александровска (ныне город Зарасай Литовской Республики). Гул нарастал, и к радости утомленных ожиданием горожан в темном ночном небе появился гигантский сигарообразный силуэт «Графа Цеппелина».

Освещенный яркими огнями дирижабль, словно волшебный корабль, приближался к нашему городу. На высоте 100 метров он пролетел мимо железнодорожного моста, в районе Гривы свернул на центр города и пересек его по линии между улицами Рижской и Саулес.

Шум от пяти моторов «Графа Цеппелина» был такой силы, что разбудил тех немногих, которые ничего не знали о необыкновенном полете. Горожане кидались к окнам своих домов, выбегали во дворы, забирались на чердаки и крыши, чтобы получше разглядеть необыкновенное чудо, созданное руками человека. Такого раздолья для двинских Бобиков и Барбосов не было давно — их истошный лай порой перекрывал мощный гул работавших моторов дирижабля.

Через пять минут волшебный корабль скрылся за ночным горизонтом. Тишина, оживляемая никак не успокаивавшимися местными шавками, вновь опустилась на город. Но свет в городских домах горел до утра — двинчане делились своими впечатлениями об увиденном.

Долетев до Строп, «Граф Цеппелин» вдоль железнодорожного полотна направился на восток. На следующий день в 11 часов двинчане слушали по радио репортаж о восторженной встрече дирижабля жителями Москвы — «красной столицы». /с/

http://www.nasha.lv/images/news_images_big/48de770acf06da794053f3931e43eaa5.jpg

+2

158

1962 ГОД. ХОРОШИЙ ВКУС НАДО ПРИВИВАТЬ

Хороший вкус - это чувство и понимание всего простого, удобного и в то же время изящного.

Приятно, например, побывать в методическом кабинете Дома культуры № 1, городской научной библиотеке, бюро ЗАГС, школе-интернате. Тут всегда чисто и уютно. Каждыц предмет на своем месте. В помещениях нет ничего лишнего. Тут гармонирует все: окраска стен и мебель, коврик и картина, ваза и цветы. Не крикливо сделаны стенды, фотогазеты и другая наглядная агитация. К ним так и хочется подойти, почитать, посмотреть. Они не раздражают, а ласкают глаз.

По поведению, одежде, нравам можно судить не только о хорошем вкусе отдельного человека. Часто в этом выражается культура всего города. Разве приезжий человек, увидев потерявшие вид портреты передовиков, выставленные в парке, или измытый дождем герб на городской Доске почета, станет рассуждать, у кого из ответственных за это лиц нет хорошего вкуса? Конечно, нет. Он скажет: "В Даугавпилсе нет культуры". Вот почему мы должны прививать людям чувство красоты.

Совсем недавно отремонтирован клуб железнодорожников. Тут с большим вкусом сделано и помещение для буфета. Но разве можно сказать о хорошем вкусе торгующих тут работников орса? Вокруг разбросаны деревянные ящики из-под бутылок. Витрина буфета оформлена небрежно.

А одежда, украшение, прическа и косметика?! Разве они не говорят о внутреннем содержании человека? На наших рынках еще можно встретить продавцов бумажных цветов, "ковров" с лебедями и северным сиянием, гипсовых кошек и львов. И, к великому сожалению, находятся покупатели этих "украшений".

1961 ГОД. ПОГОВОРИМ О "МОДАХ"

В Доме культуры № 1 демонстрировались модели "Ленинградодежды". Смотр моделей вызвал большой интерес.

Очень увлекательно рассказывалось о том, что модно и как каждая женщина может и должна одеваться. Необязательно для одежды покупать дорогую ткань, а лучше дешевую, что зачастую красивее и практичнее. Модно одеваться - это не значит выглядеть кричаще и тем обращать на себя внимание.

Моду определяют три точки: линия плеча, талии и длина одежды, и, в зависимости от их направления или места, меняется и сама мода. "О вкусах не спорят", - гласит пословица, но она уже устарела. О вкусах нужно спорить и чем больше, тем это лучше и полезней.

Смотр был организован хорошо. Демонстрация моделей сопровождалась джазовой музыкой; демонстрируемые платья, пальто, костюмы, ансамбли сшиты были очень аккуратно и почти все они были приемлемы. Остается только пожелать, чтобы подобные смотры-беседы у нас проводились чаще и чтобы наши женщины одевались красиво.

Красное Знамя

http://www.nasha.lv/newsimages/image-30-63451aec188155469ec3698fe92193a7.jpg

0

159

."16 декабря 1916 года на станции Еловка, что находится под Двинском (ныне Даугавпилс), скопились кайзеровские войска, эшелоны с боевой техникой и снарядами. Вдруг на станцию обрушились десятки тяжелых снарядов, и через несколько минут от железнодорожных составов, военных складов остались дымящиеся обломки. Германское  командование не могло понять, откуда взялись русские крупнокалиберные орудия. А все было просто: восемь орудий, в том числе 305-мм осадные гаубицы 19-го армейского корпуса скрытно выдвинули на позицию в 10—12 км от станции. Расчеты, воспользовавшись данными разведки, открыли огонь без пристрелки — сразу на поражение".

Такой вот отрывок из статьи про крепостную артиллерию.Кто-нибудь знает где была эта самая "Еловка"и как она сейчас называется???

0

160

Немецкая открытка времен Первой мировой войны - Еловка...А следующее фото Эглайне Даугавпилсского района.

http://s3.uploads.ru/t/Gh2d9.jpg

http://s2.uploads.ru/t/Uo2v8.jpg

+1

161

Классический вопрос: Почему Еглайне в теме "Статьи о Даугавпилсе" ???  :crazyfun:

0

162

Ваша Гадость написал(а):

Классический вопрос: Почему Еглайне в теме "Статьи о Даугавпилсе" ???

Foma написал(а):

Такой вот отрывок из статьи про крепостную артиллерию.Кто-нибудь знает где была эта самая "Еловка"и как она сейчас называется???

0

163

Если уж быть совсем точным, то правильное название Ёловка. Это действительно Эглайне.

А это фото с другого ракурса. Мост на переднем плане цветного фото хорошо виден и на черно-белой фотографии.

http://s2.uploads.ru/t/IsNWV.jpg

Кстати, во Владивостоке есть музыкальная группа, которая называется "Эглайне". По всей видимости это связано именно с топонимом этого географического объекта, находящегося на территории Латвии. И скорее всего название группы взято с борта атомного траулера "Эглайне", который приписан к городу Владивосток.

Отредактировано Апельсин (Суббота, 2 марта, 2013г. 01:06:26)

0

164

Нацистская модель этнической иерархии

По завершению процесса оккупации, нацисты начали реализацию плана радикальных преобразований в Остланде. Здесь предполагалось выстроить жестко детерминированную этническую систему, вершину которой должны были венчать истинные арийцы.

Это вполне отвечало целям и задачам, которые фюрер декларировал в программной работе «Майн Кампф»: «…наше национал-социалистическое государство видит свою главную задачу в том, чтобы воспитать достойных носителей идеи государства. С этой целью оно делает все возможное, чтобы поддержать наиболее ценные в расовом отношении элементы, помочь их развитию и затем обеспечить им соответствующую роль в практической жизни»

В соответствии с этим постулатом фюрера, только немцам предоставлялось право занимать высшие военные и административные посты на оккупированных территориях, чтобы управлять иноэтническим населением. Лишь недавно стали широким достоянием гласности рассекреченные документы «Генерального плана «Ост», которые должны были регламентировать основы правовой, экономической и территориальной структуры завоеванных территорий.

На Нюрнбергском процессе в качестве документального свидетельства существования плана, фигурировала ранее лишь шестистраничная выдержка: «Замечания и предложения Восточного министерства по Генеральному плану «Ост».Однако в 1982 г. оригинал этого документа был обнаружен в одном из архивов Вены,что позволяет более полно исследовать вопрос будущего Латвии,как его видели нацисты. Согласно плану "Ост", политику онемечивания можно было применять лишь к тем народам, которые нацисты считали расово полноценными.

В марте 1944 года начальнику так называемого Института гигиены войск СС (что находился в Риге, на Кронвальда 9, в здании бывшей православной духовной семинарии), доценту университета из города Грейфсвальд, доктору Фритцу Штайнигеру поручили «научно» обосновать необходимость уничтожения населения Латгалии. Этот социальный заказ объяснялся тем, что жители края отличались упорным сопротивлением нацистскому режиму. Поэтому в Берлине и решили определиться: отделять ли Латгалию от округа «Lettland», не присоединяя ее к территориям рейха, или же, не мудрствуя лукаво, прото истребить все местное население.

Этот вопрос особенно стал актуальным после расправы с населением поселка Аудрини и многих партизанских акций, нанесших значительный урон оккупантам. Чтобы подвести необходимую базу под планируемый геноцид, требовались «научные» выкладки. По запросу Штайнигера, в Ригу начали поступать архивные материалы из Даугавпилса: родословные документы разных семей, записи из церковных книг, просветительская латгальская литература, хроники времен Ордена иезуитов и прочее.

Сверхзадача состояла в фальсификации истории, с целью доказать, что деятели латгальского возрождения и буржуазно-демократического просвещения, которые «разбудили в латгальцах латышей», были потомками иудеев, либо поляков. А значит, их наследников можно уверенно отнести к группе Б2 (согласно нацистской классификации: евреи, белорусы, поляки и прочие).

Доктор-расовед под это дело сначала подвел статистику. Ее «анализ» позволял прийти к выводу, что у латгалов, определяя по научному –«лепизированных восточноевропейцев» – присутствует лишь 28 процентов латышской крови, 10 процентов из них имеет предков еврейской национальности во втором и третьем поколении, а 25 –в четвертом и пятом. И, самый ужас (!) в том, что польские корни можно доказать в 68% всех случаев.

Чтобы подкрепить свои «научные изыскания», институт направил в Латгалию антропологическую экспедицию, с которой отправился сам Штайнигер, доктор Вальфраут Крамашке и лаборант Бухгольц. На основании измерений черепов и других полевых данных, группа составила антропологические таблицы. Из заключения следовало, что тех, кто населяет эту территорию, нельзя считать индоевропейцами, и они по своему этническому составу находятся на той же ступени расовой иерархии, как и евреи, армяне, поляки, даже — ниже славян, и представляют опасность для нового порядка в восточных областях.

Этот вывод в письменной форме подтвердил специально прибывший из Германии известный теоретик расизма Людвиг Экштейн. Одобрил сие заключение и политический референт гестапо Гарнекер. В мае 1944-го Фритц Штайнигер закончил работу над брошюрой, которую назвал «Латгальцы – народ или смесь?», она была отправлена в Берлин рейхсляйтеру Альфреду Розенбергу для ознакомления и утверждения. Через некоторое время из министерства пришел реферат, но времени на его обсуждение и разбор, ввиду наступления Красной Армии, уже не было.

