GoroD

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » Статьи о Даугавпилсе.


Статьи о Даугавпилсе.

Сообщений 1 страница 50 из 190

1

Статьи по теме "История Даугавпилса" с городских и республиканских сайтов.

0

2

Автор Динабургской дамбы

Выдающийся русский инженер-путеец, пионер российской железнодорожной науки, автор проекта и создатель первой российской железной дороги Москва - Петербург, первый министр путей сообщения России Павел Петрович Мельников после окончания Института корпуса путей сообщения свою практическую деятельность начинал на водных бассейнах России: Ладоге и реке Волхов. В Прибалтике и Даугавпилсе его имя известно тем, что он является автором проекта строительства городской защитной дамбы (1841г.), по его расчетам построена железная дорога Рига - Даугавпилс (1861 г.), не без его участия была построена железная дорога Петербург - Варшава (1859 -1862 годы), которая соединила прибалтийские города Карсаву, Режицу (Резекне), Динабург и Вильну (Вильнюс). Павел Петрович Мельников не дожил до того времени, когда его любимая племянница Варвара стала невесткой великого Пушкина, став супругой его младшего сына Григория Александровича. Сам же дом братьев Мельниковых, Павла Петровича и Алексея Петровича, стал единственным в Прибалтийском крае мемориальным музеем А.С.Пушкина, в котором хранится память не только о семье великого поэта, но и память о первом министре путей сообщения России Павле Мельникове.

ИНЖЕНЕРЫ-НЕМЦЫ НЕ СМОГЛИ ЗАЩИТИТЬ ДИНАБУРГ

В ноябре 1821 года великий князь Николай Павлович доложил императору о частых разливах реки Западная Двина, причиняющих значительные разрушения в крепости. Император Александр I приказал директору Департамента путей сообщения найти способ защиты крепости от наводнений. Эту задачу предстояло решать директору Института корпуса путей сообщения генералу Августу Бетанкуру. Последний поручил в 1822 инженер-полковнику Зеге фон Лауренбургу подробно исследовать Двину в районе крепости и дать заключение о причинах частых затоплений Динабурга. Но работа Лауренбурга результатов не принесла, и в Динабург был послан инженер-полковник Трегер.
  Предложение полковника Трегера о спрямлении реки и прорытии водоотводного канала Бетанкур счел чрезмерно дорогим и не решающим основной проблемы. Поставленная императором Александром I задача при жизни Бетанкура и самого царя так и не была выполнена - это нанесло серьезный урон репутации Института корпуса путей сообщения.
  Руководя работами на Западной Двине, инженер-капитан Мельников пришел к иному выводу по части причин наводнений и методов решения проблемы Динабургской крепости. Мельников предложил бороться не с наводнениями, а защитить крепость и город от разливов реки.
  18 ноября 1830 года он представил свой проект Совету путей сообщения, одобрившему его предложения. Позже свои мысли Павел Петрович изложил в опубликованной в "Журнале путей сообщения" работе "Записка о причинах наводнения реки Западной Двины и о способе предохранения от вредного влияния оных города Динабурга". Уже в то время Павел Мельников думал не только о защите крепости, как фортификационного сооружения, но и о самом городе. В ней Мельников изложил свои предложения - возвести для защиты города и крепости специальную дамбу, ограждающую крепость и форштадты города со стороны реки. Для предохранения от наводнения самой Динабургской крепости Мельников предложил у прибрежных фортов произвести одновременно, с постройкой дамбы, насыпку гласиса на полную высоту, укрепить подошву его прочною набережною со шпунтовыми сваями. А для спуска снеговой или дождевой воды, которая могла бы накапливаться в замкнутой дамбой бассейне, предлагалось устроить у устьев речки Шуницы, впадающей в Двину, у крепости и у ручья, что ниже по течению, два водоспуска (шлюза).
  Таков был проект инженер-капитана П.П.Мельникова. Он был представлен на заключение строителю крепости инженер-генерал-майору Клименко. Тот нашел его вполне осуществимым и воспринял как дополнение к оборонительной системе Динабургской крепости. Дамба была построена с некоторой задержкой из-за вспыхнувшего польского восстания 1831 года. Строительство ее было завершено в 1841 году. Дамба Мельникова решила все проблемы крепости и форштадтов города Динабурга. При осуществлении проекта выяснились еще другие выгоды: крепость получила возможность пользоваться наводнениями в оборонительных целях, а сама дамба служила при поднятии воды хорошей и безопасной дорогой по правому берегу реки, в том числе и для сообщения с левым берегом. Кроме всего, проект инженер-капитана П.П.Мельникова спас репутацию института, который не смог справиться с этой проблемой с 1821 года. На молодого инженера-путейца обратил внимание сам император Николай I.

ПАВЕЛ МЕЛЬНИКОВ - АВТОР ПРОЕКТОВ "РУССКОЙ ЧУГУНКИ"

  В период с 1828 по 1841 годы Павел Мельников многократно останавливался в Риге и Динабурге, а также часто посещал города на побережье Западной Двины: Крейцбург (Крустпилс), Штокмансгоф (Плявиняс), Кокенгаузен (Кокнесе). В ходе своей работы в Прибалтийском крае он хорошо изучил возможности основной водной транспортной магистрали Риги - реки Западная Двина. Мельников видел, что Западная Двина как транспортная магистраль не отвечает потребностям растущей промышленности Риги. Рижский порт набирал в те годы объемы и был крупнейшим в России портом по экспорту зерна и лесоматериалов. Павел Петрович понимал, что для обеспечения транспортной потребности Риги необходима альтернативная магистраль и, конечно же, это должна быть железная дорога по правому берегу крупнейшей в Балтии реки Западная Двина. О железнодорожных перевозках Мельников стал задумываться в эти годы. В 1835 году он опубликует книгу "О железных дорогах", а в 1851 году он стал создателем первой русской железной дороги Москва - Петербург.
  В 1856 году Рижский биржевой комитет обратился к генерал-губернатору края князю А.А.Суворову о ходатайстве перед императором по поводу строительства железной дороги Рига - Динабург, и император поручил дать заключение Совету Главного управления путей сообщения. Павел Петрович стал самым компетентным из числа членов этого Совета, сторонником строительства этой дороги. Проект дороги, разработанный иностранцами, был не безупречен. Он предусматривал проложить дорогу с переходом с правого берега на левый, чтобы она проходила через Митаву (Елгаву) и Бауск (Бауску). Мельников считал, что проект не экономичен, не поддерживало этот проект и военное ведомство из-за стратегических соображений.
  Дорога была построена в короткие сроки и открыта 25 сентября 1861 года, но прошла лишь по правому берегу Западной Двины, как это предлагал Павел Мельников.

0

3

1928 год: "революция" в Двинске

ЛОЗУНГ - "ВСЕОБЩАЯ ЗАБАСТОВКА"

  В 1928 году у власти в Латвии находилось правое правительство Петериса ЮРАШЕВСКИСА, которое объявило беспощадную войну левым профсоюзам и часто использовало для расправы над неугодными военно-полевые суды. Преследования со стороны правительства спровоцировали левых на ответные действия - попытку организации всеобщей забастовки в Латвии 22 августа 1928 года. Особую активность сторонники запрещенной компартии проявили в столице и Даугавпилсе, где было много безработных, а большинство занятых существовало на мизерные доходы. Казалось бы, акция была обречена на полный успех. Однако свои замыслы крайнелевым удалось реализовать только отчасти.

АГИТАТОРЫ ПОДСТРЕКАЮТ

  Уже с вечера 21 августа вблизи фабрик и заводов Даугавпилса, железнодорожной станции и на улицах в большом количестве были наклеены и раздавались листовки, отпечатанные на гектографе левыми профсоюзниками и призывавшие 22 августа провести однодневную забастовку протеста - ибо в этот день в Риге должен был начаться суд над руководителями радикальных профсоюзных организаций. Особенно настойчиво распространители листовок вели себя в отношении к служащим железной дороги, уговаривая тех не выходить на работу.
  С раннего утра среды 22 августа группы подростков направились в мастерские, призывая рабочих прекратить работу. Однако их успехи оказались довольно скромными. В большинстве случаев персонал остался на своих местах, продолжая работу. Кое-где юноши и девушки пытались силой воспрепятствовать этому. Они явились на городскую электростанцию, добрались до гудка и начали подавать тревожные свистки. Кому-то из сочувствовавших агитаторам удалось даже устроить короткое замыкание на линии, питавшей железнодорожные мастерские, из-за чего они были обесточены более часа. Подавляющее большинство рабочих и служащих станции, тем не менее, не поддалось на провокацию. Подстрекателей на месте арестовали сотрудники политической полиции.
Агитация в городской типографии также закончилась безрезультатно. Там среди задержанных полицией оказался депутат городской думы А.Александрович, только что избранный от прокоммунистического списка №19.
Среди сотрудников крупных предприятий забастовку поддержали лишь работники лесопилки Мизрока и частной типографии Кадышевича.

БУЛЫЖНИК - ОРУЖИЕ ПРОЛЕТАРИАТА

  Пока одни подбивали рабочих на выяснение отношений с хозяевами, другие направились агитировать на улицах. К десяти утра толпа в несколько сот человек собралась в центре города. Подходили все новые забастовщики. Стражи порядка просили их разойтись по домам, но в целом полиция вела себя очень нерешительно. Напряжение нарастало. Вскоре с криками "Бей фараонов!" бастующие начали бросать камни в полицейских. Прибывших к месту инцидента префекта и начальника политической полиции они также встретили "оружием пролетариата". Когда полиция попыталась задержать самых агрессивных из числа камнеметателей, толпа ответила еще большим ожесточением.
Самый крупный из уличных эксцессов, дошедших до открытых столкновений с полицией, имел место на улице Ригас и Постоялой (Михоэлса), возле мукомольни Луфта. Агенты политической полиции задержали там одного из наиболее активных агитаторов. Из толпы вновь полетели камни, и полицейским пришлось отстреливаться.

БУЙНЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР

  Рядом группа в несколько десятков человек пыталась привлечь на свою сторону рабочих, занятых ремонтом костела. Однако те не поддались на агитацию и продолжали работу. Стоявшим внизу это очень не понравилось. Послышались угрозы - мол, раз так, будем вас, штрейкбрехеров, сбрасывать с лесов. Один темпераментный молодой человек по фамилии Мойн полез наверх и едва не столкнул с лесов строителя, с которым пререкался. За коллегу вступились другие рабочие и основательно поколотили хулигана. От более серьезных последствий Мойна спасла подоспевшая полиция. Однако тот все же не унимался, оказав ей бешеное сопротивление. Четверо полицейских с трудом смогли усадить юношу в автомобиль, на котором его доставили в участок.

"РЕВОЛЮЦИИ" НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

  С Ригас толпа двинулась на Саулес. У большой синагоги полицейские арестовали еще одного из чересчур горячих агитаторов. В полицию снова полетели камни, ранив трех стражей порядка. С залитыми кровью лицами их доставили в больницу. Еще одному полицейскому арестованный прокусил руку.
К полудню на ноги была поставлена вся двинская полиция. Однако ввиду своей малочисленности, она не могла полностью контролировать ситуацию. Поэтому на улицах появились вооруженные солдаты из местного гарнизона. Они и рассеяли забастовщиков.
  Каким-то чудом обошлось без жертв, хотя получивших травмы разной степени тяжести было предостаточно. У некоторых из примерно двух десятков задержанных были конфискованы толстые резиновые трубки, которые они не успели пустить в дело.
  Целый день нормальная жизнь города была парализована. Торговцы и предприниматели потом еще долго подсчитывали понесенные убытки. Однако самым удивительным оказалось то, что большинство горожан не поддержало устроенную коммунистическими экстремистами "свалку". "Не надо нам забастовок", - в один голос говорили люди. Тогда, как и в наши дни, с работой в городе было сложно.

НЕУГОМОННЫЙ ЕРШОВ

  Однако лидер местных коммунистов, член городской думы 22-летний столяр Леонид ЕРШОВ, приступил к подготовке новой несанкционированной демонстрации. На сей раз полиция сумела своевременно пресечь замысел радикалов. 30 августа офицеры политической полиции арестовали Ершова и его единомышленника Кисина. Оба были заключены в тюрьму. Но спустя несколько дней, их освободили по распоряжению следователя, не прекратив, однако, дела по обвинению в организации беспорядков. А еще через месяц Ершов стал депутатом третьего Сейма от списка независимых социалистов, как именовали себя коммунисты…

0

4

Улица без начала и конца

МИТАВСКАЯ УЛИЦА

  История улицы Елгавас уходит корнями во вторую половину 19-го века, когда началась застройка Нового Строения. После строительства железнодорожной ветки в нынешнем Черепово, здесь стали появляться рабочие кварталы.
Первоначальное название улицы было иное, хотя логически то же самое - ул. Митавская (г. Митава - современная Елгава). Однако в путеводителе 1939 года улицу уже именуют Елгавас.
  Как вспоминает коренной даугавпилчанин Рихард Поджукс, той улицы Елгавас образца Первой Латвийской Республики давно нет. Она была мощеной брусчаткой, местами обустроена тротуарами. По обе стороны частные деревянные дома соседствовали с магазинами.
- На углу улицы Елгавас и нынешней Таутас находился ресторан, - вспоминает Р.Поджукс. - Там, где сейчас продают шины, был парфюмерный магазин, а на месте продуктового магазина у трамвайной остановки стоял дом огородника Куракина. Он в подвале хранил яблоки и нам, детям, очень нравилось подходить к этому дому, вдыхать яблочный аромат. Работала на ул. Елгавас (на углу с ул. Ароду) кузница, напротив стадиона "Спидвей центр" размещалась лавка Смилгина. Многие дома и магазины на Елгавас сгорели летом 1941 года, когда отступала Красная Армия. Другие сильно пострадали во время бомбежек в 44-м, когда город освобождали от немцев. Наш родительский дом стоял в районе стадиона. Он сгорел 7 июня 1944 года, в тот день бомбежка длилась два часа.
Сгорел в ту годину и дом Владиновских. Хозяйка с детьми укрылись от войны в деревне, а когда вернулись, на месте дома увидели пепелище с печной трубой. Ценой невероятных усилий отстроились заново.

УЛИЦА ДОРОЖНИКОВ

  На улице Елгавас преимущественно расположены частные одноэтажные дома. Три многоквартирных пятиэтажки появились в конце 60-х годов по генеральному плану развития Даугавпилса. К тому времени улицу Елгавас решением горисполкома (1962 год) переименовали в улицу Дорожников.
Основная часть общественных и промышленных объектов улицы по времени строительства относится к послевоенному времени.
  В 1949 году в Даугавпилсе начали создавать первый в СССР завод по изготовлению цепей для мотоциклов, велосипедов, станков. Новое предприятие разместилось на базе мастерских УШОСДОРа. На ул. Елгавас работали термический цех, электростанция, котельная, вспомогательные цеха ЗПЦ до тех пор, пока на Химии не возвели новый завод.
  Бывшая проходная "старой площадки ЗПЦ", как говорили даугавпилчане, сегодня стала офисом предприятия DAUTKOM - одним из красивейших зданий улицы.
Прямо напротив находится филиал 12-й средней школы, а раньше здесь был ведомственный детский садик ЗПЦ.
  На ул. Елгавас работал некогда знаменитый мебельный комбинат. Такого предприятия больше нет, но мебельная фирма на улице есть.
  "Елгавский" адрес имеют нефтебаза в Черепово и газовое предприятие, а также автосервис, кафе, магазины электрики, строй- и хозматериалов, автозапчастей, рабочей одежды, продуктов, мастерская по ремонту обуви.
Особая страница в летописи улицы Елгавас - стадион "Локомотив" ("Спидвей Центр"), с которым связана история самого популярного вида спорта в городе - спидвея. По воспоминаниям старожилов, на месте сгоревших в войну домов был построен школьный стадион, он и стал основой "Локомотива". Гаревая дорожка стадиона считалась лучшей в Прибалтике. Первые соревнования здесь состоялись в 1964 году, первая команда - "Искра" (тренер Д.Дрибинцев). Недавно на стадионе была проведена серьезная реконструкция. Новые работы запланированы на текущий год, чтобы в сентябре достойно принять гонку Гран-при чемпионата мира.

УЛИЦА ИВАНА СЕРЕДЫ

  Было у улицы Елгавас и еще одно название. Более 20 лет она носила имя Ивана Середы - красноармейца танковой дивизии, одного из первых героев Советского Союза в Латвии, участника оборонительных боев за Даугавпилс в 1941 году.
Подвиг И.Середы описывали так: "В бою вскочил на танк врага, схватившись рукой за ствол пулемета, не дал возможности вести стрельбу. Будучи в разведке, подорвал танк, уничтожил 20 мотоциклистов, взял в плен трех солдат противника".
  Улицу в честь И.Середы переименовали в мае 1970 года, в юбилейный год Победы, а историческое название Елгавас вернули в декабре 1991 года.
Елгавас - одна из крупных, оживленных улиц города, протяженностью в 3,4 километра. Начинается как ответвление от ул. Нометню, а заканчивается на пересечении с улицами Вентспилс и Ятниеку.
  Предположительно, в следующем году на большом отрезке ул. Елгавас будут менять трубы водоснабжения и канализации, а значит, не обойтись без нового дорожного покрытия.

0

5

Семейное гнездо Ивановых - на мини-улице

  Улица Яня находится на самой окраине Нового строения, у кольца трамвайного маршрута "двойки". Вся улица - это один частный дом со стандартным земельным участком, огороженный сплошным высоким забором. Оно и не удивительно. Три окошка дома смотрят на конечную остановку трамвая и хлебокомбинат, а с другой стороны изгиб трамвайной линии соседствует с железной дорогой.
Когда трамвай проходит по улице Яня, в доме вибрирует пол, дребезжат оконные стекла и тихо позвякивает посуда в шкафу.
- Расставишь ее ровно на полочке, а через некоторое время смотришь - посуда вся съехала. Опять передвигаешь на место, - улыбаясь, рассказывает хозяйка единственного дома на улице Яня Лариса Иванова. - Я когда переехала сюда жить, сначала не могла уснуть. Последний рейс трамвай делал в 1.30 ночи, а начинал курсировать в 4.45. Вот в этот промежуток времени я и спала, а потом привыкла, не обращаю внимания ни на трамваи, ни на поезда. Да и интенсивность движения теперь другая, не то что в конце 80-х.
  В большой комнате, тепло натопленной в холодный зимний вечер, Лариса поведала корреспонденту "СейЧас" историю семейного гнезда Ивановых.
В далеком 1958 году Василий Иванович и Ирина Григорьевна (свекор и свекровь Ларисы) получили земельный участок на пустыре. Их дом стал первым на улице Яня. Построили времянку и начали потихоньку обживаться. Возвели деревянный дом, обложенный кирпичом, потом сарай, гараж. Как вспоминают старики, место тогда это было тихое, но новоселов предупредили, что район будет застраиваться. Правда, улица Яня так и ограничилась одним их домом. Зато за железной дорогой вырос большой микрорайон Первомайский.
  В своем семейном доме Ивановы родили и вырастили двух сыновей. Когда младший Сергей женился, родители перебрались на Гриву, о чем нисколько не жалеют - на ул. Яня о тишине остается только мечтать под стук колес поездов и трамвая. А скоро еще параллельно улице Яня пройдет новая ветка путепровода, который соединит Новый форштадт с Новым строением.
Сейчас в доме Ивановых живут Сергей, Лариса и их сын Михаил. Хозяина сложно застать дома, он работает водителем-дальнобойщиком. Заботы по хозяйству лежат на Ларисе. В огороде она выращивает овощи, ягоды, заготавливает их на зиму. Говорит, земля на участке песчаная, бедная, требует удобрения и обильного полива, тогда еще можно ожидать урожая. Ларисе помогает сын. Михаилу исполнилось 18 лет, в этом году заканчивает училище, будет, как дед, сварщиком.
- Думаю, поеду на заработки за границу, - делится планами Михаил. - Но обязательно потом вернусь домой в Даугавпилс.
  Ивановым нравится их наследный дом, его месторасположение, о переезде даже и не помышляют. Как считает Лариса, прелесть "тупиковой" улицы заключается еще и в том, что ближайшие соседи находятся на приличном расстоянии и на другой улице. А покой обитателей дома № 1 на улице Яня верно охраняет овчарка Ральф.
  С чем категорически не согласна Л.Иванова, так это с тем, что улица Яня в Даугавпилсе - самая короткая в мире:
- Нет, это придумали журналисты. Но то, что в нашем городе другой такой улицы протяженностью в 30 шагов и с одним домом нет, это точно!

0

6

Транспортная артерия города[/b]

ПРОШЛОЕ УЛИЦЫ ШОССЕЙНОЙ

  Начало формирования улицы связано с открытием шоссейной магистрали Петербург - Варшава и возведением городской дамбы в 20-40 годы 19 века. В целях безопасности 6,5-метровую насыпь обнесли деревянными перилами, позднее их заменили бетонными столбами. Дамба не только защищала город от наводнений, но и являлась частью магистрали Петербург - Варшава. К этому же периоду относится начало застройки динабургского шоссе каменными жилыми и почтовыми домами.
  Исследователь белорусской старины А.Сементовский писал о городе: " Так называемый Форштадт украшен многими прекрасными зданиями, особенно по дамбе."
  Вскоре улица Шоссейная стала считаться парадным въездом в Динабург, и в 1880 году городские власти выделили около семи тысяч рублей, чтобы замостить улицу булыжником.
  В XIX столетии вокруг улицы Шоссейной появился крупный жилой район - Новое Строение. Застраивался он в основном одноэтажными деревянными домами. Правая сторона улицы называлась Малая (где ныне транспортная школа), а противоположная - Большая сторона. Это был промышленный район города.
На Шоссейной во второй половине 19 века начали действовать железнодорожные мастерские, спичечная фабрика Ш.Закса (до 676 рабочих), две пивоварни - братьев Каценов и Райка, винодельное заведение А.Корица, пуговичная фабрика Штейна, кожевенное предприятие купца Грилихеса. Именно на базе этого кожзавода через много лет был создан обувной комбинат "Даугава", на котором в 1980 году трудились 810 человек.

СТРОИТЕЛЯ ТЮРЬМЫ - В ТЮРЬМУ

  В 1863 году на улице Шоссейной был построен тюремный замок. Первоначально стены здания имели красный цвет, и в народе его называли "Красным домом", сегодня это - "Белый лебедь". По воспоминаниям старожилов, первым узником новой тюрьмы стал… ее строитель Фридланд. Когда стройку завершили, подрядчик направил витебскому губернатору плохо отредактированную телеграмму: "Для вас тюрьма готова", за что и отсидел в темнице три дня. В 1930-е годы тюрьму расширили, своего назначения это здание не меняло никогда.
  В начале 20 века по улице Шоссейной над рельсовыми путями Риго-Орловской железной дороги проложили путепровод, что в свое время вызвало резкий протест обывателей. В 70-е годы виадук реконструировали.
  Церковная горка - одно из красивейших мест Даугавпилса. Храмы разных религиозных конфессий строились почти одновременно: в 1893 г. - лютеранская церковь, в 1905 - православный и католический соборы. На кирхе были установлены башенные часы с боем и четырехсторонним циферблатом. Средства собрали прихожане, город выделил 150 рублей. "Башенные часы - очень удобная новинка для двинских обывателей", - писал тогда "Двинский листок".
В 1911 году на ул.Шоссейной вступила в строй электростанция, построенная Берлинским акционерным обществом. Вскоре городские улицы стали освещаться электрофонарями.

