GoroD

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » Статьи о Даугавпилсе.


Статьи о Даугавпилсе.

Сообщений 101 страница 150 из 190

101

И еще раз,возвращаясь к зданию Городского собрания,статья их газеты "Динабург" за 16.05.2000г.

http://i033.radikal.ru/1102/29/5976738587c5t.jpg

0

102

В дополнение к посту №15 этой темы, участник Юрий в личной переписке сообщил мне следующее

В одной из стаеи о Шоссейной улице прочитал о том, что Анна Ивановна Фолова сдавала дом родителям Маркуса Ротко. Анна Ивановна моя бабушка. У меня есть фотографии бабушки и дедушки 1900года. Если это интересно, могу прислать.
С уважением, Юрий

И вот эти два фото.
(немного уменьшены, дабы поместились)

Юрий Спасибо вам большое!

увеличить

увеличить

+2

103

Chena написал(а):

Несколько сканов из газеты "Динабург" за 16.05.200г.- страница посвящена городским событиям...Сначала экскурс в историю...

1940 г., 18 сентября. Был утвержден план строительства Даугавпилса.

Интересно, что это был за план? Было что-то конкретное? Как планировался город?

0

104

Немного о Дубровинском парке...

увеличить

0

105

Красивое начало одного долгостроя...Закладка фундамента Бастилии.

http://s014.radikal.ru/i329/1103/21/b3a6aa448aedt.jpg

Отредактировано Chena (Пятница, 11 марта, 2011г. 23:04:30)

+1

106

Просьба,  при цитировании вырезок  давать источник публикации,  это важно  для  библиографии   // Красное знамя.-год.-число.-с. страница

0

107

Там,где была возможность,я указала название издания и дату.От некоторых статей сохранилась только вырезка - там добавить нечего.Единственное,я постаралась сделать максимально качественные сканы статей.

0

108

Очень содержательная информация о Даугавпилсе! Но мне интересно знать - историю дома, где сейчас находится муниципальная полиция (бывшее КГБ). Почему рядом пустырь?

0

109

Нидеркуны: деревенский район Даугавпилса

В середине 19 века в Российской империи развернулось строительство железных дорог. В 1862 году было завершено строительство Петербургско-Варшавской железной дороги, которая проходила через Динабург. За городом дорога по мосту пересекала Западную Двину (Даугаву) и поворачивала вдоль Калкунских высот на юг. На высотах находилось поселение «Калкуны», а к северу, за железной дорогой до заливных лугов и болот, возникло поселение, получившее название «Нидеркуны».
В 1860-х и 1870-х Август Эттинген основал в Калкунах кирпично-черепичное производство и крупное винокурено-дрожжевое производство, примерно в те же годы были построены знаменитые Калкунские водяные мельницы.
В 1873 году открылось движение по железной дороге Калкуны-Радзивилишки (ныне Радвилишкис), которая была продлена до Либавы (Лиепая). На Нидеркунской стороне железной дороги была сооружена железнодорожная станция «Калкуны». В 1890-1892 годах по проекту архитектора Вильгельма Нейманиса, на краю Калкунских высот, вблизи винокуренного завода, было построено новое здание усадьбы графов фон Эттинген. В полуразрушенном виде здание усадьбы сохранилось по сей день.
В Нидеркунах селились рабочие предприятий и усадьбы Калкуны, железной дороги. Поселение было, в основном, одноэтажным с деревянными домами, довольно узкими улочками, немощенными, без тротуаров. Жители поселения занимались также огородничеством, домашним животноводством.
В Нидеркунах поселились старообрядцы, община которых в 1907 году возвела храм, освященный именем Пресвятой Богородицы и Святителя Николы.
Прошла Первая мировая война, почти встали Калкунские водяные мельницы, при распаде Российской империи железные дороги оказались в разных странах и на станцию Калкуны перестали приходить поезда.
В усадьбе «Калкуны» в 1920-х годах расположился детский дом для психоневрологических маленьких детей „Kalkūni”.
В 1924 году Нидеркуны были присоединены к городу Грива, а железнодорожная станция была переименована в станцию «Грива».
В 1953 году Нидеркуны вместе с городом Гривой вошли в состав города Даугавпилс. Главная улица Нидеркун – Вокзальная пролегла вдоль железной дороги. Улица неоднократно меняла свое название: Вокзалес, 15 мая, 17 июня, а с 1990-х годов - Слиежу. На этой улице в 1920-х и 1930-х годах размещались продовольственные магазины и магазины мелочей, парикмахерская, чайная.
В двухэтажном каменном доме Кудрашевых (№44) в 1920-х и 1930-х годах размещалась Нидеркунская (Гривская) государственная основная школа, в 1940-1980-х годах восьмилетняя школа №1, а в 1980-1990-х годах - натуралистический отдел Дома пионеров и школьников.
В начале улицы после Второй мировой войны находилось «Тароремонтное и лесоторговое предприятие треста «Латвтара», а с 1990-х годов - деревообрабатывающее предприятие «Lieta-D».
За последние 150 лет в Нидеркунах мало что изменилось, этот район города все еще имеет вид большой деревни.

Гесель Маймин, D-fakti.lv

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано marser (Пятница, 8 апреля, 2011г. 15:40:42)

+1

110

К   № 111.
Для Игоря.    Муниципальная полиция занимает дом, Музея,6/ранее Мороза,6/ рядом сгоревшие дома в войну не восстанавливали, сделали газон.До сен.1939 года это консульство РеспубликиПольша в Даугавпилсе с 20-х годов, в 1941 бои 26 июня оставили следы пуль на ограде здания, они видны и сейчас.С 1944 года здание использовалось двумя организациями 1 эт. армейская разведка округа, 2 этаж - горотдел НКВД-МГБ-КГБ до 23 авг. 1991 года, три дня жгли секретные материалы КГБ. Пепел бумаги сдувало с крыши дома. На дом надо давно повесить табличку с описанием Польское консульство и КГБ.

Отредактировано Летописец (Суббота, 9 апреля, 2011г. 16:26:26)

0

111

В разделе 6 упомянут старообрядческий храм на Шоссейной улице (теперь ул. 18 ноября). Меня интересует  история этого храма, может быть сохранились фотографии. Как правильно назывался этот храм? Из рассказов бывших новостроенцев храм располагался по нечётной стороне улицы между Гродняс и Лиепаяс.  Здание было деревянное, бревенчатое,  подожжено отступающими красноармейцами.
С уважением, Юрий.

0

112

Для  Юрия.
  В книге Жилко, Гузика  Старообрядческие храмы города, в конце прибавлением говорится о седьмом храме, стоял в районе 109 магазина по Красноармейской, сгорел в 1944 году. названия нет.

0

113

Летописец написал(а):

До сен.1939 года это консульство РеспубликиПольша в Даугавпилсе с 20-х годов,

Консульство в 20-х годах располагалось по ул. 18Новембра , 45 , до какого именно года , пока не знаю...

0

114

Проходил мимо бывшего консульства,  в десяти пролетах ограды от дома по музея (6) и на повороте по Лачплеша(4)   нащитал  110 пулевых отметин и пробоин в прутьях решётки. Видны и можно потрогать рукой.

0

115

Летописец написал(а):

нащитал  110 пулевых отметин и пробоин в прутьях решётки

Я как-то выкладывал снимки, да и не только я.
тут  тут

0

116

собор в крепости взорвал восстановительный поезд так как он мешал вывозу из крепости станков.Но  лучше это спросить у ветеранов этого поезда работавших  1944-50гг если кто жив.

0

117

николач написал(а):

собор в крепости взорвал восстановительный поезд так как он мешал вывозу из крепости станков.

Впервые слышу такую версию. Собор стоял на возвышении. Поначалу были взорваны башни и западная часть храма. Образовалась большая куча кирпичных обломков. Как это могло поспособствовать вывозу каких-то станков? Поясните.

0

118

В одно из мероприятий в Крепости, старожил рассказал что Крепостной Собор взлетел на воздух между 12 и 14 часами 27 июля 1944 года, видели со Старого форштадта с Шуни, сначала подпрыгнули башни а затем долетел звук взрыва. В крепости позже базировался железнодорожный восстановительный батальон?, занимались восстановлением жел.дор.моста после взрыва  27 июля 1944 года.

0

119

Летописец написал(а):

сначала подпрыгнули башни

А мне другой сторожил рассказывал, что в ходе освобождения Даугавпилса в 1944 году была повреждена только одна башня. А все прочее раскурочили уже при "советах".

0

120

На фотографиях времен начала училища видно нет обоих башен груда кирпича при входе в Собор. Потом в 48-53 остальное разобрали,снесли.