И еще в этой связи. Любопытно, что предлагая рекомендации к плану «Ост», советник германского МИДа Ф.Хассельбахер, напротив, давал вполне положительную оценку расовой пригодности латышского населения оккупированной республики, правда, все же, с некоторыми оговорками: «… хотя латыши в большинстве по расовой субстанции представляют, в общем и целом пригодный материал для онемечивания…, они по национальному складу обладают многими негативными чертами и поэтому требуют настороженного отношения к себе со стороны немцев. Они нуждаются в перевоспитании и до завершения процесса германизации ни в коей мере не могут приравниваться к немцам. По отношению к ним, должна проводиться тактика «позитивного отбора».

Напрашивается вывод, что полностью отметая полноценность жителей восточного региона Латвии, гитлеровцы на другую часть основного населения примеряли «арийский облик». Остланд, по замыслу его создателей, должен был объединить население трех бывших прибалтийских государств — Литвы, Латвии и Эстонии. По мнению главного идеолога германского нацизма, автора «расовой теории» рейхсминистра восточных территорий Альфреда Розенберга, часть этого населения имело признаки нордической расы.

Полную германизацию надлежало провести в течение нескольких поколений. Предполагалось на 25 лет ввести квоты онемечивания, запретив коренному населению владеть собственностью в городах. Тем самым, властями достигалась цель вытеснить «аборигенов» в сельскую местность, дабы использовать их в земледелии и животноводстве. В документах рейха подчеркивалось, что реальная опасность режиму может исходить от интеллигенции, которая является носительницей национального духа. Поэтому большую часть ее представителей следовало превратить в крестьян, или уничтожить.

Планировалась колонизация Прибалтики и немецкими солдатами — участниками войны против России в Первую мировую войну, а также ветеранами так называемого балтийского похода 1919 года — бывшими солдатами и офицерами армии фон Гольца. В Остланд предполагалось переселить около полумиллиона этнических немцев, которым надлежало руководить фермерскими хозяйствами.

Английский историк Джеральд Рейтлинджер в одной из своих работ приводил директиву Гитлера, согласно которой до 500 000 гектаров лучшей земли в Курляндии предстояло передать истинным арийцам — голландским фашистам. И лишь поражение Германии в войне сделало этот проект не осуществимым. Вывозу на Запад или разрушению подлежало промышленное оборудование.

Численность русского, латгальского, белорусского и польского населения задумано было существенно уменьшить при помощи концлагерей, голода, болезней и непосильной работы. «Неполноценные» народы, как-то: евреи и цыгане обрекались на полное физическое уничтожение.

Еще на один аспект документа стоит обратить особое внимание. А именно: «…нам следует постоянно исходить из того, что, управляя всеми огромными территориями, входящими в сферу интересов германской империи, мы должны максимально экономить силы немецкого народа... Тогда неприятные для русского населения мероприятия будет проводить, например, не немец, а используемый для этого немецкой администрацией латыш или литовец, что при умелом осуществлении этого принципа, несомненно, должно будет иметь для нас положительные последствия».

Привет дебилам из нынешнего сейма,которые проводят политику героизации бывших СС-манов....

Отредактировано Foma (Воскресенье, 24 марта, 2013г. 18:56:06)

0

165

Высокий гость в Даугавпилсе

80 лет назад, в сентябре 1933-го года, по дороге из Москвы в Ригу в даугавпилсском станционном буфете остановился позавтракать Эдуард Эррио, экс-премьер Франции.

http://www.nasha.lv/siteimages/a/17/4f/1bb7e5ef4a315894fe6b57628aecf1.jpg

Чем была вызвана остановка столь крупного политика в Даугавпилсе, неизвестно – поесть человеку захотелось. Во время прибытия в Даугавпилс Эррио уже сменил пост главы правительства на должность мэра Лиона.

Но даже оставив пост премьера, Эдуард Эррио по-прежнему считался ключевой фигурой в политический жизни Франции, поэтому местные отцы города не приминули воспользоваться возможностью выразить столь высокому гостю свое уважение. Хоть, был он у нас проездом.

Выступив от имени местных жителей с приветственным словом, тогдашний мэр Янис Волонтс пригласил Эррио в станционный буфет, где был сервирован завтрак на 11 персон. Некая госпожа Буркевич-Аррау не только поприветствовала экс-премьера, но и преподнесла ему в дар набор предметов латгальской керамики. Далее местный бомонд смог убедиться в том, что г-н Эррио – блестящий оратор. Выступая с ответным словом, он продемонстрировал все богатство своего раскатистого баса. Заканчивая фразу, Эррио опускал кулак на стол, словно ставил печать.

Однако великолепное впечатление от гостя смазала его привычка вытирать после еды рот рукой, а не салфеткой. Но все сразу забыли о демократических манерах Эррио, когда он стал хвалить местные пейзажи. Все нашли мэра Лиона достаточно благовоспитанным, ибо, по признанию тогдашних даугавпилсских журналистов, виды, которые ему довелось увидеть из окна поезда, были довольно унылыми и убогими. Еще г-н Эррио вошел в историю как страстный коллекционер ресторанных меню. Но в Даугавпилсе высокому гостю, видимо, программу застолья не предложили, поэтому факт изъятия экс-премьером Франции меню даугавпилсского завтрака отражен в прессе не был.

Высокие гости приезжали и уезжали, а Даугавпилс продолжал жить своей жизнью.  И визитом известного француза кроме городского руководства никто  не заморачивался – у простого народа хватало своих проблем, о чем живо писали тогдашние газеты:

Двадцатилетняя Геня Гордон собиралась травиться мыльным камнем из-за того, что ухажер отказался на ней жениться. Отец и сын Вежаны в доме №3 у «Кривого моста» печатали фальшивые 20-сантимовые монеты, сбывая фальшивки в Вишкской и Науенской волостях.

А во дворе дома на Огородной улице (ныне – Сакню) произошла семейная драка из-за наследства, оставленного покойным стариком Гехтом. Вдова и племянники (детей у старика не было) повздорили из-за кузницы и нескольких маленьких пристроек.
Волновало горожан и то, что организация «Перконкрустс» открыла в городе свое отделение и вывесила припасенный заранее фашистский флаг, который потом вместе с карикатурой на евреев был украден. Уже не скрывая своих антисемитских взглядов, отдельные даугавпилчане кричали евреям, выходящим из синагоги: «Гитлера на вас нет!»

Чтобы не отставать от Европы, на «Тарелочке» был установлен общественный телефон, но хулиганы сначала оторвали 15-латовую трубку, а потом сперли и сам аппарат.

А во время пожара в доме на улице Аллейной ученик 4-го класса Белорусской гимназии Ваня Молоток, помогая выносить вещи, приглядел аппетитный жирный окорок. Решив, что свинина испортится или, не дай Боже, сгорит, он забрал ее домой. Правда, через неделю после пожара Ваня уверял всех, что к краже окорока никакого отношения не имеет.

Вот так, как говорят французы, «с’est la Vie». Или, как переводят русские, такова жизнь!"

Автор: Наталия САЛАГУБОВА

Отредактировано Ваша Гадость (Четверг, 28 марта, 2013г. 12:51:15)

0

166

Вы не поверите, но национальный герой Украины Тарас Григорьевич Шевченко бывал в нашем городе Динабурге, ныне Даугавпилс, Латвия. Правда, было ему тогда всего 17 лет.

Бывая в нашем городе проездом, многие годы путешественники останавливались на постоялом дворе в доме под номером 75 по улице Краславас.

http://www.gazeta.lv/photos/e/daugavpili_kraslavasiela_1_png_600x375_watermark-zl_watermark-r20xb20_q85.jpg