УЛИЦА В РУИНАХ

  В первую мировую войну электростанцию эвакуировали в Россию, во вторую мировую - ее взорвали немцы при отступлении. Вновь заработала она уже в ноябре 1944 г.
  В 1920 - 1940 годы на ул. 18 Новембра находились окружной суд (№ 37), префектура (сгорела в войну), консульство Литвы (№ 45), а также Двинская городская больница (№ 41а), построенная в 1881 г. как еврейская больница на 50 мест, сейчас это здание занимает Управление госполиции.
  По воспоминаниям даугавпилчанина Р.Поджукса, по магистральной улице на Новом Строении размещались аптека Залецкого, женская консультация, пекарня, магазин Ландсберга, кабинет зубного техника, на месте нынешних АЗС - магазин и пекарня Аузиня, русское спортивное общество "Сокол", далее текстильная фабрика, чугунно-литейное производство, старообрядческий храм, торговые лавки. Многие здания сгорели при отступлении Красной армии в 1941 году и немецкой в 1944-ом.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

  После войны улица, как и многое в городе, лежала в руинах. Скоро ее начали восстанавливать - озеленили, расширили, удлиннили, возобновилось автобусное сообщение. А 5 ноября 1946 года состоялось торжественное открытие трамвайного движения. 6-километровые пути от депо до вокзала проложили за четыре месяца, в народной стройке участвовали тысячи горожан. Через год пустили вторую трамвайную линию, через два - маршрут в Крепость, потом и в Стропы.
  В 1953 году Красноармейскую улицу заасфальтировали, разбили клумбы, газоны, установили скульптуры. Одна из них - "Олень" у поворота на Новые Стропы. Сейчас там памятник воинам-освободителям города от фашистов. Ко дню освобождения Даугавпилса, в 1969 году, был открыт сквер Славы. Скульптурно-архитектурный замысел принадлежит И.Фолкманису и Купцису: в центре композиции - 25-метровый штык, а на бетонных плитах, выполненных в виде раскрытой книги, список воинских частей, освобождавших город. Элемент памятника - "голова солдата", перенесен на гарнизонное кладбище.
Кстати, кладбища - тоже неотъемлемая часть магистральной улицы в районе озера Губище еще с давних времен.
  В 60-е годы началось строительство поселка Общества слепых, в 70-е - жилого района у завода "Электроинструмент", сдана в эксплуатацию железнодорожная больница - ныне Центр легочных заболеваний, с пристроенным в минувшем году инфекционным отделением ДРБ.
  По обе стороны улицы возведены многоэтажные жилые дома, магазины, клубы, библиотеки, учебные заведения, государственные учреждения, предприятия, Белорусское консульство, гостиница. Сохранены немногие старинные строения, имеющие статус памятников архитектуры - здания электростанции, суда, полиции, тюрьмы, лютеранской церкви, дома № 68, 90, 95, 96, 98, 113.
Появляются на улице и новые объекты культуры - к юбилею знаменитого земляка, художника М.Ротко, на дамбе возле ТЭЦ установлен памятный знак.
Улица 18 Новембра - наиболее оживленная автотранспортная артерия Даугавпилса, завершается у городской черты жилым домом № 390.
Свидетелями того, как в последние десятилетия преображалась самая протяженная (6,7 км) улица нашего города, как росли новостройки, рушились промышленные гиганты, застывали долгострои, являются сегодняшние жители Даугавпилса. Они расскажут об этом своим потомкам, а корреспондент "СейЧас" признательна краеведу З.Якубу и сотрудникам городского музея, материалы которых были использованы при подготовке публикации.

0

7

Чем славна улица Театра

  Эта улица начинается от жилого массива, расположенного вдоль улицы Парадес, вблизи от общежития студентов ДУ.
Словно река, сначала струящаяся незаметно, улица Театра разделяет собою Дубровинский парк (до 1882 года - Конную площадь) и территорию пожарно-спасательной службы. В свое время здесь располагался главный вход в Дубровинку - была построена впечатляющая арка, рядом находился буфет. Эти сооружения были уничтожены в годы Первой мировой войны. Здание, в котором находится пожарная служба, кстати, тоже является одним из старейших в Даугавпилсе - уже полтора века назад здесь возвышалась каланча, с которой пожарные озирали город. Далее, после пересечения с улицей Ригас, улица Театра вступает в район жилых кварталов - дома, расположенные здесь, так же одни из самых старых в Даугавпилсе. Сразу после пересечения с Саулес, она плавно "омывает" старый корпус Даугавпилсского университета. Фундамент этого массивного строения, долгие годы бывшего и сейчас во многом остающегося средоточием научной жизни Даугавпилса, заложили 9 сентября 1952 года и сдали в эксплуатацию четырьмя годами позже. Городская архитектура в этом районе начинает приобретать строгие формы. Так, через улицу с университетом соседствует массивное темное здание, украшенное величественными балконами и башнями - здесь располагаются магазины, офисы и жилые помещения.
  Картина несколько меняется, когда мы, в своей прогулке по Театра, минуем пересечение с улицей Имантас. Это место сейчас не привлекает особого внимания, и немногие знают, насколько оно прославлено в анналах истории нашего города. Здесь, 1 сентября 1831 года, в торжественной обстановке было открыто первое в тогдашнем Динабурге русское учебное заведение - "Уездное на степени гимназии дворянское училище". Оно находилось в доме Левандовской. Это здание сильно пострадало от наводнения 1837 года (дамбы тогда еще не существовало), и гимназия была перенесена в новое строение на нынешней улице Гимназияс. Неподалеку, в здании одной из довоенных школ, располагалась бесплатная публичная библиотека-читальня имени Гоголя. Открытая постановлением Двинской городской управы от 5 февраля 1902 года, она работала ежедневно. Из городского бюджета на ее содержание ежегодно отпускалась немалая по тем временам сумма в 1200 рублей.
Вообще, улице Театра "везло" на учебные заведения. В 1920 году здесь, в доме №19, открылась еврейская основная школа с преподаванием на иврите, просуществовавшая почти двадцать лет.
Старая, довоенная архитектура после пересечения Театра с Имантас все больше "разбавляется" домами более современной постройки. Со зданием, где в годы войны оккупационные власти разместили местное отделение гестапо, соседствует темно-серое строение уже послевоенных лет. Сегодня в нем - Государственная инспекция по защите прав детей и Отдел регистрации местожительства. Поодаль можно увидеть изящный белый домик, в котором ранее располагалось литовское консульство, а ныне находится литовский иформационный центр по вопросам культуры и образования. Пейзаж оживляют несколько красно-белых девятиэтажек, на крыше одной из которых, как пережиток советских времен, сохранился широковещательный лозунг - "MЅsu darbs - dzimtenei!". Тут же, у пересечения с улицей Кр.Валдемара, находится хорошо известное всем горожанам здание гордумы. После нее улица Театра, вновь уподобляясь реке, "впадает" в ухоженный треугольный скверик, обильно украшенный цветами. Сторонами его являются улицы Театра и Кр. Валдемара, гипотенузой - дамба и улица Даугавас, пролегающая параллельно речному берегу.
  Здесь же, напротив думы, находилось учреждение, которому улица, собственно, и обязана своим названием. В 1856 году на этом месте, по инициативе известного общественного деятеля Динабурга Николая Гагельстрома, открылся первый городской театр. Он находился в уютном дворике, среди пышного сада. По воспоминаниям современников, здание театра было прекрасно отделано внутри и снаружи и выкрашено в ярко-желтый цвет. Внутри имелись фойе, галерка и два буфета, а дорогие мебель, декорации и костюмы для театра Н.Гагельстром лично заказывал в Варшаве, Петербурге и Берлине. В свою очередь, актеры для театра выписывались из самых разных городов Российской империи, часто выступали и заезжие труппы.
Театр стал гордостью города и предметом зависти приезжих. К сожалению, он просуществовал только до 1903 года, когда распоряжением витебского губернатора его здание стали использовать в качестве ...склада. Оно сгорело в 1914 году.
  Тем не менее, первый городской театр так и остался увековечен в названии улицы, на которой он когда-то стоял. Вообще, изучение происхождения имен наших улиц - увлекательное занятие для всех, кто неравнодушен к истории Даугавпилса. А улица Театра законно может считаться одной из самых старых и знаменитых в нашем городе.

0

8

Дорога в Крепость
Московская улица образовалась в первой половине 19 века и простиралась от дамбы по ул. Шоссейной (18 Новембра) до эспланадной линии Крепости у Хлебной площади. В 1880 году от Хлебной площади в продолжение ул. Московской через эспланадные луга была проведена мощеная булыжная дорога до виадука Петербурго-Варшавской железной дороги, которая называлась Нижней дамбой. Тогда же вымостили всю Московскую. Улица на столетия сохранила свои исконные границы: начинаясь у дамбы, она на протяжении двух километров пересекает центр города, сворачивает влево - в сторону Крепости и заканчивается у виадука, сливаясь с ул. Даугавас.
Улица несколько раз меняла название, причем некоторые документы о решении властей переименовать улицу до потомков не дошли. Когда Московская стала Крепостной, доподлинно неизвестно, но до 1919 года в источниках встречается название именно Крепостная улица. В 1924 году имя просто перевели на латышский язык - ул. Циетокшня. А в сентябре 1944 года появилось любопытное постановление горисполкома - о переименовании ул. Московской в Циетокшня. Когда советская власть присвоила улице имя великого русского полководца Александра Суворова - тоже неизвестно. Но после провозглашения независимости Латвийской Республики улице вернули прежнее, по сути географическое название - Циетокшня, то есть дорога в Крепость.
Улица была застроена небольшими одно-трехэтажными деревянными и каменными домами.
На углу с ул. Шоссейной слева стоит большой дом в два с половиной этажа, построенный во второй половине 19 века. До Второй мировой войны это был жилой дом, после войны здесь разместилась поликлиника - сначала городская, потом детская. Сейчас это медицинское учреждение называется Даугавпилсский центр здоровья детей, на его базе работает филиал Латвийского реабилитационного центра "Вайвари".
Напротив этого здания в начале 20 века построили оригинальный трехэтажный каменный дом с узкими высокими окнами - дом Кихеля. Во время войны здание сгорело, было восстановлено, ныне это жилой дом.
В комплексе зданий № 14 в конце 1920-х годов размещалась мастерская цементных изделий и склад А.Соломина, в начале 1930-х - авторемонтные и сварочные мастерские М.Бобровского, чуть позднее - автобусный парк Осиных. После войны здесь обосновалось Даугавпилсское добровольное пожарное общество, которое и по сей день выполняет функции противопожарной безопасности (обучают правилам, чистят дымоходы, устанавливают молниезащиту, производят электроизмерение и другое).
На углу с ул. Зеленой (ныне Имантас) в 1912 году было построено одно-, двухэтажное здание для Третьего ссудо-сберегательного товарищества, известного в 1920-1930-х годах в народе как "банк Шторха". Дом сгорел в войну, был восстановлен, перестроен, надстроен и в нем расположился городской узел связи. Сегодня здание главпочтамта - охраняемый государством памятник архитектуры.
На углу с ул. Офицерской (ныне Лачплеша) находится одна из старейших синагог города - синагога Кадиша, которая действует уже полтора века.
За Рижской улицей ул. Московская входила в полосу рынков. Слева, между ул. Рижской и эспланадной линией Крепости находилась Большая рыночная площадь. В 1880-х годах на части площади вдоль ул. Рижской возвели "Новый гостиный ряд" - каменное одноэтажное здание на высоком фундаменте с большим подвалом и навесом, который просуществовал до 1960-х годов.
На остальной части площади до 1930-х годов существовали "Железные ряды", где торговали железными и хозяйственными товарами. После их сноса на этом месте образовалась площадь Парадес, где проходили городские парады. В 1960-е годы на площади вырос гостиничный комплекс. Недавно гостиницу реставрировали, дав новое имя - "Park Hotel Latgola", а на месте бывшего ресторана и магазина вырос огромный торговый центр "Solo", изрядно заслонив вид с площади на костел Cв.Петра.
За эспланадной линией Крепости, справа, находились торговые площади: Хлебная и Сенная, Рыбный рынок. На их месте потом образовался городской центральный рынок. В наше время центральный рынок - крытый торговый комплекс "Диттон Намс", состоящий из павильонов "Галерея", "Пассаж" и "Ханза", “Заляйс тиргус”. Работы по благоустройству рынка продолжаются.
В конце Московской улицы, за Сенной площадью, утопал в зелени Поторочный сад. Здесь выступали акробаты, фокусники, танцоры, пел хор. Сад работал только в летнее время. После Первой мировой войны дом с мезонином стал жилым домом, а в 1930-х годах здесь держала кабинет врач по женским болезням В.Скуя. В 1960-е годы из-за ветхости здание снесли.
С левой стороны Московской улицы, за эспланадной линией Крепости до речки Шуньупе раскинулся городской район - Майки, который славился своими садами и огородами. Здесь в деревянном доме № 67 в 1920-1930-х годах жил известный в городе огородник Ксенофонт Курмелев. Он попал в жернова репрессий, был выслан в Сибирь, где и остался жить после войны.
Неподалеку от речки Шуньупе, в своем двухэтажном деревянном доме со второй половины 19 века жила семья Келло. В начале прошлого века Викентий Егорович Келло работал делопроизводителем в городской управе, а Мария Келло была директором Второй польской основной школы. Дом снесли в 1960-е годы.
В годы Второй мировой войны Московская улица пострадала лишь частично, в то время как весь центр города лежал в руинах и пепелище. После войны почти все деревянные дома на улице из-за ветхости снесли. На их месте возвели кирпичные многоквартирные дома.
Нет больше на карте города такого микрорайона как Майки. Дома снесли, а в сады и огороды пришла строительная техника. Здесь вырос новый микрорайон - Черемушки (ныне Эспланада), протянувшийся до самой речки Шуньупе.
В августе 1949 года на ул. Циетокшня началось строительство третьей очереди трамвайной линии, и уже через несколько месяцев трамвайное сообщение соединило центр города с Крепостью.
Старинная улица исторического центра Даугавпилса столь же колоритна по архитектуре, как и времена, в которые она жила и продолжает жить. Каждая эпоха оставила на ней свой след, запечатленный в камне. Циетокшня на редкость богата зданиями конца 19 - начала 20 веков, и они находятся под охраной государства как архитектурные памятники: № 10, 20, 28, 35, 37, 38, 39, 41.
По соседству со старыми постройками органично смотрятся величественные "сталинки", высятся типовые многоквартирные пятиэтажки. Образцы современной архитектуры тоже присутствуют - упомянутые "Диттон Намс" и "Соло", а также "Рено-центр", автор которого был удостоен профессиональной награды на конкурсе проектов. Сохранились и дома барачного типа, так что простор для развития у старинной улицы еще имеется.

0

9

http://www.dautkom.lv/images/3488.jpg

Большая дорога у реки

Название говорит само за себя - улица действительно большая и протянулась вдоль берега Даугавы почти на шесть километров. Длиннее Лиела лишь улицы Даугавас и 18 Новембра. Большой улице катастрофически не везло - каждая новая власть ее переименовывала, не сохранились и ее исторические достопримечательности: арочный мост, лютеранская церковь, синагога.
  Вдоль левого берега Западной Двины (Даугавы) тянулась дорога, соединявшая разбросанные по берегу поселения. В начале 19 века при возникновении в устье реки Лауцесе поселения Грива вдоль этой дороги стали строить дома, и она превратилась в улицу.
  В 1830-х годах, когда графская семья фон Эттингенов приобрела и присоединила к своим владениям имение Лигинишки, объединенное селение получило название Грива - Семгаллен, дорога между ними получила название Большой улицы.
  Во второй половине 19 века берега речки Лауцесе соединил арочный мост. Сложенный из гранитных блоков, он высоко вознесся над рекой и стал красивой достопримечательностью Гривы. Мост часто фотографировали и изображали на открытках первой половины 20 столетия. В 1944 году его взорвали. На месте старого арочного моста после войны построили типовой железобетонный, и этот уголок Гривы утратил свою историческую и архитектурную прелесть.
  Два двухэтажных здания из красного кирпича (№ 43 и 45) на берегу Даугавы, утопающие в тени старых лип, использовались для общественных нужд.
  В доме № 43, построенном в 1875-1876 годах, работала Гривская прогимназия. В середине 1990-х годов в здании разместилась гостиница "Сенат", в настоящее время не действующая. Дом пустует и выглядит запущенным. Между тем эта постройка является памятником архитектуры местного значения и охраняется государством. Напротив здания до войны находилась Гривская пристань, куда причаливали пароходики из Даугавпилса.
  В доме № 45 долгие годы располагалось Гривское добровольное пожарное общество, а потом и по сей день - разные полицейские подразделения.
  Напротив этих зданий в 1895 году была построена Гривская синагога, действовавшая до Второй мировой войны. После войны она была перестроена под магазин, он и сейчас работает, здание имеет ухоженный вид.
  На берегу реки Лауцесе перед Первой мировой войной завершилось строительство Гривской лютеранской кирхи из красного кирпича. Кирха и мост являлись украшением довоенной Гривы. Церкви не повезло: она была сильно разрушена в Первую мировую войну, восстановлена и снова разрушена во Вторую мировую. После войны ее перестроили в пожарную каланчу, а потом в жилой дом. О церковном прошлом здания напоминают мурованный фундамент здания да красная кирпичная кладка.
Местный житель Станислав Павлович рассказал корреспонденту "СейЧас", что хорошо помнит, как выглядела церковь, где были ворота и въезд на ее территорию, а потом пожарную каланчу переделывали под жилой многоквартирный дом. Правда, реконструкция вышла неудачной, и стены дома все в трещинах.
Второй центр Большой улицы образовался у начала Ловкесской улицы (ныне Брянскас) - с магазинами, аптекой, мастерскими и т.д.
  Грива постоянно страдала от наводнений. Лед из Даугавы нагромождался в устье реки Лауцесе, образуя заторы, и, не имея выхода, вода заливала Гриву и ее окрестности. В 30-е годы посередине ул.Большой была сооружена насыпь-дамба, частично защищавшая Гриву от наводнения. Только в 50-60-х годах район получил надежную защиту - дамбу вокруг Гривы.
  После Второй мировой войны начало ул.Лиела было перенесено к предмостным укреплениям, а улица продлена до Юдовки, где завершается на пересечении с ул. Упес, у автобусного кольца. Улица в основном застраивалась частными домиками. Жилой дом был перестроен в больницу, появились и новые здания - универмага, спасательной станции, двухэтажные дома. И сегодня продолжается застройка старинной большой улицы, на которой ветхие домишки чередуются с роскошными особняками, а образ жизни напоминает деревенский уклад - с огородами у дома, лошадьми на пастбище у реки и семейными хлопотами, о которых обязательно знают все соседи.
Местным жителям периодически приходилось привыкать к новому названию улицы, поскольку оно не раз менялось вместе с властью. Улица Большая в 1920-х годах стала называться по-латышски - Лиела (Lielв). В 1940 году ее переименовали в Сарканармияс.
  В 1953 году, после присоединения Гривы к Даугавпилсу, где уже была своя ул. Красноармейская, гривской улице дали новое имя - в честь писателя Максима Горького, а в начале 1990-х восстановили старое название - Лиела.

источник - газета "Сейчас"

0

10

ДЕРЕВНЯ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА

  В историческом центре Даугавпилса сохранилась одна старинная улица, которой несказанно повезло с названием -  оно ни разу не менялось, лишь было переведено на латышский язык, и это почти за двести лет и при смене стольких властей. Первую половину своей жизни улица носила имя Хлебной, а вторую - Майзес.
  Улочку не знают гости города, туристические маршруты пролегают мимо нее. Только из окна трамвая приезжие могут наблюдать необычную для центра города картину - трущобы вперемешку с многоэтажками и новыми особняками.
  О прошлом улицы Хлебной в очередном письме в редакцию газеты "СейЧас" поведал краевед и наш земляк, ныне проживающий в Израиле, Гесель Маймин, а мы дополнили его рассказ современным материалом.

СЕЛЕНИЕ БЕДНОТЫ

  "Шел 19 век. Возводили Динабургскую крепость. Начали застраивать городские форштадты. Между крепостью и городом пролегли эспланадные поля (незастроенное место между крепостью и городом). Город стал расти за эспланадной линией, которая меняла свое положение, но просуществовала до 20 столетия.
  В первой половине 19 века от Большой рыночной площади, где ныне расположена гостиница "Латгола", вдоль Хлебной площади (позднее городской рынок), вдоль эспланадной линии на Подмогильную Слободу протянулась улица, получившая название Хлебной. За Болотной улицей (ныне Алеяс) она спускалась в овраг, который продолжался и в Слободе. В середине века при прокладке Риго-Орловской железной дороги насыпь перегородила овраг, и Хлебная улица заканчивалась у железнодорожного переезда.
  Улица Хлебная была застроена в основном одноэтажными деревянными домиками, где селилась беднота, работавшая по обслуживанию рынков: кузнецы, шорники, кожевники, сапожники, портные и другие ремесленники.
  Во второй половине 19 века в овраге появились безымянные улочки и переулки с одноэтажными домиками. Весь этот район, получивший название Эспланада, мало походил на городской.
  На рубеже 19 и 20 веков на Подольской улице (ныне Стацияс) в конце оврага построили большое каменное здание, позднее получившее номер  95, где размещались разные предприятия. Это здание со своими подсобными помещениями разделило Хлебную улицу на две части: Хлебная и Малая Хлебная.
  В 1924 году улица стала называться по-латышски - улица Майзес. Безымянная улица, параллельная Майзес, в 1935 году получила название Дагдас, а переулок между ними - Индрас. После Первой мировой войны на этих улицах мало что изменилось.
  Деревянный двухэтажный дом № 3 приобрел какой-то полицейский чин, перестроил, облицевал силикатным кирпичом. В таком виде здание простояло до конца 1970-х годов и было снесено из-за ветхости, как большинство домов в этом районе.
  В 1921 году Ш.Геллерман и Х.Лоздан в доме № 5 по улице Хлебной открыли кожевенный завод "Zvaigzne", на котором вырабатывали разные сорта кож. Завод просуществовал до Второй мировой войны.
  В доме № 11 по Хлебной улице после Первой мировой войны поселилась семья водопроводчиков Покерман. После Второй мировой войны Покерманы здесь содержали заготовительный пункт утильсырья. Дом дожил до грани 20 и 21 веков и был снесен.
  В 1929 году Шмуэль Гельбурт приобрел дом № 12 на улице Майзес, где поселился с семьей, а во дворе открыл кузницу. Она просуществовала до Второй мировой войны. В мирное время здание используется как жилой дом.
  В годы войны району повезло: он уцелел во время военных действий и бомбежек. Но время брало свое: дома ветшали, их сносили.
  В 1946 году по улице Майзес и вокруг дома № 95 на улице Стацияс проложили трамвайные пути. Дом этот сейчас стоит в полуразрушенном виде, очевидно, будет снесен.
  К концу 1970 годов в квартале между улицами Майзес, Алеяс, Дагдас и Индрас были снесены все дома, а на их месте построены кирпичные многоквартирные пятиэтажки.
  В настоящее время еще сохранились считанные единицы старых домов, а судьба всего этого района не ясна".

УЛОЧКИ КОНТРАСТОВ

  Судьба улиц Майзес и Маза Майзес сегодня очевидна: они будут развиваться, прирастая новыми домами, что, собственно, уже и происходит. Появились два милых особняка, один старый домик отреставрирован и выставлен на продажу. Несколько деревянных домов, вросших в землю по окна, стоят заколоченными, а в других живут люди и даже умудряются на клочках земли выращивать овощи и фрукты.
  Неказистая улочка в тихом центре даже в рабочее время пустынна, только редкие прохожие по ней сокращают путь на железнодорожный вокзал и к воздушному мосту, а вечером здесь совсем неуютно.
  Неприглядный вид Хлебной улицы усугубляет заброшенная территория бывшей швейной фабрики. Сейчас она принадлежит нескольким хозяевам, которые проживают за рубежом и никак не могут определиться, что делать со своей недвижимостью. При нынешних ценах на землю и строения, особенно в центре города, это весьма приличный капитал, и едва ли их  выгодно сносить. По всем правилам хозяин обязан заботиться о порядке в своем владении, пока же оно уродливым пятном выделяется на ухоженном лице города.
  Улица Майзес давно утратила свое старинное очарование и сегодня пытается обрести современный облик. В настоящее время рассматриваются возможные изменения плана территориального развития Даугавпилса, и улица Майзес тоже оказалась в центре внимания архитекторов. Какой здесь быть застройке: частный сектор или многоэтажные дома, коммерческие объекты?

Жанна РОМАНОВСКАЯ источник газета Сейчас.