0

121

Летописец написал(а):

На фотографиях времен начала училища видно нет обоих башен

Тоже верно. Версия с одной башней документально пока ни как не подтверждается.

0

122

Райполе

К северу от озера Шуне (Шунского озера), согласно материалам переписи населения 1784 года, в «Описании города Динабурга и его уезда» значится «Сельцо Тауполь» для благозвучности переименованное потом в «Слобода Райполь». Сельцо Тауполь принадлежало «Динабургскому иезуицкому кляштору».
Владения того кляштора ксензов иезуитов при озере Шуне, которому принадлежало около 90 гектаров земли.
Со временем сельцо застраивалось, превратилось в Слободу Тауполь. В 1897 году здесь проживало 1577 человек.
Между слободой Райполе м озером Шуне со временем образовалась «Заозерная слобода» - слобода рыбаков, огородников, ремесленников. От возникшего южнее «Старого Форштадта» их отделяла Граничная улица (потом улица Robežu, ныне Ormaņu).
Озеро Шуню сдавалось в аренду рыбакам. Главной улицей Райполе стала Озерная, которая протянулась от озера на северо-восток, до леса. Весь этот район был застроен одноэтажными ветхими домиками, жили здесь русские, единоверцы, поляки, евреи.
Русскими-единоверцами на берегу озера Шуню была построена первая в городе единоверческая церковь.
В 1875 по улице Озерная (ныне Эзеру) была построена деревянная одноэтажная еврейская молельня, еврейский молитвенный дом под названием «Адетитес» на 50 мест, который просуществовал до Второй мировой войны.
Рядом с Заозерной Слободой во второй половине 19 века, на берегу озера Шуню, располагался летний крепостной госпиталь, просуществовавший до Первой мировой войны.
От Пограничной улицы (ныне Орманю) в сторону леса находился артиллерийский полигон, куда вели Большая и Малая Лагерные улицы (ныне здесь пролегает Артиллерийская улица).
Согласно решению городской думы от 27 июля 1961 года «Слобода Райполе» была включена в городской микрорайон «Старый Форштадт», так исчезло еще одно название с карты города.
 

Гесель Маймин, D-fakti.lv

По единоверческой церкви ждём комментарии знатоков этого вопроса...

+1

123

marser написал(а):

По единоверческой церкви ждём комментарии знатоков этого вопроса...

Буквально вчера ездили на место предполагаемого нахождения единоверческой церкви на берегу Шуню. Там, где она предположительно могла стоять, теперь старый фруктовый сад. Походили туда-сюда, нашли мелкие обломки старинных кирпичей и штукатурки (спасибо, товарищи-кроты выручили, выгребя вместе с землей кирпичные осколки из-под дерна). Известно, что неподалеку от этого места (сведения за 1900 год) стоял крест, как я понял, в воде. Но он потом упал, и его точное местонахождение определить невозможно (разве только водолазы помогут). Думаю, что крест стоял на месте бывшей Успенской церкви. Возможно, озеро меняло свои очертания, и это место оказалось затопленным. Также известно, что у храма были два причтовых дома и хозпостройки. Не исключено, что именно их остатки мы и нашли в земле, вырытой кротами. Такая, вот, версия.

0

124

30 апреля, суббота, начало в 11 часов, пройдет очистка берега и в воде пляжной зоны за быв. 7 ср. школой на Ст.форштадте, ул.Шуня 1. Проводит городской клуб дайверов,фридайверов и подводных охотников   Baltic Undervater Group,+ делегация из Краславы, сам приму участие в работе на воде в подводном снаряжении. Кто желает присоединяйтесь.   parks   покажете местонахождение (ожидаемое) креста(район поиска), можно попробовать поискать, а под дерном помогут оконтурить фундаменты построек цупы из металла (стальные пруты). Подробнее при встрече.

Отредактировано Летописец (Пятница, 29 апреля, 2011г. 00:26:03)

0

125

marser написал(а):

Русскими-единоверцами на берегу озера Шуню была построена первая в городе единоверческая церковь.

Как я понял из книги Сахарова, эта церковь была не построена, а переделана из староверской. У Гесселя Маймина встречаются неточности касаемо православия и староверия.

Цитирую:
Единоверческая церковь во имя Успения Божьей Матери на Старом Фордштате.

В 1860 году Даугавпилс посетил архиепископ Полоцкий и Витебский Василий. Группа купцов и почтенных граждан города Даугавпилса из беспоповцев старообрядцев обратилась к нему с просьбою о присоединении их к единоверию и об устройстве для них единоверческой церкви из старообрядческого молитвенного дома находившегося на берегу озера Шуня на Старом Форштадте.
Как раз, уже раньше, несколько старообрядцев беспоповцев города Даугавпилса присоединились к православной церкви на основах единоверия. Из среды их выделялся начитанный и строгих нравственных правил Артамон Анкудинов, принявший не только православие, но и посвятивший себя в монахи с именем Автонома
Архиепископ Василий в своем письме от 5 февраля 1851 года, сохранившемся  в архив Успенской церкви, обращается к названному отцу Автоному с предложением принять на себя настоятельство во вновь организуемом приходе и приступить к устроению единоверческого храма
Дело с достройкою и приспособлением молитвенного дома под единоверческую церковь пошло настолько успешно, что 13 сентября 1852 г. было совершено архиепископом Василием торжественное освящение новоустроенного деревянного единоверческого храма во имя Успения Божьей Матери.
Около храма были построены три дома для причта с надворными постройками. Земли для церкви и причта было отведено 3700 квадратный метр.
Здесь, то есть на Старом Форштадте, на берегу озера Шуня, этот храм находился в течение 25 лет. Сейчас от храма и построек не осталось и следа. Только участок земли, на котором находилась первоначально Успенская единоверческая церковь и по сие время принадлежит Успенскому приходу.
В связи с расширением крепостной эспланады и по стратегическим требованиям обороны крепости, "комиссия учрежденная для составления нового проектного плана городу Динабургу и по другим предметам городского благоустройства" 21 марта 1864 года за № 55 сообщает священнику Динабургской единоверческой церкви отцу Григорию Головину, что „по описи строениям,, находящимся на 700 саженной крепостной эспланаде и подлежащим к сломке - значится малого форштадта в XXIII квартале под  № 137 единоверческая церковь с тремя домами для церковнослужителей, сараем и землею под строениями и огородом" и приглашает священника явиться в комиссию для дачи сведений по оценке имущества.
Из копии журнала комиссии от 7 января 1865 года видно, что здание церкви, в виду сноса его, было оценено в 5 000 рублей.
Эти деньги и пошли на построение новой каменной единоверческой церкви (25 х 8 х 8 метров) на отведенном для этой цели городом земельном участке мерою 1,5 гектара на Новом Строении.

Летописец написал(а):

оконтурить фундаменты построек

Священник из форштадской православной церкви, извиняюсь, но имени не вспомнил, как-то говорил, что знает места где была эта и артиллерийская церковь на полигоне.

0

126

Vils написал(а):

Священник из форштадской православной церкви, извиняюсь, но имени не вспомнил, как-то говорил, что знает места где была эта и артиллерийская церковь на полигоне.

Священника Петропавловского храма зовут отец Иоанн (Крецул).

8/21 мая отмечается 110-летие освящение Никольской артиллерийской церкви. По благословению Его Преосвященства, Епископа Даугавпилсского Александра, на этом месте будет установлена ограда и памятный крест. Затем состоится панихида по павшим воинам. Как мне известно, планы поставить крест и оградку приурочены именно к юбилею освящения храма. Подробнее об артиллерийской церкви можно прочитать в моих статьях в газете "Православная жизнь" за январь и май текущего года.

Относительно креста в оз. Шуню мне ничего конкретно не сказали. Стоя на берегу поводили рукой градусов на 90 в сторону озера, сказав: "Где-то здесь!"

По поводу цуп. Вероятно, их нужно искать метеллоискателем. Не вскрывать же весь дерн?!

+1

127

parks написал(а):

будет установлена ограда и памятный крест. Затем состоится панихида по павшим воинам.

Спасибо за информацию. Если будет не сложно - держите в курсе событий и информируйте о мероприятиях. Было бы очень интересно принять участие.