Читать здесь «Кобзарь» Шевченко, Динабург и Энгельгардт

0

167

ТАЙНА ОЗЕРА РИЧИ

"Не вернулся с боевого задания..." Сколько раз мелькала эта фраза в документах военных лет - в оперативных сводках и донесениях, н книгах учета личного состава и журналах боевых действий... Сколько раз эти слова заставляли болью сжиматься сердца людей, получавших с фронта недобрые вести о судьбе своих близких - сыновей, мужей, братьев...
В авиации подобные случаи бывали особенно часто:
уйдет экипаж на задание и - словно в воду канет.
И все же за формулировкой "не вернулся с задания" скрывалась надежда: а может, жив, может, еще и объявится? Наверное, и теперь, спустя столько лет после окончания войны, не все, кто в свое время вместо "похоронки" получил такое извещение, утратили эту веру:
а вдруг - вернется! Ну, может быть, хотя бы станет известно, где его, пропавшего без вести, могила. И то как-то легче.
У родителей гвардии лейтенанта Владимира Фетисова, служившего в нашем полку, не было никаких оснований верить в то, что сын их не погиб. В извещении ясно говорилось: "Ваш сын сбит в районе цели истребителями противника 16 июля 1944 года". Потому они и не строили иллюзий встретиться когда-нибудь с Володей.
Да, боевые друзья, летавшие в тот день на задание, видели, как самолет Фетисова внезапно атаковали "мессершмитты", он сильно задымил и резко пошел на снижение. Ведущий пытался связаться с лейтенантом по радио, но тот так и не ответил. Хорошенько проследить за тем, как приземлилась машина, летчикам не позволила обстановка: вражеские истребители наседали на наших штурмовиков, и надо было от них отбиваться.
Разумеется, никто из однополчан и не предполагал тогда, что в эту минуту с земли кто-то из советских людей наблюдал за их действиями: дело-то происходило над территорией, занятой противником. А между тем на разыгравшуюся в небе картину с небольшого латвийского хуторка Пукетес, что стоял невдалеке от Даугавпилса, испуганно смотрели три сестры семейства Волченок: Анна, Надежда и Мария. Они прятались от гитлеровских молодчиков в огороде у лесной опушки и невольно стали свидетелями всего происшедшего: над их головами пронесся краснозвездный штурмовик и врезался в торфяное болото.
После войны сестры не раз рассказывали о воздушном бое, который развернулся на их глазах. Но то ли они делились своими воспоминаниями с людьми равнодушными, инертными, у которых и мысль не могла появиться о поиске упавшего в болото самолета, то ли их собеседниками были чересчур обремененные другими заботами и делами односельчане - ясно одно: длительное время озеро Ричи молчаливо хранило тайну.
Лишь спустя двадцать лет, когда о виденном сестрами Волченок услышали журналисты, в даугавпилсской газете "Красное знамя" появилась корреспонденция. "Неужели мы не узнаем имен наших боевых товарищей?" - спрашивал со страниц газеты бывший фронтовик Иван Капитонов, также сражавшийся в этих местах.
На призыв отозвались следопыты-комсомольцы. Забрались ребята в болото - ног не вытащат, вязнут по пояс. Шарили, шарили в трясине баграми - никаких признаков. Наконец на глубине метра полтора вроде бы наткнулись на какой-то металлический предмет. Попытались извлечь то, что нащупали, и с трудом вытянули бронещиток, потом достали куски дюраля, похожие на обшивку самолета, несколько звеньев от пулеметной ленты. Силенок извлечь остальную массу у ребят не хватило. Бились долго и в конце концов поняли, что без техники тут не обойтись. А разве сюда пройдет бульдозер или канавокопатель? Ни за что! Словом, поиски пришлось прекратить.
Проходил год за годом. Но мысль о том, что в торфянике "зарылся" самолет, не давала энтузиастам покоя. Теперь за дело взялись комсомольцы второго крутильного цеха даугавпилсского завода химического волокна имени Ленинского комсомола. Они детально ознакомились с отчетом первой экспедиции, осмотрели то место, где, по ее предположениям, мог находиться самолет.
- Трудностей, конечно, много, но надо во что бы то ни стало их преодолеть, - сказали ребята на заседании заводского штаба походов по местам боевой славы, где обсуждался вопрос о поиске самолета.- Именно сейчас, пока на дворе зима и почва промерзла, надо нам начать раскопки. Работать будем по выходным дням.
Тут же на заседании решено было сформировать поисковый отряд. В него пошли секретарь цеховой комсомольской организации Валя Непан, помощник мастера Рита Дульбинская, крутильщицы Таиса Маслякова, Янина Бейнар, Реня Чижо, Вера Скерба, Галя Слащева. Ставка, как на ударную силу, делалась на парней - Валентина Заикина, Петра Кузнецова и Павла Коршунова. Отряд поручили возглавить бывшему воину-авиатору, не так давно пришедшему из армии на завод, помощнику мастера Захару Куракину.
По-настоящему героически действовали ребята во время поисковых работ. Внештатная сотрудница даугавпилсской газеты Ольга Осиповна Кудряшова - участница экспедиции -- подробно рассказала мне в письме о том, как велись эти работы.
"При двадцатиградусном морозе, работая по горло в воде, заливавшей яму, парни через каждые десять минут выскакивали к костру. Гидрокостюмы сразу "схватывало", и ребята были похожи на ледяные статуи. Отогревались - и снова в воду. Хватило трудностей и девочкам. В первые дни, пока сюда не отважились прийти механизаторы, мы воду таскали со дна ямы вручную, ведрами. Впрочем, так было все дни, кроме последнего - девятого..."
А на девятый день поиска озеро Ричи открыло наконец мужественным следопытам свою тайну - тайну, хранившуюся двадцать семь лет. На глубине четырех метров была обнаружена кабина самолета-штурмовика. Ребята удивились, что на металлических частях, пролежавших столько времени в земле, не было даже следов ржавчины. Но еще больше поразились они, когда увидели самого летчика: будто сегодня - или по крайней мере вчера-сразила его вражеская пуля. Комсомольский билет, удостоверение личности, деньги, военторговские карточки, вышитый носовой платок - все, что извлекли ребята из левого кармана гимнастерки пилота, хорошо сохранилось. Обшивка сиденья, байковые
Прокладки, парашют выглядели как новенькие. "Чем же объяснить столь загадочное явление?" - задумались ребята. И догадались: при ударе масло, хлынувшее из разбитого бака, опрыскало кабину, и она, воткнувшись в землю, уже не подвергалась коррозии. Воздух, видимо, не проникал через толстый слой торфяника.
Вот так по целехоньким документам было тут же установлено следопытами имя летчика: им оказался мой однополчанин Володя Фетисов.
Ребята понимали, что на "иле" находился не один пилот. Где же второй член экипажа - воздушный стрелок? Дальнейшие поиски не увенчались сколь-нибудь заметным успехом. Вероятно, при ударе машины о землю стрелка выбросило из кабины.
Ну а в общем тайна была разгадана. Зная фамилию летчика, нетрудно узнать и фамилию погибшего воздушного стрелка. Дело только во времени.
Стрелком у Владимира Фетисова по чисто случайному стечению обстоятельств летал его земляк, кавалер ордена Красной Звезды Николай Скляров. Да, комсомольцы нашего славного экипажа оба были уроженцами Воронежской области. И обоим было в ту пору по двадцать два года: примерно столько, сколько каждому из тех следопытов, которые занимались теперь установлением имен героев.
Припоминаю, что однокашниками Владимира Фетисова по Балашовскому летному училищу были два Николая - Буров и Гуров, которые вместе с ним пришли в полк, храбро дрались с врагом до Победы. Один из них, Николай Васильевич Буров, стал ответственным работником Министерства гражданской авиации, живет со мною по соседству; второй, Николай Петрович Гуров, вот уже много лет трудится на Рижском радиозаводе имени А. С. Попова. Коммунисты предприятия избрали его заместителем секретаря партийного комитета.
Мне хотелось услышать, какое впечатление осталось у них от совместной службы с Володей Фетисовым.
Но прежде чем расспросить об атом, я ознакомил их с некоторыми исследованиями и заключениями, которые сделал общественный эксперт, сам в прошлом боевой летчик, подполковник запаса Иван Петрович Головчанский, первым из специалистов видевший извлеченный из земли самолет.
- Думаю, что наш коллега близок к истине. Несомненно, его основной вывод правилен. Володя действительно блестяще выполнил свое последнее задание:
именно потому-то, как свидетельствуют следопыты, им и был полностью израсходован боекомплект. Судя по всему, он отбивался со своим стрелком до последнего патрона и, похоже, был смертельно ранен, - сделал вывод Гуров.
Николай Васильевич Буров рассказал мне о замечательных человеческих качествах погибшего в бою товарища.
- Был у Володи главный принцип и жизни: делать людям добро. С таким душевным парнем всякому приятно было общаться. Ребята тянулись к нему. Если бы Володю не сразила вражеская пуля, он, убежден, еще не раз поразил бы своих однополчан мужеством, стойкостью и отвагой...
С юных лет был влюблен в авиацию Николай Скляров. Еще в пятом классе увлекся авиамоделизмом, и сконструированные им планеры летали во дворе школы. Война помешала Николаю до конца осуществить свою мечту, летчиком стать не успел. Но он вполне был доволен тем, что смог вовремя получить специальность воздушного стрелка. Главного, как ему казалось, он достиг: принадлежал к сланной плеяде крылатых защитников Родины и мог внести спою лепту в дело разгрома ненавистного врага.
Девизом юношей военных лет, таких как Скляров и Фетисов, было: "Всё для победы! Всё по имя победы!" Всё! Без остатка всё - даже жизнь!
Нынешние двадцатилетние избрали для себя девизом - "Не оставить ни один подвиг, совершенный на войне, забытым, установить имена всех павших в боях за Родину героев!"
И вот теперь на безымянной высоте, на развилке дорог у поселка Селене возвышается обелиск, сооруженный прилежными руками даугавпилсских комсомольцев-химиков. Этот памятник не похож на другие.
На фоне огромного комсомольского значка из мрамора - мемориальная доска мягкого сероватого тона, изображающая плоскость самолета. На ней надпись: Героическому комсомольскому экипажу лейтенанта ФЕТИСОВА В. С., ст. сержанта СКЛЯРОВА Н. М. от комсомольцев.
На открытие обелиска приехали не только труженики ближайшего совхоза "Селене", представители даугавпилсских предприятий и учреждений, но и родные и близкие героев.
Здесь, у памятника комсомольцам-авиаторам, в особо торжественных случаях собирается молодежь. Первый такой сбор, посвященный Дню молодого рабочего, запомнился на всю жизнь присутствовавшим на нем юношам и девушкам.
Митинг открыл секретарь комитета комсомола завода А. Видавский.
- Неспроста наша встреча - у этого обелиска, - сказал вожак заводской молодежи.- Здесь за счастье и процветание Родины, за наше с вами счастье отдали свою жизнь доблестные летчики-комсомольцы. Так пусть же их подвиг боевой зовет нас к подвигу трудовому!
Побывал однажды у памятника своим боевым друзьям и наш однополчанин Владимир Владимирович Иванов с сыном Юрием. Он приехал сюда, на латвийскую землю, за освобождение которой сражался, с другого конца страны, из Иркутской области, и стал свидетелем трогательной картины: юноши и девушки, только что получившие паспорта, возлагали букеты живых цветов к обелиску. Ветеран войны поздравил ребят с шестнадцатилетием, пожелал им высоко нести звание советского гражданина и быть достойными тех, кто отдал жизнь за светлое будущее.
Говорят, герои не умирают. И это очень правильно!
Павшие в боях за Родину неизменно в нашей памяти, в сердцах благодарных потомков.
"Не вернулся с боевого задания..."
Нет, они вернулись к нам из своего последнего полета в багрянце монументального комсомольского значка, что стоит сейчас на земле латвийской, наши незабвенные однополчане - Володя Фетисов и Коля Скляров. Так и остались они для нас двадцатидвухлетними...

Взят тут: http://avia.lib.ru

Отредактировано Kot (Пятница, 29 марта, 2013г. 17:27:33)

0

168

Даугавпилчанин на внедорожнике совершил путешествие за Полярный круг

Один из ведущих республиканских сайтов delfi.lv поместил рассказ о нашем земляке - даугавпилчанине Дмитрии Золотухине, осуществившем свою давнюю мечту – проехать на автомобиле путь из родного города в заполярный город Хатанга.

http://www.nasha.lv/siteimages/a/17/43/57a6e80cd943aa852d9927a264410b.jpg

«Мое путешествие в Хатангу, завершившееся 14 марта, началось 29 января в Даугавпилсе, и состояло оно из трех частей. Первая – Даугавпилс-Когалым (расстояние 4 000 км); вторая – Когалым–Красноярск (3 000 км); третья, самая главная – Красноярск–Хатанга (5 000 км), - рассказал Дмитрий. - Хотелось доказать самому себе, что могу это сделать, а также побывать в условиях, где действительно выживает сильнейший в прямом смысле этого слова». Даугавпилчанин признался, что то, с чем ему довелось встретиться, на экранах телевизоров и компьютеров никогда не увидишь.

В качестве транспорта для поездки за Полярный круг был выбран внедорожник «Nissan Patrol» 1998 года выпуска. К путешествию в экстремальных климатических условиях машину подготовили: джип был поднят на 8 сантиметров, автомобилю заменили амортизаторы и пружины. Для того, чтобы двигатель и салон автомобиля быстро не остывал, внедорожник был щедро утеплен войлоком и дополнительно оснащен предпусковым подогревателем «Webasto». Также его оснастили багажником на крышу и шестью «лишними» фарами на крыше.

По словам Дмитрия, погодные условия во время поездки были очень переменчивыми. Днем температура воздуха составляла, обычно, около -25 градусов, а ночами опускалась до -56..-58 градусов.

«Самым непростым во время путешествия было сохранять бодрое состояния духа, поддерживать спокойной состояние. Кроме того, физически также необходимо быть всегда полностью готовым к любым неожиданностям, так как ситуация во время поездки не всегда находилась под полным контролем, - признается Дмитрий Золотухин. - На прохождение маршрута Красноярск – Хатанга понадобилось 18 дней, а всего на путешествие из Даугавпилса и обратно я потратил 45 дней, за которые было пройдено 12 000 километров. Эта поездка мне запомнится на всю жизнь».

http://g4.delphi.lv/images/pix/520x360/21b5ee49/hatanga4-43183924.jpg

Отредактировано Ваша Гадость (Вторник, 2 апреля, 2013г. 19:19:43)

+2

169

115 лет назад в нашем городе появились первые телефоны.

http://www.nasha.lv/siteimages/a/17/4b/a3c214e05589c0ed895841f540aa73.jpg

Хотя, если быть точными, то первый аппарат правительственной связи был установлен военными в 1881 году в крепости. Так начиналась победная телефонная история Даугавпилса. На улице Института сохранилось здание, где в прошлом располагалась Даугавпилсская телефонная станция.