0

11

На месте огородов и пастбищ

Одна из старейших улиц исторического центра Даугавпилса - ул. Огородная, возникла в первой половине 19 века. Она проходила вдоль эспланадной линии Даугавпилсской крепости. Для справки: эспланада - это незастроенное пространство между крепостными стенами и ближайшими городскими строениями. По воспоминаниям старожилов, этот городской район занимали сады, огороды и пастбища. Поэтому этимология названия улицы Огородной очевидна.
Ул. Огородная начиналась от Московской улицы (ныне Циетокшня), от Большой рыночной площади с ее "железными рядами" и простиралась до ул. Подольской (ныне Стацияс) у Риго-Орловской железной дороги. Удобное месторасположение улицы - вблизи нескольких рынков - обусловило профиль занятий жителей. Они ориентировались на крестьян, приезжавших на рынки. На Огородной находились магазины керосина, сельди, дрожжей, сахара, муки, резиновой и другой обуви, весоремонтная мастерская и мастерская жестянщиков, заезжие дворы Маневича и Сегаля.
Улица была застроена одно- и двухэтажными деревянными и каменными зданиями.
В доме № 23, возведенном в 1873 году, до 1941 года действовала синагога ремесленников. После Второй мировой войны здесь открыли автошколу. В 1970-е годы здание реконструировали, надстроив второй этаж. В последующие годы и до сих пор здесь под разными названиями по-прежнему работают автошколы.
В доме № 29, построенном во второй половине 19 века, до 1941 года размещалась синагога Аптера. После Второй мировой войны в результате перестройки дом стал выше на один этаж. Здесь располагались различные организации. В 1997 году в здании обосновалась Даугавпилсская еврейская община, а с другой стороны - кафе "Блюз".
В каменном доме № 31 с начала 20 века находилась Баня Горкина. Ее владельцы, семья Горкиных, жили рядом в одноэтажном деревянном доме № 33. Последним хозяином бани был Яков Горкин. В середине 1960-х годов здание бани реконструировали… под кондитерский цех Объединения общественного питания.
В 1932 году Лейба Хвалевский приобрел каменный двухэтажный дом № 37/39, в котором открыл небольшую текстильную фабрику, на которой трудились 7-8 работников. В 1940 году семья владельца фабрики поселилась на первом этаже дома. И после войны текстильное производство некоторое время работало, но в 1950-е было ликвидировано. Здание переделали под жилой дом.
В доме Токлера в начале 20 века находилось женское приходское училище, а позднее - 1-е начальное училище для христиан. К сожалению, точный адрес дома пока не установлен.
В деревянном доме № 42, построенном в 1885 году, размещалось религиозное учебное заведение - Талмуд-Тора. Долгие годы им заведовал Моисей Израилевич Дунский (1845-1913). В 1940 году Талмуд-Тору закрыли. Здание сгорело в годы Второй мировой войны.
В отличие от других улиц городского центра военная разруха почти не коснулась улицы Огородной, она мало пострадала, потеряв лишь несколько домов. Но после войны стали сносить целые кварталы и отдельные дома из-за ветхости. Улица поредела и практически не благоустраивалась.
В 1964 году улицу Огородную переименовали в честь героя Советского Союза, командира 1-го танкового батальона 41-й танковой бригады 5-го Двинского танкового корпуса Константина Орловского, погибшего 22 июля 1944 года в боях за освобождение Даугавпилса от немецко-фашистских войск. Об этом напоминала мемориальная доска на фасаде величественного "сталинского" дома, пока ее решением управы не демонтировали в начале 1990-х. А Огородной улице вернули историческое название.
Сегодня ул. Сакню, расположенная на пересечении путей к железнодорожному и автобусному вокзалам, к центральному рынку и торговым центрам, представляет собой оживленный участок с множеством магазинов, офисов и учреждений. Преображаются некоторые отреставрированные дома, появляются новые кирпичные особняки. В начале улицы по нечетной стороне заложен фундамент будущего торгового центра. Новое здание своим современным стилем добавит колорита в облик одной из древнейших улиц города, впитавшей веяния разных эпох и архитектурных направлений. А статус охраняемых памятников архитектуры имеют три дома на ул. Сакню - № 20, 36 и 46.

Жанна РОМАНОВСКАЯ, Газета "Сейчас".

0

12

Эпоха судоходства на Даугаве
   Города Даугавпилс и Грива были объединены в 1953 году, но до этого их связывало пароходное сообщение, как и с курортным местом Погулянкой

У городской дамбы (ныне начало улицы Ригас) находилась пристань, от которой в рейсы отправлялся колесный пароход. Существовала и паромная переправа, которая не утратила своего назначения до 1992 года.

Газета “Двинский вестник” летом 1926 года писала, как проходило Лиго в Даугавпилсе. Местное население по-прежнему именовало свой город Двинском, а летний праздник – Днем Ивана Купалы. Газета отмечала, что Даугавпилс переживал тогда не лучшие времена: население города в сравнении с 1913 годом резко сократилось, бизнес сбавил обороты, поубавилось богатых людей. В Погулянке здания курортного зала и лечебницы были разрушены, исчез театр, от кино остались одни воспоминания… Тем не менее, на Ивана Купалу большинство горожан отправлялось лиговать именно в Погулянку. Туда ехали на автобусах, на такси, к пароходу цепляли баржу, чтобы можно было принять на борт всех желающих. Праздновали шумно, как отмечали очевидцы.

На смену пароходному сообщению по Даугаве в конце 50-х годов пришли дизельные речные трамвайчики класса “Неман”, а затем и прогулочный теплоход на воздушной подушке “Федор Люшин”. Обязательным атрибутом и пароходов, и теплоходов была музыка, которая во время плавания доносилась до берегов.

На пароходе эпохи МаркА Твена по Даугаве
После Второй мировой войны от пристани, которая находилась за городской дамбой, отправлялся в рейс колесный пароход “Николай Островский”. Пароход достался в наследство “Речфлоту” от довоенной поры. Старожилы утверждали, что это был пароход “Прогресс”, который курсировал до войны между городом и Погулянкой. Нас, мальчишек, поражал сам вид парохода времен Марка Твена, а сама Даугава для нас была той самой Миссисипи с героями романа Томом Сойером и Геккельберри Финном. Пароход, выпуская клубы дыма, отваливал от пристани и, шлепая по воде колесами, отправлялся в рейс. Капитан в кителе, с “крабом” на фуражке, обходил пароход, сердито шевелил усами и наводил тем самым страх на пацанов. А мы, мальчишки, покупали билеты в два конца – до Погулянки и обратно, и таким образом путешествовали. Любимым местом для нас была корма парохода, где мы хлебом подкармливали чаек. На пароходе был буфет, где всегда были вареные раки, пиво и лимонад. Лимонад был отменный, а каждая бутылка имела керамическую пробку с резинкой и крепилась на горлышке проволочными замками. Такой лимонад можно было купить только на пристани или в буфете парохода. Судя по нынешней рекламе, некоторые фирмы вернулись к старому методу укупорки прохладительных напитков.

Старенький пароход исправно служил несколько лет, а затем встал на прикол и сам стал пристанью, к которому швартовались речные трамвайчики “Неман”. Очень жаль, что пароход пошел на слом и не оставил своего следа как экспонат. Город мог бы гордиться тем, что имеет экспонат эпохи Марка Твена.

“МалаЯ ЗемлЯ” на Гриве
Если в 50-х годах соблюдалась культура потребления пива и крепких алкогольных напитков, то через четверть века она приобрела уродливые формы. А какое отношение, читатель, эта проблема имела к судоходству на Даугаве? Дело в том, что между городом и Гривой существовала переправа в виде небольшого кораблика, который курсировал от пристани бывшей электростанции до “Речфлота” на Гриве. Так вот, возле причала на Гриве организовали продажу пива из бочки емкостью 400 литров. Местное население назвало бочку “свиноматкой”, а саму точку на Гриве окрестили “Малая Земля”, по одноименной книге генсека Брежнева. Мужички из города высаживались на “Малую Землю” и оттягивались по полной программе пивком с рыбкой. Местный вытрезвитель еле управлялся вывозить “павших” с “Малой Земли”. Отцы города отдали распоряжение отпускать пиво в трехлитровые банки и запретило пить пиво возле бочки. Позже торговля пивом из бочек была запрещена, но это произошло только в 1993 году.

Последний “ВарЯг” на приколе
К этому времени закончил свое существование и “Речфлот”. Матросы, капитаны, механики почти без боя сдали все кораблики, буксиры, баржи. И если раньше речники исправно поставляли на стройки города песок, очищали русло Даугавы от Даугавпилса до Ницгале, то сейчас вы не увидите ни одного буксира на этом участке реки. В городе остался один буксир, который стал на прикол у спасательной станции, а владелец его из-за дороговизны топлива не может организовать прогулочные поездки горожан.

Оставшиеся баржи долго мозолили глаза горожанам, пока их не порезали на металлолом. Днища барж так и остались на дне Даугавы, и их занесло песком. Специалисты считают, что судоходству в Даугавпилсе и его районах нанесен значительный ущерб. Русло Даугавы заносится песком и илом. В черте города Даугавпилса река мелеет до такой степени, что обнажаются сваи, на которых собирались средние пролеты моста Единства в 1934 году. Позже эти пролеты моста, доставленные немецкими инженерами против течения Даугавы, заняли свои места на опорах и были состыкованы с пролетами моста, которые были построены со стороны Даугавпилса и Гривы. Этот мост исправно служил городу, был восстановлен после войны, а затем был реконструирован и имеет уже нынешний вид. Стоит отметить, что опоры моста были построены настолько прочно, что их даже не пришлось ремонтировать в 1991 году.

Казалось бы, красавица Даугава могла бы еще послужить городу и стране. Придет время, когда энергетический кризис заставит нас вернуться к возведению гидроэлектростанции, от строительства которой ранее город отказался. В Белоруссии на Западной Двине уже приступили к реализации проекта строительства целого каскада гидроэлектростанций. А вот проект сплава древесины из Белоруссии в Латвию вполне возможен, так как цены на белорусскую древесину гораздо ниже, чем в Латвии. Это грустно, но мы свою древесину просто разбазарили и будем вынуждены ее закупать у соседей. Даугаве необходимо помочь, и это не последний ее вздох, она обязательно обретет второе дыхание и еще поработает на благо горожан.
Автор: dautkom.lv

0

13

ТОРГОВАЯ УЛИЦА, ВЕДУЩАЯ НА ПОГОСТ

http://i004.radikal.ru/0712/1d/265071ca1296.jpg

Одна из старейших улиц Гривы отмеряла вехи истории вместе со страной: пережила промышленный подъем, военную разруху и возрождение, не раз привыкала к новому имени.
Менялась власть, менялось и название улицы, которую сегодня даугавпилчане помнят и знают как улицу Брянскую.

Почему оживленную гривскую улицу назвали в честь областного российского центра, доподлинно неизвестно. Старожилы же по старинке именуют ее Ловкесской.

ДОРОГА В ЛАУЦЕСЕ

"В первой половине 19 века на Гриве-Земгаллен от Большой улицы (ныне Лиела) отходила дорога на Ловкесы (ныне Лауцесе), где находилось имение баронов Энгельгардтов "Лауцен". Далее дорога уходила в Доммен (ныне Демене). Дорога в своем начале постепенно обрастала постройками - домами, предприятиями и превратилась в улицу, получившую название Ловкесская.

В 1879 году на этой улице Иоган Лосс открыл завод по производству типографских красок, олифы и малярных красок. В 1909 году на заводе трудились 10 рабочих. Во время Первой мировой войны предприятие было разрушено и уже не восстановлено.

В конце Ловкесской улицы размещались гривские кладбища: лютеранское, католическое, иудейское, православное, старообрядческое, а позднее и братское. После Второй мировой войны они были объединены в Гривское коммунальное кладбище.

После кладбищ дорога продолжалась в сторону поселка Ловкесы. В Первую мировую войну там проходил фронт.

В 1920 году улицу Ловкесскую переименовали в Лаукежу.

Это была одна из основных торговых улиц Гривы. Преобладала деревянная одноэтажная застройка, некоторые дома были с мезонинами.

Грива постоянно страдала от наводнений. Даже после постройки в 1930-х годах дамбы ее весной продолжало затапливать. Только когда после Второй мировой войны возвели окружную дамбу, Гриву перестало заливать водой.

На старых фотографиях можно увидеть наводнение 1922 года. Возле дома №3, в котором находился аптекарский магазин, вода доходила под окна. Потом в этом доме размещалась аптека. В 1930-х годах ее содержала Евгения Позвольская, после Второй мировой - государственная аптека № 5, а в начале 21 века - аптека "Sena Grоva".

В 1930-х годах на улице Лаукежу работали продуктовые магазины, которые содержали М.Клиндc, Этель Дейчманис, В.Тарагин, Ицик Крицер. Мясной магазин принадлежал Д.Каплану. Вся Грива знала парикмахерскую Яниса Болдашевича.

Вторая мировая война, к счастью, мало затронула ул.Лаукежу.

В 1953 году, после присоединения Гривы к Даугавпилсу, улица была переименована в Брянскас.

После войны улица свое торговое значение утратила. Но в разное время здесь находились продовольственный и хлебный магазины, промтовары, ювелирторг, магазин керосина и хозтоваров, парикмахерская.

На месте сгоревших в войну домов  построили новые одноэтажные дома, часть с мезонинами. Улица застроилась до кладбища и была заасфальтирована".

ТИХИЙ УГОЛОК

В рабочее время улица Брянскас словно погружается в сон. Изредка пройдет одинокий пешеход, да у магазина остановится проезжая автомашина. Торговые точки сосредоточены в одном месте, будто и не миновало полтораста лет. В домах у дамбы работают два продовольственных магазина, парикмахерская, "Mana aptieka", напротив - магазины продуктов, красок и хозяйственных товаров. На "пятачке" всегда можно встретить чернявых женщин, у которых местные курильщики разживаются более дешевыми, чем в магазинах, сигаретами.

В выходные дни здесь намного оживленнее: люди приходят за покупками, встречают знакомых, беседуют. Многие направляются на кладбища навестить могилы близких. В этом году коммунальные службы привели в порядок территорию кладбищ - установили новые металлические заборы и ворота, покрасили их, что сразу придало скорбному место достойный вид. Правда, мусор, скапливающийся  у дороги, вывозят не оперативно.

Улица Брянскас архитектурным обликом мало чем отличается от гривских соседей. Старые деревянные домики на мурованных фундаментах чередуются с основательными кирпичными коттеджами советской поры и отреставрированными в наши дни домами. Здесь не встретишь роскошных хором и вычурных особняков, но чувствуется, что живут тут люди хозяйственные - аккуратные дома, ухоженные участки.

- Хорошая у нас улица, - охотно отвечает на приветствие и вопрос улыбчивая хозяйка аккуратненького дома. - С соседями живем мирно, ладим. Жаловаться на жизнь грех. Получаем пенсии, дети работают, устроены. На огородике выращиваем овощи-фрукты, что-то и продаем. Знаете, когда каждый день мимо наших домов по дамбе идут похоронные процессии, к жизни относишься философски. Надо беречь свои нервы, жалеть близких и не желать зла другим.

А Брянская улица, миновав гривские кладбища, устремляется за городскую черту - в поселок Лауцесе.

Жанна РОМАНОВСКАЯ Газета "СейЧас"

0

14

http://www.photoshare.ru/data/3/3542/3/3b1sop-fy1.jpg

НЕПОДВЛАСТНОЕ ВРЕМЕНИ И ВОЙНАМ

  Дамба, построенная в 1841 году для ограждения Нового Форштадта (нынешнего центра города) от паводковых вод Даугавы, проходила по его восточной окраине до высот Нового Строения. По дамбе, которая являлась частью Шоссейной улицы, пролегал тракт Петербург-Варшава. По обочинам дамбы были высажены тополя, почти дожившие до наших дней.

У ДАМБЫ

  Часть Шоссейной улицы в пределах Нового Форштадта начиналась у реки и простиралась до Риго-Орловской железной дороги. Шоссейная улица получила свое название в 1836 году, в 1924 году она стала Шосеяс, с 1935 года - ул. 18 Новембра, с 1940 года - Сарканармияс, а в 1991 году было восстановлено название 18 Новембра.
В 1880 году эта часть улицы была вымощена булыжником.
  В начале 20 века вдоль дамбы была высажена аллея в два ряда лип, установлены скамейки. Этот участок улицы был застроен в основном 2-3-этажными каменными домами с добротными квартирами. Их занимали чиновники высокого ранга, врачи, адвокаты, инженеры и т.д..
В начале 20 века графская семья Моль из местечка Вышки стала владелицей домов № 15, 17, 19, 25 и 37 на улице Шоссейной. В одном из этих домов жил в детстве писатель Леонид Добычин.
  В своей книге "Город Эн" он вспоминает: "Белугиных перевели в Митаву. Уезжая они передали нам свою квартиру в доме Янека… Я видел Янека. Цвели каштаны. Солнце было низко. В розовое и лиловое были окрашены барашковые облачка. В цилиндре, низенький, с седой бородкой треугольником, он шел, распоряжаясь. Управляющий Конторек провожал его…". Одного из представителей семьи Моль звали Иоанном (Яном).
  В 1887-1888 годах по проекту главного архитектора города Вильгельма Нейманиса был построен комплекс зданий № 39 для еврейской больницы Динабурга. Два флигеля с воротами в классическом стиле выходили на Шоссейную улицу. В 1913 году во дворе для больницы построили новый двухэтажный корпус из красного кирпича. В 1920-1930-х годах в этих зданиях размещалась городская больница Даугавпилса. Во время Второй мировой войны сгорел главный корпус и правый флигель. После войны при восстановлении были снесены остатки правого флигеля и ворота. Здания заняла милиция, потом полиция.
  В доме Васильева - № 7 на углу с ул. Александровской (ныне Вианибас) в начале 20 века размещались: Двинский уездный съезд, Канцелярия уездного земства, некоторое время Двинский городской общественный банк, а также различные организации и учреждения. После войны здание стали использовать как жилой дом, надстроив третий этаж.
  В одноэтажном деревянном доме с садом № 43 с конца 19 века размещался "Концертный сад" Рунуа, где выступали музыканты, акробаты. Сад славился своим буфетом.
  После Первой мировой войны семья Моль распродала свои дома частным лицам и разным государственным инстанциям, оставив за собой только дом № 17.
  В доме № 37 после его перестройки в 1926 году расположился Латгальский областной суд, занимавший здание до 1941 года. С 1944 года до начала 1950-х годов здесь размещалось Даугавпилсское городское отделение милиции. С 1956 года почти полвека в здании находился противотуберкулезный диспансер. В начале 21 века после реконструкции в него вернулись судебные и юридические институции.
  Эта часть улицы 18 Новембра мало пострадала во время Второй мировой войны. Несколько сгоревших кирпичных домов были восстановлены. На месте сгоревших деревянных домов (квартал улиц Алеяс - Краславас) была построена 9-я средняя школа, несколько жилых домов.
  В 1946 году на этом отрезке улицы рядом с аллеей проложили трамвайные пути. Некогда тихая, зеленая улица стала шумной из-за транспорта и грохота трамваев, потеряв свою привлекательность. Но улица сохранила лицо старого Двинска-Даугавпилса, и этот дар времени нужно оберегать.

  ЗА ДАМБОЙ

  Постройка железной дороги в Динабурге стала мощным толчком для развития города. Во второй половине 19 века город шагнул за дамбу, где вырос новый микрорайон - Гаек. Там, вдоль дамбы, образовалась параллельная часть улицы Шоссейной, которая протянулась от реки до Риго-Орловской железной дороги.
   При строительстве железной дороги был сооружен переезд по ул.Шоссейной, для чего была понижена дамба. Его стали называть Шоссейным переездом.
  Возле Риго-Орловской железной дороги по ул.Шоссейной предположительно в 1880-х годах был построен "Тюремный замок" (потом это дом № 66). Очень разные сведения в источниках о времени его сооружения. Возможно, ранее на этом же месте существовала временная тюрьма. (Ныне Даугавпилсская тюрьма латвийцам известна как "Белый лебедь". - прим. ред.) "Тюремный замок" состоял из четырехэтажного здания с четырьмя башнями по углам и двора, окруженного каменной стеной и укрепленного воротами. При тюрьме имелись госпиталь и церковь, освященная в 1893 году. В дальнейшем тюрьма неоднократно перестраивалась, достраивалась и расширялась.
  Вот как пишет о "Тюремном замке" Леонид Добычин в своей книге: "Тюремный замок, четырехэтажный, с башнями, был виден впереди. Там был престольный праздник Богородицы скорбящих, и мы шли туда к обедне". "Мы вошли в церковь и остановились у свечного ящика". "За замком шла железная дорога, и гудки слышны были". "С хор на нас смотрели арестанты".
  Улица была застроена одно- и двухэтажными деревянными и каменными домами. В районе пересечения с улицей Лагерной (ныне Нометню) располагались магазины.
  В начале 20-го века вдоль дамбы высадили липовую аллею с двух сторон, поставили скамейки.
  Над железной дорогой на месте Шоссейного переезда 25 августа 1902 года был открыт "Новый мост" (второй путепровод). С моста открывался прекрасный вид на Новое Строение. Мост был металлическим с деревянным настилом.
  Леонид Добычин пишет: "Был теплый вечер. На мосту уже горело электричество. Попыхивая, маневрировал внизу товарный поезд, мастерские, где начальствовал Карманов, темные от копоти, толпились. На горе стояла кирха с петухом на колокольне. Здесь кончалась дамба и переходила в улицу"... "Зима наступила. Был вечер субботы. Светила луна, и на кирхе блестели золоченые стрелки часов. С виадука я видел огни на путях и сноп искр над баней".
  Мост был взорван во время Второй мировой войны, восстановлен, а в 1946 году по нему прошли трамвайные пути. Постепенно он стал узким местом для транспорта, и в 1970-е годы был снесен, а на этом месте был построен железобетонный широкий мост.
  В 1911 году в начале улицы Шоссейной на берегу реки была построена Двинская городская электрическая станция.
  Леонид Добычин пишет об этом: "В воскресенье я после обедни спустился за дамбу. Там я посмотрел на леса электрической станции и побродил"... "Я пробежался. Вдоль дамбы местами сидели рабочие и разбивали булыжники в щебень для чинки шоссе. С электрической станции уже убирали мостки и подпорки".
  Во время Первой мировой оборудование станции было вывезено при эвакуации, но после войны восстановлено. Во Вторую мировую электростанцию взорвали, после войны ее восстановили, увеличив мощность. В 1960-х годах электростанция была переоборудована в теплостанцию.
  Во время Второй мировой дома за дамбой от электростанции до улицы Нометню сгорели и были снесены. Частично были разрушены дома и на остальной части улицы 18 Новембра. После войны здесь возвели небольшие двухэтажные жилые дома из кирпича.