0

128

Этот день в истории города: немецкие войска генерала Манштейна заняли Даугавпилс

После 26 июня 1941 года Двинск-Даугавпилс никогда не станет прежним. Его лицо, дух и люди изменятся навсегда .
Для одних даугавпилчан сегодня день памяти страшной трагедии: 26 июня 1941 года, ровно 70 лет назад, ранним утром немцы неожиданно вышли к городу, для других иная памятная дата — гибель фашистского обер-лейтенанта Ганса-Вольфрама Кнака, впоследствии за подвиги в Даугавпилсе награжденного посмертно Железным крестом. Так, под видом всепрощения и спекуляциях на патриотизме у нас оправдывается фашизм.
Фашистам было важно взять мосты. Впрочем, железнодорожный имел меньшее значение, потому что танки по нему хоть и пройдут, но спуститься не смогут — слишком крутая эстакада. А вот шоссейный мост — в самый раз. Операцию по его захвату проводило  спецподразделение обер-лейтенанта Вольфрама Кнака 800-го полка «Брандербург». В состав фашистского десанта входили немцы и литовские фольксдойче, прекрасно владевшие русским языком.
Еще накануне, 22 июня, командование 23-й стрелковой дивизии, расквартированной в Даугавпилсской крепости, получило приказ под предлогом выхода в полевой лагерь выступить к западной границе и держать оборону в районе Каунаса, тем самым обеспечивая отход регулярных войск.
Для охраны дивизионного имущества в Даугавпилсе остались примерно 250 бойцов, еще сотня человек находилась на излечении в крепостном госпитале. Но для защиты нашего города «под ружье» были поставлены все бойцы. «Болеть будешь в окопе», — говорили тогда. А командовал этой маленькой армией майор Еськов. Больше о нем неизвестно ничего: ни имени, ни откуда родом — только простая и довольно распространенная в России фамилия. 
Даугавпилс начали бомбить с первых дней войны, однако мосты немцы не трогали, им важнее было запугать население, поэтому бомбы рвались чаще всего в районе пляжа.
Под автомобильным мостом было уложено 250 килограммов тола, протянуты шнуры, вставлены взрыватели — все было готово к взрыву. Но отступающие войска и беженцы шли нескончаемым потоком. Чтобы дать людям возможность спастись, пришлось ждать до последнего. 
26 июня около 7 часов утра переодетых в красноармейскую форму «брандербуржцы» на четырех грузовиках подъехали к автомобильному мосту. Кстати, советские оружие и форма ими были получены от финнов, хранивших ее с кампании 39-го года. Первая машина преодолела мост, но вторую охрана решила проверить. Но грузовик не остановился, и по нему был открыт огонь. Обер-лейтенант приказал своим подчиненным прыгать и атаковать красноармейцев. Впрочем, успех фашистским командос сопутствовал не во всем: Вольфрам Кнаак и пятеро его солдат погибли, но уже в 8 часов утра генерал Манштейн получил донесение следующего содержания: «Захват моста и города Даугавпилс осуществлен. Автомобильный мост не пострадал. Железнодорожный - легкие повреждения при взрыве - но он в исправном состоянии».
Возможность взорвать мосты у красноармейцев была, просто в той неразберихе некому было отдавать приказы.
А впереди город ждали 4 страшных военных года с десятками тысяч смертей в даугавпилсских концлагерях и еврейском гетто.

nasha.lv

0

129

↑ Эрих фон Манштейн «Мемуары. Утерянные победы» перевод с немецкого — Ростов/н/Д. — 1999. — 640 с. Гл. 8 Танковый рейд (Захват Двинска — С. 188—193.) — ISBN 5-222-00609-3    Здесь  можно прочитать о замысле захвата мостов от Пруссии до Двины, помощь  диверсионного полка 800 Бранденбург  см. статью в  Вики  Бранденбург 800

В  90-х   годах   в городской газете Динабург  публиковалось  обращение ветеранов этого полка к горожанам   рассказать  о событиях 26 июня  1941 года   в  городе.   В   своё   время   читал в газете, не сделал выписку,  теперь немогу разыскать.

Отредактировано Летописец (Понедельник, 27 июня, 2011г. 20:08:19)

0

130

Гривская водяная мельница стала ГЭС

Прошла Первая мировая война, а за ней ряд гражданских войн. Железная дорога, проходящая через Калкуны, перевозившая хлеб с юга России и Украины в Либаву (Лиепаю), оказалась разрезанной границами Советского Союза, Польши, Литвы и Латвии. И хлеб, частично перерабатываемый на больших Калкунских мельницах, перестал завозиться, а мельницы постепенно остановились.
Левый приток Западной Двины (Даугавы) - река Лауцен (Лауцесе), проходящая (протекающая) через Калкуны, впадала в Двину в городе Грива. Река Лауцен, (встречается еще и название – река «Калкуна») берет свое начало в озере Лауце на границе Латвии с Литвой. Река протекает по узкой изрезанной извилистой долине, ее длина около 25 км. Левым притоком реки Лауцесе является речка Пакраце, вытекающая из озера Свентас.
Но местный хлеб необходимо было обработать. В 20-х годах ХХ века на реке Лауцесе, между Гривой и Калкунами, была построена небольшая водяная мельница. В 30-х годах владельцем этой мельницы был Волдемар Каулиньш, который жил невдалеке от мельницы в Нидеркунах.
В 1938-1939 учебном году на уроке естествознания учитель рассказал нам о водяных мельницах, и между прочим, и о Гривской водяной мельнице. И я со школьными товарищами и одноклассником из Гривы, который жил на Калкунской дороге, ходили смотреть мельницу. Мы ее осматривали с большим интересом, она на нас произвела большое впечатление.
Мельница работала до Второй мировой войны. В 1944 году на бездействующую водяную мельницу был установлен гидрогенератор в 50 кВт, приводимый в действие ременной передачей от мельницы, была сооружена Гривская ГЭС.
Гривская ГЭС просуществовала до 60-х годов, до подключения Даугавпилса к единой энергетической системе. От Гривской водяной мельницы на память остались несколько фотографий, упоминание в нескольких книгах и телефонных справочниках.
 

Гесель Маймин, г.Ашдот (Израиль)

+1

131

Chena написал(а):

Красивое начало одного долгостроя...Закладка фундамента Бастилии.

Не подскажете примерные годы строительства? 88-92? Смутные детские воспоминания есть, но не более.

Отредактировано Ersegoth (Четверг, 17 мая, 2012г. 10:25:17)

0

132

Гривская водяная мельница стала ГЭС.
А это то что от неё осталось.
http://s1.uploads.ru/t/G/Z/n/GZnWf.jpg

+3

133

http://s1.uploads.ru/t/M/R/f/MRf35.jpg
Такой кирпич в изобилии валяется на месте разрушеной мельницы (ГЭС). Судя по клейму - "Калкуны", из такого кирпича построено много зданий в Даугавпилсе в конце XIX начале XX веков, мельница, возможно, была построена и ранее 20-х годов. Такое может быть?

0

134

Red DIK, если Вам случается бывать в районе калкунской мельницы, то могу предложить  для изучения ещё один интересный объект. Наверняка Вы знаете, где находиться стрельбище около калкунской мельницы. Немного левее стрельбища, недалеко от дома лесничества, уходит малозаметная дорога в сторону лугов. В общем у неё и название есть, это улица Яунпроекта. Там есть в весьма плачевном состоянии внутри, но крепко стоящее здание, предположительно, лесопилки. Механизмы приводились в движение водяным колесом как на мельнице. Неподалёку расположено административное здание, позже ставшее просто жилым. Эту информацию я узнал от случайно встреченного долгожителя.
Есть некоторая опасность - там, по дороге и вокруг здания, всё очень сильно заросло травой и запросто можно провалиться в промоину, бобровую нору или довольно глубокий канал.

0

135

Vils, где стрельбище - не знаю, но улицу нашел. Буду в тех краях - гляну. Спасибо.

0

136

Летописец предложил сделать в те края коллективную вылазку. Осталось дождаться выходных без дождя и собраться. Если кого-то заинтересует такая прогулка - пишите в личку, будем договариваться.