Дедушки и бабушки сегодняшних мальчишек и девчонок, привыкших «с пеленок» иметь при себе телефонный аппарат, хорошо помнят времена, когда появление в доме простенького серого или черного аппарата становилось настоящим праздником. Супердефицитный телефон зачастую свидетельствовал о повышенном общественном статусе его владельца. В те годы плата за телефон считалась достаточно высокой (2,50 руб.), но время разговоров не ограничивалось никакими лимитами. Сколько сейчас в Даугавпилсе обладателей телефонов — узнать практически невозможно. Но каких-нибудь 10 лет назад их количество составляло (речь идет о стационарных телефонных устройствах связи) около 40 тысяч. К этой цифре необходимо добавить еще 167 факсофонов, терпеливо поджидавших даугавпилчан в разных уголках города. А теперь вернемся в Двинск эдак лет на 100 назад.

Всего-то 8 кг!

За первые пять лет, как в Двинске появились телефоны, ими обзавелись всего 96 двинчан: на 1 000 жителей приходился 1 аппарат. Первые телефонные аппараты были дороги, тяжелы и жутко неудобны в пользовании, у них не было номеронабирателя. Предки сегодняшних невесомых телефончиков весили ни больше ни меньше, а целых полпуда. Снимая телефонную трубку с рычагов, чтобы получить соединение, счастливым обладателям ультрасовременной техники связи приходилось неоднократно дергать эти рычажки, чтобы убедиться, что барышня на станции приняла их звонок. Звонивший должен был, согнувшись в три погибели, прокричать номер вызываемого абонента в микрофон, расположенный в нижней части аппарата.

Техника совершенствовалась, и абонент дозванивался, уже вращая специальную ручку, включавшую генератор, который, в свою очередь, посылал сигнал на коммутатор, где телефонистка втыкала соединительный штекер в розетку вызываемого абонента. Услышав, что связь есть и клиенты слышат друг друга, она принимала следующий звонок. Чтобы отключить связь, абоненту необходимо было повторно вращать ручку и вызывать барышню.

И за такие мучения владельцы должны были платить бешеные деньги — не менее двух сотен рубликов в год. По тем временам это были очень приличные деньги, если учесть, что килограмм грецких орехов стоил тогда 32 копейки, а метр яркого ситца — 11 копеек.

Телефонные номера в Двинске сначала были двузначными, потом — трехзначными. Из предмета престижа и роскоши телефон постепенно превращался в вещь необходимую и незаменимую.

75 лет назад двинчанин Ксенофонт Курмелев предлагал горожанам кислую капусту рижской обработки. Желающие приобрести бочонок или полубочонок отменной квашеной хрустящей капустки могли заказать ее, позвонив по телефону 557. А те, кому требовались услуги американской паровой утюжки, химчистки, прачечной или красильни, набрав всего три цифры (2-7-2), могли получить исчерпывающую информацию о кризисных ценах на все виды услуг. Была только маленькая проблема: позвонить мог лишь один из 50 двинчан.

«Телефонные барышни» — милые, добрые и терпеливые создания. Требования к их отбору были предельно жесткими: претендентки должны были быть молодыми, образованными, обладать приятным голосом, хорошей дикцией. В начале прошлого века труд женщин оплачивался значительно ниже мужского, а телефонные барышни зарабатывали очень прилично — до 30 рублей в месяц.

Накануне Второй мировой войны вступила в эксплуатацию Даугавпилсская автоматическая телефонная станция (АТС) на 1400 абонентов. И милые «телефонные барышни» канули в Лету.

Автор: Наталия Салагубова

+1

170

http://s3.uploads.ru/t/vLNeS.jpg

+2

171

http://s2.uploads.ru/t/3xwlk.jpg
http://s3.uploads.ru/t/LeqGQ.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Fblyp.jpg
http://s3.uploads.ru/t/7ThEK.jpg
http://s3.uploads.ru/t/GQIXm.jpg
http://s3.uploads.ru/t/YHPMQ.jpg

+1

172

http://s2.uploads.ru/t/6K2Vn.jpg
http://s3.uploads.ru/t/fmi5N.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Volrb.jpg
http://s2.uploads.ru/t/hHVTx.jpg

+1

173

Утраченное. Санаторий в Даугавпилсе

Читать здесь В 1883-м году, в сосновом бору, у живописного берега Даугавы граф Плятер-Зиберг обосновал кумысо-водо-грязе-лечебницу. Позднее она была переименована в санаторий «Межциемс» и просуществовала без малого 120 лет.

http://www.gazeta.lv/photos/e/SanatorijMezciems1982mal.jpg

0

174

1922 ГОД. ДВИНСК. ПОМОЩЬ ПОСТРАДАВШИМ ОТ НАВОДНЕНИЯ

Для выяснения причин наводнения и непринятия надлежащих мер к устранению катастрофы, в Двинск были командированы чины мин. внутренн. дел. Они установили, что упущения на местах не явились главной причиной катастрофы. Во многих случаях вину несут центральные ведомства. Как сообщают, некоторым ответственным лицам в Риге придется дать объяснения по этому поводу.

В Двинске состоялось второе собрание представителей пострадавших деревень под председательством тов. Министра внутренн. дел Рубулса. Было сообщено, что правительство выдает пострадавшим долгосрочную ссуду, семена для посева и лесные материалы для восстановления построек.

В Двинск прибыл вице-директор мин. труда Силис, привезший с собой 35 тюков подержанного платья. Оказалось, что платье пострадавшим выдано уже американским Красным Крестом. В виду этого, в Двинске образовался общественный комитет из представителей всех национальностей, который займется раздачей платья беднейшим жителям и приютам.

Источник: nasha.lv

0

175

Ведомости о Даугавпилсе

1911 - 1913 год
http://filaretuos.livejournal.com/62037.html

1907 - 1910 год
http://filaretuos.livejournal.com/61925.html

Забавно читать это так, будто читаешь сегодняшнюю газету, но понимаешь, что прошло уже больше 100 лет :)

+1

176

Они сражались за Даугавпилс 2004-07-29 11:17:46
Сегодня — 60 лет одному из самых значительных событий во многовековой истории города. В полдень 27 июля 1944 года Даугавпилс был освобожден войсками 4-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенанта П.Ф.Малышева. Гриву, которая была тогда самостоятельным населенным пунктом, от фашистов очистила 6-я гвардейская армия генерал-лейтенанта И.М.Чистякова.

Потеря Даугавпилса стала болезненным ударом для командования вермахта: город имел стратегическое значение в цепи обороны, резервы были исчерпаны. Положение фашистских войск резко ухудшилось. Взбешенный фюрер летом 1944 г. трижды менял командующих группой армий "Север": сначала прогнал реалистически мыслящего и просившего об отступлении генерал-полковника Георга фон Линдермана (1884-1963), заменив его более "крепким" Йоханнесом Фриснером (1892 — 1971), затем назначив Фердинанда Шернера (1892 — 1973). Не помогло. Немецкая оборона трещала по всем швам.

В Даугавпилсе до сих пор проживают десять участников освобождения города. Им слово.

Пехотинец

Трухов Семен Ильич родился в Смоленской области в 1926 г. В начале войны оказался в эвакуации в Казани, работал там на 16-м авиазаводе. Солдатом стал в 1943-м, в неполных 18 лет. Воевал стрелком 2-го батальона 149-го стрелкового полка 85-й дивизии 4-й ударной армии.

— Мы наступали через Стропский лес. У немцев там была хорошая оборона — сплошь окопы и блиндажи. Город был разбит вдребезги, остались одни печки и трубы. Дым от пожарищ стоял такой, что кашлянуть нельзя. Вокзал был почти полностью разбит, сгорел и прилегающий к нему район. Я искал на ул. Ригас помещения для своего комбата, с трудом нашел. Мы брали в плен немцев. Видел, как какой-то сержант набросился на местных подруг немцев, избивая их ремнем. Я, подросток, вступился.

Не сочтите кощунством, но, по-моему, город того не стоил, чтобы из-за него полегло столько людей — и наших, и немцев. Я как-то зашел в Крепость и поразился — столько там было раненых!

Под Тукумсом меня ранили. После войны работал шофером.

Воздушный стрелок

Кузнецов Василий Фомич, гвардии старший сержант, стрелок-радист:

— Хорошо помню бои за Резекне и Даугавпилс. Наша бомбардировочная авиация поддерживала пехоту и подавляла вражеские опорные пункты, особенно артиллерийские точки. Бомб, в том числе крупного калибра, мы не жалели, нанося противнику серьезный урон и облегчая продвижения наших наземных сил. Наносили бомбовые удары по скоплениям отступавших немцев. Сверху хорошо было видно, что Даугавпилс представлял из себя сплошное пожарище. Оба моста были разрушены.

Стрелок

Бартуль Антон Петрович, 1926 г. рождения:

— Я родом из Краславы. Из нашего города немцев выбили в ночь на 22 июля. Я вступил добровольцем в 360-ю дивизию Чиннова, хотя мне было только 17 лет. Запомнились бои в районе Старого Форштадта и Погулянки. Там разрушений было меньше, чем в городе. Брали много немцев. Я рвался в бой, но старшие товарищи не пускали. Войну закончил в Приекуле, в "Курляндском котле".

Санинструктор

Смирнова Нина Петровна участвовала в освобождении города в качестве разведчика-санинструктора 419-й роты 1193 полка 360-й дивизии.

— На подступах к Даугавпилсу очень сильный бой произошел возле костела в Науене. Немцы там яростно оборонялись. Наши потери были очень тяжелы — только убитыми 350 человек, в основном, молодых ребят из пополнения. В сумерках немцы отступили. А мы, разведчики, получили задание проникнуть в город. Благополучно прошли берегом Даугавы, вышли возле моста к зданию нынешнего музея. Задачу выполнили, вернулись в расположение полка. Бой за город был тяжелым. Преследуя противника, нам иногда приходилось переходить к обороне из-за ожесточенных контратак немцев. На моих глазах погиб командир дивизии генерал Чиннов. Пуля снайпера попала генералу прямо в сердце, когда он проводил рекогносцировку. Убитого вынес командир моего полка подполковник Дмитрий Коржик. А я эвакуировала раненого в живот тем же снайпером адъютанта Чиннова. Этот молодой офицер вскоре умер, не приходя в сознание.

Войну закончила 10 мая 1945 г. в Вентспилсе. Долго работала учительницей химии в 4-й школе.

Операционная сестра

Ефимова Клавдия Петровна находилась в армии ровно четыре года — с 18 августа 1941 г. до 18 августа 1945 г. Всю войну была операционной медсестрой в прифронтовом эвакогоспитале. Его не раз бомбили, в 1943 г. Клавдия Петровна получила тяжелое осколочное ранение.