Жанна РОМАНОВСКАЯ  Газета "СейЧас"

0

15

НЕПОДВЛАСТНОЕ ВРЕМЕНИ И ВОЙНАМ
продолжение

ПО НОВОМУ СТРОЕНИЮ
http://www.dautkom.lv/img/gazeta/476_13.jpg
  За переездом по Риго-Орловской железной дороге заканчивалась дамба, а шоссейная дорога уходила на север в сторону Петербурга.
   Во второй половине 19 века песчаные холмы за железной дорогой стали застраиваться, заселяться и постепенно возник новый район города - Новое Строение. Росли дома и вдоль шоссейной дороги, получившей название Шоссейной улицы.
  Сразу за переездом, слева под холмом, возникла Немецкая слободка, а на холме была установлена "Железная церковь", где проходили богослужения с 1871 по 1904 годы. (В 1904 году перенесена в Царь-Град - нынешнюю Ерсику, где сейчас и находится - прим.ред.). На этом месте в 1904-1905 был сооружен Борисо-Глебский собор (гарнизонная церковь).
  Справа под холмом у железной дороги в 1866 году были открыты железнодорожные мастерские для ремонта паровозов и вагонов. Мастерские постоянно расширялись, меняли названия (ПВРЗ, ЛРЗ, VAS "Lokomotīve" и др.). В 1901 году там, у Шоссейной улицы, была построена первая в городе электрическая станция - для железной дороги.
  Дальше начиналась сама улица, которая протянулась через все Новое Строение до спуска к озеру Губище. Она была застроена одно- и двухэтажными деревянными и каменными домами.
  В 1879 году было открыто второе отделение добровольного пожарного общества (потом № 83 по ул. Шоссейной). Комплекс зданий пожарного отделения состоял из деревянного одноэтажного дома, каланчи из красного кирпича, обозного сарая и довольно обширного сада. Сначала сад назывался "Пожарным садом", а в 1930-х годах "Садом добровольных пожарных обществ".
  Леонид Добычин в своей книге "Город Эн" пишет: "В воскресенье мы были в пожарном саду. Молодецкие вальсы гремели там, и пожарные наперегонки бегали в мешках. Детям дали бумажные флаги и выстроили". После Второй мировой войны сад для посещения был закрыт, частично застроен новыми сооружениями для пожарных. В этом комплексе в разное время размещались разные пожарные подразделения.
  В 1893 году купец первой гильдии Г.Грилихес на углу улиц Шоссейной и Невельской (ныне Валкас) основал кожевенный завод (потом с адресом № 193), который расширялся, перестраивался, менял свой профиль и название: артель "Латгале", "Большевик", кожзавод "Большевик", кожевенный комбинат, обувной комбинат "Даугава", AS "Daugava".
  В 1889-1893 годах на Шоссейной улице по проекту архитектора Вильгельма Неймана была возведена кирха Мартина Лютера (потом с адресом № 66) - из красного кирпича в псевдоготическом стиле.
  Невдалеке был построен в 1902-1905 годах костел Св. Девы Марии.
  Три собора - православный, лютеранский и католический более чем столетие создают неповторимую панораму Нового Строения.
  На грани веков Марфа Спиридоновна Мартынова передала дочери Анне Ивановне свой дом № 121 по ул. Шоссейной. В этом доме в 1903 году родился Маркус Роткович, впоследствии известный американский художник Марк Ротко. Дом сгорел во время Второй мировой войны.
  В начале века в доме Петерсона, потом Чешейко-Сохацкого (№ 84), находились аптекарский магазин Вацлава Владимировича Чешейко-Сохацкого, книжный магазин и библиотека М.Домбровского.
  В период между двумя мировыми войнами на этой улице мало что изменилось. В доме № 68 после капитальной перестройки в 1920-1930-х годах размещались Департамент шоссейных и грунтовых дорог, инженер 5-го района, профсоюз работников дорог. После войны здесь находились разные дорожные организации. После капитальной перестройки и надстройки в 1970-х годах здесь находилось Дорожное ремонтно-строительное управление № 5 (ДРСУ-5).
  В доме № 90 в 1920-1930-х годах находилась основная 5-я городская русская школа (директор - Елисеев), а с середины 1930-х годов - Даугавпилсская основная городская школа № 11 (директор - М.Зубков).
  В комплексе промышленных зданий № 183 в 1930-х годах размещался завод "Металл" по литью чугуна и других металлов. На предприятии имелась механическая мастерская. Владельцем завода был инженер Л.Кройн. После Второй мировой войны в 1946 году в этих зданиях после реконструкции разместилось Трамвайное управление со своими службами и мастерскими, а первоначально и депо. В последующие годы здания неоднократно перестраивали и достраивали.
  Во Вторую мировую часть улицы сильно пострадала, сгорело много домов.
  В 1946 году по ул. Сарканармияс пролегли трамвайные пути. Часть каменных разрушенных домов восстановили. На месте сгоревших домов квартала между улицами Елгавас и Гродняс был заложен сквер. 26 июля 1969 года был торжественно открыт сквер Славы, установлен обелиск (сквер окрыли к 25-летию освобождения Даугавпилса от нацистской оккупации, а обелиск посвящен советским воинам-освободителям. В 2006 году городские власти в сквере провели большие работы по реконструкции дорожек, памятника, озеленению, и он приобрел ухоженный вид - прим.ред.).
  Постепенно улица стала прирастать большими кирпичными строениями - жилыми домами и общественными зданиями. Сносили ветхие постройки.
В 1986 году на углу улиц Сарканармияс и Тукума был построен "Дом инженеров" (№ 161), где разместились разные научные и культурные учреждения. С 1990-х годов здесь открылись магазины, киоски и другие коммерческие объекты.
  В кирпичном четырехэтажном доме, построенном в 1980-е годы, разместилась сберегательная касса. В начале 21 века здесь открылся супермаркет "Д.О.М.".
  В 1987 году на ул.Сарканармияс, в квартале между улицами Вентспилс и Добелес, началось строительство "Регионального центра строителей", известного в народе как "Бастилия". Объект остался незавершенным и по сей день. Достроенная часть здания с 1990-х годов заселена разными учреждениями и организациями (а недостроенная в очередной раз выставлена на продажу).

0

16

ШОССЕ, НЕПОДВЛАСТНОЕ ВРЕМЕНИ И ВОЙНАМ

http://i029.radikal.ru/0801/41/439ef6c0a708.jpg

ТАМ, ГДЕ ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ

  К середине 19 века в связи с быстрым ростом города "Старые кладбища" на Слободке уже не удовлетворяли потребности Нового Форштадта (нынешний центр города), и городские власти стали выделять под кладбища места вдоль тракта Санкт-Петербург - Варшава (позднее улица Шоссейная) в районе озера Губище.
  К югу от озера разместилось иудейское кладбище, а рядом мусульманское, к востоку - православное и старообрядческое кладбища. План размещения мест захоронения был утвержден в 1865 году. По предложению городской думы 3 января 1874 года было утверждено новое место под лютеранское и католическое кладбища - к северо-востоку от оз.Губище. План утвердили 5 сентября 1875 года указом № 2995 Витебского губернского правления.
  На католическом кладбище по проекту 1882 года была сооружена часовня, на православном в 1894 году - каплица с церковью Святого Николая-Чудотворца. В 1928 году на лютеранском кладбище был открыт памятник павшим бойцам за независимость Латвии.
  В 1920-1930-х годах напротив поворота на Новые Стропы возникло коммунальное кладбище для неверующих, превращенное потом в Братское кладбище.
  Коммунальное кладбище возникло в конце 1960-х годов напротив католического, между старообрядческим, православным и Братским кладбищами. В 1970-е годы там была сооружена каплица. На коммунальном хоронили умерших, независимо от их религиозной принадлежности.
  В 1960-1970-х годах по решению городских властей были снесены иудейское и мусульманское кладбища. (В начале 21 века на улице 18 Новембра было восстановлено кладбище, на котором во время Второй мировой войны были захоронены воины нацистской Германии. Кладбище содержится в образцовом порядке на средства германского фонда. - прим.ред.).

ЗДЕСЬ ВЫПУСКАЛИ СПИЧКИ И ДУБЛЕНКИ

Город развивался, и постепенно район кладбищ застраивался жильем, промышленными предприятиями.

  В 1868 году купец Шломо Янкелевич Закс (1842-1902) основал спичечную фабрику, которая размещалась между Шоссейной улицей и православным кладбищем. Это было одно из самых крупных предприятий города. Временами на фабрике трудились около 700 рабочих.
  К концу 19 века фабрикой руководил Альберт Соломонович Закс - кандидат коммерческих наук. В 1899 году фабрика была преобразована в акционерное общество "Двина". Фабрика просуществовала почти 50 лет.
  Во время Первой мировой войны ее оборудование было вывезено в Россию. В 1920-1930-х годах здание использовалось под складские помещения. В 1960-е остатки строения были снесены. На месте бывшей спичечной фабрики была сооружена база Восточных электрических сетей (ВЭС).
  В 1897 году Шмуэль Данилович Вальденберг в низине возле озера губище в одноэтажных каменнных домах (№ 211/213) открыл кожевенный завод по выработке дубленок. На предприятии работали около 40 рабочих. Завод просуществовал до Первой мировой войны. В 1920-1930-х годах часть зданий использовалась под жилье, часть пустовала. После Второй мировой жилые дома из-за ветхости были снесены.
  В 1970-1980-х годах между улицей Валкас и озером Губище на склоне холма вырос небольшой жилой массив из многоэтажных кирпичных домов. Такие же дома были построены на противоположной стороне улицы.

В СТАРЫХ СТРОПАХ

  В 1582 году Стефан Баторий дал Динабургу Магдебургское право, которое юридически закрепило за ним статус города. Тогда городу прирезали земли на берегу Большого Стропского озера и озера Стропака.
  Здесь на бойком месте, перекрестке дорог на Петербург и Витебск, возник один из старейших микрорайонов города - Стропы (позднее он стал Старыми Стропами).
  В материалах переписи населения 1784 года уже указывается поселение (деревня) на берегу двух озер.
  Во второй половине 19 века поселение растянулось вдоль дороги Петербург-Варшава до перекрестка, где дорога сворачивала на Витебск. Оно располагалось на городских землях и быстро росло. Впоследствии дорога в пределах поселения стала частью Шоссейной улицы.
  Между кладбищами и поселением простирался лес с редкими хуторами. К концу 19 - началу 20 века здесь возникли небольшие предприятия, в основном по обработке кожи: в 1886 году - Раси Свиринской, в 1890 году - Сарры Минской, потом С.З.Резник и Б.Ш.Закгейм. В начале 20 столетия здесь появилась мельница и лесопилка Магарама, которые просуществовали до 1956 года.
  Поселение было застроено преимущественно одноэтажными деревянными домами, но было и несколько каменных.
  Население поселка было многонациональным: евреи, поляки, латыши, русские старообрядцы. Многие семьи были большими, патриархальными.
В 1885 году была построена синагога "Стропы", которая просуществовала до Второй мировой войны.
  Население Строп в основном занималось торговлей (через поселение направлялись на рынок крестьяне северной и восточной Латгалии), сельским хозяйством, работали на местных предприятиях, в городе, в близлежащей усадьбе Богдана Брониславовича Сахно в Юзефове.
  В начале 20 века на южном берегу озера Большие Стропы вырос дачный поселок, который получил название Новые Стропы, а уже существующие Стропы стали Старыми.
  Во время Первой мировой войны поселок пришел в упадок, значительно сократилось население, распались большие семьи, закрылись почти все предприятия.
  Большие изменения в Старых Стропах произошли после Второй мировой войны. Почти все еврейское население погибло во время Холокоста. Улица почти вплоть до кладбища застроилась, появились и многоэтажные дома. Был построен поселок Общества слепых, железнодорожная больница, различные строительные, транспортные и другие предприятия.
  По мере развития Старых Строп так вышло, что поселок разделен городской границей. Часть Старых Строп - это территория Даугавпилса, а другая часть - Науенской волости. В середине 1990-х годов был поднят вопрос об объединении двух частей Старых Строп в один городской микрорайон, но он так и остался не решенным. И даугавпилсская улица 18 Новембра уходит за городскую черту в район.

0

17

Bench написал(а):

Город развивался, и постепенно район кладбищ застраивался жильем, промышленными предприятиями.

я выросла в месте, в котором кладбище находится за городом. И мне всегда было удивительно когда я видела жилые массивы, рядом с заборами кладбище

0

18

http://www.dautkom.lv/img/gazeta/480_11.jpg

ПРОВИНЦИАЛЬНОЕ ОЧАРОВАНИЕ СТАРИННОЙ УЛОЧКИ

  Мы продолжаем прогулки по улицам нашего города, и в этот раз отправимся в Гаек, на самую "холодную" улицу Даугавпилса.
  Кстати, это единственная улица в городе, носящая название одного из месяцев года. Доподлинно не известно, почему улочке изначально дали такое имя, но оно успешно прижилось и даже при смене властей не претерпело изменений, лишь было переведено на латышский язык. А вот вихрь военных лихолетий нещадно пронесся по Фебруара, сохранив редкие исторические здания да ауру провинциального городка.
  "Февральская улица в Гауке возникла во второй половине 19 века. Свое начало она брала у Западной Двины-Даугавы, а когда по берегу реки пролегла ул. Набережная (Краста, ныне Бругю), то Фебруара стала чуть короче, начинаясь от этой улицы. После разрушительного наводнения 1922 года вдоль реки по улице Набережной была сооружена дамба, и тогда уже от нее начиналась ул. Фебруара. Она шла параллельно Шоссейной улице (ныне 18 Новембра) и тянулась до ул.Железнодорожной (ныне Дзелзцелю).
  В 1924 году Февральская стала называться по-латышски - Фебруара (в некоторых источниках встречается первоначальное название улицы как Русская Февральская - прим.ред.).
  В те годы по Даугаве шел сплав леса. В Гайке вдоль реки располагались предприятия по переработке древесины (лесопилки и др.). В начале улицы Февральской (№ 2) находилось предприятие по переработке леса, до Первой мировой войны Раца, а в 1920-1930-х годах Мизрока (Мизроха).
На углу напротив в 1911 году была построена городская электростанция.
  О спортивных сооружениях и обществах этого периода почти нет информации в письменных источниках. Леонид Добычин в своей книге "Город Эн" пишет: "С дамбы я смотрел на дом Янека. В окнах Сиу кто-то двигался. Может быть, это была Натали. Вальс был слышен с катка…"
  За дамбой в этом месте в 1920-1930-е годы размещался стадион "LSB". Видимо, и до Первой мировой войны здесь был какой-то стадион. А стадион спортивного общества "Latvijas sporta biedrоba" находился на улице Фебруара № 4, между улицами Мельничная (ныне Дзирнаву) и Средняя (ныне Видус). В 1930-е годы часть ул.Видус была присоединена к стадиону. На нем располагались футбольное поле, которое зимой заливалось под каток, волейбольные и баскетбольные площадки, теннисные корты и т.д.. Стадион просуществовал до Второй мировой войны.
  На пересечении улиц Фебруара и Лагерной (ныне Нометню) находился как бы центр Гайка, где можно было увидеть магазины, аптеку, баню, парикмахерскую и т.д..
  В двух каменных зданиях № 39/41, построенных в начале 20 века, размещался еврейский сиротский (детский) дом. Финансовую помощь на его содержание оказывал скульптор Наум Аронсон (1872-1943). На лето детский дом переселялся в деревню Паукшты возле Погулянки. С 1937 года детский дом стал выезжать в Стропы, где на средства меценатов и в первую очередь Н.Аронсона для детдома был приобретен и перестроен особняк. В 1938 году учреждение переименовали в "Детскую колонию имени Аронсона". Еврейский сиротский дом просуществовал до начала Второй мировой войны. (Здания разрушены в годы войны, - прим. ред.).
  В каменном двухэтажном доме № 24, построенном в 1907 году (по другим источникам в 1911 году - прим. ред.) в начале 1930-х годов размещалось Даугавпилсское отделение управления криминальной полиции. Во второй половине 1930-х годов здесь находилась контора страхового общества A/S "Droроba", которую содержал последний владелец этого здания А.Мукан. После войны это - жилой дом.
  Улица Фебруара во время Второй мировой была почти полностью уничтожена. После войны улица была укорочена и уже начинается от ул.Дзирнаву. Часть территории вдоль дамбы отошла к электростанции, на другой части, где находился стадион, разместились разные строительные организации. По улице проложили железнодорожную ветку к электростанции (ныне теплостанции). Некоторые дома восстановили, построили несколько новых.
Такова нелегкая судьба когда-то оживленной улицы".
  Сегодняшняя улица Фебруара мало чем отличается от улицы полувековой давности. Те же деревянные домики, вросшие в землю, с чудом сохранившимися узорчатыми козырьками над входными дверьми. Тот же замедленный ритм жизни днем, а по вечерам тишь и пустота, улица словно вымирает, утонув в темени - уличные фонари здесь не горят.
  Уже никто не помнит, что когда-то на улице звучали голоса детдомовских детей и катавшейся на коньках молодежи. А район перекрестка Фебруара и Нометню по-прежнему остается центром всего микрорайона. Именно здесь работают магазины и кафе. Спешит вперед время, и в ногу с ним спешат предприниматели. Сегодня на улице Фебруара уже никто не перерабатывает древесину, здесь производят пластиковые окна и двери, зеркала, стекла, аквариумы и вкусные торты.

Жанна РОМАНОВСКАЯ газета Сейчас.

0

19

ПАРК, ГЛАЗЕЮЩИЙ ИЗ-ПОД АРКИ

В 1870-е годы началось осушение болота за эспланадной линией крепости и сооружена торговая "Конная площадь". Она находилась на поле напротив зданий, которые сейчас занимает городской музей. Потом Конную площадь перевели на Московскую улицу (ныне Циетокшня) за рынок, а на ее месте разбили парк.

В августе 1882 года между улицами Александровская (ныне Виенибас) и Рижской, дамбой и нынешней улицей Парадес был заложен городской сад. Его назвали Новым бульваром, но еще при жизни городского головы Павла Феодоровича Дубровина (1839-1890) горожане называли сад Дубровинским. Дубровин много сделал для города, а в планировке и обустройстве парка принимал личное участие.

В 1899 году у входов в сад были сооружены арки, эстрада, здание для буфета и караульный домик. Территория в три гектара имела ограждение. Вход располагался со стороны перекрестка улиц Рижской и Театральной. За отдых в саду нужно было платить.

Дубровинский сад был излюбленным местом отдыха горожан. На летней эстраде играл духовой оркестр, устраивались увеселительные мероприятия, люди гуляли по аллеям, отдыхали у фонтана.
Флора Дубровинки - тема для отдельного научного исследования. Помимо местных деревьев и кустарников здесь посадили экзотические грецкий орех, пихту, карельскую и желтую березы, серебристый тополь, венгерскую акацию и другие редкие виды растений.

Во время Первой мировой и Гражданской войн сад заболотился, зарос бурьяном,  обветшали все сооружения. Ремонтные работы начались только в 1930-х годах. В 1935 году была произведена радикальная перепланировка сада, обновлен пруд, построены фонтаны, проложены дополнительные дренажи, высажено множество деревьев и кустов, вдоль улицы Ригас выросла липовая аллея.

По рассказам историков, в годы Второй мировой войны территорию парка нацисты использовали как временное место захоронения. Здесь хоронили погибших в боях немецких солдат, а потом их перезахоронили на кладбище в Стропах. В Дубровинке нашли последнее успокоение офицеры и генералы, сложившие головы в боях при освобождении Даугавпилса от нацистских войск. В 1949 году их тела перезахоронили в парке и установили памятник советским воинам.

К 40-летию со дня освобождения города в парке был сооружен мемориал славы - стеллы из черного мрамора с вечным огнем (авторы скульптор В.Иванов и архитектор В.Калниньш). Дважды в год - в День Победы и в День освобождения города (27 июля) - у мемориала загорается Вечный огонь, проходят митинги, церемонии возложения цветов.

С 28 октября 1948 года парк носил имя Ленинского комсомола, но в народе его продолжали называть Дубровинским садом. 20 сентября 1991 года парку вернули прежнее название - Дубровинский.

16 сентября 2007 года в нем торжественно открыли памятник Павлу Дубровину работы русского скульптора А.Таратынова. Бронзовая композиция человека с собакой - дар правительства Москвы Даугавпилсу. Памятник быстро стал местной достопримечательностью, положив начало новой традиции - свадебные процессии фотографируются у скульптурной композиции, возлагают цветы.

Этот год принесет Дубровинскому парку перемены. Скоро начнется его капитальная реконструкция с заменой тротуарной плитки, скамеек, зеленых насаждений, ремонтом фонтана и т.д.

С КАЛАНЧИ ВЗИРАЯ НА ИЛЛЮЗИОН

Согласно изменению, приложенному к плану города Динабурга от 11 июня 1890 года, был выделен участок для постройки зданий городской пожарной команды. На грани веков был сооружен комплекс зданий на улице Рижской, 3. Он состоял из кирпичного двухэтажного здания с каланчой, деревянного одноэтажного здания, стойла для лошадей и других подсобных сооружений.

Вот уже более века в этом комплексе размещаются различные пожарные подразделения. Лошадей сменили автомобили, вместо снесенных развалюх вырастали новые здания, перестраивались старые, но их назначение не меняется по сей день. Правда, сегодня состояние зданий и техники Даугавпилсской бригады Государственной пожарно-спасательной службы - ниже всякой критики. Об этом говорил министр МВД Марек Сеглиньш во время визита в Даугавпилс. Однако ранее 2010 года ремонт пожарному депо не светит, финансирование пока на эти цели не предусмотрено.

1 октября 1909 года на углу Рижской и Александровской улиц открылся иллюзион "Эден". Здание было деревянное, с резным фасадом. Кроме демонстрации кинофильмов здесь устраивали концерты, спектакли, лекции. Неоднократно кинотеатр реконструировали, перестраивали, ремонтировали. В конце 1950-х годов из-за ветхости здание снесли.  На месте “Эдена” вырос кинотеатр “Целтниекс”, который, в свою очередь, снесли в 1970-е.

За улицей Александровской начиналась торговая часть Рижской улицы, но это уже другая история.
Гесель Маймин, Жанна РОМАНОВСКАЯ. источник - Сейчас

увеличить

0

20

Все это было в Гайке.

История микрорайона Гаек исторически тесно связана с Даугавпилсом. Гаек подарил городу первый водопровод, мыло, изразцы, кирпич, консервы, электричество, пиво и экологически чистые овощи.

Всему голова.

В 60-е годы 19 века строительство Рижско-Орловской и Петербургско-Варшавской железных дорог, которые пересекались в Динабурге, имело решающее значение для быстрого развития нашего города. Он стал крупным торгово-промышленным и транспортным центром страны. В городе насчитывалось 36 мелких и средних фабрик, и заводиков, но имелись и крупные предприятия — спичечная фабрика и мукомольня Закса, лесопильня Коварского, пуговичная фабрика Натансона, фабрика табачных изделий Шнеерович-Сендерзона, пивзавод Гурвича и другие. Многие из них действовали на паровых котлах, а потому возникла потребность в доставке воды. Эту проблему могло решить строительство водопровода.

В 1885 году городское самоуправление заключило контракт с инженером М.И.Алтуховым на устройство в Динабурге первого водопровода. Благодаря созданному акционерному обществу «Товарищество Динабургского водопровода», в 1889 году началась прокладка 4 тысяч погонных саженей (8,5 км) водопроводных труб, главным образом они были проведены в Гайке и центральной части города. Здесь же, в Гайке, был построен первый водозабор на Даугаве. В декабре 1889 года водопровод вступил в строй, и первыми в домах получили воду жители Гайка.

Электростанция и первые лампочки

В 1911 году между улицами Шоссейной (18 Новембра) и Фебруара была возведена городская электростанция. Жить стало светлее и веселее. И как водится, первые электролампочки зажглись в домах жителей Гайка. Электростанция сыграла большое значение для города, но уже перед Второй мировой войной городская Дума была вынуждена задуматься о закупке электроэнергии для нужд города. Тепловая электростанция не могла удовлетворить все нужды города, особенно в послевоенный период, когда в строй вступила первая трамвайная линия и на полную мощность заработали крупные предприятия города.

В послевоенные годы турбины станции подавали электричество горожанам, гудок станции по утрам будил весь город на работу. Отработанная теплая вода сливалась в бассейн у Даугавы на радость купающимся мальчишкам, которые после горячих ванн ныряли в прохладные воды Даугавы.

В настоящее время в бывшем здании электростанции находится теплостанция, которая снабжает половину города теплом. Не каждый микрорайон может похвастаться своей железной дорогой, а вот в Гайке имеется своя «железка», по которой к теплостанции крайне редко доставляют топливо, так как она давно работает на газе.

О консервах, мыле, изразцах и кирпичах

Если в старых домах горожан остались камины и печи, выложенные фигурными изразцами, то этим подарком они обязаны производству Л.Коховского (по иным сведениям Кохковского), который в 1928 году открыл небольшой изразцово-кафельный цех на улице Бругю, 15. Гораздо раньше, в 1883 году братья Н. и Л. Презма открыли мыловаренное производство на той же улице Бругю, 17. Эти дома сохранились и поныне.

В конце 20-х годов в Гайке появился консервный завод Курмелева, где имелись уникальные парники, в которых помимо огурцов выращивались арбузы и виноград! Последняя продукция отправлялась в Ригу. Хозяин завода был рачительным человеком и никогда не использовал химические удобрения, которые стали завоевывать рынок огородников. Его компостные кучи принимали всю листву и сучья с городских улиц. Таким образом, природные удобрения всегда приносили богатый урожай.

Консервный завод принимал на переработку огурцы и капусту от крестьян, которые без проволочек получали расчет за сданную продукцию.

В 1940 году хозяин завода Курмелев был сослан в Сибирь, но и там проявил себя как опытный огородник. Работая в больнице, он уговорил главного врача создать теплицы из вторых оконных рам, которые снимались к лету. Больничная теплица принесла немало зеленой продукции к столу больных, к большому удивлению сибиряков.

Затем Курмелев перешел работать в тепличное хозяйство крупного металлургического комбината и снабжал рабочую столовую луком, огурцами и помидорами. Инициативу сосланного оценили, а самого наградили правительственной наградой. Курмелев вернулся на родину в период хрущевской «оттепели», но прожил он недолго.

Консервный завод просуществовал до 1992 года, перерабатывая продукцию колхозов, совхозов и жителей окрестностей, затем был ликвидирован. Сейчас в местных супермаркетах можно купить литовские борщи, супы, джемы и варенья. Наши же крестьяне не знают, куда деть яблоки, излишки огурцов и капусты, и недоумевают по поводу неразумных действий новых хозяев.

Пейте пиво пенное!

Одним из старейших предприятий в Гайке, да и в городе является пивоваренный завод, основанный в 1860 году Ш.Гурвичем на улице Дзирнаву. Во время Первой мировой войны завод почти обанкротился, но начиная с 1920 года, завод кроме пива стал производить лимонад и фруктовые воды. Во время Второй мировой войны завод был разрушен, но вновь был восстановлен и даже расширен. В 50-х годах здесь производили такие знаменитые сорта пива как «Жигулевское» и «Мартовское», которое помнят только старожилы. В 70-х годах прошлого века завод был объединен с резекненским пивзаводом и стал носить название «Латгалес алус». В настоящее время завод принадлежит двум частным фирмам.