0

137

Источник - http://www.grani.lv/seychas/24833-nravy … inska.html
http://www.grani.lv/uploads/posts/2012-04/1334228363_36_mcbve3456.jpg

Нравы славного Двинска

В начале 1900-х годов в нашем городе дважды в неделю выходила газета «Двинский листок», на страницах которой можно и сегодня найти много прелюбопытных сведений из жизни горожан. Жизни, протекавшей более ста лет тому назад…

К примеру, мы узнаем, что в июне 1900 года местный исполнительно-санитарный комитет постановлял закрыть еврейские общественные бани на Мясницкой и Огородной улицах. Причина – «посуда для мытья, скамьи, ящики для хранения платья пришли в совершенную ветхость и к тому же содержатся крайне неопрятно».
В этом же месяце местный полицмейстер призывал приставов неуклонно следить за исполнением обязательного постановления об очистке и вывозу нечистот, «не дозволяя производить таковую днем из ассенизаторов, которые не имеют герметически закрывающихся железных бочек, насосов и печей для сжигания газов». Внимание полиции обращалось и «на неаккуратную очистку улиц», о чем говорилось так: «И правда, некоторые улицы, и далеко не захолустные, у нас совсем не метутся, а которые и метутся, то вовсе не в такое время, когда бы следовало. Не ранним утром, когда на улице еще мало народа, а в течение дня».
6 июля 1900 года до сведения горожан доводилось следующее. «Рижская улица, и так далеко не широкая, до крайности стеснена не прекращающимся целый день, от раннего утра до позднего вечера, движением ломовых извозчиков с кладью, тем более что извозчики эти совершенно не следуют установленному порядку езды – держаться правой стороны, а пускают лошадей как попало, затрудняя проезд экипажей».

Главный враг – перекупщик

В «Двинском листке» от 30 июля эмоционально рассказывалось «об одном из больных мест г. Двинска – подорожании съестных припасов». И в этом отношении день сегодняшний смотрится несколько позитивнее дня вчерашнего. «Бедные люди, отправляясь на базар, чуть не плачут, подсчитывая, сколько им придется израсходовать на покупку самого необходимого. Если не питаться исключительно одним хлебом да селедкой, то истратить рубль в сутки на семью из 3–4 человек положительно необходимо. А такая трата на одну только пищу маленьким людям не по силам, потому что у всякого много и других нужд», – писал современник, раскрывая затем причины «дороговизны», находя их в том числе и в железных дорогах, которые «привозят массу пассажиров, оставляющих в станционных буфетах большие деньги; немало требуется и для серого люда, появляющегося в Двинске во время навигации на судах и плотах; наконец, и на 72 тыс. населения города требуется ежедневно немалое количество жизненных продуктов».
Однако главная причина в непомерных ценах на продукты все же виделась не в этом, а в злостных перекупщиках. «Перекупщичество у нас процветает в самых широких размерах. Каждый базарный день перекупщики чуть свет стоят на всех дорогах, ведущих в город, и на базар попадает только очень немногое, что почему-либо они не захватили. Но и это немногое не доходит до свободного покупателя, появляющегося на базаре обычно с 8 часов утра, потому что, кроме перекупщиков, встречающих продавцов за городом, целая армия их дожидается уже на месте и перехватывает остальное. Таким образом, – справедливо возмущается автор, – чуть не весь базар переходит в руки нескольких десятков лиц, которые и назначают свои цены. При этом трудно отличить перекупщика от приехавшего в город продавца. Дело в том, что крестьянин, для которого удобней сразу получить деньги за товар и быть свободным, передает перекупщику до известного часу и лошадь с телегой.
А сам отправляется или за покупками, или же просто поглазеть. Продавцы, захватывая припасы в свои руки и устанавливая свою цену, на этом не останавливаются. Они не брезгуют обманом. Особенно хорошо удается смешивание масла с водою. Покупает, например, хозяйка несколько фунтов масла. На вид и на вкус масло превосходное. Приносит домой: нужно посолить или перемять. И вот после такой операции масла остается как раз вдвое меньше: вы покупаете 10 фунтов, а получается только 5. Нередко практикуется сдабривание сметаны и масла мукой, разбавление молока водой и т. п. Таким образом, обыватель, и богатый, и бедный, платит за все вдвое, и должен платить, ведь необходимо запастись на целую неделю, потому что базары у нас бывают по средам на Новом строении и по пятницам на Соборной площади. <...> Не купив что-либо на базаре, приходится докупать недостающее в лавке, а там, конечно, все дороже, чем даже у перекупщиков.
Имеется, правда, постановление думы, которым устанавливается базар еще и в понедельник, и тоже на Соборной площади: об этом было объявлено в ближних волостных правлениях, но объявление это действия не возымело, и площадь в понедельник пуста – никто из крестьян на базар не приезжает…» Вот такие нравы бытовали некогда в славном городе Двинске. Правда, некоторые из них с успехом перекочевали и в наш день. И молоко разбавляют, и масло уж не то… Не говоря о сливках.

«До слуха долетает отборная брань»

Двинчане жаловались газете по самым разным поводам. Вот еще один пример: по вечерам у казенной винной лавки на Дворянской улице собирались толпами возвращающиеся с работы чернорабочие. Они «буквально загораживают и без того неширокий тротуар и даже часть улицы, располагаясь как у себя дома для распития соток и сороковок, – писала газета. – Как бы старательно ни обходили это место прохожие, однако до слуха их нередко долетает отборная брань. Такое же можно наблюдать и около большинства казенных лавок, но ни одна из них не стоит на такой людной улице, как лавка около переезда, служащего путем сообщения Нового строения с городом».
«Двинский листок» за 1900 год информировал и о криминальных происшествиях, но вспоминать о них в праздничные дни не хочется. Разве что об одном, когда в ночь на 25 августа у мещанина Самуила Либермана, на улице Либавской, «неизвестно кем была украдена лошадь с линейкой в полной упряжи стоимостью до 200 рублей. Утром на другой день, чинами сыскного отделения лошадь с экипажем были найдены в пустующих конюшнях 6-й батареи 25-й артиллерийской бригады. Виновные не обнаружены. Интересно то обстоятельство, – делала акцент газета, – что воры для сокрытия следов колес на мягком песке переносили линейку несколько раз с места на место». Вполне можно предположить, экипаж с лошадью понадобился двинским гулякам для каких-то увеселительных нужд. Так нынче некоторые из озорства угоняют чужие машины – покатаются и бросят. Вероятно, хозяин лошади сильно пожалел, что животное не умеет говорить, в противном случае указ на виновника копытом явился бы неоспоримым доказательством содеянного.
  А вот и еще один исторический штрих к городскому портрету начала XX века. «Двинский листок» сообщал «об исправлении тротуара» от Рижской улицы к Подмогильной Слободке, со стороны железнодорожного забора. «Давно пора было это сделать – выражает свое мнение издание, – потому что во всем Двинске ни на одной улице, ни в одном квартале нельзя было найти такого «образцового» тротуара, на котором среди белого дня спотыкались постоянно не только пьяные, но и трезвые, и публика обыкновенно предпочитала кирпичной дорожке тротуара булыжную мостовую».

Представление всем на удивление

Под занавес газетных публикаций вековой давности обратимся к подробнейшему сообщению о том, что в Двинском театре 13 и 14 октября в 8 часов вечера был представлен «Движущийся Парижский Фото-Синема-Калейдо-Театр». Каждое представление состояло «из трех отделений, включающих 90 поражающих картин живой фотографии и калейдоскопической светящейся проэкции». Двинчане впервые имели возможность увидеть «оба сенсационных процесса капитана Дрейфуса, то есть начиная с процесса в октябре 1894 года перед военным судом в Париже, как то махинации и подлоги подполковников Анри, дю Пати де Клама и майора Эстергази, разжалования Дрейфуса, переведения его на Чертов остров, его жизнь на Чертовом острове, обратный путь во Францию, главные его защитники и противники. (Дело Дрейфуса – процесс (1894-1906) по делу о шпионаже в пользу Германской империи, в котором обвинялся офицер французского генерального штаба, капитан Альфред Дрейфус (1859-1935).
Процесс сыграл огромную роль в истории Франции и Европы конца XIX века – прим.). Со всеми важными событиями до окончания пересмотра его процесса в Рене в 1899 году, а также прогулка по Парижской выставке, по новой программе с обозрением всех чудес и редкостей Парижской выставки 1900 года, а также во второй раз: бомбардировка и взятие форта Таку союзными войсками». (Сражение за форт Таку (Даку) происходило в июне 1900 года в Китае между гарнизоном ихэтуаней, восставшими «боксерами», и силами международной коалиции – десантным отрядом и флотилией кононерок – прим.).
Во время представления в Двинске играл «оркестр военной музыки, и барышни в сопровождении своих кавалеров томно вздыхали, глядя на экран. Вероятно, иногда им становилось дурно…
Цена мест с включением благотворительного сбора и платы за хранение платья варьировались следующим образом: «ложи бенуара – 5 руб., купон – 3 руб., остальные ложи – 2 руб. 50 коп., кресла первого ряда – 1 руб. 75 коп., остальные ряды – 75 коп., стулья – 45 коп., балкон – 25 коп.». Кто-то мог запросто купить билет за пять рублей, кто-то с трудом выделял на него 25 копеек, но свободных мест на представлениях не было.
Автор:
Жанна ЧАЙКИНА

http://lib.rus.ec/b/371568/read

Отредактировано Foma (Воскресенье, 8 июля, 2012г. 13:32:39)

0

138

Foma
Спасибо, особенно за вторую ссылку.

