GoroD

Объявление

1 июля 2018 года, в помещении РТУ, Смилшу 90, с 9.00 до 12.00, состоится расширенный слёт коллекционеров. Приглашаются коллекционеры и все желающие. Вход свободный.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Литература и языкознание. » Латышские сказки


Латышские сказки

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Не взаправду ели, не взаправду и работали

     Один хозяин повез в бочонке путру косцам на луг.
     Путра плескалась-плескалась, хозяин даже не заметил, как она вся из бочонка выплескалась.
     Приехал на луг и уговаривает косцов:
     — Ешьте, братцы, ешьте, да только не взаправду — расплескалась вся путра по дороге!
     Делать нечего — поели не взаправду. Когда подошло время опять за косьбу браться, взяли они косы и машут ими по воздуху. Закричал на них хозяин:
     — Вы почему не косите?
     — Не взаправду обедали, не взаправду и сено косим! - ответили ему косцы.

0

2

Как человек одолел волка

     Повстречал старик в лесу матерого волка. Волк был голодный и как зарычит на старика:
     — Готовься помирать! Ты мне нынче спать в можжевельнике помешал. У меня и посейчас голову ломит от твоего рева.
     — Помилуй, голубчик Серый! Да ведь я всего-навсего высморкался.
     — Все одно помрешь. Готовься!
     — Кто силен, тот и прав, — проворчал старик и давай волка упрашивать: — Позволь перед смертью твоим хвостом гробовую свечу отмерить.
     Позволил волк. Старик отрезал мерило — добрую дубину,— начал волчий хвост на руку наматывать, а сам волка дубиной колотит да приговаривает:
     — Кто силен, тот прав, а кто умен, тот смекалкой возьмет.
     Оборвался в конце концов хвост; засмеялся старик и забросил избитого волка в кусты.
     Отошел волк и завыл. На вой сбежалась целая стая волков, старик едва-едва на ель взобраться успел. Долго волки думали да гадали: как теперь быть? И додумались: встанут друг на друга и доберутся до самой вершины ели.
     Избитому волку это пришлось по душе. Встал он под ель и велел другим волкам взбираться на него. Вскоре волки добрались до вершины ели. Вот уже и последний волк залез наверх, хочет напасть на старика, а тот ему на ухо шепчет:
     — Эй, слышь, браток, покуда остальные до меня не дорвались, съешь-ка лучше ты один меня тут, наверху. Я уцеплюсь за ветвь, а ты — кусай, ешь... Только позволь мне сперва наскоро твоим хвостом гробовую свечу отмерить.
Волк согласился. Старик вытащил нож, отрезал хвост и бросил его вниз с криком:
     — Эй ты, ободранный! Вот твой хвост.
     Поверил ему избитый волк и кинулся за хвостом. Но как только он из-под кучи выскочил, все волки попадали. Разбежались волки сломя шею кто куда. С той поры у волков шеи не гнутся.

0

3

Латышские сказки о ёжиках читайте ЗДЕСЬ

http://c.foto.radikal.ru/0611/ec569ef75435.gif

0

4

Как барскую собаку учили говорить

     У одного богатого барина была умная собака - делала все, что хозяин ей приказывал. Только вот говорить не умела. Стал барин искать человека, который научил бы его собаку речи человечьей. Где-то у черта на куличках отыскал он крестьянина, который и взялся барскую любимицу этой премудрости обучить.
     - А много ли возьмешь за это? - спросил барин.
     - Немало. Сорок пудов золота. И чтоб наперед мне уплатил.
     - Ладно, уплачу тебе сорок пудов золота наперед,- согласился барин.- Только научи собаку! Едем ко мне за нею.
Приехали. Крестьянин навалил на свою телегу сорок пудов золота и увез его к себе домой вместе с барскою собакою. И начал ее обучать, чему требовалось.
     Через пять месяцев барин приехал к собачьему учителю и спрашивает:
     - Ну, как? Говорит уже моя собачка?
     - Да, маленько уже говорит,- отвечает крестьянин.
     - А что же она сказать мне может?
     - Может сказать "гав-гав", "ррр" и прочее в таком роде.
     - Скорее учи! - говорит барин.
     - Когда научу полностью, ты мне еще сорок пудов золота заплатишь.
     - Ладно, заплачу еще, только научи!
     Прошло немного времени - приезжает крестьянин к барину и докладывает, что его собака уже полностью научена говорить по человечьему.
     Барин заплатил ему еще сорок пудов золота и велел завтра привести ему говорящую собаку.
     На другой день крестьянин приехал к барину снова один.
     - А где же моя дорогая собачка? Крестьянин стал ему рассказывать:
     - Повел я ее сегодня к тебе, начал с ней по дороге разговаривать. Стал расспрашивать, как, мол, живет твой хозяин, как его жена-хозяйка, а она давай мне болтать все начистоту, что хозяин со своей женой не ладит, со служанками и другими женщинами путается. Слушал я, слушал, и стало мне боязно: не стал бы твой пес об этом болтать всем, и твоей жене в том числе. Чтобы того не случилось, я тут же пса прикончил.
     - Молодец. Правильно сделал! - обрадовался барин.- Дам тебе за это еще сорок пудов золота. А то плохо бы мне пришлось.
     С той поры ни один барин своих собак не учит говорить.