Стоит вспомнить, что в советское время пиво реализовывалось не всегда цивилизованно. Пиво продавали из 400-литровых бочек прямо на улицах города, кружки мылись в спешке — очередь торопила продавца. Вокруг таких бочек творилось безобразие и благородный напиток смешивался с водкой (русский ерш). Поэтому в народе такие бочки окрестили «свиноматками». Отцы города пытались бороться с этим злом, но в конце концов, ликвидировали торговлю пивом из бочек.

О мостах и пристанях

Возле теплостанции на берегу Даугавы можно видеть небольшую пристань, от которой до конца 1991 отправлялся небольшой катер, перевозя пассажиров из города на Гриву и обратно. Рыночная экономика расставила все по местам. Катер был отправлен в металлолом, а жители пользуются автобусом, чтобы попасть на другой берег Даугавы.

В Первую мировую войну в Гайке, недалеко от водозабора водопроводной станции, российские войска построили деревянный мост весьма внушительных размеров, соединивший два города: Гриву и Двинск. Мост прослужил верой и правдой до весны 1922 года. У моста образовался большой затор льдов, что угрожало городу, а потому было принято решение сжечь мост.

В наше время Гаек развивается по своим, только ему известным путям. Здесь появляются новые дома, небольшие предприятия, появляется торговля. Жизнь в Гайке не угасла, ибо здесь находятся два самых крупных предприятия — «Даугавпилс уденс» и городская теплостанция. Если грамотно разместить инвестиции, то Гаек может обрести второе дыхание, но это зависит от самих жителей, которые во время избирательной компании сделали свой выбор. Оправдали ли слуги народа чаяния жителей Гайка? Это уже отдельная тема для разговора.

Павел Коршенков
21.05.2008

источник Динабург Вести

увеличить

увеличить

0

21

Этот знаменитый бульвар «Тарелочка»       

  «Памятная книжка Витебской губернии за 1864 год» отмечала: «В настоящее время Динабург занимает первое место между уездными городами своей губернии, но даже нисколько не уступает по красоте зданий и по торговле Витебску». К тому времени в городе не было ни одного сквера, ни одного бульвара. Как ни странно, но первый Александровский бульвар (в народе «Тарелочка») появился благодаря случившемуся большому пожару в центре города.
Шумел, гремел динабургский пожар
  Ночью 26 мая 1862 года загорелись деревянные ярмарочные лавки, которые в то время, почти вплотную примыкали к зданию гимназии. От огня обгорели центральные двери гимназии, оконные рамы, потрескались стекла в окнах. Могло вспыхнуть и само здание.
  Отстояла гимназию пожарная команда города, хотя оснащение ее по данным за 1848 год, состояло из 12 лошадей, 4-х бочек, 4-х лестниц, 12 топоров, 6 багров. Сама же команда состояла из 10 человек.
  Но вернемся к майскому пожару 1862 года. Педагогический совет гимназии обратился с ходатайством в городскую управу о том, чтобы сгоревшие лавки возле гимназии больше не восстанавливали. Городская управа решила перенести торговые ряды поближе к городскому базару.
  К середине 19 века в Динабурге образовалась центральная часть города. Почти целый квартал занимало величественное здание с каменной оградой, где размещалась единственная в городе гимназия, затем реальное училище, а ныне находится 1 -я государственная гимназия.
  На теперешних улицах Гимназияс, Лачплеша, Виенибас выстроился ансамбль кирпичных домов, окруженных каменными заборами, где располагались динабургские присутственные места (учреждения городского управления). Все это составляло деловой центр Динабурга. Сгоревший участок с лавками, площадью больше одного гектара, городская управа решила использовать для строительства первого в городе парка, или как тогда его называли — бульвара.
  Парк имел семь названий
  В народе этот парк называют «Тарелочка», а первое название он получил как сад Александра Невского. В 80-е годы 19 века его стали официально называть Старый бульвар, затем в 1936 году он был переименован в Виенибас бульвар, а в 1940 вновь был переименован в Виенибас дарзс. 4 июня 1949 года парку присвоили имя А.С.Пушкина с его бюстом напротив бывшей гимназии. 23 августа 1988 года парк переименовали в бульвар имени известного латышского поэта А.Пумпура, который с 1895 по 1902 годы жил в нашем городе на Новом Строении. Еще ранее 20 мая 1966 года в парке был установлен бронзовый бюст поэта (скульптор И.Круминя).
  Первый городской бульвар создавался с большой любовью. Здесь были посажены сотни деревьев местных пород, а также и экзотических, выписанных из Северной Америки, Китая, Сибири.
  Уже в конце 19 века при городской управе была создана садовая комиссия, которая занималась посадкой цветов и следила за состоянием дорожек, скамеек и всего прочего. Бульвар был окружен ажурной металлической оградой, которая до наших времен не сохранилась. Здесь же был построен торговый павильон c верандой, круглой формы, который просуществовал до 50-х годов прошлого века. В советское время горожане обожали в нем отдыхать и по достоинству могли оценить бутерброды с красной и черной икрой, шампанским, пивом под отварные раки. Официантки радовали глаз посетителей белоснежными наколками и ажурными головными пилотками. Это было после освобождения города от фашистких оккупантов, а вот сервис был на высоте благодаря советской потребкооперации. Из-за ветхости павильон позже был снесен, на его месте был разбит газон, а позже был установлен бюст латышскому поэту А.Пумпуру.
  Почему же в народе этот парк до сих пор называется «Тарелочка»? В августе 1901 года на бульвар была проведена вода из недавно сооруженной водопроводной станции в Гайке. А вот в 20-е годы прошлого века на Старом бульваре по проекту скульптора А.Вейнбаха был построен фонтан. На старых снимках, в центре фонтана, видны три чаши. Вода из верхней чаши переливалась во вторую, затем в третью, а уж затем выливалась в общую чашу фонтана, которая сохранилась до нашего времени. Сейчас в чаше фонтана находится скульптура девушки с цветком лотоса, из которого бьет струя воды. После недавней реставрации скульптуры и ремонта фонтана он вновь будет радовать горожан своей прохладой, где так любят гулять молодые мамочки с детскими колясками. Вот по этим трем «тарелкам» в центре фонтана, горожане и назвали парк «Тарелочкой».
  В парке была своя достопримечательность — солнечные часы, которые вскоре исчезли из парка и благодаря властям стали перемещаться по городу. Первоначально часы были установлены в правой части парка от гимназии, но позже здесь построили общественный туалет, который сохранился до наших дней и стал платным, но зато приобрел репутацию приличного заведения. Солнечные часы сохранились, но у них имеется своя история.
  Кто заведет солнечные часы
  В 1910 году на первом бульваре города появились солнечные часы. Средства на их установку собрали старшеклассники реального училища. По чертежам учителя физики Арк. Яськова был изготовлен циферблат со стрелкой, а полированный постамент сделали в мастерской памятников. При установке солнечных часов и соответствующих замерах присутствовал сам Арк. Яськов. Его знания помогли «запустить» солнечные часы, которые исправно показывали горожанам время до конца 70-х годов прошлого века. Тогда не существовало перевода часов на «летнее», или «зимнее» время.
  После того, как построили гостиницу «Латвия», часы перенесли на угол улиц Ригас и Циетокшня. Никто не пытался установить часы правильно, ибо на гостинице «Латвия» были установлены первые электронные часы. В наше время часы вновь перенесли на площадь перед Даугавпилсским Университетом. Уникальные солнечные часы, которым скоро исполнится 100 лет, нуждаются в реставрации, так как по краю бронзового циферблата имеются следы сколов гранита. Видимо, кто-то из «добытчиков» цветных металлов приложил свои очумелые ручки к городской реликвии. Полированный постамент установлен с зазором по краю, но никто из ученых мужей со степенями бакалавров и магистров не спешат «завести» часы. Простой учитель физики реального училища Арк.Яськов и его ученики без лишних красивых фраз создали часы, которые, пожалуй, не сыщешь и в Европе. Город может гордиться уникальным памятником старины, гости же города могут удивляться тому, как власти распорядились наследством. Может быть, в городе отыщется учитель, который найдет «ключик» к часам в старом учебнике по астрономии.
  Заканчивая экскурсию по Первому бульвару города, нельзя не сказать о том, что здесь находился Александро-Невский собор. Сейчас о нем напоминает его уменьшенная копия, построенная на пожертвования горожан.
  Павел Коршенков (при подготовке статьи была использована информация известного даугавпилсского краеведа З.Якуба и материалы краеведческого музея).

источник

увеличить

увеличить

увеличить

+1

22

В церкви Александра Невского крестили моего отца. Да и вообще, с Тарелкой масса воспоминаний связано. Так что спасибо)

0

23

ЦЕНТР ТОРГОВЛИ И ПАРАДОВ. Улица Ригас.

Торговая часть Рижской улицы начиналась за улицей Александровской (ныне Виенибас). 

И БЫЛ ВОЗВЕДЕН СОБОР

  Улица проходила по центральной площади - Александровской или Александра Невского. Эта площадь начала формироваться в конце 1820-х годов как основное место торговли города, и первоначально занимала огромную территорию. Она располагалась между улицами Офицерской (ныне Лачплеша), Владимирской (ныне Гимназияс), Александровской и Рижской.

В 1856-1864 годах посередине площади был возведен Александро-Невский собор.

  В 1862 году часть рынка между ул.Офицерской и Петербургской (ныне Саулес) сгорела, и на этом месте был заложен Александровский сад (ныне сквер Андрея Пумпура). После строительства собора и устройства Городского бульвара размеры площади сократились.
В 1918 году площадь переименовали в Рыночную, а вскоре вновь сменили название - площадь стала Церковной (Baznīcas laukums).
После Первой мировой войны во время государственных праздников на площади проводились парады городского военного гарнизона.

ДОМ СТАЛ НАРОДНЫМ

В январе 1935 года площади опять дали новое имя - Виенибас.
В мае 1936 года площадь Виенибас фактически перестала существовать, поскольку на ее месте началось сооружение Виенибас Намс по проекту архитектора В.Витенда. Это было самое крупное здание в городе по тем временам. Дом Единства освятили 19 сентября 1937 года, а открыли 5 января 1938 года. Его передали в пользование Даугавпилсскому латышскому обществу.
  С 1938 по 1940 годы в Виенибас Намс размещались отделение кооператива Armijas ekonomiskais veikals, которое содержало универсальный магазин, ресторан, кондитерскую, кафе, гостиницу с лифтом (первым в городе). Даугавпилсское латышское общество содержало плавательный бассейн и парикмахерскую. Кроме того, в Доме Единства работали городской театр, концертный зал, издательство и редакция Daugavas vеstnesis, типография Rota, представительство Даугавпилсского отделения Leta.
В 1944 году часть Виенибас Намс со стороны ул.Саулес была взорвана немцами. После войны, в начале 1950-х годов, здание полностью восстановили, частично перестроили. Тогда Дом Единства получил новое имя - Народный дом (Tautas Nams).
В 1944-1991 годы в здании размещались театр, Дом культуры №1, плавательный бассейн, универсальный магазин, ресторан, научная библиотека, гостиница "Ленинград" (филиал гостиницы "Латвия"), архитектурно-плановый отдел, кафе "Весма".
В 1991 году Нардому вернули историческое название - Виенибас Намс. В настоящее время здесь проводятся масштабные ремонтные работы, а скоро будет обновлен и фасад здания.

ПЛОЩАДЬ БЕЗ ЛЕНИНА

  К 1860-м годам из-за расположения эспланадной линии крепости все еще не была завершена застройка Александровской площади. Для решения вопроса об устройстве крепостной линии эспланады и форштадтов в 1863 году была назначена комиссия из членов министерств военного и внутренних дел, главного управления путей сообщения и публичных зданий, Динабургского уездного предводителя дворянства, городского головы и трех представителей от города по выбору. Комиссия разработала проект плана Динабурга и линии крепостной эспланады, что дало возможность 12 марта 1868 года утвердить план строительства Динабургского гостиного двора по улице Рижской между Александровской и Владимирской улицами.
  Здание гостиного двора было каменным, двухэтажным, с большим подвалом. Вдоль фасада тянулась галерея, с тыльной стороны - навес. Здесь размещались лавки, магазины, склады. Их владельцы постоянно менялись, а вот знаменитая булочная А.Митрофанова просуществовала с 1882 года до Второй мировой войны.
  В начале 20-го века Динабургский гостиный двор был перестроен, потеряв традиционный вид гостиных дворов России. Он превратился в ряд двухэтажных домов с магазинами на первом этаже. Когда в начале 20 столетия в Двинске ввели нумерацию зданий, дома гостиного двора по улице Рижской получили номера от №7 до 33, по ул.Александровской - №38 и №40, по ул.Владимирской - №31 и №33.
  После 1882 года в народе строение называли старым гостиным двором или старым гостиным рядом, а после Первой мировой войны название постепенно вышло из употребления.
  В разные годы здесь размещались аптека Красного Креста, акционерное общество  "Туриба", магазин электротоваров и оптики И.Диманта, мебельный магазин Л.Рапопорта, магазин тканей И.Соркина и другие.
  Во время Второй мировой здание сгорело, его остатки снесли после войны. На этом месте создали сквер и небольшую площадь.
  В июле 1968 года был снесен хлебозавод (бывшая булочная Митрофанова) и сквер, а площадь расширили до улицы Парадес. Площадь получила название Центральной.
  19 апреля 1970 года к столетию со дня рождения вождя мирового пролетариата на Центральной площади Даугавпилса был установлен монументальный памятник В.Ленину, а площадь переименовали в его честь. Гранитное изваяние возвышалось в центре города до 21 сентября 1991 года, когда ночью его снесли. Площади вернули название Виенибас.
  В начале 2000-х годов была проведена реконструкция площади. Старый асфальт сменила плитка, а постамент вместо памятника по праздникам украшает рождественская елка, пасхальная символика и другая атрибутика.

НОВЫЙ ГОСТИННЫЙ РЯД

  В западной части ул.Рижской, между Владимирской и Московской (ныне Циетокшня) улицами, во второй половине 19 века находилась Большая рыночная площадь. Она была застроена деревянными лавками, лабазами, складами, где торговали металлическими и скобяными изделиями. Эти места торговли получили название "Железные ряды". В 1882 году часть "Железных рядов" вдоль ул.Рижской снесли, а на их месте построили здание гостиного ряда (Новый гостиный двор).
   Гостиный ряд был каменным, одноэтажным, на высоком фундаменте. Он состоял из 26 обширных лавок с навесом вокруг всего здания. Большой подвал использовался под склады и лавки, на чердаке тоже складировали товар. Вокруг здания на галерею под навесом к лавкам вели сплошные ступеньки.
  Гостиный ряд, благодаря своему архитектурному облику, около 80 лет оставался одной из достопримечательностей города. В начале 1960-х годов был снесен.
  За гостиным двором находилась базарная площадь, образованная после сноса в 1930-х годах "Железных рядов". На ней проводились парады, площадь так и называлась - Парадес лаукумс (площадь парадов).
  В конце 1960-х годов на месте нового гостиного двора и площади Парадес был сооружен комплекс зданий: девятиэтажная гостиница "Латвия" и одноэтажный ресторан, кафе, бар. Центр отдыха и развлечений вступил в эксплуатацию в сентябре 1970 года. В начале 21 века после реконструкции гостиница обрела новый вид и название - Latgola, а вместо ее одноэтажной пристройки вырос торговый центр Solo.

МАГАЗИНЫ И ОФИСЫ

  Напротив гостиного ряда находились двух-трехэтажные каменные жилые дома (№24 - 34) с магазинами, конторами, банками.
  В доме Формаковых (№24) на углу Рижской и Владимирской улиц располагались виноторговля Ф.Формакова, веревочная торговля Ш.Кихеля, потом винный погреб А.Болейшо, магазин красок Ш.Нейштат. В 1920-1930-е годы здесь работал трактир А.Цирко, мануфактурный магазин Г.Диманта (потом С.Кацена), магазин радиоаппаратуры Н.Геца. После Второй мировой войны дом прирос третьим этажом, а его первый этаж занял продовольственный магазин.
  В доме №26 в начале 20 века размещались магазины, позднее Даугавпилсское отделение Латвийского торгово-промышленного банка, магазины. В 1950-х годах дому надстроили третий этаж. Здесь работало Даугавпилсское отделение Стройбанка, врачебно-физкультурный диспансер, фотоателье.
  Дом №28 был трехэтажным, два этажа занимал магазин обуви и калош Р.Кисина, в 1930-1940-х годах - обувной магазин братьев Пейзнер. После войны здесь размещались разные магазины: комиссионный, букинистический, книжный. В 1970-е годы дом перестроили, и магазин уже занимал только первый этаж.
  В трехэтажном доме №30 в начале 20 века находился магазин шорных и металлических изделий А.Шевелькова, семья которого впоследствии стала владельцем здания. В 1930-е годы здесь работал мануфактурный магазин М.Шапиро, магазин металлоизделий З.Гавартина, а после войны - магазины электротоваров, радиодеталей и другие.
  Трехэтажный дом №32 и двухэтажный №34 на углу улиц Рижской и Московской принадлежали семье Мизрох. Первые этажи зданий также использовались как торговые площади и офисы. Здесь располагались магазин строительных материалов братьев Паул, галантерейный магазин М.Муравича, касса взаимопомощи даугавпилсских торговцев и промышленников, Латгальский торгово-промышленный союз. Дома сгорели во время Второй мировой войны и были снесены. На месте дома №34 позднее построили четырехэтажный угловой дом, первый этаж которого занимал мебельный магазин, потом книжный, швейное ателье "Сакта".
  В настоящее время первые этажи домов этого квартала занимают аптека, автошкола, банки, фотоателье, различные конторы.
  После улицы Циетокшня взору открывается величественный костел Святого Петра и торговые кварталы улицы Ригас, но это уже другая история.

0

24

БРОДВЕЙ ВОЗРОЖДАЕТСЯ

  Мы продолжаем экскурсию по улице Ригас и выходим на излюбленную горожанами ее пешеходную часть - место променада в далеком прошлом и скором будущем. Наш путь лежит от величественного костела Святого Петра к старому рыбному рынку мимо красивых старинных зданий. Этим кварталам в историческом центре города несказанно повезло, их почти не затронуло лихолетье Второй мировой войны.
  Пережив смену столетий, властей и владельцев, дома-старожилы с надеждой взирают на строителей, начавших грандиозную реконструкцию местного Бродвея.

ВОЗВОДИЛИ ХРАМ ВСЕМ МИРОМ

  Вот уже 160 лет основным архитектурным украшением улицы Ригас является собор Святого Петра. Главный католический храм Даугавпилса еще называли костелом Святого Петра на веригах. По преданию, веригами (кандалами, цепями) был скопан апостол Петр. Вериги как реликвия хранятся в римской церкви Сан-Пьетро-ин-Винколи.
  Фундамент под будущий храм заложили в 1845 году. Предполагается, что архитектором проекта был А.Штауберт. Возводили храм всем миром, на пожертвования.
  Прихожане свято верят в то, что их храм появился на улице Ригас благословением свыше. Рассказывают, как во время молитвы каноника Нагевича облака на небе разошлись и верующий человек увидел лик святого. При этом видении он упал на колени и долго молился. Нагевич установил крест на святом месте, а потом начал строительство костела Св. Петра. Достраивал храм настоятель Мавлевский. Строительство завершилось в рекордные три года.
  29 июня 1848 года при большом стечении верующих и гостей новый храм именем Святого Петра освятил настоятель Обермиллер. Это был небольшой, несколько провинциальный храм, совсем не похожий на нынешний величественный собор.  Сохранились чертежи костела с натуры, которые снял в 1898 году архитектор Б. фон Штаал.
  К концу 19-го века католический храм уже стал тесен для большого числа прихожан, возникла острая потребность в его реконструкции. Но только в 1924 году настоятель А.Визулис получил разрешение на реконструкцию костела.  К 1934 году  каменное здание костела было капитально перестроено под руководством архитектора В.Козловского. Вместо прямоугольной башни-колокольни верх храма увенчал купол с фонарем, полукруглая колоннада окружает западный фасад. К колоннаде примыкают два двухэтажных флигеля.
После реконструкции костел может вместить до полутора тысяч верующих. Внешним видом католический храм Св.Петра в Даугавпилсе напоминает одноименный собор в Ватикане.
  В годы Второй мировой войны прямо перед главным входом в костел взорвалась бомба, разрушив часть стены и уничтожив орган. После войны католики восстановили собор, привезли из Литвы новый музыкальный инструмент.
  Единство в вере и убеждениях прихожане костела Св.Петра проявили и в 1970-е годы, когда городская власть решила снести храм, а на его месте построить девятиэтажный торговый центр с кафе. Верующие по очереди круглосуточно охраняли костел и его территорию. Через Польшу в Ватикан ушло письмо католиков с просьбой о защите. К нему присоединилось прошение о заступничестве зарубежных латышей. На официальной встрече Папы Римского Павла VI и председателя Президиума Верховного Совета СССР Николая Подгорного понтифик поднял вопрос о готовящемся сносе костела в Даугавпилсе. Через три дня после той встречи о планах сноса костела по указке сверху напрочь забыли.

ЦЕНТР БУРНОЙ ТОРГОВЛИ

  Со второй половины 19-го века и до 1970-х годов квартал улицы Рижской от Московской (ныне Циетокшня) до Постоялой (ныне Михоэлса) был застроен одно-трехэтажными домами, которые из-за ветхости потом снесли. На этом месте сейчас находится сквер со скульптурами.
Напротив костела улица была застроена основательными каменными зданиями. Дом №36 на углу Рижской и Московской в начале 20-го века принадлежал Бешкиным. Здесь продавал краски М.Хайкин, посуду А.Зарх. В 1930-е годы в этом здании размещались магазины посуды И. и Д.Зарха, мануфактуры М.Муравина, музыкального общества "Лира". После Второй мировой войны первый этаж дома также занимали торговые точки. В 1980-е годы старое здание снесли, а на его месте возвели красивый четырехэтажный дом (№42), на первом этаже которого находится банк, а на следующих - престижное жилье.
  Дом №38, принадлежавший семье Кац-Каган, в 1930-е годы сменил владельцев. Новые хозяева (Муравины и Окуни) перестроили здание, придав ему современный вид. В 1970-х годах при капитальном ремонте дом прирос третьим этажом. Здесь долгое время располагалось пошивочное ателье "Мазулис".
  Дом №40 принадлежал семье Маркович - торговцам галош производства фирм "Проводник" и "Квадрат". После войны здесь размещался магазин грампластинок и парфюмерии. В 1980-е годы здание капитально отремонтировали, перестроив и надстроив четвертый этаж со двора и мезонины по улице. Здесь находился "Ювелирторг".
  Каменный трехэтажный дом №42 был построен во второй половине 19-го века. Он принадлежал семье Клингман. Во время Первой мировой войны здесь размещалась гостиница для немецких солдат Deutsche Soldatenheim, а в 1930-е - популярный в городе галантерейный магазин С.Среберка и свадебный салон Гафановича. Во Вторую мировую войну здание сначала занимала немецкая воинская часть, после освобождения города от нацистов - советская воинская часть. В 1960-е годы дом был перестроен в жилой, в 1980-е годы капитально отремонтирован. Зданию настроили четвертый этаж, а с улицы - мезонины.
  Комплекс домов №51/53, возведенных во второй половине 19-го века, с 1887 года принадлежали семье Грейн, которая до 1940-го года держала здесь магазины мехов и велосипедов. После Второй мировой войны здесь размещался книжный магазин VAP и другие. Потом до 1994 года первый этаж домов №51/53/55 занимала диетическая столовая.
  На грани веков напротив своих домов Грейн построил еще один - каменный трехэтажный (№50). Как в большинстве зданий на улице Рижской, его первый этаж занимали магазины. В 1920-1940-е годы здесь находилась гостиница П.Боброва, позднее гостиничным делом ведал его зять Гасиловский. В 1941 году в доме обосновалось Даугавпилсское отделение Рижской швейной фабрики Padomju Latvija с магазином. Во время нацистской оккупации в здании открылся Hotel Dinaburg. После войны дом стал жилым. В 1970-е годы его основательно перестроили.
  Дом №46 на углу с ул.Постоялой, возведенный во второй половине 19-го века, до 1940-го года принадлежал Гинзбургам. До первой мировой войны здесь размещался магазин религиозных предметов П.Митрофанова, в 1930-е годы - государственный вино-водочный магазин, парфюмерный магазин М.Силина и другие, после войны - продовольственный, обувной и другие магазины.
Дом №48 - уникальный дом-колодец, каменный с мезонинами и мансардами на четвертом этаже. До 1940-го года он принадлежал семье Булавко. Здесь держали парикмахерские Г.Альшфан и М.Перельман, магазины. В здании находилось генеральное агентство Rиgas Union, которым руководил О.Буловко. При реконструкции в 1970-е годы четвертый этаж дома разобрали.
  Трехэтажный каменный дом №52, построенный в середине 19-го века, до 1940-го года принадлежал семье Мизрох. Здесь размещалась одна из старейших аптек города, основанная в 1882 году. В начале 20-го столетия ее содержал И.Попляк. В 1930-е годы аптека переехала в соседний дом (№54а). До войны Rиgas aptieka содержал М.Магид. В этом здании аптека просуществовала без малого 50 лет. Из-за ветхости дом №54а был снесен, а на его месте выросло четырехэтажное кирпичное здание, которое занимало аптечное управление и аптека №1.