0

139

Olgerd112 написал(а):

Foma
Спасибо, особенно за вторую ссылку.

:flag:  :idea:  :crazyfun:

Нет проблем,обращайтесь.Вот, кстати, еще матерьялец:

http://www.krievu.narod.ru/photoalbum.html

Отредактировано Foma (Понедельник, 9 июля, 2012г. 08:41:53)

0

140

Foma
Ещё раз спасибо.

0

141

http://www.gorod.lv/novosti/80080-dvinc … tor_palmov

http://www.gorod.lv/novosti/81846-semya_kirsh

http://www.gorod.lv/novosti/81537-ulits … a_sadovaya

http://www.gorod.lv/novosti/83935-ulits … a_sadovaya

http://samlib.ru/m/marchenko_r_a/karius1.shtml

Отредактировано Foma (Четверг, 12 июля, 2012г. 15:50:13)

0

142

http://www.nasha.lv/rus/blog/blogs/hous … 89602.html

0

143

Эта фотография уже постилась в этой теме выше,но была сильно урезана.Фото имеет подпись "2 ноября 1914 г. во время посещения Двинска  Николаем II с Императрицей Александрой Фёдоровной и Великими княжнами Ольгой и Татьяной Николаевной среди медперсонала земской больницы".
http://s1.uploads.ru/t/7TugG.jpg

+1

144

Подведены итоги фотоконкурса «Даугавпилс в объективе!»

5 июня 2012были подведены итоги фотоконкурса «Даугавпилс в объективе!», который предприятие «ДауТКом» проводило с апреля по июнь. На конкурс было прислано более 300 фотографий - от 49 участников.

Победителей в двух номинациях определило жюри, в состав которого вошли как профессиональные фотографы, так и сотрудники предприятия «Даутком».
Итак, победителем в номинации «Город на Даугаве » был признан Раймонд Тукиш -

http://s2.uploads.ru/t/ZYBaF.jpg

За фотографию под названием «Шахматист» Анни Петровой жюри присудило победу в номинации «Город в лицах» -

http://s3.uploads.ru/t/HksY5.jpg

Грани.lv

Отредактировано Ваша Гадость (Вторник, 13 ноября, 2012г. 21:28:30)

0

145

Первые фотосалоны Двинска

    Доводилось ли вам, уважаемые читатели, держать в руках старинные фотографии? Это обычно семейные фото, женские, мужские и детские портреты, жанровые фотографии с использованием декораций, костюмов и реквизита старых фотосалонов.
Поражает высокое качество этих снимков. Не зря при их проявлении использовалось натуральное серебро, Argentum. С этих снимков смотрят на нас жители нашего Динабурга — Двинска, чьи-то прабабушки и прадедушки.
    Вот что рассказывает нам Николай Шкут, человек, исследующий историю фотодела, первых фотографов и фотосалонов нашего города:
    «Однажды меня заинтересовал вопрос: когда впервые появились в нашем городе фотосалоны? Кто были эти фотографы? В поисках информации я наткнулся на информацию  в справочнике «ДВИНЧАНИН» от 1914 года. Там упоминались 11 фотосалонов, существовавших на то время в городе. И я поставил себе цель иметь хотя бы одно фото из каждого фотосалона. Захотелось узнать, когда впервые они начали оказывать данную услугу населению. И были ли другие фотосалоны, не указанные в справочнике? И кто же из них был первым?
    Считается, что фотография изобретена в 1839 году. К этому одновременно подошли Ньепс и Даггер во Франции и Тальбот в Англии. И тогда стало понятным, почему профили этих изобретателей помещали на обратной  стороне фотографы многих салонов (это делали и в других городах), отдавая тем самым дань уважения этим людям.
    Первые фотографии наклеивались на паспарту (специального размера картонка). На обратной стороне указывалось название фотосалона, адрес, состоятельные люди указывали и свой номер телефона (редкость в то время!), и главное (те, кто имел), размещали свои награды за труды (медали, призы различных выставок). В процессе сбора информации я нашел три объявления в местной прессе того времени о том, что в 1900 г. и в 1901 г., оказывается, уже работали фотосалоны Г. Кляцкина, Э. Тильтинга и фотосалон «РЕМБРАНДТ». Самой ранней из датированных самим владельцем  фотографий, у меня оказалось фото Шлейфера из салона, располагавшегося по ул. Рижской (дата 13 февраля 1900 г.). Попалась и одна курьезная датировка (26 января 1095 г.???) Полагаю, что человек хотел написать 1895 г. или 1905г.Некоторые фотографы иногда сами датировали фото путем оттиска даты. Таким у меня оказалось фото Диманта (1907 г.)
Фотосалоны в основном назывались по имени-фамилии самого фотографа — Г. Кляцкин, Тывалович, В. Штейнберг, Гилуц, Г. Я. Бурин, Т. Левинсон, Э. Димант, И. Гуревич. Но были два фотосалона, которые имели символические названия — «МОДЕРН» и «РЕМБРАНДТ». Такая мода в названии существовала и во многих других городах. Кстати, в гор. ПЕНЗА тоже был свой «МОДЕРН». Поэтому надо внимательно относиться к трактовке, в каком городе сделано фото. В процессе накопления материала, я обнаружил такую деталь, что фотосалоны либо передавались по наследству, либо перепродавались. Но каждый последующий владелец уважительно об этом сообщал. Возможно, что это сохраняло ему клиентуру и авторитет предыдущего хозяина. Вот пример: фото Тываловича (бывшая Тильтинга), а на фото Тильтинга указано (бывшая Зонвальда и Гулецкого). Из этого я сделал вывод, что Зонвальд и К* работали в конце 19-го века, а в 20-м уже не работали. Оказалось, что они имели и «дочернее» предприятие в г.МАРИЕНГОФЕ (Майори). Также в городе было фотоателье Альтмана (бывшее Рудомино). Целый ряд названых мною имен в справочнике даже и не значатся. Знаю, что работал еще один фотосалон — фотографа Червинского. В целом мне удалось разыскать сведения о 16-ти фотосалонах. А кто же был первым? С определенной достоверностью можно сказать, что это наверняка были Кляцкин и Штейнберг, так как на более ранних их фото указан адрес — г. ДИНАБУРГ! А именно так наш город назывался до 1893 года. Поэтому полагаю, что и фото сделаны где-то  до — или около этого времени. Есть и другие признаки, указывающее на это. Кстати тест на фото был на русском и в тоже время порой и на других языках.
   А сколько же стоило сфотографироваться для почтенной публики? Полагаю, что не дешево. Есть указания, что цены на портреты были от трех рублей. И если чернорабочий получал 17 рублей в месяц, то понятно, что удовольствие было дорогим. Еще момент. В. Штейнберг указывает адрес своего салона (дом Кацена), а спустя какое-то время у него уже был собственный дом. Надо полагать, заработал и купил. Фотографии в основном были в формате 11х16 см (кабинет-портрет) и 6,5х11см (визит-портрет). Размер визитки был придуман одним фотографом на Западе в формате 4х2,5 дюйма и он имел огромный коммерческий успех. Иные форматы встречаются весьма редко.
   Как хранились фотографии? Были фотоальбомы со специальными ячейками для кабинет- и визит-портретов. Эти альбомы можно часто увидеть в руках клиентов (стандартный реквизит салонов). Многие просто гвоздем прибивали фото к стене и любовались. От этого так часто можно видеть дырки в фото и «следы беседы мух».
    Итак, я предполагаю, что первые фотосалоны в нашем городе появились около 1893 года. Обращает на себя внимание факт, что традиция подписывать фото лишь вызревала. Так, привычное — «на долгую и добрую память» — появилось позже. Из 40 моих фото лишь 7 датировано владельцами. А причина? Так не было же свободного места, где писать текст! Изучая старые фото, мне открылось много интересного о том времени. У меня теперь появились знания как датировать фото с той или иной точностью по году. Накапливая знания, смогу, видимо, ответить еще точнее, даже если на фото владелец не оставил никаких надписей».
   Те люди, которые имеют у себя старинные фотографии, или могут поделиться информацией о первых фотосалонах города, просьба обращаться к г-ну Н. Шкуту по тел. 26143139.