— Мы стояли в Полоцке, госпиталь располагался в здании кадетского корпуса. Накануне боев за Даугавпилс была сформирована спецбригада во главе с хирургом Игнатием Леоненко — шесть человек, включая меня. До города добрались поездом, точнее, наверху груженой углем платформы. Даугавпилс только-только освободили, но он горел еще несколько суток. Не было ни одного целого здания. Запомнилось, как местные на велосипедах ездили доить коров. Вообще, встретили нас доброжелательно, с цветами.

В Крепости — куча раненых, все улицы были буквально завалены стонущими и бредящими солдатами. Недели две работали без всякого отдыха, спали по паре часов в сутки. В Крепости действовали несколько госпиталей, наш был ведущим. Через мои руки прошли тысячи раненых и умирающих. Возьмите наше Братское кладбище — там же похоронены сплошь наши пациенты, многие скончались на моих глазах и в 44-м, и даже летом 45-го… Лечила и пленных немцев — раненый есть раненый.

Честно скажу, в Даугавпилсе оставаться не планировала. Но меня упросили остаться — в городе тогда почти не было медработников. Без отрыва от работы закончила Рижский медицинский институт, ассистировала известнейшему ортопеду Виктору Калнберзсу.

Рядовой разведроты

Уроженцу Ивановской области Маракушеву Александру Николаевичу — 88 лет. Во время войны служил в 26-й отдельной мотострелковой дивизии 4-й ударной армии.

— 27 июля мы форсировали реку возле Илуксте и через Ваболе, вышли на Старый Форштадт и Погулянку. Эти районы города пострадали сравнительно мало. Было захвачено очень много пленных, мы перегнали их в Ваболе, посадили в вагоны и отправили в лагеря. В те дни немцы драпали так, что только пятки сверкали.

Зенитчик

Максимович Иван Иванович, 1920 г. рождения, до войны успел получить редкое по тем временам среднее образование.

— С 1939 года служил в Ленинграде в зенитно-пулеметном полку. Во время блокады из крупнокалиберного пулемета сбил немецкий "Юнкерс-88". Самолет упал в Неву, четверых летчиков пленили, меня наградили Орденом Красной Звезды. Потом я закончил офицерские курсы "Выстрел", получил лейтенантские погоны. Командовал стрелковой ротой на Западном фронте. Под Старой Руссой получил тяжелое ранение, 8 месяцев провел в госпиталях.

В Оренбурге закончил курсы организаторов военного управления.

В Даугавпилс мы прибыли как оперативная группа ранним утром 27 июля. В 6 утра были уже на окраине города. Бои были нешуточные, немцы во многих местах закладывали фугасы. На улице Шоссейной (18 Новембра) нашу группу обстреляли фашисты, укрывшиеся в полуразрушенном доме. Пришлось залечь и отстреливаться. Смотрим, бежит наш солдат с овчаркой. Собака вбежала в дом, немцы ее зарезали. Обливаясь слезами, солдат вбежал в руины и перебил всех десятерых немцев. Из Даугавпилса противник отступил в сторону Литвы. Город был почти полностью разбит, в центре чудом сохранилось всего несколько домов.

Меня оставили служить в военкомате, занимался мобилизационной работой. 24 года руководил городским соцобеспечением, 13 лет проработал начальником пожарной охраны ЗПЦ.

Командир противотанкового взвода

Пейпиньш Анатолий Людвигович, почетный гражданин Даугавпилса, уроженец Резекненского района.

— В Красную Армию я записался добровольцем в августе 1941 г., в эвакуации под Горьким. Как человека с приличным образованием (окончил Аглонскую гимназию), меня направили на офицерские курсы. Участвовал в Московской битве, получил тяжелое ранение.

Непосредственно в освобождении города наш 130-й Латышский гвардейский корпус не участвовал, хотя находился неподалеку. Задачей моего 355-го полка 308-й дивизии было перерезать шоссе Даугавпилс-Рига. Из Шпог мы двинулись на Варкаву, в тамошних лесах взяли в плен много немцев. Немалыми были и наши потери.

8 августа меня вторично ранило под Крустпилсом, на Айвиексте. Одну из пуль до сих пор ношу в себе. После войны работал военруком сначала в Вишкском совхозе-техникуме, затем в 12-й школе.

Почтальон

Лапова Раиса Ивановна родом из Белорусии. Во время оккупации едва не угодила на принудительные работы в Германии.

— Никаких подвигов я, рядовой отдельной пулеметной роты, не совершала. Носила почту на передовую. Очень часто на треугольниках приходилось ставить штамп "Адресат выбыл" — кто-то в госпиталь попал, кто-то погиб…

Тяжелое было время, и вспоминать о тех годах не хочется. Очень кровопролитным был бой за Науене. Едва вступили в город, как раздался страшной силы взрыв. Нас обстреливали снайперы, меня зацепило осколком мины.

От редакции: в красноармейской книжке Раисы Ивановны — две благодарности наркома обороны за взятие Даугавпилса. И еще — в городе, который она освобождала, в фашистском шталаге для военнопленных находился ее будущий муж, которого от смерти спасли местные жители.

Июль 44-го глазами очевидцев

Ниже приводятся фрагменты воспоминаний местных жителей о событиях 60-летней давности.

С кроликом через линию фронта

Вспоминает Нина Баровская, пенсионерка:

— Советские войска подошли к городу неожиданно для местного населения — никто в Даугавпилсе тогда не думал, что фронт придвинется так быстро. Накануне боев за город немецкие солдаты говорили нам "пуф, пуф" и "раус" — мол, уходите, будет стрельба. Отец где-то смог раздобыть подводу, на которую сложили наши нехитрые пожитки и усадили моего младшего брата. Мы же всю дорогу до Калупе шли пешком. Немцев там уже не было, русских тоже, зато было полно партизан. Отец тут же поехал обратно в Даугавпилс, нужно было вернуть лошадь. Мы жили на улице А.Пумпура, держали в сарае кроликов. Отец посадил в корзину самого большого и пешком двинулся в обратный путь. Фактически он пересек линию фронта. Немцы его трижды останавливали, наводили пулеметы, но не тронули — видимо, посчитали старика с кроликом ненормальным.

Потом мы увидели русских солдат — усталых, с закатанными рукавами. Была слышна канонада, а зарево над городом можно было видеть с горки в Калупе.

Вернулись в Даугавпилс — дома нет. На Новом Строении особенно сильно пострадал район от бывшей артбазы до станции Даугавпилс-2: рядом проходила железная дорога, ее сильно бомбили. У нас почти все сгорело. Наш хозяин (ему было 80 лет) во время боев отсиживался в бункере, где мы оставили кое-какую мебель. Пришлось перебираться в соседний дом, брошенный хозяевами. Они ушли с немцами.

"Я указывал дорогу русским солдатам"

Юлиан Кононецкий, уроженец деревни Дилевичи (умер, сохранилась магнитофонная запись воспоминаний):

— В 1942 г. меня вывезли в Германию на принудительные работы. Там я сильно заболел, меня отпустили на родину. Когда приближался фронт, было слышно, как били зенитки. Из дома мы перебрались в яму, там было тесно, воздуха не хватало. Видели, как мимо проезжали конные айзсарги. Русские появились неожиданно. Старый солдат-обозник говорит: "Батька, поехали со мной, покажешь дорогу на Двинск". На подводе были шесть ящиков со снарядами и оружие. Так я стал провожатым. Поехали старой дорогой на Науене. Не доезжая до Мендели, свернули. Немцы из этой местности уже отступили. Смотрю — на обочине лежат аккурат в ряд 18 убитых наших, русских солдат. С офицера были сняты сапоги. Поблизости мы подобрали тяжело раненого солдата. Доехали до города — он весь горел. Только добрались до тюрьмы, как немцы начали бешеный обстрел. В центре города у них на каждый улице стояли орудия. Самый ожесточенный бой разгорелся возле Крепости.

Двинчане идут на войну

Иван Юкум, пенсионер:

— Город был страшно разрушен еще в сорок первом. Я сам 1921 года рождения, во время немецкой оккупации жил в Гайке, работал ремонтником на железной дороге. Нас, поляков, немцы в легион не брали — не доверяли. Когда шли бои за Даугавпилс, находился у родственников в Науене. Как только ушли немцы, меня призвали в Красную Армию. Месяц нас обучали в Резекне, потом зачислили в 125-й гвардейский стрелковый полк 43-й латышской дивизии. Был пулеметчиком, первым номером. В бою под Скривери меня серьезно ранило осколками снаряда. Весь таз был разбит, кость гнила. Я долго лечился в госпиталях Великих Лук и Ярославля. После войны работал в Вишкском техникуме.

Владимир Глаголев, пенсионер, ветеран войны:

— При немцах подростком я работал в пекарне на Новом Строении. Нам с друзьями часто удавалось подкармливать хлебом советских пленных — их в городе содержалось великое множество. В 1941 г., когда русские отступали, никакой мобилизации не было. Зато в 1944 призывали всех поголовно. Едва мне исполнилось 18, как я получил повестку. С призывного пункта нас под предводительством офицера и двух сержантов направили в Вишки — там располагался учебный полк. Когда прибыли, я с удивлением обнаружил в наспех собранном мамой рюкзаке помимо колбасы и сала несколько пачек немецких папирос. Вот тогда впервые и закурил. На фронте был разведчиком. За штурм Кенигсберга получил Орден Славы 3-й степени. Войну закончил на Дальнем Востоке.

+3

177

Основной удар на Даугавпилсском направлении наносил 56-ой механизированный корпус групп армий «Север», стремительно наступавший по шоссе Зарасай – Даугавпилс. Немцам нужны были стратегические переправы через Даугаву, поэтому они торопились. Фашисты воспользовались тем, что две советские армии в этом районе отходили в разных направлениях. Никто не ожидал столь быстрого прорыва фашистских танков, вот почему город оказался совершенно неподготовленным к последовавшим вскоре событиям.
Расквартированная в Даугавпилсе 23-я стрелковая дивизия уже в первый день войны выступила к западной границе, но до места назначения так и не добралась – в Литве была разгромлена механизированными частями фельдмаршала Макштейна, погиб и ее командир. В городе остались лишь вспомогательные подразделения дивизии, командовал которыми майор Еськов. В его распоряжении было всего две роты, одна из которых заняла позиции у Крепости, а вторая охраняла мост. Солдаты из хозвзвода вырыли окопы вдоль дамбы и заняли оборону у электростанции. Саперы заминировали мост.