ТОРГОВАЛИ И РЫБОЙ, И СЕНОМ, И ОВСОМ

  В середине 19-го века между улицами Мясницкой (ныне Виестура), Болотной (ныне Алеяс), огородной (ныне Сакню) и Рижской возник рыбный рынок, застроенный множеством деревянных лавок. К началу 20-го столетия здесь торговали не только рыбой, но и сеном, овсом, зерном, овощами. В 1906-1908 годах ввиду ветхости лавок их снесли, а на освободившемся месте построили одно-трехэтажные дома. Их первые этажи занимали магазины, а на верхних жили владельцы.
Двухэтажный кирпичный дом №59 с мезонинами и мансардами фактически состоял из пяти зданий. Здесь находились отделение фирмы "Зингер", фруктовая торговля семьи Розенберг, галантерейный магазин "Космос" и другие. Горожане старшего поколения помнят популярный в 1980-1990-е годы магазин женского платья "Кристина". В 1970-е годы к дому "прирос" третий этаж.
  Напротив старого рыбного рынка во второй половине 19-го века построили два двухэтажных каменных дома.
  Дом №58 на углу с ул.Мясницкой до 1940 года принадлежал семье Поташ. В годы Второй мировой войны здание было значительно разрушено и позднее восстановлено как жилой дом.
  Дом № 60 на углу с ул.Болотной до 1940 года принадлежал семье Смушкиных. Владельцы держали здесь свой магазин посуды и сдавали помещения внаем под другую торговлю. После войны в здании размещались комиссионный магазин, городской комитет по физкультуре и спорту, детско-юношеская спортивная школа, а также жилые квартиры.
  От старого рыбного рынка с улицы Рижской открывался вид на монументальный Риго-Орловский вокзал, но это уже другая история, завершающая прогулку по местному Бродвею.

Г.МАЙМИН, Ж.РОМАНОВСКАЯ
источник Сейчас

0

25

УЛИЦА РИГАС - ЭТАЛОН ПРЕСТИЖА

  Мы завершаем прогулку по одной из старейших улиц Даугавпилса - Ригас. От улицы Алеяс идем к железнодорожному вокзалу, любуясь вековыми особняками, переживших войны, смену властей и владельцев. Более ста лет назад деловая жизнь этих кварталов ориентировалась на обслуживание приезжающего и отъезжающего люда, предлагая определенные услуги: продажа билетов, ночлег, питание, любовные утехи, лечение. В то же время жить на улице Ригас считалось престижным.
  История каждого здания - это столетняя  история семей, которые работали, строили дома, развивали бизнес, оставляя в летописи города свою короткую строку.
  Дом № 61 на углу Рижской и Болотной (ныне Алеяс) был построен в 1860 году. Это двухэтажное здание оригинальной архитектурной формы с мезонином является памятником, охраняемым государством. В начале 20-го века домом владел Иосель Рог, позднее - семья Авербух. Здесь размещались разные магазины, парикмахерские, кефирное заведение, затем дорожно-транспортная контора Celtrans, после войны - железнодорожные билетные кассы и торговые объекты.
  В 1839 году Хаим Свичик построил трехэтажный каменный дом № 64, где разместилась гостиница "Континенталь", а на первом этаже ресторан. Шли годы, менялись содержатели гостиницы - Таль, Ценципер... Последним хозяином гостиницы и владельцем дома был Альберт Михайлов-Лайдиньш. После Второй мировой войны здесь тоже находилась гостиница со столовой на первом этаже. В 1950-1960-е годы она именовалась "Даугава". Позднее здание занимало Управление коммунального хозяйства.
  Дом № 65 на углу Рижской и Краславской, построенный во второй половине 19-го века, принадлежал семье Мизрох. На протяжении столетия здесь находились приемные зубных врачей и дантистов, винный погреб Мизроха, парикмахерские, мастерские, магазин и бюро.
Двухэтажный каменный дом № 66 был построен во второй половине 19-го века на углу Краславской улицы (ныне Краславас). В начале 20-го века он принадлежал Екатерине Унгер. Здесь Людвиг Гурковский содержал кондитерскую и булочную. Позднее в этом здании находился ресторан и кондитерская первой категории Б.Виторса, а потом ресторан Rиga Ираиды Кроллс. После Второй мировой войны респектабельное заведение сменила столовая "Березка". В 1980-е годы из-за ветхости здание снесли, а на его месте возвели четырехэтажный жилой дом с рестораном Ainava на первом этаже.
  В 1930-е годы большой популярностью у горожан пользовался парфюмерный магазин Latoger и аптека, расположенные в доме № 67. В соседнем доме - № 69 в годы между двумя мировыми войнами Карлис Сиполс содержал оружейный магазин.
  В двухэтажном доме № 68 на углу Рижской и Краславской улиц в начале 20-го века А.Горовой владел номерами "Санкт-Петербург". В 1970-е годы при капитальном ремонте зданию надстроили третий этаж.
  В соседнем деревянном домике Хр.Вигдергауз развивал ресторанный бизнес, позднее зубной техник Абрам Магид принимал пациентов. После войны здесь размещалась парикмахерская Павловича, очень популярная у горожан. Старейший парикмахер города, бывший борец Павлович любил своим клиентам рассказывать байки про свое участие в Японской войне 1904 года. Дом снесли в 1950-е годы из-за ветхости.  На его месте вырос четырехэтажный жилой дом № 70а, в котором долгие годы на первом этаже находился цветочный магазин "Даугавпилс зиедс".
  В начале 20-го века на улице Ригас размещались и производственные предприятия. В доме № 71/73 делал скипидар Г.Дезент. В хромолитографии Менделя трудилось 28 рабочих. В этом же здании находилась контора "Газетное дело Д.Адельсберга", квартира директора музыкальной школы П.Круминьша.
  В двухэтажном доме № 74 с конца 19-го века располагалась гостиница "Москва", просуществовавшая до Первой мировой войны. Позднее в этом здании Г.Шапиро содержал трактир. В 1970-е годы при капитальном ремонте дом прирос третьим этажом.
  Двухэтажный дом № 76 славился своими меблированными комнатами. В начале века здесь размещался буфет Хамза Хабиба Сапарова, в 1920-1930-е годы - известная в городе булочная Zuleks, которую содержал сначала И.Зулекс, потом А.Дандукс. Последним владельцем здания была семья Либман. До Второй мировой здесь работала женская клиника и химико-бактериологическая лаборатория Леи Либман. После войны здание занимали различные железнодорожные подразделения. При реконструкции дому надстроили третий этаж.
  Двухэтажный дом из красного кирпича (№ 77) был построен во второй половине 19-го века, принадлежал семье Кац. В начале пошлого столетия здесь находился аптекарский магазин и номера "Лондон". После Второй мировой здание заняла железнодорожная милиция-полиция.
  Большой дом № 78 на углу Рижской и Подольской улиц принадлежал семье банкиров Витенберг. В начале 20-го века здесь находилась "Банкирская контора М.Витенберг и Ко". Банковское учреждение сменили номера "Курляндия" З.Кагана, потом гостиница и ресторан Kurzeme Теодора Якимова, вино-водочная торговля Веры Лазаревой. После Второй мировой войны в доме обосновалось Даугавпилсское отделение Прибалтийской железной дороги. При капитальном ремонте в 1970-х годах здание стало выше на один этаж.
  Дом № 80 на углу Рижской и Подольской (ныне Стацияс) пользовался в народе определенной славой. Он принадлежал Швею, позднее семье Сиротинского, которые содержали номера "Варшава" и продовольственный магазин. В 1930-е годы в доме на углу "улицы красных фонарей", как называли Подольскую, Гехт содержал "ночной дом". Разрушенное в войну здание снесли.
  Трехэтажный дом № 81 с большим подвалом (дом Гурвича) был построен во второй половине 19-го века. В начале 20-го здесь размещались номера "Вокзальная", которые содержал Гершон Ляк, а после Первой мировой - меблированные комнаты Елены Барановской. В 1930-е годы излюбленным местом сладкоежек была булочная Израиля Флексера и чайная Глуда, расположенные в подвале здания.
  В трехэтажном доме № 83 семьи Тагер долгие годы размещалась гостиница и рестораны: сначала "Бристоль", которую содержал В.Николаев, позднее "Резекне".
  Двухэтажный дом № 85 принадлежал семье Меер. Долгие годы здесь находилась гостиница "Коммерческая", которую содержал Авин, магазин колбас Генриха Штрауса, булочная Меджиап-заде, позднее - меблированные комнаты Ольги Зиверте, продовольственный магазин Яниса Шульца. После войны здание занимала почта и различные учреждения.
  Завершалась улица Рижская у величественного вокзала Риго-Орловской железной дороги. Здание, возведенное в 1873-1874 годах по проекту архитектора Вильгельма Нейманиса, неоднократно перестраивалось.
  В каменной части вокзала находился зал 3-го класса, где всегда было многолюдно, шумно. Именно отсюда шел основной поток пассажиров. В зале были установлены автомат для продажи перронных билетов, телефонные аппараты, а также автомат-весы, выдававший красочную карточку с весом клиента и датой.
  В деревянной части вокзала был оборудован красивый зал ожидания для пассажиров 1-го и 2-го классов с рестораном. В 1944-м году при отступлении немецко-фашистские войска взорвали вокзал. Спустя семь лет на этом месте вырос новый вокзал, действующий и поныне.
Сейчас на улице Ригас проводятся масштабные работы по ее реконструкции. Пешеходную зону местного Бродвея выложат тротуарной плиткой с подсветкой у зданий. Оригинальные фонари уличного освещения, скамейки, вазоны с цветами, клумбы и фонтаны должны придать старейшей улице особый шарм, сделав ее любимым местом променада горожан и туристов.

Гесель МАЙМИН, Жанна РОМАНОВСКАЯ источник Сейчас

0

26

Наша гордость и символ — Дом Единства
  Символом нашего города, без сомнения, считается Дом Единства (Виенибас намс). В народе же его всегда называли и называют Народным домом. И это справедливо, ведь под его крышей разместились главные ценности в жизни уже нескольких поколений даугавпилчан: театр, Центр латышской культуры с большим концертным залом и Латгальская центральная библиотека.
В 1934-м году Даугавпилс посетил президент государства Карлис Улманис, на площади Виенибас его приветствовали представители даугавпилсского Латышского общества. Тогда же они обратились к президенту с просьбой оказать поддержку в строительстве дома для общества. И услышали в ответ: на этой площади будет возведен Дом Единства!

Как это было

Под строительство Дома Единства у городской власти был приобретен земельный участок в 7000 квадратных метров. Хозяйственной частью строительства руководил тогдашний председатель Латышского общества А.Коциньш. Проектировал будущее здание архитектор Вернер Витанд, который соединил в своем творении все лучшие архитектурные особенности в таких стилях, как функционализм и неоэклектизм: рациональную организацию планировки и монументальный внешний вид. Фундамент был заложен уже в мае 1936 года, открытие и освящение здания произошло 19 декабря 1937 года.
С тех пор прошли годы, за 70 лет своего существования Народной дом — Дом Единства, несмотря на различные перемены как в общественной, так и в политической жизни, сохранил под единой крышей три главенствующие вершины: государственный Даугавпилсский театр, Латгальскую центральную библиотеку и Центр латышской культуры, выполняя до сих пор свою историческую миссию единения многонационального нашего общества.
Но по прошествии семи десятилетий, несмотря на отдельные косметические ремонты в разных его частях, Дом Единства уже нуждался в капитальном ремонте.
— Это ведь уникальное в своем роде здание, похожего такого в Европе вы нигде не увидите, говорит Регина Османе, руководитель Центра латышской культуры. — Как мечталось придать нашим помещениям, где работают и выступают ведущие творческие коллективы, проводятся все важнейшие городские мероприятия, престижный вид и должную элегантность и красоту. А этого можно было достигнуть только в том случае, если все в нашем Доме Единства будет восстановлено в первозданном виде. Так родилась идея написания проекта на реновацию нашего большого Дома. Первую ласточку с одобрением мы получили в 2005-м году, когда из государственного бюджета были получены 39 тысяч латов на реновацию большого концертного зала.
И грандиозная работа сдвинулась с места, закипела. Известная рижская фирма «Айга» провела огромную исследовательскую работу: ее сотрудники обследовали все стены, потолки, колонны, лестницы, подвал, полы, чердак, крышу, словом, не пропустили ничего и в результате этой архитектурно-художественной инвентаризации появились на свет два толстых тома документации с подробным описанием, каким цветом, например, была окрашена та или иная стена или оконные рамы, лепнина на балконе, колонне. В свою очередь, искали и мы: старые фотографии, публикации, из которых нам ясно становилось, какие люстры и светильники украшали концертный зал, какие были занавеси на огромных окнах или входные двери в зал. Откликались и очевидцы тех лет, мы внимательно слушали их воспоминания. Прислал из Америки редкие фотоснимки Эгилс Витандс, сын знаменитого архитектора Вернера Витандса, чье имя увековечено на одной из стен Дома Единства.
Конкурс на ведение строительных работ выиграла фирма «Гадиба» и шаг за шагом строители осуществляли наши планы. После реновации концертного зала, который от пола до потолка приобрел свой доподлинный, первозданный облик, мы последовали дальше, — продолжает рассказ Регина Османе, — написали проект, и депутаты городской думы поддержали нас, таким образом в 2007-м году мы получили 300 тысяч латов госинвестиций и 150 тысяч латов от самоуправления — на реновацию Латгальской центральной библиотеки.

Светлые залы библиотеки

Как свидетельствуют факты, почти одновременно с открытием в 1937-м году Дома Единства в новые помещения вселилась и городская библиотека, ранее едва умещавшаяся в тесном помещении на улице Райня, 10. Во время второй мировой войны в левое крыло Дома, как раз где всегда была библиотека и читальный зал, попала мина, тогда сгорели и многие тысячи экземпляров книг.
— Конечно, после войны стены библиотеки были восстановлены, но проведенный ремонт заметно отличался по качеству от первоначальной застройки, — замечает Елена Шапкова, нынешний руководитель Латгальской центральной библиотеки — впоследствии не раз здесь проводились какие-то косметические ремонты. Со временем книжный фонд все возрастал, количество посетителей неизменно оставалось высоким. А нормальных условий для работы, например, тем же студентам мы уже не могли обеспечить — тесно было везде, все пространство заставлено стеллажами и полками, и мы вынуждены были работать по-старинке, не подпуская читателей самим свободно передвигаться у стеллажей в поисках интересующей их книги, монографии или журнала. Остро встал вопрос расширения площади библиотеки, например, за счет освободившегося помещения на втором этаже, откуда ушли очередные арендаторы. Казалось, уберем стену, объединим пустующие помещения с большим залом и… На самом деле, объем работ оказался очень большим, ведь предстояло заменить все коммуникации, вентиляционную систему, электропроводку. Известному архитектору Лаймонису Шмидту был заказан проект интерьера, в котором было учтено все: цветовая гамма, дизайн помещений, освещение, расстановка мебели. Проект получился очень удачный, а строители из фирмы «Гадиба» претворили в жизнь все задуманное. В результате на 2-м этаже у нас образовалась единая большая зона обслуживания читателей, в которой мы свободно разместили новые стеллажи с книгами, между которыми можно свободно ходить, а выбрав нужное, сесть за столик или в кресло, чтобы читать или скопировать, здесь можно также работать за компьютером, или получить информацию по краеведению, по различным вопросам стран Евросоюза и еще многое другое. В хорошо продуманном, светлом интерьере появились очень уютные зоны, где можно, не мешая остальным, проводить тематические встречи, обзоры, принимать экскурсии учащихся. Ведь все, что мы имеем сегодня: светлая обстановка, современный дизайн, продуманная организация рабочих и читательских мест — все это в первую очередь рассчитано на молодое поколение, наше будущее, которым нравится приходить в современную библиотеку, где светло и уютно, и ничто не мешает работать с книгой или за компьютерами.
К услугам читателей — любые книжные новинки, издаваемые в Латвии, периодические издания и, конечно, непрерывный поток книг, на приобретение которых городская дума регулярно выделяет нам средства.
Сейчас в нашей главной библиотеке идет работа по установке большого лифта, чтобы с его помощью в зал могли подняться и человек в инвалидной коляске, и мама с детской коляской. А также будет отремонтирована лестница.
Но и после этого ремонт в Доме Единства не закончится. Потому что вслед за уже отремонтированными лестницей с первого по третий этаж ЦЛК, балконом и гардеробом строители перешли в соседнее помещение — сосредоточили свои усилия на реновации театра.

Когда пойдем в театр?

В нынешнем году на реновацию театральных помещений были инвестированы 320 тысяч латов из госбюджета и 218 тысяч — выделило самоуправление. На сегодня уже полностью готовы — отремонтированы, окрашены театральные фойе и кафе, освещены новыми светильниками, гардеробы на первом и втором этажах, полным ходом идет реновация зрительного зала театра и первого балкона. Большой объем работ предстоит провести по полной замене вентиляционной и отопительной систем, системы электроснабжения. На балконах будет восстановлена историческая лепнина. Здесь, как и при реновации помещений ЦЛК, большую помощь оказывает художник Ромуальд Гибовский, а также на протяжении всех этапов ремонта деятельное участие в нем принимали и принимают главный архитектор города И.Кокина, ведущие специалисты в области строительной архитектуры Ю.Пундурс, В.Смертьева, художник Е.Носова.
Театру вернут его исторические цвета — разные оттенки зеленого с белым. Кресла в зале тоже будут зеленого цвета. Только служебные помещения — стены гардеробов, фойе окрашены в теплые розовые тона. Сейчас строители заняты сооружением новой, вращающейся театральной сцены. Если все пойдет как задумано, то театр будет полностью готов к февралю нового года.

Завершающие штрихи

Какой грандиозности был проект создания Дома Единства понимаешь только тогда, когда на свои вопросы получаешь ответы, что реновация еще не завершена и в грядущем 2009-м году будет продолжена при условии получения инвестиций на проведение ремонта третьего и четвертого этажей Центра латышской культуры.
— А еще нами был написан проект и уже получено подтверждение на получение финансирования в размере 700 000 латов из средств еврофондов на реновацию фасада здания Дома Единства, — рассказывает руководитель департамента развития города Инга Голдберга. — Средства софинансирования в размере 93 345 латов предоставит городская дума, государственная дотация составит 40005 латов. Поскольку кровля уже отремонтирована, то все внимание строителей будет отдано восстановлению исторического вида фасада здания, его цвету, качеству отделки стен, окон, водосточным трубам, а также входных узлов, которые будут перестроены с учетом нужд людей с ограниченными возможностями передвижения. Предполагается благоустройство и прилегающей территории. Только после проведения всего намеченного можно будет сказать, что символ нашего города — Дом Единства — вновь обретет свой исторический, достойный и величественный вид.

Татьяна Захарчук "Динабугр вести"

увеличить

0

27

Жанна ЧАЙКИНА. Газета Сейчас.
И БАШНИ РАССЫПАЛИСЬ КАМЕННЫМИ ОСКОЛКАМИ...

  Когда–то территорию Даугавпилсской крепости украшал великолепный собор в честь Рождества Христова. Автор проекта, увы, неизвестен. По мнению некоторых исследователей, им вполне мог быть  Фр. Растрелли. Именно в это время он возводил в Курземе резиденцию герцога Бирона. С другой стороны, надо учитывать, что иезуиты строили свои католические храмы, придерживаясь строгих канонов, разработанных архитектором Джакомо да Виньола, создателем церкви Иисуса в Риме.
  Строительство храма было начато в 1737 году и завершилось в 1746–м. В отделочных работах принимали участие известные мастера–живописцы Ю.Гулдлфингер и Василевский, резчики по дереву М.Шульц и И.Швилл. Роскошный ансамбль декора внутренних помещений собора, в особенности алтаря, впоследствии служил образцом при оформлении многих церквей Латгалии.
  Однако судьбу иезуитского костела невозможно было отделить от политических событий, происходивших в крае.
  После первого раздела Польши, когда Латгалия оказалась присоединенной к России, Российское Инженерное ведомство выкупило собор у иезуитов за 300 тыс. рублей.
  В 1811 году решением святого синода католический костел был преобразован в гарнизонный православный собор. С фронтона над весьма обширным зданием храма возвышались две высокие башни четырехугольного типа. В одной из них помещались железные часы, в другой – колокольня с тремя иезуитскими колоколами, на которых были латинские надписи. На первом колоколе в 120 пудов вверху: «Gloria in excelsis Deo», внизу: «Ме judit sustavus more anno» и сбоку: «In livonum terris lucem dat Hamma videre thadai nomen das Casimire levans a metis tu decus sumunt et junera planatus dissipo si pulsov julcura sava sano»; на втором, поменьше – в 20 пудов – сверху значилось: «Dominus Deus cabbat sanctus», посередине имелось изображение распятия Спасителя и надпись: «Iesus amor meus crustxexus est», а внизу, с другой стороны, надпись: «Prust cors do vsem coscele nec bedse tu sbava ot samego ot lana m. mecohomme lato naxvalu emu dsvuciem»; на третьем, самом маленьком – в 10 пудов – посередине был изображен евангелист Марк со львом и надпись: «Pod titulem sventego Marca so starania Stefana Sterbovica altaristi laticov scago eat teu dsvon ot lanu u rocu 1803 docladem dobrodsiem teuse altarem».
  После передачи костела в Православное ведомство, инженеры посчитали необходимым придать ему и вид византийский, более соответствующий архитектуре православных церквей. Но попытки в этом направлении ограничились лишь снятием крыши и заменой ее на новую. Куполов устроить не удалось – для этого потребовалось бы снять обе башни, что не разрешалось: следовало сохранить облик исторического памятника. Поэтому, несмотря на имевшие место некоторые изменения, военный крепостной собор в Двинске по своему внешнему виду по–прежнему оставался римско–католическим костелом.
  Внутри храм поражал посетителей своею колоссальною площадью, высотой, обилием света и изяществом отделки орнаментов. 8 великолепных колонн коринфского стиля, в нижней части которых зиждились на пьедесталах еще по четыре малые колонны, придавали собору большую грандиозность. Прекрасно устроенные хоры и горное место, представляющее собою вид часовни с портиками и с четырьмя искусно украшенными колоннами вверху и внизу, добавляли величия храму. Инициатива блестящей внутренней реставрации собора всецело принадлежала императору Николаю I, который из собственных своих средств пожертвовал на это 10 тыс. рублей. Иконостас церкви был построен по плану, одобренному Его Величеством, и также на его личный капитал.
  Главный престол храма был освящен в честь Рождества Иисуса Христа.
  Штат включал настоятеля–протоиерея, одного священника, диакона и трех псаломщиков.
  К собору приписывались церкви: крепостная кладбищенская, интендантская и церковь Двинского лагерного артиллерийского сбора. При храме действовала церковно–приходская школа. Церковь имела достопримечательную святыню – чудотворный образ Владимирской Божией Матери в массивной серебряной, богато вызолоченной ризе и киот работы Сазикова. Об иконе оставлено следующее письменное свидетельство: «В 1829 году, во время Турецкой кампании, Саперный батальон был экстренно вызван из крепости и перед выступлением своим передал батальонную икону Владимирской Божией Матери, которой ежегодно праздновал, в Двинский крепостной собор». Обратно в Двинск Саперный батальон не вернулся, и с тех пор, т. е. с 1829 года, эта икона сделалась достоянием собора. Особо чтимой она стала в 40–х годах XIX столетия, когда в Двинске сильно свирепствовала холера, унося ежедневно десятки своих жертв. Православные и католики со слезами и с сокрушением в сердце стали прибывать к иконе Богородицы с молитвами. Прекращение эпидемии в скором времени было воспринято свершившимся чудом. С тех пор Владимирскую икону Богоматери особо чтили как православные, так и  католики.
В начале 20–х годов XX века, в период, когда в крепости размещался гарнизон Латвийской армии, на церкви заменили кресты. В 1923 году она была освящена как лютеранская. Учитывая то, что в Земгальской дивизии служивые люди были разных национальностей, в гарнизонной церкви молились все – богослужения в храме, разделенном на три части, проводились для трех религиозных конфессий. Центральная часть храма отводилась лютеранам, левый предел – католикам, а правый – православным. Вот уж действительно церковь объединяла! Священником православной общины Двинского гарнизона в 20–х годах был А.Петерсонс. В 1929–м здание храма решением Управления памятниками было включено в список охраняемых государством памятников Латвийской Республики.
  Собор ощутимо пострадал в 1944–м во время сильных бомбардировок. А 27 июля этого же года фашисты при отступлении  взорвали его монументальное здание. Очевидцы рассказывали, что две башни будто подпрыгнули в воздухе, а потом на глазах начали рассыпаться большими каменными осколками. В 1951–м специальная комиссия пришла к выводу, что грандиозное здание восстановлению не подлежит.
50 лет назад храм, превратившийся в развалины, был полностью демонтирован – его первозданная красота и назначение остались в прошлом. Город лишился еще одного исторического архитектурного памятника, который о своем былом величии теперь напоминал разве что с раритетных открыток.
  Прошли десятилетия. В 2004 году фирма из Науене ALTE приобрела участок земли в Крепости, где когда–то находились костел и здание школы, уцелевшее еще с иезуитских времен. Получив разрешение на проведение раскопок в месте, где был построен храм, фирма приступила к оным с большим воодушевлением. Тогда, по сообщениям в местной печати, удалось «проследить уникальный дымоход (против общепринятых правил, дым сначала отводился вниз, шел горизонтально, потом поднимался вверх)», обнаружить части старинных металлических решеток и... останки людей, которые почему–то были названы землекопателями иезуитами. При этом каких–либо вещей, сопровождающих человека в последний путь, найдено не было – все истлело во времени.
  Я поинтересовалась у государственного инспектора по охране памятников культуры Валентины Смертьевой, как сейчас обстоят дела с раскопками? Оказалось, что начатые подземные изыскания быстро закончились. Дело в том, что разрешение на проведение раскопок, полученное в Риге, оговаривало лишь нахождение места входа в собор и ступенек. ALTE же, не ограничиваясь этим, стала раскапывать по периметру здания. При этом не велись никакие записи, не предоставлялись отчеты о работах. В.Смертьева сама выезжала на раскопки в Крепость и видела, что они ведутся с нарушениями, непрофессионально. Складывалось впечатление, что настоящая цель копателей совсем иная, отличная от археологической – иезуиты бедными не были! К тому же вырытая глубокая траншея вызывала интерес у местной детворы, что представляло опасность. Ограждений фирмой предусмотрено не было, как и средств на них.
  Все закончилось тем, что траншеи закопали, а землю, где когда–то находился самый высокий костел в городе, фирма продала (в августе 2006–го) SIA Remarks nekustamie īpašumi.
  Кто–то сказал, что красота, умеющая за себя постоять, становится социальным объектом культуры. А если красота постоять за себя не может, чем она становится? И кем становятся те, кто поднимают на нее руку? Вероятно, красота спасет мир только тогда, когда люди перестанут разрушать прекрасное в этом мире. Собор в Даугавпилсской крепости, построенный в стиле лучших образцов барокко Латгалии, был прекрасен, но сколько еще было разрушено и продолжает разрушаться после него...