0

5

Как глупый сын ездил в Ригу

     У одного крестьянина было три сына: два умных, а третий дурак.
     Умных сыновей отец отдал учиться гончарному ремеслу. А дурака оставил дома - пусть на печке лежит.
     Когда отец умер, старшие братья-гончары взяли в свои руки отцовское хозяйство, а дурака от всех дел отстранили. Ведь он же ничего не соображает!
     "Ну, не соображаю, так и не соображаю",- думает дурак. И не спорит с ними.
     А умные братья взялись за дела. Мяли и трепали лен, обжигали горшки - от работы не отказывались, лишь бы деньги хорошие шли. И между собой договорились дурачку денег не давать. А работать он может и без денег, за харчи.
     Вот наделали братья горшков, вся изгородь горшками увешана. Пора везти в Ригу . Сложили они эти горшки на воз и послали младшего брата на базар.
     - Продай горшки, а деньги, смотри, все домой привези Чем больше денег привезешь, тем лучше. Дурак было заспорил:
     - Как же я все деньги привезу? Мне ведь тоже нужно кое-что на расходы!
     - Кто на харчи не умеет заработать, как он смеет еще и деньги тратить? - отвечали ему братья.- Наших денег не тронь!
     - Хорошо,- сказал дурак,- не дотронусь я до ваших денег. Даже и не взгляну на них!
     И уехал.
     В Риге на базаре подходят к нему покупатели:
     - Сколько просишь за горшки?
     - Что я могу просить? Мне ведено до денег не дотрагиваться. А я даже и смотреть на них не хочу. Берите горшки даром!
     - Эх ты, пустая голова!
     Покупатели как услышали, что горшки даровые, так и давай их тащить. Прямо из рук рвали. До вечера еще далеко, а воз уже пуст. И дурачок, посвистывая, едет домой.
     Еще не подъехал он и к воротам, а братья уже навстречу.
     - Дурачок, где деньги?
     - Где деньги? В Риге.
     - Куда же ты девал горшки, если деньги в Риге?
     - И горшки в Риге. Их там возами берут. Нарасхват. А денег не дают, пока все горшки не привезем.
     Братья услышали, что у рижан горшки нарасхват, больше и спрашивать ни о чем не стали. Грузят горшки на воз и снова посылают дурака в Ригу. Один воз отвезет, а у них уже другой готов. А дурачок ездит да ездит в Ригу с горшками. Его какое дело? Братья велят - он и возит.
     Так он возил да возил горшки все лето и всю осень. Вот уж и зима настала, и снегу навалило, и дурак поехал с последним возом.
     "Эх, горе какое,- думает дурачок,- нынче надо привезти деньги за все горшки. Не привезу - братья в живых не оставят. А пожить-то на свете хочется!"
     Едет он обратно домой из Риги - ни горшков у него, ни денег.
     И вот - счастье, откуда ты являешься? - слышит он в кустах какой-то шум. Подъехал поближе и видит: разбойники, грабители или кто еще они там - в дороге ведь всех не узнаешь! - что-то прячут в сугроб.
     Дурачок думает:
     "Что мне с такими связываться? Пусть прячут. А как уйдут, настанет мой черед".
     Разбойники закопали что-то в снег и ушли. А дурачок пошарил в сугробе, смотрит - а там большая шкатулка, полная серебра. Ну что же? Взвалил шкатулку на сани и едет домой.
     Дурак приехал домой и насыпал братьям полные шапки серебра. А остальные деньги оставил в шкатулке, забросил на печку свой соломенный матрас и снова спит, как спал.
     Умные братья, увидев, как много денег привез им дурак, почувствовали себя перед ним виноватыми. И тут же разрешили ему то, на что раньше никогда бы не согласились: жениться!
     Ну, если жениться - так жениться. Не будет же -дурак старшим братьям перечить!
     И вот затеяли старшие братья свадьбу. Парят, варят, пир готовят. А что невесты нету, им и горя мало. Да и когда искать невесту? Надо еще в город Цесис съездить за маслом. Может, где по дороге найдут какую-нибудь глупую девчонку для этого дурака.
     Братья уехали. А дурак пошел топить баню, варить пиво. Топил-топил он баню, да так жарко натопил, что пиво разбушевалось, вышибло пробку в потолок и разлилось по всему полу. А без пива какая же свадьба? Все дело развалилось.
     Зато на следующую осень свадьба уже не развалилась. Дурачок сам нашел себе невесту и сам свадьбу справил. И потом жил так разумно, что даже умные братья приходили к нему за советом. Вот как бывает, когда другого глупей себя считаешь!