Наталья ЯКУШЕВА  din.lv

+1

146

http://www.warheroes.ru/content/images/heroes/1hero/SeredaIvPav.jpg  источник Gazeta.lv

Повар 91-го танкового полка (46-я танковая дивизия, 21-й механизированный корпус, Северо-Западный фронт) красноармеец Иван Середа отличился в августе 1941 года под городом Двинском (Даугавпилс, Латвия). Он готовил обед в лесочке, когда услышал гул мотора фашистского танка. Вооружившись винтовкой и топором он подкрался к остановившемуся гитлеровскому танку, прыгнул на броню и со всей силы рубанул топором по стволу пулемёта. Вслед за этим бросил на смотровую щель кусок брезента и забарабанил обухом по броне, громко приказывая мнимым бойцам приготовить гранаты к бою. Когда на подмогу прибежали бойцы стрелкового подразделения. На земле уже стояли сдавшиеся в плен 4 вражеских танкиста.

   Находясь с группой бойцов в разведке в тылу противника, когда фашисты обнаружили советских наблюдателей и пытались захватить их, красноармеец Середа со связкой гранат подполз к немецкому танку и подорвал его. Потом он заменил убитого пулемётчика и метким огнём уничтожил свыше десяти фашистских мотоциклистов. Группа отбилась от наседавших гитлеровцев и вернулась в своё подразделение с трофеями и 3 пленными.

   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1941 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм красноармейцу Середе Ивану Павловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 507!).

   В 1942 году отважный воин окончил курсы усовершенствования командного состава, а в 1944 году – Новочеркасское кавалерийское училище.

   С 1945 года старший лейтенант Середа И.П. – в запасе. Работал председателем Александровского сельского Совета Донецкой области Украины. Безвременно скончался 18 ноября 1950 года на 32-м году жизни.

   Награждён орденом Ленина, орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями.

Именем Героя названы улицы в городе Даугавпилсе и в селе Галицыновка. В память о славном сыне украинского народа Иване Середе были установлены: мемориальная доска на улице в городе Даугавпилсе и обелиск в Галицыновке.

http://i036.radikal.ru/1005/23/32a6f8df1f40.jpg

0

147

Ваша Гадость написал(а):

красноармеец Иван Середа отличился в августе 1941 года под городом Двинском (Даугавпилс, Латвия).

Вызывает сомнения датировка подвига. Даугавпилс оставлен нашими войсками 27 июня 1941 года. Партизанила что-ли тут 46 танковая дивизия ?

0

148

Даугавпилс, июнь 1941-го

В первую Мировую войну германские войска протоптались под Двинском два с половиной года и взяли город лишь благодаря революционной анархии и развалу русской армии. В сорок первом все было гораздо сложнее – фактор внезапности, преимущества в боевом опыте и военной технике, господство в воздухе… У стен Даугавпилса фашистская армада оказалась уже на пятый день войны, на рассвете четверга 26 июня 1941 года.
Основной удар на Даугавпилсском направлении наносил 56-ой механизированный корпус групп армий «Север», стремительно наступавший по шоссе Зарасай – Даугавпилс. Немцам нужны были стратегические переправы через Даугаву, поэтому они торопились. Фашисты воспользовались тем, что две советские армии в этом районе отходили в разных направлениях. Никто не ожидал столь быстрого прорыва фашистских танков, вот почему город оказался совершенно неподготовленным к последовавшим вскоре событиям.
Расквартированная в Даугавпилсе 23-я стрелковая дивизия уже в первый день войны выступила к западной границе, но до места назначения так и не добралась – в Литве была разгромлена механизированными частями фельдмаршала Манштейна, погиб и ее командир. В городе остались лишь вспомогательные подразделения дивизии, командовал которыми майор Еськов. В его распоряжении было всего две роты, одна из которых заняла позиции у Крепости, а вторая охраняла мост. Солдаты из хозвзвода вырыли окопы вдоль дамбы и заняли оборону у электростанции. Саперы заминировали мост.

День первый

Опасаясь затяжных боев и серьезных потерь, гитлеровское командование решило применить в отношении города принцип «Троянского коня». Через Даугавпилс уже несколько дней шел непрерывный поток отступавших частей и беженцев. Накануне штурма в город проникла фашистская разведгруппа, которая удостоверилась, что его защитников – горстка. К исходу 25 июня немцы были уже в Скрудалиене, всего в нескольких километрах от Даугавпилса. 8-я танковая дивизия генерала Бромберга заняла позиции к югу от города.
Главная роль во взятии шоссейного и железнодорожного мостов отводилась спецподразделению вермахта – 800-му диверсионному полку «Бранденбург». Большинство его военнослужащих являлись «фольксдойче» (этническими немцами) и свободно владели русским языком. Рано утром 26 июня большая группа диверсантов, переодетых в красноармейскую форму, сконцентрировалась на Гриве. Часть их на лодках переправилась с Юдовки в Гаек, чтобы атаковать красноармейцев с тыла. Остальные двинулись к мосту через Даугаву. Немцы «играли» под отступающих советских солдат.
В завязавшейся короткой перестрелке командовавший нападавшими офицер и несколько его подчиненых были убиты или ранены. Но мост был захвачен, а почти все его защитники перебиты. Большинство их так и не успели взять в руки оружие. Железнодорожный мост получил незначительные повреждения. В город рванулась фашистская пехота и танки.
Завязались уличные бои, в ходе которых пострадали многие здания в центральных кварталах – особенно нынешней городской думы и почтамта. Почти все гитлеровцы были вооружены автоматическим оружием, пехоту поддерживали танки и «юнкерсы». Отстреливаясь из винтовок, пулеметов и единственной 45-миллиметровой пушки, красноармейцы закрепились на северо-восточной окраине города, у озера Губище. Они заняли оборону в районе скотобойни, еврейского кладбища и водокачки (два последних объекта были ликвидированы в 70-80 гг).
Получив информацию о происходящим в Даугавпилсе, командование Северо-Западного фронта немедленно предприняло попытку отбить город силами отходивших бойцов и переброшенных на этот участок резервных частей. Днем 26 июня в город прибыл заместитель командующего фронтом генерал-лейтенант Степан Акимов. Благодаря его умелым действиям удалось организовать несколько контратак и отбить танковые атаки гитлеровцев.В сумерках храбрый генерал даже совершил рекогносцировку немецкого переднего края на Новом Строении. На обратном пути немцы обстреляли его броневик, но военачальник благополучно вернулся к своим.

«Блицкриг» не удался

Утром 27 июня бои разгорелись с новой силой, на сей раз в районе Стропского лесопарка и городских кладбищ. В это время к Даугавпилсу с севера после длительного марша подходил 21-й механизированный корпус генерал-лейтенанта Лелюшенко. На командном совете было решено нанести контрудар. В полдень 28 июня советские войска прорвались в Даугавпилс. Город был наполовину отбит Красной Армией. Кипели ожесточенные уличные бои. В ходе одного из них совершил подвиг повар разведроты Иван Середа, который сумел обезвредить экипаж фашистского танка при помощи… топора. Он стал первым латвийским героем Советского Союза. В 1991г. улице, названной в его честь, вернули историческое название – Елгавас.
Отчаянные контратаки советской пехоты, практически лишенные поддержки тяжелой техники стоили сотен убитых и раненых. Бомбардировщики совершали боевые вылеты почти без прикрытия истребителей и гибли десятками, хотя иногда и причиняя врагу существенный урон, как, например, экипаж Петра Игашова, самолет которого был подбит 30 июня. Катастрофически не хватало боеприпасов.
Стало ясно, что город не удержать. Вечером 26-го Акимов и Лельшенко приказали своим войскам отходить к Рушоне.
Советские солдаты в боях за Даугавпилс могли противопоставить врагу лишь, в основном, легкое стрелковое оружие и личное мужество. Штурмовавшие фактически незащищенный город части вермахта также были основательно потрепаны. Только в первый день боев они потерпели убытки не менее 30 солдат и офицеров, а также многие десятки раненными. В последующие дни динамика их потерь возрастала. Особенно урожайным на фашистские трупы стало 28 июня – до 70 только убитыми. Всего же трехдневная борьба за Даугавпилс стоила вермахту свыше 200 жизней военнослужащих.
Непродолжительная оборона города все же сыграла положительную роль в срыве планов нацистского руководства относительно быстрого взятия Ленинграда. После июньских боев командование группы армий «Север» на некоторое время взяло тайм – аут. До Резекне фашистские дивизии добрались лишь 2 июля. Как известно, от Даугавпилса до «сердца Латгалии» всего каких-то 90 километров…

«Пули сыпались дождем…»

За дни боев Даугавпилс был разрушен больше, чем какой-либо другой город Латвии. Пострадало и его население. Десятки людей попали под случайные (и неслучайные также) пули, снаряды, бомбы. Так, 27 июня жертвами фашистского воздушного налета стали ксендз новостроенского костела Св. Девы Марии Антон Зунда (1878г. рожд.) и его помощник Константин Варславанс, которому едва исполнилось 18 лет. Останки погибших похоронили тут же, в ограде костела (см. фото). О том, какими им запомнились те страшные дни, я попросил рассказать местных старожилов.