День первый

Опасаясь затяжных боев и серьезных потерь, гитлеровское командование решило применить в отношении города принцип «Троянского коня». Через Даугавпилс уже несколько дней шел непрерывный поток отступавших частей и беженцев. Накануне штурма в город проникла фашистская разведгруппа, которая удостоверилась, что его защитников – горстка. К исходу 25 июня немцы были уже в Скрудалиене, всего в нескольких километрах от Даугавпилса. 8-я танковая дивизия генерала Бромберга заняла позиции к югу от города.
Главная роль во взятии шоссейного и железнодорожного мостов отводилась спецподразделению вермахта – 800-му диверсионному полку «Бранденбург». Большинство его военнослужащих являлись «фольксдойче» (этническими немцами) и свободно владели русским языком. Рано утром 26 июня большая группа диверсантов, переодетых в красноармейскую форму, сконцентрировалась на Гриве. Часть их на лодках переправилась с Юдовки в Гаек, чтобы атаковать красноармейцев с тыла. Остальные двинулись к мосту через Даугаву. Немцы «играли» под отступающих советских солдат.
В завязавшейся короткой перестрелке командовавший нападавшими офицер и несколько его подчиненых были убиты или ранены. Но мост был захвачен, а почти все его защитники перебиты. Большинство их так и не успели взять в руки оружие. Железнодорожный мост получил незначительные повреждения. В город рванулась фашистская пехота и танки.
Завязались уличные бои, в ходе которых пострадали многие здания в центральных кварталах – особенно нынешней городской думы и почтамта. Почти все гитлеровцы были вооружены автоматическим оружием, пехоту поддерживали танки и «юнкерсы». Отстреливаясь из винтовок, пулеметов и единственной 45-миллиметровой пушки, красноармейцы закрепились на северо-восточной окраине города, у озера Губище. Они заняли оборону в районе скотобойни, еврейского кладбища и водокачки (два последних объекта были ликвидированы в 70-80 гг).
Получив информацию о происходящим в Даугавпилсе, командование Северо-Западного фронта немедленно предприняло попытку отбить город силами отходивших бойцов и переброшенных на этот участок резервных частей. Днем 26 июня в город прибыл заместитель командующего фронтом генерал-лейтенант Степан Акимов. Благодаря его умелым действиям удалось организовать несколько контратак и отбить танковые атаки гитлеровцев.В сумерках храбрый генерал даже совершил рекогносцировку немецкого переднего края на Новом Строении. На обратном пути немцы обстреляли его броневик, но военачальник благополучно вернулся к своим.

«Блицкриг» не удался

Утром 27 июня бои разгорелись с новой силой, на сей раз в районе Стропского лесопарка и городских кладбищ. В это время к Даугавпилсу с севера после длительного марша подходил 21-й механизированный корпус генерал-лейтенанта Лелюшенко. На командном совете было решено нанести контрудар. В полдень 28 июня советские войска прорвались в Даугавпилс. Город был наполовину отбит Красной Армией. Кипели ожесточенные уличные бои. В ходе одного из них совершил подвиг повар разведроты Иван Середа, который сумел обезвредить экипаж фашистского танка при помощи… топора. Он стал первым латвийским героем Советского Союза. В 1991г. улице, названной в его честь, вернули историческое название – Елгавас.
Отчаянные контратаки советской пехоты, практически лишенные поддержки тяжелой техники стоили сотен убитых и раненых. Бомбардировщики совершали боевые вылеты почти без прикрытия истребителей и гибли десятками, хотя иногда и причиняя врагу существенный урон, как, например, экипаж Петра Игашова, самолет которого был подбит 30 июня. Катастрофически не хватало боеприпасов.
Стало ясно, что город не удержать. Вечером 26-го Акимов и Лельшенко приказали своим войскам отходить к Рушоне.
Советские солдаты в боях за Даугавпилс могли противопоставить врагу лишь, в основном, легкое стрелковое оружие и личное мужество. Штурмовавшие фактически незащищенный город части вермахта также были основательно потрепаны. Только в первый день боев они потерпели убытки не менее 30 солдат и офицеров, а также многие десятки раненными. В последующие дни динамика их потерь возрастала. Особенно урожайным на фашистские трупы стало 28 июня – до 70 только убитыми. Всего же трехдневная борьба за Даугавпилс стоила вермахту свыше 200 жизней военнослужащих.
Непродолжительная оборона города все же сыграла положительную роль в срыве планов нацистского руководства относительно быстрого взятия Ленинграда. После июньских боев командование группы армий «Север» на некоторое время взяло тайм – аут. До Резекне фашистские дивизии добрались лишь 2 июля. Как известно, от Даугавпилса до «сердца Латгалии» всего каких-то 90 километров…

Читать дальше: -- сыпались дождем…»

За дни боев Даугавпилс был разрушен больше, чем какой-либо другой город Латвии. Пострадало и его население. Десятки людей попали под случайные (и неслучайные также) пули, снаряды, бомбы. Так, 27 июня жертвами фашистского воздушного налета стали ксендз новостроенского костела Св. Девы Марии Антон Зунда (1878г. рожд.) и его помощник Константин Варславанс, которому едва исполнилось 18 лет. Останки погибших похоронили тут же, в ограде костела (см. фото). О том, какими им запомнились те страшные дни, я попросил рассказать местных старожилов.

Василий Степанов, учитель:
-22 июня, в воскресенье, немцы сбросили несколько бомб в районе вокзала. Потом город бомбили ежедневно. Накануне вступления немцев в город моего отца с подводой мобилизовали эвакуировать Калкунский дом ребенка. Утром 26-го, когда началась стрельба, мать отвела нас, детей, в погреб. Дед, который в Первую Мировую был на фронте и в немецком плену, отправился разузнать обстановку. Где-то к обеду вернулся. Рассказывал, что на Гриве пули сыпались дождем. Еще удивлялся: убитые – сплошь русские, редко-редко где встретится немец. А я думаю, что часть из них все же была переодетыми диверсантами из «Бранденбурга». На дворе появились немецкие солдаты в плащ-палатках, на велосипедах. Спрашивали, есть ли в доме красноармейцы. Дед обьяснил: «Nicht, kinder». Они уехали.
Отца моего приятеля ранило в руку на мосту – он шел на работу с Гривы в город. В тот день там убило немало спешивших по своим делам горожан, люди попали под шальные пули. Опознавать их в той суматохе было некому, так и закопали в общей могиле возле моста. Всю войну они считались пропавшими без вести. С приходом русских это захоронение вскрыли. Некоторые тела хорошо сохранились, при убитых были документы. Большинство удалось опознать. Рассказывали, что убитых на дамбе красноармейцев закапывали прямо в окопах. Году в 58-м я проходил мимо электростанции, рядом велись какие-то строительные работы. Видел кости и ржавое оружие. Конечно, русских погибло много больше. Немцы уже в первые дни разбомбили Гривский аэродром, там сгорело много самолетов устаревших конструкций – «фанеры». У немцев вооружение было куда лучше. Но и им досталось. Помню, советский самолет сбросил бомбу на Гривскую дамбу, разбил зенитку. Заодно в клочья разнесло трех фашистских мотоциклистов, одному из них взрывом оторвало голову. Там же их и похоронили. Могила имеется, наверное, до сих пор, но ее заболотило, а сейчас там огороды.
Лидия Васараудзе, пенсионерка:
-Я тогда была маленькой, но кое-что запомнилось. Не помню, почему мы шли с мамой через мост на Гриву, в городе еще стреляли. Наверно, немцы таким образом выводили из города гражданское население. Запомнился молодой русский солдат, полусидевший в окопе, у него почти не было лица. На мосту нам пришлось перешагивать еще через одного убитого русского. Стоял неприятный запах. А рядом расположился какой-то толстый немец. Он брился.
Виктор Новицкий, пенсионер:
-На «Коржике» немцы установили противотанковое орудие. Прямой наводкой, почти в упор, они расстреливали проходивших со стороны Резекненского шоссе легкие русские танки. Вспыхнул один, потом второй, третий… Несколько дней обгоревшие тела танкистов валялись возле подбитых машин. Потом их схоронили в безымянной могиле. Сгорела и находившаяся рядом городская скотобойня, ее возобновили в 1942-м. Сильно пострадала и водокачка, особенно первый этаж.

«Я убит в Динабурге…»

Итак, Красная Армия ушла. По всему городу лежало множество непогребенных тел советских солдат, смрад стоял неимоверный. Немецкая комендатура привлекла к их захоронению военнопленных и местное население. Но даже два месяца спустя, в августе, сохранялась угроза эпидемии – так много людей погибли. Большинство их так и остались безымянными. «Повезло» немногим – после войны их останки перезахоронили на Братском и Гривском кладбищах.
Разумеется, атака на Даугавпилс стала неожиданностью для командования советской 27-ой армии Северо-Западного фронта (бывшего Прибалтийского особого военного округа). Город прикрывали лишь ее малочисленные подразделения,
что и обеспечило успех немцам. Тем не менее, в боях в центре города и особенно на окраинах полегло немало немецких солдат. В подавляющем большинстве молодых, которым едва перевалило за двадцать. Да, они сражались за своего фюрера и были одурманены нацистской пропагандой, но все же… О мертвых либо хорошее, либо ничего. Поэтому уместно привести неполный список военнослужащих вермахта, погибших в первый день боев за город, 26 июня 1941 года:
- Эрих Паук, гаутман
- Гюнтер Шмидт, обер – лейтенант
- Хайну Бредер, обер – лейтенант
- Вальтер Пантель, лейтенант
- Герхард Ханн, обер – фельдфебель
- Зигурд Лаудах, унтер – офицер
- Герберт Ляйстнер, унтер – офицер
- Эрвин Мюллер, унтер – офицер
- Ганс-Фридрих Гаймбах, унтер-офицер
- Эрих Бринне, унтер – офицер
- Герман Коппитц, вахмистр
- Петер Штайнер, обер – ефрейтор
- Вальтер Носте, обер
- ефрейтор
- Хайнц Хайдеман, обер – ефрейтор
- Вилли Гутман, ефрейтор
- Альберт Андерс, ефрейтор
- Карл Интфхофер, ефрейтор
- Альфред Карклит, ефрейтор
- Антон Штаудер, ефрейтор
- Йоган Кельцер, ефрейтор
- Август Йонке, старший стрелок
- Матиас Платтнер, старший стрелок
- Эрнст Кламмер, стрелок
- Хайнц Больте, стрелок
- Пауль Дрешер, стрелок
- Франц Геринг, стрелок
Первоначально «освободители» торжественно похоронили своих в центре города, в Дубровинском парке. Как всегда, царил образцовый немецкий порядок.Гробы были поставлены в три яруса. 1 мая 1942 года представители оккупационных властей и местной общественности, включая восхваляемую ныне бывшую директора учительского института Валерию Сейле, возложили цветы на могилу убиенных. Вскоре, однако, было решено перезахоронить их за городом. Так появилось немецкое братское кладбище в Стропах. Останки многих офицеров в цинковых гробах отправили в Германию. Летом 2004г. мемориал был воссоздан усилиями немецкого Народного союза на деньги налогоплательщиков ФРГ.
Теперь они больше не враги. Просто мертвые…

Читать дальше: http://www.gorod.lv/novosti/14044-dauga … z2aJcEuFbt

Отредактировано Foma (Воскресенье, 28 июля, 2013г. 13:04:40)

0

178

Foma написал(а):

1 мая 1947 года представители оккупационных властей и местной общественности, включая восхваляемую ныне бывшую директора учительского института Валерию Сейле

Дату уточните пожалуйста.