0

6

Поп, дьячок и лавочник

     Однажды жили бедный поп и бедный лавочник. Попу его церковь давала так же мало дохода, как лавочнику его. лавка, потому что вокруг жили одни бедняки.
     Задумался однажды поп над своей нуждой и пошел к лавочнику потолковать о трудных временах.
     Лавочник говорит:
     – А знаешь, надо нам сделать одну штуку, вот тогда у нас обоих дела пойдут в гору, в два счета разбогатеем, – и стал рассказывать, что он придумал, с чего надо начинать, даром времени не теряя. Пускай поп идет домой и прикинется совсем хворым. Потом пусть велит дьячку ближе к ночи вынести икону девы Марии и положить ее в родничок, что у попова сада.
     Как лавочник придумал, так все и было сделано. На другое утро поп рассказывает служанке, что видел во сне, будто исцеление ему принесет только вода из родника, который около сада.
     Пошла служанка за водой да от удивления так и села.
     Дева Мария вышла из церкви и в родник залезла! Пустилась баба бегом домой рассказать попу про чудо.
     Выпил поп родниковой воды, умылся ею и говорит, что полегчало ему, сон-то оказался в руку.
     Вечером поп уже совсем здоров и велит трезвонить в церковный колокол. Народ не знает, зачем звонят, бежит к церкви. В церкви поп с дьячком молятся и прихожанам рассказывают про чудесное исцеление и как деву Марию в роднике нашли.
     Вот отправились все с хоругвями служить молебен у родника, где по-прежнему так и лежала дева Мария. Поп признал родник чудотворным и велел снести икону обратно в церковь. А дьячок еще два раза носил ее тайком к роднику и уж никто в том не сомневался, что место это святое.
     Тогда велел поп собирать деньги на постройку часовни над родником. Кое-что прихожане дали, помог и лавочник.
     Вскоре часовня была готова, икону поставили под стекло и надпись сделали: “Кто желает избавиться от недуга, пусть прочтет молитву и положит 20 копеек серебром пред ликом девы Марии”.
     Лавочник с попом еще и в газете написали про свершившееся чудо, про. целебную воду.
     Вот стал хворый люд отовсюду наезжать, – и мужчины, и женщины, – поп с дьячком деньги собирать не управляются. И у лавочника покупателей полным-полно. Там и едят, и на ночлег устраиваются.
     Через год поп, дьячок и лавочник не знают, куда деньги девать. Однажды явился к ним издалека болящий со своей женой. Зашли они в лавку подкрепиться с дороги и завели разговор про чудотворную воду.
     Лавочник говорит:
     – Как другим – не знаю, зато троим эта вода здорово помогла – лучше некуда!

0

7

Как заяц женился

     Однажды заяц подумал, что, будь он женат, ему бы жилось полегче. Приглянулась ему дочь одного крестьянина. Попросил заяц медведя невесту ему высватать. А девушка свату так ответила:
     – Нет, за зайца я не пойду.
     – Почему не пойдешь? – спрашивает медведь.
     – Хвост у него уж больно короткий, – отвечает она.
     Пошли среди зверей разговоры: так, мол, и так, отказалась крестьянская дочка за зайца идти, дескать, хвост у него короткий. Дошло это до волка.
     “Коли крестьянская дочь за зайца не идет, потому что хвост у него короткий, то уж за меня она пойдет – у меня хвост длинный”, – решил волк.
     Попросил и он медведя быть сватом. Говорит медведь крестьянской дочке:
     – Твоя правда, не годится заяц тебе в женихи, потому что хвост у него короткий. Я другого жениха знаю, у него хвост куда длиннее.
     – Кто ж это такой? – спрашивает девушка.
     – Волк. Он у нас важный барин, и хвост у него длинный. Пойдешь за него?
     – Да, да, – согласилась девушка, – за такого барина я с радостью пойду.
     Передал медведь волку, что невеста согласна, волк обрадовался и пообещал устроить большой пир. Свадьбу решили сыграть в доме крестьянина, чтобы все видели, какая у волка невеста-красавица.
В день свадьбы пошел волк зайца на пир звать, а заяц в постели лежит.
     – Приходи ко мне на свадьбу, – говорит волк.
     – Не могу, – отвечает заяц, – я вчера капустой да морковью объелся, а сегодня, видишь, болею.
     – Без тебя нам никак не обойтись, – опечалился волк, – где же я другого такого плясуна, как ты, возьму?
     – Я бы пошел, – отвечает заяц, – да плохо мне, не дойду так далеко. Тут волк и говорит:
     – Ладно, я надену седло и уздечку, ты на мне верхом поедешь, если я побегу слишком быстро, ты меня придержи.
Согласился заяц. На полпути волк говорит:
     – Слезай, теперь дойдешь!
     – Не дойти мне, – отвечает заяц, – еще провези. Возле самого дома волк говорит:
     – Ну уж дальше я тебя не повезу. Увидят люди – засмеют.
     – Что ж, – отвечает заяц, – добром не побежишь, я тебя силой заставлю.
     Хлестнул заяц волка кнутом, и волку хочешь не хочешь пришлось дальше бежать.
     Остановился заяц у дома невесты, бросил поводья батраку и говорит:
     – Привяжи-ка мою лошадь покрепче, чтоб не убежала.
     Входит заяц к невесте и говорит:
     – За меня не пошла, потому что у меня хвост короткий. Волк тебе понравился, а ведь он у меня за верховую лошадь.
     – У тебя волк за верховую лошадь? – удивилась невеста.
     – Не веришь, пойди сама на конюшню погляди, – говорит заяц.
     Побежала девушка на, конюшню, видит: там оседланный волк привязан. Вернулась она в избу и вышла замуж за зайца. А волк от стыда подальше в лес убежал.