0

28

Со 170-летием, дорогой Павел Федорович!
http://www.photoshare.ru/data/3/3542/3/3554tu-c14.jpg

На нынешний месяц пришелся знаменательный для истории города юбилей: 24 мая исполняется 170 лет со дня рождения самого значимого градоначальника в истории нашего города – Павла Федоровича Дубровина.
Память этого выдающегося человека, так много сделавшего для управляемого им Динабурга, должна заставить стыдливо вжать голову в плечи многих из его недостойных преемников, выглядящих на фоне Дубровина совершенно бледно.
Павел Федорович родился в Псковской губернии, окончил Константиновский кадетский корпус. Обнаружив недюжинные способности, довольно быстро получил чин надворного советника, а в 1864 году был назначен на должность председателя мировых посредников между помещиками и крестьянами, недавно освобожденными от крепостной зависимости. Будучи отмеченным за идеальную службу различными наградами, получил новое назначение на ответственный пост директора городского общественного банка в Динабурге, а в 1876 году был выбран городским головой. Деятельностью Дубровина во главе Динабурга горожане оказались настолько довольны, что каждые четыре года он регулярно переизбирался на эту же должность, которую занимал вплоть до своей смерти в мае 1890 года.
Так чем же именно запомнился потомкам городской голова Дубровин? За время его правления Динабург фактически стал другим городом. Он обзавелся новыми районами – Новым Строением и Гайком, которые в эти годы были капитально застроены. Динабургские мостовые были замощены и настланы и больше не производили по весне-осени впечатления грязных болот. Помимо этого, к услугам горожан были построены водопровод с канализацией, и динабуржцы с тех пор зажили с удобствами. Для местных бизнесменов по инициативе П. Ф. Дубровина учредили «Общество взаимного кредита», на чрезвычайно выгодных условиях субсидировавшее авторов полезных для города проектов. Для воскресных прогулок горожан разбили очень уютный парк, ныне носящий имя своего создателя.  Заслуга в открытии первого в городе женского учебного заведения также принадлежит Павлу Федоровичу. 14 мая 1879 года Государственный совет утвердил его ходатайство об открытии в Динабурге женской школы, а 3 июня царь Александр II дал этому проекту свое одобрение. Дубровин очень радовался, что молодые динабурженки перестали уезжать учиться в другие города: «Во всяком случае, родители, отдающие своих детей на воспитание в другие города, не могут быть уверены, что в самом впечатлительном возрасте их детям не придется провести несколько лет в среде неблагонадежной. Политические и уголовные процессы выдвинули наружу множество примеров, как портится, извращается и коверкается жизнь молодых людей”. На конец жизни Дубровина в Динабурге насчитывалось 69 тысяч 675 жителей, то есть за период его правления количество горожан увеличилось почти на треть и, во многом благодаря заложенному им потенциалу развития, продолжало стремительно увеличиваться и после его смерти.
Впечатляет? Действительно, как свидетельствует известный краевед Александр Дмитриев, значение Дубровина в истории нашего города является совершенно особым явлением:
– При всех стараниях нельзя найти другого градоначальника, который сделал бы для Динабурга-Даугавпилса так много! При нем город стал одним из передовых в Российской империи, в котором жизнь была налажена вполне на уровне последних требований тогдашних лет

+2

29

Уже вошло в традицию, что каждый год на праздники города в Даугавпилс возвращается имя знаменитого земляка. Именно поэтому в этом году одной из тем предстоящих мероприятий станет «возвращение клоуна Коко». Мало, кто знает, что помимо художников, актеров, композиторов в Даугавпилсе родился и известный на всю Европу артист цирка – Николай Петрович Поляков.
Будущий клоун появился на свет в далеком 1894 году и в буквальном смысле за кулисами местного драматического театра, в котором его мать работала костюмершей, а отец - бутафором. Поэтому о мире искусства он знал если не все, то очень многое. К несчастью мальчик в раннем возрасте остался сиротой, и ему пришлось заботиться на жизнь, самостоятельно скитаясь по провинциальным городкам Российской Империи. Его карьера началась с песен во дворах под звуки шарманки, затем были помосты культурных и не очень заведений. Но Николай Поляков чувствовал, что впереди его ждет дело всей жизни, так и случилось, лишь однажды ступив на арену цирка, он не сходил с нее больше никогда. На самом деле о его закулисной жизни известно немного. Но от зоркого глаза биографов не могло ускользнуть одно из самых важных событий для «рыжего клоуна». В 1929 году, будучи уже сложившимся артистом, в совершенстве владевшим многими цирковыми жанрами, женатым человеком и отцом двух детей Николай Поляков с семьей перебрался в Англию, которая стала для него второй родиной.

Признание настигло клоуна за границей

Жизнь на чужбине началась с больших успехов, трудно представить, но вчерашний эмигрант попадает в главный цирк Англии - лондонскую «Олимпию», который управлял большой знаток своего дела Бертрам Молс. Именно этому цирку «рыжий клоун» отдал 25 лет своей жизни. Чаще всего номера Коко строились на диалоге со шпрехшталмейстером ((нем. Sprechstallmeister) — работник цирка, ведущий цирковое представление. В его обязанности входит объявление номеров, участие в клоунских репризах, наблюдение за выполнением правил техники безопасности, организация репетиций). Но в разные годы были у него и партнеры-резонеры. Последние лет десять Коко работал с сыном Майклом. На смешных стычках двух «рыжих» и строились выступления дуэта - отца и сына. Согласно воспоминаниям современников семейные выступления доводили зрителей до предела. Один из номеров отца и сына заключался в том, что Коко, после очередной удачной шутки собирал овации под куполом цирка. Но на арену выбегал еще один клоун с ведром воды в руках. Тяжелая ноша, однако, не мешает ему с удивительной ловкостью взбираться по веревочной лестнице. Коко пытался настичь его, но тот с перепугу ронял ведро, и оно со звоном ударялось о голову преследователя. Искры сыпались из глаз артиста-отца, он летил вниз и шлепался на мокрые опилки. Клоун на лестнице ликовал, но его радость была преждевременна. Коко мгновенно вскакивал и с грозным видом устремлялся на обидчика. Публика хохотала, гремели овации, и, как всегда, не смеется лишь один Коко. После номера к Коко подошел шпрехшталмейстер. «Мне очень понравился ваш новый трюк с ведром. Надеюсь, вы будете часто повторять его», - с поклоном обращается ведущий. Вместо ответа Коко показал огромный синяк, выступивший на лбу в результате этого «трюка». И опять до предела скупой,    выразительный    жест   вызвал бурную реакцию зрителей.

Неповторимый образ Рыжего

В клоунском образе Коко было много черт, как бы позаимствованных у ребенка - проказливость и любопытство; он был по-детски наивен и доверчив, шумлив и простодушен. И вместе с тем его сценическому характеру была свойственна пройдошливость, вечно втягивавшая его в переделки, из которых, впрочем, он всегда находил неожиданный выход. Зрители влюблялись в него с первого взгляда. Чего стоило клоунское одеяние Коко - широченная куртка, длиннющие брюки, огромные башмаки, каждый из которых весил 9 фунтов - 3 килограмма  600 граммов. Гигантские ботинки ему шили по специальному заказу в Шотландии. За свою неповторимую обувь 58-ого размера клоун попал в «Книгу рекордов Гинесса».
Если обратиться к цирковым терминам, то Коко не клоун – он Август, то есть его сценический персонаж постоянно попадает в смешные переделки, окунается в воду или получает пирогом в лицо. Август почти всегда работает в паре с «белым клоуном», который постоянно демонстрирует свое превосходство и насмехается над неуклюжим простофилей. За свою творческую жизнь Коко исполнил едва ли не все классические номера: «Путешествие на Луну», «Денежный шкаф», «Отелло», «Ужин для директора», «Японская дуэль», «Динамит» - все и не перечислить. Стремительно развивающийся конфликт между Белым и Рыжим - основа всех этих нестареющих буффонад - предоставлял отличную возможность для веселых актерских импровизаций. Зрители впадали в истерику от одного из лучших номеров Николая Полякова «Отрава», содержание которой сводилось к тому, что партнер – «белый клоун» просил отнести и передать своей возлюбленной коробочку пирожных. А Рыжий втихомолку съедал лакомство. Вскоре партнер по-дружески открывал Рыжему «страшную тайну» - в тех пирожных был яд. «Через пять минут, - восклицал Белый, - коварная изменница умрет!». Нет, Коко не падал замертво в туже секунду, как это делали его коллеги. Пораженный известием, он вскидывал на публику опечаленные глаза и медленно обводил амфитеатр молчаливым взором, словно бы вопрошая - что же мне теперь делать? Так долго глядеть на публику, глаза в глаза, не суетясь, не гримасничая, а лишь испытывая смертельный страх, мог, пожалуй, только неподражаемый Коко.
К сожалению, жизнь за кулисами складывалась не так удачно, как это могло показаться зрителям цирка. Своего дома семья Поляковых так и не завела. В пору финансового благополучия они приобрели огромный, хорошо оборудованный автофургон, в котором Коко и провел всю жизнь. Над столиком, где «рыжий клоун» входил в образ, в самом центре висело круглое зеркало в причудливой рамке, с двумя бронзовыми цепочками, под которыми болтался серебряный бубенчик, какие нашивали на свои колпаки старинные шуты. Справа царский герб, по краям - трехцветные флажки. А по другую сторону герба покачивалась на цепочке позолоченная фигурка льва - вероятно, в качестве символа Британской империи - второй родины Полякова. Человек украшает свое жилище тем, что ему особенно мило, что греет ему душу. Перед столиком была приколота к стене фотография, на которой сам господин Черчилль пожимает руку капралу английской армии Николаю Полякову. Этот снимок обошел, чуть ли не все газеты Великобритании. В углу фургона стоял самовар с одной ручкой - очень дорогая артисту реликвия. Ведь с ней так много связано...

Номер, изменивший жизнь

В тот день Коко демонстрировал один из своих коронных трюков на детском представлении. Он ловко балансировал на лбу стол, на котором стоял кипящий самовар. В финале клоун отбрасывал стол и ловил самовар. Но случилась беда - у самовара оторвалась ручка, и крутым кипятком артиста ошпарило от груди до колен. «Несмотря на ужасную боль, я все же услышал взрыв детского смеха. Они думали, что это мое любимейшее занятие и что этому смешному человеку доставляет удовольствие облиться кипятком», - вспоминал артист. От таких ожогов клоун провалялся в больнице несколько месяцев. За это время кредиторы успели забрать имущество, и оставить его на больничной койке без гроша и с женой Валентиной на руках у которой к тому моменту было пять малышей. В разгар зимы, обвязанный бинтами, Коко вышел из больницы, и они потащились в фургоне по заснеженным дорогам Англии. Каждый ухаб, каждый сугроб причиняли больному ужасные страдания. Пройдя много километров, лошадь совершенно обессилела, упала и больше не поднялась. Остаток ночи семье пришлось провести в фургоне, тесно прижавшись, друг к другу, чтобы не замерзнуть. Их спас проезжавший мимо фермер. Поляковым нужно было собрать все свое мужество, чтобы пережить эти черные дни без работы, без куска хлеба. Когда глава семейства поправился, дела пошли в гору. Вскоре он получил приглашение в цирк Буша - самый большой в Европе. А самовар без ручки остался зримым свидетельством о той незабываемой поре. Спустя несколько лет «рыжий клоун» был награжден из рук королевы медаль Славы, за заслуги перед Англией. Клоун Коко умер 25 сентября 1974 года, его могила находится в графстве Нортгемпшир Англия.

Для справки
Само слово «клоун» возникло в начале XVI века; первоначально так назывался комический персонаж английского средневекового театра, родственный Арлекину, Полишинелю, Гансвурсту и т. п. Это был грубоватый и неловкий деревенский парень, служивший объектом насмешек городских жителей.

+5

30

По тюрме "БЕЛЫЙ ЛЕБЕДЬ"  Когда подрядчик Фридланд построил тюремное здание он направил губернатору Витебска плохо отредактированную телеграмму: "Господин губернатор,для Вас тюрма готова ". После чего и последовал ответ посадить отправителя на 3-е суток...

+1

31

vovaliza
Маленький, но интересный факт.

0

32

10 фактов из жизни двинских евреев

В 1681 году среди 419 человек гражданского населения Динабурга было 233 еврея. В 1897 году в Двинске проживало 32400 евреев — 46,3 процента от общего числа горожан, а в 1914 — в кану Первой мировой — 56000 евреев, т.е. более 50 процентов жителей города.

В 1772 году, согласно генеральной переписи земель, городов и уездов Латгалии, в городе официально числилось 3573 жителя (2046 мужчин и 1527 женщин). Среди них было 1543 еврея, что составляло 44,3 % всех жителей города.

По данным справочника «Двинчанин» (1914), на 1 июля 1913 года в Двинске проживали 112 848 жителей, среди них 55 686 евреев – то есть больше 49 % населения города. Это – наибольшее число евреев за все годы их жизни в Даугавпилсе. В 1920 году численность евреев составила 41 %, а в 1935 году – 25% населения города.

В манифесте Екатерины II от 11 августа 1772 года евреи были ущемлены в правах – кроме права отправления религиозных обрядов и пользования имуществом. 21 февраля 1778 года Екатерина II утвердила план строительства Даугавпилса (Динабурга), где из 20 кварталов шесть было отведено для еврейского населения (план остался не реализованным).

В 1780 году евреи получили право записываться в купеческое сословие. Но многие причислили себя к мещанству, ставшему доминирующим элементом городского самоуправления – магистрата. В результате евреи впервые обрели право войти в руководство города, стали бургомистрами, ратманами, судьями.

В конце XIX века евреи Динабурга-Двинска были, в основном, заняты в промышленности, торговле и ремесле, в учебно-воспитательной работе. Многие еврейские предприниматели получили звание почетных граждан города: М.П. и М.М. Фридлянды, купцы В. Натансон., И. Шацкес, М. Коварский, Х. Лурье, А. Аптор и другие.

В 1935 году свыше 66 % частных собственников мастерских и работников составляли 185 евреев.

Большинство евреев Даугавпилса были связаны с религиозной общиной.

Перед Второй мировой войной в Даугавпилсе действовали 40 синагог (общественных и частных), молельни различных ремесленников – столяров, портных, мясников, извозчиков. Одну и ту же синагогу посещали миснагдим и хасидим. В городе находилось Высшее иудейское духовное училище «Бейс Йосеф».

30 июля 1941 года местная газета сообщила: Даугавпилс свободен от 14 тысяч евреев. На каменной стене появилась надпись: «Гетто для евреев». В гетто пригнали также евреев из Индры, Илуксте, Ливан, Субате, Резекне, из Дагды, Карсавы и других мест.

10 ноября 1991 года, в день пятидесятилетия трагедии, был торжественно открыт мемориал памяти жертв геноцида еврейского народа и евреев Даугавпилсского гетто – единственный в Латвии (автор мемориала – скульптор Олег Мариноха). К нему ведут две дороги среди деревьев и 18 символических могильных плит в память о погибших евреях 18 стран Европы, оккупированных Германией. Плита – страна, количество погибших. Вчитайтесь: Польша – 3000000; Венгрия – 450000; Россия, Украина, Белоруссия – 1252000; Голландия – 105000; Прибалтика – 223000; Даугавпилс – 30000. Всего – 6000000 убитых.

+2

33

Нетронутый временем уголок города

  Вид на четную сторону Офицерской улицы (Лачплеша) с улицы Александра Невского (Виенибас) не менялся с 1820 года. Неизвестный фотограф «остановил мгновение», когда угловое здание занимала станция Первой колонны Двинского добровольного пожарного общества.
  В соседнем здании, построенном в конце 1820 года по проекту архитектора А.Штауберта, с 1860-х годов размещалось казначейство (казенная палата), ведавшая кассовым исполнением бюджета. В то время город Двинск считался уездным городом Витебской губернии, входящей в состав России.

Кто пронумеровал дома в Двинске?

  Имя этого человека вошло в историю Даугавпилса потому, что он провел в Двинске электричество, а еще пронумеровал дома. Этим человеком был Арвид Яковлевич Пфейффер (Карл-Якоб Арвид Пфейффер), который руководил городом с 1899 по 1915 годы. 17 февраля 1899 года 17-ю голосами «за» и пятью «против» А. Пфейффер был избран городским головой Двинска.
  Вторым человеком, послужившим на благо города, был Август Иванович Гаген (Фридрих-Август фон Гаген). Когда он появился в городе, неизвестно, но после своего появления занял должность начальника станции «Динабург» Риго-Орловской железной дороги. О происхождении А.Гагена известно, что он родом из Северной Эстляндии (Эстонии), немец по происхождению, по вероисповеданию лютеранин, дворянин. Образование получил в Германии в Иенском университете. В общественной жизни города принимает участие с 1861 года, в том числе избирался не раз гласным думы, являлся председателем евангелистско-лютеранского прихода. В течение восьми месяцев (1898-1899) руководил городом. Казалось бы, восемь месяцев очень малый срок, но как сказано в некрологе А.Гагену, город обязан ему учреждением добровольной пожарной дружины. В возрасте 88 лет в 1910 году умер и был похоронен на лютеранском кладбище, могила его не сохранилась.

В наши дни

  Шли годы. После Второй мировой в угловом здании (Виенибас, 20), в левом крыле, разместилась военная комендатура, а правое крыло было отдано под военную прокуратуру. После 1991 года, с провозглашением независимости Латвии, это здание было передано народному ополчению НВС «Земессардзе», затем в нем размещались различные коммерческие структуры.
  В соседнем здании на улице Лачплеша, где когда-то размещалось казначейство, в годы Первой республики у стен этого здания устраивались военные парады и показ военной техники — пушек. После Второй мировой войны в этом здании разместился Даугавпилсский военный комиссариат, откуда многие молодые горожане отправлялись на службу в ряды Советской Армии. После восстановления независимости Латвии здесь размещалась государственная воинская служба, выполняющая функции прежнего горвоенкомата. Стоит отметить, что мощеная улица Лачплеша сохранила свой вид до наших времен и даже выдержала показательный проезд лучшего танка в мире Т-34 в 1955 году.
  Со времени постройки этих зданий прошло 189 лет, и если сравнивать изменения на этих улицах, то улица Виенибас «оделась» в асфальт и по ней прошла первая линия трамвайного сообщения в 1947 году. Большими стали деревья в Александровском парке, напротив улицы Лачплеша, в народе его называют «Тарелочка», по фонтану, который утратил свой первоначальный вид, но сохранил бассейн в виде круглого блюдца.

источник
--

увеличить

увеличить

+3

34

25 октября 1903 года по проекту двинского архитектора Ивана Тальберга на Витебской улице, ныне Страдниеку, 16, начали строить городское ремесленное училище, которое открылось 1 июля 1904 года. 105 лет тому назад в Даугавпилсе произошла своеобразная «техническая революция», которая позволила готовить кадры для такого предприятия, как ПВРЗ (паровозо-вагонный ремонтный завод), ныне ЛРЗ, а также для других мелких предприятий, покончив с методами подготовки подмастерьев кустарным методом. Сохранилась фотография из частного архива М.Трусковского цеха клепки котлов для паровозов. Привычных для нашего времени наушников у рабочих не было. Горячие заклепки подавали к котлу, рабочий крепил их в специальном держателе в виде клещей, второй молотом бил по заклепке до тех пор, пока заклепка не садилась в нужное место до упора. Платили за этот труд хорошо, но рабочие быстро глохли от грохота, а потому их называли «глухарями». Позже эти же рабочие трудились на строительстве моста через Даугаву, который соединил два города — Гриву и Даугавпилс. Конструкции моста соединялись заклепками, о методе сварочных работ тогда еще не помышляли.

Во втором ремесленном училище был построен комплекс зданий: двухэтажное каменное здание из красного кирпича для училища, деревянный одноэтажный жилой дом и сарай. В зданиях разместилась низшая ремесленная школа, где заведующим был Н.Иванов. Школа просуществовала до Первой мировой войны. С 1920 года в этом здании размещалась Вторая польская школа, директором которой была Мария Кепло. Школа просуществовала до 1935 года. С 1935 года в этом здании находилась латышская основная школа № 1 имени П.Бриежа, где директором был А.Брауерс.

C 1944 года в этом здании разместилась часть техникума железнодорожного транспорта — настоящая кузница кадров специалистов среднего звена для железной дороги и завода ПВРЗ. В 70-80-х годах прошлого века здание техникума было надстроено и к нему было пристроено новое большое здание. В этом комплексе до сих пор существует железнодорожный колледж, позже переименованный в Латгальское профессиональное училище транспорта и связи и ему было передано здание училища на улице Варшавас.