0

179

"Великая оболганная война"

Автор Владислав Гончаров.

Читать здесь 26 июня 1941 г., около 7 утра по берлинскому времени, к шоссейному мосту через Западную Двину у Двинска (Даугавпилс) подъехали четыре грузовика советского образца. В них находилось несколько десятков солдат из 8-й роты 800-го полка особого назначения «Бранденбург» под командованием обер-лейтананта Кнаака, переодетых в советскую военную форму. Первый грузовик проехал через мост беспрепятственно, второй охрана все же попыталась остановить. Началась перестрелка, в ходе которой погиб Кнаак и пятеро его бойцов, еще 20 были ранены. Охрана не успела взорвать мост, потому что не имела приказа на подобный случай

Отредактировано Ваша Гадость (Воскресенье, 28 июля, 2013г. 12:42:22)

0

180

Kot написал(а):

Дату уточните пожалуйста.

Спасибо за бдительность,простите за опечатку-1 мая 1942 года.

0

181

Как Сталин чуть не стал мэром Даугавпилса.

Последние выборы в жизни одной из известнейших личностей ХХ столетия — Иосифа Виссарионовича Сталина — проходили, похоже, в... Даугавпилсе. В январе 1953 года он был выдвинут одним из кандидатов в депутаты местных Советов Даугавпилса. И только его смерть в марте, очевидно, помешала ему победить и в них и стать (пусть даже формально), по-новому говоря, мэром Даугавпилса.

Сергей БАРДОВСКИЙ

Этот шокирующий факт открыли журналисты даугавпилсской «Нашей газеты». Согласно публикациям в прессе 1952—1953 годов, в то время население Даугавпилса было занято подготовкой к весенним выборам в местные Советы. Иначе это называлось Советы депутатов трудящихся, что было полным аналогом нынешних муниципальных выборов.
     В январе 1953 года коллектив Вагонного депо (нынешнее предприятие Lokomotive ) выдвинул кандидатом в депутаты соратника Сталина — Георгия Маленкова. А более ста учащихся и работников Даугавпилсского железнодорожного техникума, а также работники завода мотовелоцепей (надо полагать — нынешний Daugavpils pievad°eїu rЅpn-ca ) выдвинули для участия в местных выборах кандидатуру самого Иосифа Виссарионовича.
     Самое интересное, что 31 января того же года из Москвы пришел ответ. И Маленков, и Сталин дали свое согласие на участие в выборах. Как писали в газетах тех дней, восторгу приглашавших не было предела: «Около 30 тысяч трудящихся заполнили центральную площадь города. Они собрались сюда, чтобы выразить свою радость и передать благодарность за высокое доверие, оказанное И. В. Сталиным и его ближайшим соратником Г. М. Маленковым трудящимся города, молодой Даугавпилсской области. Митинг (посвященный этому событию. — Прим. ред . ) открывает секретарь горкома Компартии Латвии т. Восс. Сообщение вызывает восторженную овацию». И так далее.
     В газетах того времени достаточно подробно расписано смелое предложение трудящихся Даугавпилса и их радость по поводу того, что предложение было принято. Но история умалчивает о дальнейшем... Видимо, Иосиф Сталин вполне мог бы принять участие в выборах и победить в них. Учитывая его авторитет, не победить он просто не мог. Далее — вполне предсказуемым было бы его избрание на пост мэра (в то время — председателя горисполкома) города. Пусть даже формально. Но, кажется, все карты патриотически настроенному электорату спутали болезнь и смерть Сталина 5 марта 1953 года. То есть буквально в дни выборов. По этой же причине стихла пропаганда в газетах.

Источник:http://www.chas-daily.com/win/2001/02/17/l_42.html

+2

182

Автор Владимир Ватмахтер
http://www.grani.lv/opinion/44853-nasha … ast-1.html
http://www.grani.lv/opinion/44946-nasha … ast-2.html
http://www.grani.lv/opinion/45044-nasha … ast-3.html

+1

183

Kot написал(а):

Автор Владимир Ватмахтер


Примерно так я и помню наш город со времен школьной скамьи.

Но коментаторы,... коментаторы просто жгут напалмом :)

0

184

16 октября 1971 года: стонущие стены подвального гестапо
Тут: http://www.nasha.lv/rus/novosti/news/Hi … 19135.html
P.S. В советское время там был музеи. Там была фотография этого здания с фашистским флагом и немцами на балконе. Может быть она у кого-то есть?

+1

185

Первые фотографы Динабурга

Первые фотографы ДинабургаКогда-то и в нашем городе все было первым – первый каменный дом, первый велосипед, начавший свою историю с изобретения колеса, первый автомобиль и первый гудок поезда. Председатель Даугавпилсского отделения общества филателистов Латвии Николай Шкут со своей стороны обращает внимание на первых фотографов Динабурга, а позднее  Двинска.

– В конце 30-х годов XIX века Нисефор Ньепс и Луи-Жак-Манде-Дагер во Франции, а также Уильям Генри Фокс Тальбот в Англии независимо друг от друга изобрели фотографию. Потребовалось некоторое время, чтобы наладилось производство и фотоаппаратуры, и необходимых материалов, а также для накопления навыков фотографов-пионеров, – говорит Шкут, увлеченный собирательством старинных фотографий. – В двинской прессе начала XX века мне удалось отыскать три объявления 1900-го и 1901 года с фамилиями фотографов и названием фотоателье, работавших в указанное время в городе. Это были фотосалоны Г. Кляцкина, Э. Тильтинга и фотоателье со звучным наименованием «Рембрандт». В календаре-справочнике «Двинчанин» (1914) издателя И. В. Цейтеля, которым я располагаю, упоминается уже об 11 городских фотоателье. Мои пятилетние поиски в данной области привели к тому, что сегодня можно назвать 19 фамилий фотографов, а также увидеть некоторые из сделанных ими фотографий. Итак, в разные временные периоды до 1917 года в Динабурге/Двинске работали Зонвальд, Гулецкий, Шлейфер, Гуревич, Дорум, М. И. Кляцкин, Гилуц, Штейнберг, Тильтинг, Тывалович, Генрих Рудомино, Альтман, Г. Я. Кляцкин, Бурин, Т. Левинсон, Р. Б Червинский, а также фотоателье «Модерн» и «Рембрандт», однако, фамилии фотографов, работавших в них, мне неизвестны. 

ПРО ПАСПАРТУ

Перечисленные выше фотографы, благодаря своим фотоработам, оставили богатую память о прошлом. Фотографии времени, о котором идет речь, имели, к примеру, такие размеры – 11х16 см (кабинет-портрет) и 7х11 см (визит-портрет). Фото аккуратно наклеивалось на плотный картон, именовавшийся паспарту. На обратной стороне  этих паспарту можно увидеть поясняющие надписи, автограф изображенного и др. Кроме того, обратную сторону фотографы использовали для собственной рекламы – здесь помещалась информация об имени фотографа, адрес фотоателье, а порой и телефон, что было, конечно, редкостью по тогдашним временам. Авторитетные фотографы помещали на паспарту изображения заслуженных на выставках медалей и призов. Те же, кто таковыми не обзавелся, ограничивались штампом с собственной фамилией и адресом фотоателье. При этих традициях заказчик просто не мог получить плохое изображение – ведь тогда все могли видеть, кто в фотографы не годится! Оформление оборотной стороны «медали» порой позволяло уточнять дату той или иной фотографии. Иногда на дошедших до нас паспарту можно увидеть изображения лиц изобретателей фотографии: Дагера, Ньепса и Тальбота. Кстати, первые фотоснимки назывались по фамилии одного из них – дагерротипами, – поясняет Николай Шкут. 
А мы, не отклоняясь от темы, приведем исторический факт: 19 августа 1839 года у Луи Жака Дагера болело горло, поэтому на объединенном заседании французской Академии наук и изящных искусств подробности технологии изготовления дагерротипа сообщал его друг, физик Доминик Франсуа Араго. «Гениальное изобретение… Мы убеждены, – говорил Араго, – что нельзя не видеть значения дагерротипа. Он займет почетнейшее место в ряду изобретений и открытий, получивших признательность человечества». Позднее будет выпущена брошюрка с детальным описанием процесса, дагерротип очень быстро распространится по всему миру, не обойдя стороной и Динабург, входивший в Витебскую губернию. 
8 октября 1839 года подполковник путей сообщения Теремин произведет удачный опыт «снятием через дагерротип Исаакиевского собора, и тем самым докажет, что и под 60 градусов широты осенью дагерротип не теряет своего действия». Так начиналась великая эпоха дагерротипа. Технология Дагера основывалась на трех новациях: использовании светочувствительности йодистого серебра, проявляющей способности паров ртути и свойствах раствора поваренной соли закреплять возникающие изображения. Но если уж докапываться до истоков, то первая фотография «Вид из окна» все-таки была сделана ранее – в 1822 году французом Ньепсом, но она до наших дней не дошла. Зато сохранилась вторая его фотография, относящаяся к 1826 году, изображение, конечно, оставляет желать… Тем не менее это драгоценный раритет.

ОСОБЫЙ РЕКВИЗИТ

«Предполагаю, что некоторые фотосалоны в нашем городе передавались по наследству, в ином случае – перепродавались. При этом каждый последующий владелец считал своим долгом сообщить об этом на обороте паспарту, что только добавляло последнему клиентуру и авторитета от предыдущих владельцев. К примеру, фотоателье Тываловича ранее принадлежало Тильтингу, а фотосалон Тильтинга перешел к нему от Зонвальда и Гулецкого; фотосалоном Альтмана ранее владел Рудомино. Сведения, имеющиеся на паспарту, позволяют утверждать, что в числе первых фотографов Динабурга были Зонвальд, Гулецкий, Г. Кляцкин и Штейнберг, фотографировавшие до 1893 года и поздней. Фотоателье ушедшей эпохи имели особый реквизит, запечатленный на фотографиях. Это дорогие шторы, кресла, стулья, тумбы и прочее...» – рассказывает Николай Шкут.

Дополним повествование собирателя тем, что, помимо перечисленного, непременным атрибутом фотосалонов являлось устройство, помогающее удерживать постановочную позу. Это был фиксатор головы, который крепился на кресло или стул. В течение всего сеанса позирующий оставался неподвижным, да еще и при ярком солнечном свете. По этой самой причине фотопортретирование становилось притягательной мишенью для шутников: процесс походил на пытку!