Василий Степанов, учитель:
-22 июня, в воскресенье, немцы сбросили несколько бомб в районе вокзала. Потом город бомбили ежедневно. Накануне вступления немцев в город моего отца с подводой мобилизовали эвакуировать Калкунский дом ребенка. Утром 26-го, когда началась стрельба, мать отвела нас, детей, в погреб. Дед, который в Первую Мировую был на фронте и в немецком плену, отправился разузнать обстановку. Где-то к обеду вернулся. Рассказывал, что на Гриве пули сыпались дождем. Еще удивлялся: убитые – сплошь русские, редко-редко где встретится немец. А я думаю, что часть из них все же была переодетыми диверсантами из «Бранденбурга». На дворе появились немецкие солдаты в плащ-палатках, на велосипедах. Спрашивали, есть ли в доме красноармейцы. Дед обьяснил: «Nicht, kinder». Они уехали.
Отца моего приятеля ранило в руку на мосту – он шел на работу с Гривы в город. В тот день там убило немало спешивших по своим делам горожан, люди попали под шальные пули. Опознавать их в той суматохе было некому, так и закопали в общей могиле возле моста. Всю войну они считались пропавшими без вести. С приходом русских это захоронение вскрыли. Некоторые тела хорошо сохранились, при убитых были документы. Большинство удалось опознать. Рассказывали, что убитых на дамбе красноармейцев закапывали прямо в окопах. Году в 58-м я проходил мимо электростанции, рядом велись какие-то строительные работы. Видел кости и ржавое оружие. Конечно, русских погибло много больше. Немцы уже в первые дни разбомбили Гривский аэродром, там сгорело много самолетов устаревших конструкций – «фанеры». У немцев вооружение было куда лучше. Но и им досталось. Помню, советский самолет сбросил бомбу на Гривскую дамбу, разбил зенитку. Заодно в клочья разнесло трех фашистских мотоциклистов, одному из них взрывом оторвало голову. Там же их и похоронили. Могила имеется, наверное, до сих пор, но ее заболотило, а сейчас там огороды.
Лидия Васараудзе, пенсионерка:
-Я тогда была маленькой, но кое-что запомнилось. Не помню, почему мы шли с мамой через мост на Гриву, в городе еще стреляли. Наверно, немцы таким образом выводили из города гражданское население. Запомнился молодой русский солдат, полусидевший в окопе, у него почти не было лица. На мосту нам пришлось перешагивать еще через одного убитого русского. Стоял неприятный запах. А рядом расположился какой-то толстый немец. Он брился.
Виктор Новицкий, пенсионер:
-На «Коржике» немцы установили противотанковое орудие. Прямой наводкой, почти в упор, они расстреливали проходивших со стороны Резекненского шоссе легкие русские танки. Вспыхнул один, потом второй, третий… Несколько дней обгоревшие тела танкистов валялись возле подбитых машин. Потом их схоронили в безымянной могиле. Сгорела и находившаяся рядом городская скотобойня, ее возобновили в 1942-м. Сильно пострадала и водокачка, особенно первый этаж.

«Я убит в Динабурге…»

Итак, Красная Армия ушла. По всему городу лежало множество непогребенных тел советских солдат, смрад стоял неимоверный. Немецкая комендатура привлекла к их захоронению военнопленных и местное население. Но даже два месяца спустя, в августе, сохранялась угроза эпидемии – так много людей погибли. Большинство их так и остались безымянными. «Повезло» немногим – после войны их останки перезахоронили на Братском и Гривском кладбищах.
Разумеется, атака на Даугавпилс стала неожиданностью для командования советской 27-ой армии Северо-Западного фронта (бывшего Прибалтийского особого военного округа). Город прикрывали лишь ее малочисленные подразделения,
что и обеспечило успех немцам. Тем не менее, в боях в центре города и особенно на окраинах полегло немало немецких солдат. В подавляющем большинстве молодых, которым едва перевалило за двадцать. Да, они сражались за своего фюрера и были одурманены нацистской пропагандой, но все же… О мертвых либо хорошее, либо ничего. Поэтому уместно привести неполный список военнослужащих вермахта, погибших в первый день боев за город, 26 июня 1941 года:
- Эрих Паук, гаутман
- Гюнтер Шмидт, обер – лейтенант
- Хайну Бредер, обер – лейтенант
- Вальтер Пантель, лейтенант
- Герхард Ханн, обер – фельдфебель
- Зигурд Лаудах, унтер – офицер
- Герберт Ляйстнер, унтер – офицер
- Эрвин Мюллер, унтер – офицер
- Ганс-Фридрих Гаймбах, унтер-офицер
- Эрих Бринне, унтер – офицер
- Герман Коппитц, вахмистр
- Петер Штайнер, обер – ефрейтор
- Вальтер Носте, обер
- ефрейтор
- Хайнц Хайдеман, обер – ефрейтор
- Вилли Гутман, ефрейтор
- Альберт Андерс, ефрейтор
- Карл Интфхофер, ефрейтор
- Альфред Карклит, ефрейтор
- Антон Штаудер, ефрейтор
- Йоган Кельцер, ефрейтор
- Август Йонке, старший стрелок
- Матиас Платтнер, старший стрелок
- Эрнст Кламмер, стрелок
- Хайнц Больте, стрелок
- Пауль Дрешер, стрелок
- Франц Геринг, стрелок
Первоначально «освободители» торжественно похоронили своих в центре города, в Дубровинском парке.(!!!) Как всегда, царил образцовый немецкий порядок.Гробы были поставлены в три яруса. 1 мая 1942 года представители оккупационных властей и местной общественности, включая восхваляемую ныне бывшую директора учительского института Валерию Сейле, возложили цветы на могилу убиенных. Вскоре, однако, было решено перезахоронить их за городом. Так появилось немецкое братское кладбище в Стропах. Останки многих офицеров в цинковых гробах отправили в Германию.
Летом 2004г.мемориал был воссоздан усилиями немецкого Народного союза на деньги налогоплательщиков ФРГ.
Теперь они больше не враги. Просто мертвые…

Сергей КУЗНЕЦОВ
30 июня 2005 года

________________________________________

ИСТОЧНИК: http://www.gorod.lv/novosti/14044-dauga … un_1941_go

Отредактировано Foma (Вторник, 18 декабря, 2012г. 05:14:01)

+1

149

Воспоминания о Рождестве в довоенном Даугавпилсе
Суббота, 29 дек 2012, 15:47
Читать комментарии 1

Воспоминания о Рождестве в довоенном Даугавпилсе
Моему папе Павлу Владиславовичу Малиньшу в следующем году – Бог даст – исполнится 90 лет. Он родился в 1923-м и до 25 лет прожил в Даугавпилсе. Но до сих пор помнит он свою малую родину: дом на улице Коммунальной, школу, где учился, речку, где купался с друзьями, магазины, куда ходили отовариваться его родители. Буржуазную Латвию папа помнит прекрасно и готов вспоминать ее часами.

Я очень люблю его рассказы. Помню, каким праздником для меня, маленькой, были наши с ним вечерние посиделки накануне Нового года. Нарядив елку яркими блестками-шишками-шарами, мы усаживались в большое кресло возле натопленной печки: за окном тихо падал снег, небо было усыпано звездами. И в наш дом приходила сказка...

- Пап, расскажи, как ты был маленьким! - просила я, забравшись к нему на колени.

Его не приходилось долго упрашивать. Великолепный рассказчик, отец хорошо поставленным голосом и с интонацией сказочника начинал какую-нибудь непридуманную историю. И для меня никто - ни Шарль Перро, ни Андерсен, ни Гауф - не мог с ним сравниться...

Улица сладких грез

- Когда я был маленьким, мы жили бедно, - обычно начинал он. - Мама смотрела за нами пятерыми, а папа сплавлял лес по Даугаве. Зимой река замерзала, и отец несколько месяцев сидел без работы. Он пробовал сапожничать, но у нас на Гриве - рабочей окраине Даугавпилса - люди редко ремонтировали обувь. Клиентов было меньше, чем мастеров. Мама изощрялась, чтобы накормить семью, но мы все равно ходили полуголодными. Вкус моего детства - суп из крапивы и картошка с луком и постным маслом...