увеличить

0

35

Ф.П. Федоров
(Даугавпилс)
Смена этносов как социокультурный взрыв

Противоестественность, а если сказать мягче, – странность
здешней жизни как раз и заключается в том, что пространство гово-
рит по-немецки. Люди же, помещенные в это пространство, – по-
русски. И неразрешима проблема понимания. Может быть, по этой
причине подобного рода регионы обречены на неблагополучие...
Балтийский регион – один из самых катастрофических регио-
нов второго тысячелетия, особенно второй его половины, центр
притяжения «геополитических» интересов европейского мира.
Случай Кёнигсберга – трагический, но еще более трагический
случай – город, имевший много названий, из которых главными
являются Динабург – Двинск – Даугавпилс, почти ровесник Кё-
нигсберга.
Первый период Динабурга – немецкий: основанный в 1275 г.
крестоносцами, он был разрушен в 1577 г. русскими войсками и
перенесен на 18 км вниз по течению Двины.
Второй период – польский, длившийся в течение двух веков;
город был административным центром Инфлантского воеводства
(восточная Латвия – т.е. Латгалия).
В 1772 г. в результате первого раздела Польши начался тре-
тий – российский – период. В начале периода город был дважды
сожжен: в 1793 г. – поляками, а в 1812 г. – французами. До 1830-х
годов население колебалось в пределах 2 тысяч человек. В 1860-е
годы благодаря счастливым обстоятельствам (через город про-
шли Рижско-Орловская и Петербургско-Варшавская железные
дороги) Динабург стал стремительно расти: в 1897 году в нем
проживало 70 тысяч жителей; в 1913 году – 113 тысяч. За 140 лет
Динабург-Двинск из польского города стал еврейско-русским: в
нем жили 56 тысяч евреев (почти 50 % всего населения), 42 ты-
сячи – русских (37 %); остальное население было таким: 11 тысяч
поляков, 2 тысячи латышей, 2 тысячи немцев.
Тогда же, в 1860-е годы, началось активное строительство го-
рода. План, утвержденный в 1778 г. Екатериной II, был ориенти-
рован на план Васильевского острова: в центре – площадь, а по
сторонам 24 квадратных квартала; некоторые из них отводились
под сады и площади. По такому же плану была застроена Дина-
бургская крепость. Городской житель как бы перемещался в пе-
тербургское городское пространство. Деревянное строительство в

99

городском центре было запрещено, строились каменно-кирпич-
ные по преимуществу 2-этажные здания ампирного типа. В конце
XIX в. в городское пространство «вкрапляется» Jugendstil, яв-
ляющийся своеобразной цитатой Риги. Появляются здания из
красного кирпича, крытые черепицей, неоготика, тоже рижско-
германской ориентации.
Философия городского строительства утверждала единство
разнонаправленных национально-культурных сообществ, сим-
метрию городского мироустройства. С точки зрения семиотиче-
ской в этом отношении может быть показательно храмовое
строительство 1890 – 1900 годов. На Новостроении, на холме,
был построен большой гарнизонный Борисоглебский собор, воз-
вышающийся над городом, получивший репутацию «самого кра-
сивого русского храма Латгалии»6. По другую сторону Петер-
бургского шоссе была воздвигнута неоготическая темно-красная
кирпичная лютеранская церковь Мартина Лютера. Неподалеку от
нее в 1902 г. построили замечательный католический собор Девы
Марии (Непорочного Зачатия). Наконец, в 1908 г. примерно в 300
метрах от Борисоглебского собора была заложена старообрядче-
ская Никольская церковь, самый роскошный старообрядческий
храм не только города, но и всего региона. И сейчас, несмотря на
поздние застройки, эти четыре храма обозреваются как несо-
мненное единство. Кроме того, в городе было около 70 синагог.
Мультикультурный разговор велся не только на уровне чис-
тых архитектурных структур. Обычным делом был симбиоз сти-
лей, характерный и для жилищного, и для гражданского, и для
храмового строительства. В том же Борисоглебском соборе оче-
видны элементы барочных костелов, а в Никольской церкви – и
это самое поразительное – элементы готики.
Во время Первой мировой войны город был разрушен. В по-
слевоенных описаниях доминирует мотив смерти: «Город стал
кладбищем»; «Повсюду прошла смерть»; «Везде опустошен-
ность, скорбь и гибель»7. Население сократилось почти на 100
тысяч: в 1918 г. оно составляло около 20 тысяч.

6
Тайван Л.Л. По Латгалии. М., 1988. С. 86.
7
Пильский П. Убитые города: Двинск // Прибалтика русскими глазами. Рига,
1999. Т. 2. С. 32 – 33.

100

Начался четвертый период городской истории: Двинск
отошел к Латвийской Республике, и новый его статус был закре-
плен переименованием в Даугавпилс. Город утратил роль круп-
ного железнодорожного и экономического центра – и захирел.
Произошли и значительные демографические изменения. За ко-
роткое время Даугавпилс перестал быть еврейско-русским горо-
дом. Из 45 тысяч человек, живших в нем в конце 1930-х годов,
11 тысяч, т. е. 25 %, составляли евреи, 8100, т. е. 18 %, – русские.
Впервые за всю историю города самым крупным национальным
образованием стало латышское население – 15300 человек, т. е.
34 %. В значительной степени это было сделано искусственно: в
целях изменения демографической ситуации в городе были рас-
квартированы армейская дивизия и кавалерийский полк, в 1930-е
годы – чиновничество.
Но существенно следующее: и Латгалия в целом, и Даугав-
пилс в частности курземско-видземской метрополией (коренной
Латвией) воспринимались не только как глухая провинция, но и
как чужое пространство – и по составу населения, и по экономи-
ческой маломощности, и по уровню культуры, и даже по архи-
тектурному облику. Но об этом чуть позже.
Оккупация Латвии в 1940 г. положила начало пятому – со-
ветскому – периоду в истории города, длившемуся 50 лет (за вы-
четом трехлетней немецкой оккупации). Как обычно, смена пе-
риодов сопровождалась катастрофическими акциями. Будучи
важным железнодорожным узлом, город подвергся мощным
бомбардировкам, сначала – немецким, потом – советским. Было
разрушено не менее 75 % городских зданий. Территория, приле-
гающая к железной дороге, была стерта с лица земли, и еще в
1957 г. значительная ее часть лежала в руинах.
По некоторым показателям Даугавпилс 1950 – 1980-х годов
был благополучен. Строился город, строились заводы, снова рез-
ко увеличилось население – до 130 тысяч в 1990 году. Но есть не-
сколько значительных «но». Во-первых, в Даугавпилс в течение
30 лет (1960 – 1990) благодаря активной «промышленнизации»
переселилось из деревень Псковской и Витебской областей около
100 тысяч человек, что и стало определять социокультурное лицо
города. Во-вторых, интенсивное жилищное строительство, при

101

всей своей функциональной позитивности, благодаря стандарт-
ной архитектуре уравняло в безликости все города Советского
Союза, и это стало своего рода архитектурным воплощением со-
ветской общности. Разрушенные кварталы центра были застрое-
ны типовыми зданиями, среди которых совершенно «потерялись»
ампирные и прочие здания XIX века.
В стихотворении 1966 г. «Остановка в пустыне» Бродский
писал:
Теперь так мало греков в Ленинграде,
что мы сломали греческую церковь,
дабы построить на свободном месте
концертный зал. В такой архитектуре
есть что-то безнадежное (с. 73).
В Даугавпилсе ломать было нечего. В 1969 г. взорвали Алексан-
дро-Невский собор, но архитектура послевоенного города была не
менее «безнадежной». К сожалению, тенденция банальной стандар-
тизации продолжается и сейчас. Вошло в обиход во время ремонта
перекрашивать желтый ампир в тяжелый серый цвет, вводящий зда-
ния в цветовую гамму зданий 1950-х, дохрущевских годов.
Латышская писательница, некоторое время жившая в Даугав-
пилсе, в газетной статье назвала его п у с т ы м городом – из-за
отсутствия духовной жизни. Пустым городом его называют, имея
в виду его современный архитектурный облик. Но надо помнить,
что, помимо всех указанных обстоятельств, есть еще одно, и не-
маловажное. На латышской ментальной карте Динабург-Двинск-
Даугавпилс и во времена национального возрождения, т. е. во
второй половине XIX – в начале ХХ в., и во времена Первой рес-
публики, и в советское время оставался чужим пространством.
Возникшая в западном сознании XIX века оппозиция «запад –
восток» как оппозиция «цивилизация – дикость» латышским соз-
нанием была распространена на латвийскую территорию, и эта
ментальная картография сохраняется до сегодняшнего дня.
Но несомненно и другое: для значительнейшей части рус-
ского и белорусского населения Даугавпилс – место обитания
двух-трех последних поколений вне всякой генетической памяти.
История Динабурга-Двинска-Даугавпилса – история, в кото-
рой город периодически начинал с нуля. И не столько потому,

102

что каждый раз город сгорал дотла, но прежде всего потому, что
каждый из его периодов характеризовался тотальным обновле-
нием населения, сменой этносов, сменой социокультурного поля,
которое, не успев сформироваться, погибало. При этом немало-
важными являются два фактора: 1) город формировали п е р е -
с е л е н ц ы , для которых существен психологический комплекс
чужого пространства, с одной стороны, и, с другой стороны, свя-
занный с ним поведенческий комплекс покорителя; 2) на всех
этапах своего существования Динабург-Двинск-Даугавпилс был
окраинным, пограничным городом, не столько с точки зрения го-
сударственной, сколько с точки зрения социокультурной. Латга-
лия и сейчас дальневосточная латвийская провинция. Но пара-
доксальным образом во время катастрофических событий по
причине своей окраинности этот город оказывался в центре этих
событий, что играло роковую роль в его судьбе.
Как ни парадоксально, но расцвет Динабург-Двинск пе-
реживал с 1860-х по 1914 год. Было бы нелепо идеализировать
это время, оно было отмечено целым рядом катастрофических
событий: это и мощные очаги польского восстания 1863 г., и ру-
сификационная политика Александра III, и волнения 1905 года.
Но доминантой городской жизни, городской философии была
идея культурно-религиозного, культурно-национального сим-
биоза. Весьма значимо, что этот период во многих отношениях
является наиболее интенсивным периодом духовной жизни всех
национальностей региона. Заречное пространство не относилось
к Латгалии, и городок, там расположенный, в это время не вхо-
дил в Даугавпилс. Но до него рукой подать, и в 1875 – 1879 гг. в
немецкой школе там учился Райнис. В Динабурге некоторое вре-
мя в русской гимназии провел Бен-Иехуда, создатель совре-
менного иврита. Из Двинска вышло семейство Вовси, и самый
знаменитый из него – Соломон Михоэлс. В 1903 г. в Двинске ро-
дился Марк Ротко. Из Двинска – предки Бродского по материн-
ской линии. В реальном училище Двинска в 1900-е годы учился
Леонид Добычин. Неподалеку, в Режице, родился и провел дет-
ские годы Тынянов, а в Краславе, тоже в Латгалии, – Н.О. Лос-
ский. На XIX – начало ХХ века приходится просветительская
деятельность графов Плятеров.

Нет худа без добра.
Мультинациональный регион был регионом мультикультур-
ного полилога. На коллективной ментальной карте современно-
сти эта сторона латгальского мира не отмечена. Она восстанавли-
вается исследователями, правда, пока еще достаточно робко.
Бродский писал: «Никто / пальцем не ткнет в пространство,
чтоб крикнуть «вон!» (с. 388).
Весь ход истории Динабурга-Двинска-Даугавпилса свидетельст-
вуют, что искушение ткнуть в пространство велико, но ведь дере-
вья все равно «шепчут по-немецки», хотя этот шепот, видимо, не
вечен. Но он, наверное, может становиться и более громким.

+2

36

Даугавпилсский кинотеатр «Renesanse» прекратил показ фильмов

Свернутый текст

C 8 января у кинотеатра «Renesanse» закончилась лицензия на право проката фильмов. Муниципальное учреждение культуры временно прекратило показ фильмов, в переговорах с кинопрокатными компаниями добиваясь предоставления новинок, и работает как выставочный и концертный зал. Двери «Renesanse» для посетителей не закрылись.
Руководитель Центра латышской культуры Регина Османе, в чьем ведении находится кинотеатр «Renesanse», сообщила новостному порталу D-fakti.lv о том, что переговоры с кинопрокатными компаниями продолжаются, поскольку принципиальным моментом заключения договора является желание «Renesanse» получать для показа премьерные фильмы, новинки, топовое кино, которое будет интересно зрителю и соберет зал. До сих пор «Renesanse» давали для проката кассовые фильмы только после того, как они прошли по всей стране. По словам Р.Османе, с получением лицензии на кинодеятельность нет трудностей, стоит она недорого и ее будут оформлять, проблемы – в условиях проката фильмов.
Прекращение показа фильмов в единственном до недавних пор кинотеатре Даугавпилса вызвало неподдельный интерес журналистов, как в свое время и открытие кинотеатра. Совершим экскурс в историю.
Открытие в августе 1978 года «Октобриса» (первое название «Renesanse») стало для Даугавпилса огромным событием. Не все знают, что суперсовременный по тем временам кинотеатр планировали открыть осенью 1977-го в связи с 60-летием Великой Октябрьской революции (отсюда и название учреждения культуры), но Госкино не предоставило вовремя оборудование, и открытие перенесли на год позже.
Автор проекта архитектор Ольгерт Крауклис получил за здание «Октобриса» Государственную премию в области архитектуры. В строительстве применялись новые стройматериалы и технические решения. Так для отделки стен большого и малого зрительного залов, фойе и вестибюля строители впервые применили керамические акустические элементы. Они являлись одновременно оригинальной отделкой интерьера и служили для рассеивания звуковых волн. Кроме этого, специалисты отмечали своеобразные по своему решению акустические резонаторы подвесных потолков обоих зрительных залов. Зрители «Октобрис» посещали очень активно, ежедневно подтверждая цитату из Ленина, висевшую в большом зале: «Важнейшим из искусств для нас является кино».
В 1992 году, уже при новых временах, «Октобрис» переименовали в «Аустру». Был приобретен японский видеопроектор, позволявший управлять аппаратурой двух кинозалов с одного пульта. В фойе «Аустры» стали регулярно проходить дискотеки, на которых блистал и широко известный ныне по «Оранжевому хору» Атис Аузанс. Правда, постепенно дела пошли на спад, наступила эпоха видеопрокатов. В 1997 году «Аустру» взяла в аренду частная фирма, она попыталась реанимировать кинотеатр, но полные залы собрал лишь «Титаник». Название фильма оказалось пророческим: вскоре фирма–арендатор объявила себя банкротом, и «Аустру» закрыли.
Далее на горизонте появлялись иностранные потенциальные арендаторы, шли разговоры об использовании пустующего огромного здания в центре города и т.д. Наконец, летом 2001 года городская дума приняла решение восстановить кинотеатр. 1 сентября 2001 года теперь уже старый кинотеатр под новым символическим названием «Возрождение» (Renesanse) распахнул двери перед первыми зрителями – первоклассниками, для которых в тот день бесплатно показывали мультфильмы.
Кинотеатр передали на баланс Дворцу культуры химиков, потом Центру латышской культуры. Снова произошли изменения к лучшему: в большом зале старые кресла заменили на новые, новая мебель появилась в кафе, существенно преобразилось фойе. Возобновился и премьерный показ.
Но уже в 2004 году в Даугавпилсе владельцы торгового-развлекательного центра «Диттон» озвучили планы открытия нового современного кинотеатра в торговом комплексе. Самоуправление пыталось помочь «Ренессансу»: объявляло конкурсы на реконструкцию малого зала, обновляло кое-что в технике. Однако рыночные законы конкуренции диктуют жесткие условия для выживания. Увы, кинопрокатчики предпочли для премьерных показов новый и более современный кинотеатр Silver Screen, открывшийся в «Диттон Намс» летом 2009 года. «Нормальные капиталистические отношения», - так комментирует ситуацию руководитель Управления культуры Миервалдис Бродовс.
Что будет со зданием «Ренессанса» - пока неизвестно. Осенью в думе прозвучала информация о том, что оно перейдет Латгальскому зоосаду. Однако директор зоосада Михаил Пупиньш в телефонном разговоре с D-fakti.lv опроверг эту информацию, отметив, что такой вариант был лишь одним из рабочих вариантов, он обсуждался, и не более того.
Руководитель ЦЛК Регина Османе подтвердила, что окончательное решение о судьбе «Renesanse» не принято. В кинотеатре организуют выставки, проходят концерты. Возможно, по выходным будут демонстрировать кинофильмы, сдавать в аренду помещения для концертов и мероприятий. Не исключено, что сдадут арендатору все здание «Renesanse». Как считает Р.Османе, в последние годы в Даугавпилсе сделано многое для учреждений культуры: реновированы залы театра и Центра латышской культуры, идет реконструкция Дворца культуры и фасада Виенибас Намс. Дойдет очередь и до «Renesanse», которому требуется обновление, для чего планируется привлечь средства еврофондов.

источник  D-fakti.lv

0

37

Bench написал(а):

Возле Риго-Орловской железной дороги по ул.Шоссейной предположительно в 1880-х годах был построен "Тюремный замок" (потом это дом № 66).

Тюремный замок был построен в 1862 году.

0

38

Bench написал(а):

Но по прошествии семи десятилетий, несмотря на отдельные косметические ремонты в разных его частях, Дом Единства уже нуждался в капитальном ремонте.
— Это ведь уникальное в своем роде здание, похожего такого в Европе вы нигде не увидите, говорит Регина Османе, руководитель Центра латышской культуры.

Очень похожее здание построено в г.Пярну, тоже до войны. А документация на капитальный ремонт здания начала разрабатываться еще в конце 80-х годов 20-го века...

0

39

Bench написал(а):

В 1953 году Красноармейскую улицу заасфальтировали, разбили клумбы, газоны, установили скульптуры.

Часть дамбы, от реки и до лютеранской кирхи , была покрыта бетоном в 1938-39 гг. Планировалось это сделать до Сквера Славы. Помешала смена госстроя в 1940 году, и война...

0

40

А 27 июля этого же года фашисты при отступлении  взорвали его монументальное здание. Очевидцы рассказывали, что две башни будто подпрыгнули в воздухе, а потом на глазах начали рассыпаться большими каменными осколками. В 1951–м специальная комиссия пришла к выводу, что грандиозное здание восстановлению не подлежит.

Взрыв крепостного костела немцами вызывает большие сомнения по нескольким причинам:
1.В немецком списке обьектов подлежавших уничтожению, крепостного собора НЕТ.Нет его и в приказе,к которому прилагался этот список,в приказе с немецкой педантичностью расписан наряд личного состава,сил и средств на КАЖДЫЙ такой обьект-собора в этом приказе НЕТ.
2.Анализ снимков разрушенного костела выявил преинтересную деталь-цокольный этаж собора ЦЕЛ-пострадала средняя часть здания и крыша.
3.Немцы НЕ ВЗРЫВАЛИ в Двинске зданий культово-религиозного назначения.
4.Останки людей(черепа и кости),представленные на многочисленных фото имеют возраст НЕСКОЛЬКО сотен лет.
5.Т.н. очевидцы собственно в момент взрыва видеть ничего не могли-гражданское население во время штурма Двинска РККА сидело по щелям и подвалам-бои были исключительно напряженными(уничтожено 70% города).

Ну и последнее-пресловутая комиссия 1951 года вынесла совсем иной вердикт:"Здание историко-культурной ценности не представляет(!).Восстановление НЕЦЕЛЕСООБРАЗНО"
Коментарии излишни.

Отредактировано ФОМА (Среда, 10 февраля, 2010г. 11:56:52)

0

41

Bench написал(а):

Почему же в народе этот парк до сих пор называется «Тарелочка»? В августе 1901 года на бульвар была проведена вода из недавно сооруженной водопроводной станции в Гайке. А вот в 20-е годы прошлого века на Старом бульваре по проекту скульптора А.Вейнбаха был построен фонтан. На старых снимках, в центре фонтана, видны три чаши. Вода из верхней чаши переливалась во вторую, затем в третью, а уж затем выливалась в общую чашу фонтана, которая сохранилась до нашего времени. Сейчас в чаше фонтана находится скульптура девушки с цветком лотоса, из которого бьет струя воды. После недавней реставрации скульптуры и ремонта фонтана он вновь будет радовать горожан своей прохладой, где так любят гулять молодые мамочки с детскими колясками. Вот по этим трем «тарелкам» в центре фонтана, горожане и назвали парк «Тарелочкой».

Пример беззастенчивого вранья-знаменитые "тарелочки"перенесены в Александровский сад из комендантского сада в крепости В 1910 ГОДУ(вместо них установлены пушки)
Посмотрите фото императорского периода-надписи с "ятями".Врут титульные и не краснеют!!!

увеличить

Отредактировано ФОМА (Среда, 10 февраля, 2010г. 11:51:24)

0

42

Кстати, как написано в одном из буклетов о Даугавпилсе за, по-моему, 1973г., в 60-х годах сквер назывался Пушкинским и там находился памятник Пушкину. В 1966 г. был установлен памятник А.Пумпуру, который находится там и сейчас. Возникает вопрос:- Куда Пушкина дели? Может кто знает?

0

43

А Пумпур остался?

0

44

Пумпур остался, а Пушкин где?

0

45

Bench написал(а):

Сразу после пересечения с Саулес, она плавно "омывает" старый корпус Даугавпилсского университета. Фундамент этого массивного строения, долгие годы бывшего и сейчас во многом остающегося средоточием научной жизни Даугавпилса, заложили 9 сентября 1952 года и сдали в эксплуатацию четырьмя годами позже.

Здание "старого" пединститута первоначально задумывалось как "Дом Советов" для размещения областного и городского комитетов партии и обл- и горсоветов.Строилось оно по типовому проекту общественных зданий, коих было много, например, подобное построено в далеком солнечном Магадане...
Но областное деление в Латвии не прижилось, после смерти Сталина у новых руководителей страны поменялись планы, и в новое здание вселили пединститут. Впрочем, от идеи Дома Советов не отказались. Это здание долго проектировалось, разместить его планировалось на том месте, где стоял кинотеатр "Эден", а впоследствии "Целтниекс".Последний поспешно снесли, дабы освободить место для главного городского здания, объявив здание кинотеатра послевоенной постройки "аварийным". Проект явили общественности в 1989 году...

Магадан , наши дни...

увеличить

Отредактировано marser (Четверг, 11 марта, 2010г. 13:55:43)

0

46

Bench написал(а):

Сразу после пересечения с Саулес, она плавно "омывает" старый корпус Даугавпилсского университета. Фундамент этого массивного строения, долгие годы бывшего и сейчас во многом остающегося средоточием научной жизни Даугавпилса, заложили 9 сентября 1952 года и сдали в эксплуатацию четырьмя годами позже.

Отредактировано marser (Четверг, 11 марта, 2010г. 13:56:45)

0

47

Bench написал(а):

А этого можно было достигнуть только в том случае, если все в нашем Доме Единства будет восстановлено в первозданном виде.

Совершенно утопическая идея. Начнем с того, что даже по изображению на приведенной внизу довоенной открытке видно, что после восстановления взорванной в 1944 году части здания со стороны нынешней ул. Саулес изменилась этажность. На снимке видна баллюстрада открытого кафе, существовавшего на крыше второго этажа. Там стояли столики, и туда-же на лифте подавалась свежая выпечка из существовавшей в те времена в здании пекарни. Идем дальше. Во дворе, на въезде в который долгие годы висит дорожный знак ,ограничивающий вес въезжающих туда машин, "пол" был прозрачным- под ним была кухня ресторана, куда падал свет божий, а не искусственный.Теперь там давно асфальт, ничего не видно.. Потому и знак...
В подвальной части здания располагалась римская баня, частью которой был плескательный бассейн- а вовсе не плавательный, как многие думают.А в той части, где многие горожане помнят т.н. винный бар, размещался зал собраний айзсаргов...
Ну, как, будем восстанавливать, "как было" ?

0

48

marser написал(а):

Ну, как, будем восстанавливать, "как было" ?

Процесс реставрации идет, что выйдет... пока сказать трудно, но я постараюсь по возможности это дело сфоткать.

0

49

Вот так люди и сидели в кафе, и собор им вид на парк загораживал... Вместо приятной зелени перед глазами здание немодной конструкции, которое даже в нужный советским людям планетарий не переделать...

http://i069.radikal.ru/1002/be/4e02c6396a8b.jpg

+3

50

parks написал(а):

Вот так люди и сидели в кафе, и собор им вид на парк загораживал... Вместо приятной зелени перед глазами здание немодной конструкции, которое даже в нужный советским людям планетарий не переделать...

Это не советские люди. Кафе это исчезло при взрыве крыла Нардома в 1944 году. После восстановления там надстроили этаж...

0


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » Статьи о Даугавпилсе.