«Фотографии старого времени несут в себе информацию о моде, о том, как одевались разные слои общества, об актуальных на тот исторический момент украшениях и обуви», – продолжает Н. Шкут и предъявляет в подтверждение своих слов массу фотографий. Рассматривая их, газета «СейЧас» узнала и о том, где находилось то или иное фотоателье, так как  их адреса также можно было увидеть на обратной стороне паспарту. К примеру, фотосалон В. Штейнберга располагался в Динабурге на улице Офицерской, позднее, после переименования города в Двинск, – на улицах Владимирской и Дворянской. Фотоателье «Рембрандт» работало в Двинске на улице Александровской, 37, «напротив казначейства», туда можно было позвонить по номеру телефона 199 и узнать, готовы ли фотографии. Чтобы сняться у фотографа К. Гулецкого, следовало прийти в дом №16 по улице Владимирской. А вот фотограф К. Зонвальд «раскручивал» фотодело не только в Двинске, но и в Мариенгофе!
В коллекцию даугавпилсского собирателя входят также старые фотоальбомы и почтовые фотокарточки. На одной из них представлена наша Погулянка в ее курортную и прекрасно обустроенную для отдыха пору. Причем в данном случае один фотограф снимал, как отдыхающих фотографирует другой. Эта редкая почтовая фотокарточка, датированная  17 июня 1913 года, была отправлена в Лион (Франция) под знаком Всемирного почтового союза. После 1917 года паспарту для фотографий использовались все меньше».
«У меня не ослабевает желание пополнять коллекцию старых фотографий, потому что это очень интересно и познавательно. Буду весьма признателен желающим пообщаться со мной на эту тему. Меня можно найти в обществе филателистов (Дворец культуры) по воскресеньям», – приглашает Н. Шкут.

ПОЧТОВЫЕ КАРТОЧКИ

Почтовые карточки на основе фотографий, о которых упомянул Н. Шкут, стали издаваться с конца XIX века. Известно, что в период до 1918 года было издано более 500 видов почтовых карточек Динабурга/Двинска. Их издателями в основном явились местные писчебумажные магазины. Однако видовые почтовые карточки Двинска издавались также в Санкт-Петербурге (издательство А. Суворина), Минске, Берлине, Вильно, Стокгольме. Краеведы считают, что последние видовые почтовые карточки с видами Двинска, находящегося в составе Российской империи, были изданы в 1916 году.
В период немецкой оккупации (Вторая мировая война) было издано небольшое количество почтовых карточек на очень плохой бумаге, их можно увидеть в периодической печати того времени. С 1959 года издание почтовых карточек с видами Даугавпилса возобновилось. Так, издательство Latvijas valsts izdevums выпустило целый комплект открыток по фотографиям Штейна, а в 1964-м – комплект по фотографиям Д. Гедзюна, который позднее были переиздан издательством Liesma.
В 1990-х годах началось широкое издание цветных фотографий-открыток с видами Даугавпилса – снимки города стали входить в фотоальбомы, буклеты, книги…
В 2000 году Олег Степанко составил и издал каталог почтовых карточек Двинска-Динабурга (1899–1918). 
Благодаря кропотливому труду собирателей старых фотографий сохраняется память о том, как выглядел наш город, его дома, здания и люди сто и более лет назад. Сравнивая фотоснимки, невозможно не отметить, что фотографии века XIX доносили до тех, кто держал их в руках, намного больше информации, чем моментальные фото, которыми, как из пулемета, строчит нынешняя действительность. Но ведь и в таком скоропалительном подходе отражается дух времени! Хотя сегодня колесо фотоистории, кажется, все больше поворачивает вспять – строгость черно-белых фоторабот подчас восхищает больше цветных. Ох, уж этот чарующий минимализм, концентрирующий взгляд на значимых элементах, когда четкость кадров не позволяет усомниться в привете, посылаемом из времени, откуда родом все наши предки.

http://www.grani.lv/daugavpils/54020-pe … burga.html

+2

186

Kot написал(а):

16 октября 1971 года: стонущие стены подвального гестапо
Тут: http://www.nasha.lv/rus/novosti/news/Hi … 19135.html
P.S. В советское время там был музеи. Там была фотография этого здания с фашистским флагом и немцами на балконе. Может быть она у кого-то есть?

Там также было что-то вроде исследовательской педагогического института, примерные годы не подскажете? Знаю, что "Губернатор" с 2000 года.

0

187

Ersegoth написал(а):

Там также было что-то вроде исследовательской педагогического института, примерные годы не подскажете? Знаю, что "Губернатор" с 2000 года.

Не знаю с какого года там была лаборатория, но в конце 80-х я ходил в этот музей на экскурсию, а в начале 90-х в этом здании начали капитальный ремонт. С развалом Союза ремонт остановился и здание стояло до конца 90-х. P.S. В начале 90-х подростки нашли в этом здании законсервированный  труп человека, который использовался для изучения анатомии и у носили его по центру города, пересаживая с места на место.

+1

188

Kot написал(а):

В начале 90-х подростки нашли в этом здании законсервированный  труп человека, который использовался для изучения анатомии и у носили его по центру города, пересаживая с места на место.

Когда учился в ДУ, нам преподаватель рассказывала, что этот труп они называли Коля. А так, история жесть, конечно :)

+1

189

В здании по Лачплеша, 10   был биологический факультет ДПИ, библиотека факультета,  в 1984 году был пожар в здании, 2 этаж/ пострадала библиотека. В 1986 году в подвале здания открыт музей (камеры гестапо), на входе со двора помещена мемориальная плита. В начале 90-х отдали городу, городом продан на торгах Диттон группе, после ремонта и перепланировки  въехали в здание, позднее идея с рестораном Губернатор.

+1

190

http://www.grani.lv/daugavpils/49512-na … -pika.html
Население Даугавпилса: от полутора тысяч до демографического пика 4

Население Даугавпилса: от полутора тысяч до демографического пика
9 декабря 1772 года – ключевая дата в истории нашего города. В этот день, 242 года назад, Динабург стал главным городом  Двинской провинции (Латгалии) Псковской губернии, в состав которой он вошел в этом же году, 25 июля. В главном городе Латгалии тогда проживал 3461 житель, из них 1921 христианин и 1540 иудеев. Портал Грани.lv проанализировал статистические данные, касающиеся населения нашего города от самых первых данных до демографического пика.

Первая точная статистика о количестве жителей города, если полагаться на „Хронологический обзор” краеведа Залмана Якуба относится к 1681 году. В городе тогда проживали 1681 человек (забавное совпадение цифр, не находите?), в том числе 1262 военных с женами и детьми, 233 еврея, 99 мещан-христиан. Приведем занимательное, но абсолютно ошибочное утверждение из инвентарной описи Динабурга от 1 февраля 1765 года: «Город лежит в очень плохом месте... и из-за низкого положения его расширяться не может». Время, как известно, показало обратное.

Конец XVIII века. В октябре 1784 года состоялась перепись населения. По ее данным, в городе насчитывалось 128 дворов, в которых проживало 3573 жителя (2046 мужчин и 1527 женщин). В центре города было зарегистрировано 540 человек, остальные три с лишним тысячи обитали в деревнях вокруг города. Отмечалось, что «жителей в том городе большею частью купцы и мещане». В 1794 году во время столкновения польского повстанческого отряда с местным гарнизоном город был подожжен и почти полностью сгорел. Поджог поляков не мог не отразиться на численности городского населения. По статистике жителей он откатился в точности цифр на 118 лет назад. В последний год 18-го века в Динабурге проживало всего 1681 человек. В основном это были военные и члены их семей, гражданских жителей было только 419 человек.

Население Даугавпилса: от полутора тысяч до демографического пика
XIX век. Как известно, в 1810 году император Александр I утвердил предложение инженера Гекеля построить в Динабурге новую крепость. Для крепостных работ по высочайшему повелению направлялись около десяти тысяч солдат. Спустя пару лет, в год начала войны между Россией и наполеоновской Францией, в городе было 5073 жителя. Газета «Ведомости» в 1812 году опубликовала данные о военных в Динабурге, согласно которым здесь находились 7627 человек действующей армии и около 10000 человек резерва. В 1825 году в городе проживало 2439 мужчин и 442 женщины (всего 2881 человек). В тридцатых годах в Динабурге работало четыре фабрики, это обусловило рост самого города и его населения. За 20 лет количество жителей выросло более чем в три раза – с 4313 человек в 1859 году до 21179 в 1858-м. Пробежимся по годам второй половины 19-го века:

1868 год: в городе было 29682 жителя, 14 заводов и 340 торговых предприятий.

1880 год: на 1-е января по официально опубликованным данным того времени, в Динабурге жили 56261 человек. В городе было 3072 дома (это самый большой показатель в Витебской губернии, в составе которой находился Динабург). Средняя продолжительность жизни у мужчин составляла 31 год, 10 месяцев и 11 дней, у женщин – 31 год, 4 месяца и 25 дней (по общим данным Витебской губернии).

1891 год: в городе проживало 73028 жителей, работало 118 магазинов и 612 лавок.

В 1897 году Двинск являлся крупнейшим городом в Витебской губернии. Здесь насчитывалось 69675 жителей (38268 мужчин и 31 407 женщин). В Двинске жили выходцы из 49 губерний России (в том числе с Кавказа, Сибири и других отдаленных районов).

XX век. Город продолжал развиваться, а его население - неуклонно расти. В 1904 году в Двинске было зарегистрировано 89884 жителя. Пик развития пришелся на 1912 год, когда население города лихо перевалило за стотысячную отметку: 112295 человек. В городе было 13 гостиниц.

Далее последовали ужасные годы Первой Мировой войны, захват Двинска немецкими войсками и разрушительное хозяйствование большевиков. В 1918 году население города по сравнению с довоенным временем уменьшилось почти в шесть раз и составляло около 20000 человек. Латгалия и Двинск вошли в состав независимой Латвии, город стал снова расти и развиваться. За семь лет городское население удвоилось – в 1925 году в нашем городе проживало 40640 человек. Треть жителей составляли евреи – 31% (латышей – 27%, а русских – 17 процентов).

Перед Второй Мировой войной в Даугавпилсе проживали 51300 человек (данные на 1 января 1940 года). Опустим кровавые и жестокие события военных лет (за время которых по некоторым данным в нашем городе погибло только 30000 евреев) и приведем для сравнения данные 1944 года – на 1 сентября этого года в городе осталось всего 14832 человека.

Война закончилась, советский Даугавпилс начал восстанавливаться. В 1959 году здесь проживало почти 56 процентов русских (от общего числа жителей, которых насчитывалось 65459 человек). О процветании и населенности города говорят следующие факты: в шестидесятые годы общественный трамвай перевозил в среднем 9 миллионов пассажиров ежегодно. Промышленные предприятия Даугавпилса экспортировали местную продукцию в 32 зарубежных государства. Автобусы ежедневно перевозили около 28000 человек.

15 января 1970 года город во второй раз за свою историю достиг отметки в сто тысяч жителей – для 100431 человек Даугавпилс был городом проживания. Самое большое количество даугавпилчан в нашем городе было зафиксировано почти за три года до официального распада Советского Союза – численность населения на 12 января 1989 года составила 126700 человек.

По последней переписи населения Латвии, состоявшейся в 2011 году, по официальным данным в Даугавпилсе проживают 93018 человек. Большинство даугавпилчан очень скептически относятся к эти цифрам, считая их чуть ли не в два раза завышенными. Но это уже другая история и отдельная тема.

+1


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » Статьи о Даугавпилсе.