...Это не укладывалось в моей голове. Как же так, мой любимый папа - умный, успешный, элегантный - и вдруг голодал! От такой несправедливости у меня всякий раз на глаза наворачивались слезы.

- Во времена Первой республики почти все вокруг жили так, - продолжал папа, - ведь больше половины Даугавпилса тогда составляли безработные. Богатые люди ходили по другим улицам, жили в центре и отоваривались в дорогих магазинах - наши дорожки редко пересекались. Больше всего мы с братом и сестричками ощущали свою убогость накануне Рождества. Весь город вспыхивал яркими огнями, витрины магазинов украшались еловыми ветками, картинками библейских сюжетов и праздничной иллюминацией. Дети из состоятельных семей катались на каруселях, ели мороженое, конфеты.

Помню, в сочельник мы с отцом и братом идем из бани домой, с одной стороны доносится веселая музыка, с другой слышен колокольный звон. В воздухе пахнет яблоками, хвоей. Наш путь лежит мимо роскошных лавок. Вот кондитерская Франциса с трехэтажными тортами и дивными пирожными с кремовыми ангелочками на витрине. Мы прилипаем к стеклу.

- Павлик, ты сколько эклеров съел бы за раз? - спрашивал меня брат Янка.

- Ну, пять-десять запросто, - отвечал я.

- А я бы еще оставил место на корзинки и булочки с корицей, - шумно сглотнув слюну, предположил Янка.

Точно так же, мысленно, мы поедали шоколадные лакомства с витрины магазина Монгарда и сочную колбасу с нежным розовым окороком из лавки Туманова. А вот экзотические фрукты от Пителиса почему-то не производили на нас впечатления. Колбасные обрезки мама изредка по дешевке покупала и мы хотя бы знали их вкус. А вот что это за шишка с кустиком, что это за волосатые яблоки, мы понятия не имели. Между тем покупатели в магазинах были - такие же роскошные, как и витрины. Тут отец, забежав далеко вперед, начинал оглядываться, возвращался и окриками гнал нас домой.

…Обычно в этом месте повествования я начинала плакать. Только с годами это чувство сострадания улеглось. Но равнодушно слушать его истории я никогда не могла.

- Мы были явно чужими на этом празднике жизни, - чуть помолчав, продолжал папа. - Боль отпускала только в костеле, куда мама приводила нас на молебен. Там, перед Пресвятой Девой Марией все были равны. Мы, забыв обо всем на свете, разглядывали роскошное рождественское убранство и слушали проповедь ксендза Плониса. Этот ксендз был человеком добрейшей души. В канун Рождества он всегда навещал своих прихожан. Мама его очень ждала: расспросив о ее здоровье и наших школьных успехах, Плонис прощался и шел к соседям, а мама в кухне под скатертью находила пятилатовую монету. В домах побогаче, наоборот, деньги давали ему. Мудрый ксендз просто перераспределял средства. Я не помню, чтобы мама роптала на трудности. Она, очень набожная полька, на удивление смиренно принимала тяготы жизни, была сильна духом и работала не покладая рук. И нас воспитала в духе почтения к христовым заповедям. Часто говорила: «Кто вчэсне встае, тэму Боже дае». Кто рано встает, тому Бог дает...

Сделка с ветчиной

- А на Рождество к вам приходил Дед Мороз? - спрашивала я папу, опуская непонятные подробности про Бога и его заповеди.

- Первые три года я ходил в польскую школу - их в Даугавпилсе было несколько, но вскоре после переворота Улманиса осталась одна, на другом конце города, - издалека начинал папа. - Тогда нас с братом отправили в ближайшую Гривскую латышскую основную школу, в которой когда-то учился Ян Райнис. Несмотря на то, что мы знали латышский, этот переход с одного языка на другой стоил нам целого учебного года: меня взяли только в третий класс новой школы. Училась там в основном голытьба - дети рабочих, батраков и безработных. В нашем классе занимались только трое учеников из приличных семей - сын православного священника, сын секретарши управы и Кавалиерис - сын шофера префектуры. Я сидел на первой парте вместе с Кавалиерисом, а он все время норовил скосить глаз, чтобы списать у меня математику. Учительница покрикивала на него, но доставалось и мне: Māliņ, nerādi viņam burtnīcu! На перемене толстяк Кавалиерис за обе щеки уплетал громадные бутерброды с ветчиной и копченой колбасой, а я неподалеку жевал свой хлебушек с постным маслом. Сообразив, что ем я из рук вон паршивенько, одноклассник предложил сделку:

- Этот бутерброд будет твоим, если дашь незаметно списать математику.

С тех пор я начал вполне сносно питаться.

Английская труба

- А вскоре нашу школу посетил министр просвещения Тентелис. Судя по всему, он был впечатлен визитом: по школе, как тени, ходили худые, бледные, плохо одетые дети. Спустя некоторое время у нас в школе ввели бесплатные обеды - с первым, вторым, да еще и с компотом на десерт. О, это была уже совсем другая жизнь!

А потом министр сделал школе неожиданно щедрый подарок: прислал нам закупленные в Англии инструменты для духового оркестра. Они были сказочно красивые - новенькие, блестящие - так и казалось, что из чистого золота! Учитель пения Шалхс из всей школы отобрал двадцать музыкантов. Я попал в эту счастливую команду, и мне сразу вручили трубу. Я не мог на нее налюбоваться. Позже наш духовой оркестр мазпулков играл на городских торжествах, проходивших в Vienоbas nams, на рождественских вечерах и даже на Масленице у «Русских соколов». Было в довоенной Латвии такое молодежно-спортивное движение...

...Я думаю, эта английская труба в итоге определила папино будущее. Уже в советское время отец окончил музыкальную школу, затем консерваторию, стал известным в Латвии хоровым дирижером, заслуженным учителем Республики. Кстати, по сей день отец говорит, что останься Латвия буржуазной, он, скорее всего, так и не вылез бы из батраков. До войны эта схема была равносильна закону: родился в бедной семье - значит, быть тебе бедняком. Редко кому удавалось выскочить из этого круга. Почти как сейчас...

Дед Мороз с нижним бельем

- Папа, но ты же обещал про Деда Мороза! - вдруг спохватившись, я снова начинала теребить папин рукав.

- Перед началом каникул вся школьная ребятня с нетерпением ожидала подарков. Так уж получалось, что дома нас, бедняков, и Дед Мороз навещал какой-то хилый. Во-первых, он всегда приходил, когда нас не было. А во-вторых, оставлял маленький пакетик, в котором мы обычно находили яблоко, грецкий орешек и несколько печеньиц-пипаркукас.

В школе же был совсем другой Дед Мороз. Огромного роста, с посохом и кудрявой белой бородой - самый настоящий! Мы начинали трепетать: что же он вытянет из своего большого мешка, когда очередь дойдет до каждого из нас. Но хитрый дед ничего из мешка не вытаскивал. Рядом с ним стояла наша классная дама, «англичанка» Зиньгите. Откуда-то вдруг выплыл большой стол, на котором красовались разные подарки. Больше всего на свете я хотел получить кораблик - белоснежный круизный лайнер с красной полосой посредине и высокими трубами. Нет, думал я, по правде говоря, самолет был бы даже лучше: ни у кого не было бы такого военного самолета с встроенным трапом. А может, Дед Мороз подарит мне машинку - красный лакированный лимузин с открывающимися дверцами? Сердце бешено колотилось, и я замер в ожидании своей фамилии...

Как сейчас помню, чуть не умер, когда Зиньгите с Дедом Морозом вручили мне... комплект нижнего белья. В прошлом году были ботинки, сейчас какие-то тряпки: у этого Деда Мороза нет никакой фантазии, сплошное издевательство! Но самая чудовищная несправедливость заключалась в том, что кораблик ушел Кавалиерису, машинка - сыну священника, а самолет - сыну секретарши управы префекта. Лишь много позже я осознал, каким подспорьем для нашей семьи были те ненавистные мне подарки.

...В этом году перед папиным Рождеством мы снова уселись с ним в большое кресло. За окном тихо падал снег, небо было усыпано звездами, и папа неспешно вспоминал свою жизнь. А я снова, как много лет назад, почувствовала себя маленькой девочкой, ожидающей папиных сказок...

+2

150

Foma написал(а):

Воспоминания о Рождестве в довоенном Даугавпилсе


Фома, а кто автор??? Здоровски изложено!  :cool:

0


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » Статьи о Даугавпилсе.