0

8

Серая сказка

Я - Серый.
Я - серый, как мышонок.
Как птица, как пепел, как пыль.
Я - Серый, но что бы делали без меня Яркие!
Где я? Повсюду.
Вот растаял снег, обнажилась земля - серо вокруг, скучно.
Весна пока что серая. Но вот лопнула серенькая скромная почка - расцвела верба. Разве она была бы так хороша и бела, если б я не был таким серым?
Вот вылезает из серой земли тюльпан, а вот и ревень высовывает свои красные, как у чёрта, рога!
В серых сумерках плывут над лугом белые простыни тумана! В сером поднебесье восходит красное солнышко, и все видят, как прекрасно оно.
Я - Серый. И я прихожу раньше всех красок, которых ждут люди.
Серым утром они ждут солнце, серой ночью - месяц, серой весной - цветы, серой осенью - снег.
Я - важный цвет, потому что всё становится красивым рядом со мной.
Я помогаю краскам и, если они не могут явиться сами, выталкиваю их из себя. Пускай все глядят.
Из серой тучи я выталкиваю радугу.
Бросьте яркую пуговицу в золу. Видите? Вот она, красивая пуговица. А что там, за ней? Это я - Серый.

Имант Зиедонис

0

9

Умный батрак

В старину жил один хозяин, и был у этого хозяина батрак. Чего только хозяин не выдумывал, чтобы заставить батрака работать побольше, а кормить старался похуже. Работал хозяин вместе с ним и звал батрака поесть только тогда, когда у самого брюхо подводило от голода. Ел хозяин один хлебный мякиш, а батраку отдавал корки. Но батрак, не будь глуп, придумал, как про учить хозяина.

Однажды, наработавшись изрядно, хозяин говорит батраку:

- Есть мне охота!

А батрак отвечает:

- Вот чудно! А мне так нисколечко!

- Это как же так получается? - спрашивает хозяин.

- Я корок здорово наелся, - отвечает батрак,- пока корки в брюхе не размокнут, до тех пор есть неохота.

“Хорошо, что я узнал про это, - думает хозяин, - теперь сам буду есть корки, чтобы подольше голода не чувствовать, а мякиш пусть ест батрак”.

И точно! С той поры хозяин стал кормить батрака мякишем, а сам ел одни корки. Так и шло у них до поры до времени. Но однажды, наработавшись, хозяин опять говорит батраку.

- Есть мне охота!

А батрак отвечает:

- Вот чудно! А мне так нисколечко!

- Это как же так получается?- спрашивает хозяин.

- Я мякиша здорово наелся, - отвечает батрак, - хлебный мякиш залепил брюхо, как глина; пока не разойдется, человек и сыт по горло.

“А-а, тогда понятно, - думает хозяин. - Самое выгодное - есть все вместе - мякиш с коркой”.

И с тех пор хозяин больше не старался давать батраку кусок похуже.

0

10

СИНЯЯ СКАЗКА
ИмантЗиедонис

Синий-синий конь в горохе!
Синий конь в горохе!
Я видел его вчера.

      Он жевал синие цветы гороха, а я знаю, почему он синий. Собрались кони со всего света — чёрные, чалые, гнедые, саврасые, вороные и в яблоках — и сказали: -  Если машины победят — мы все погибнем. Сделаем так, чтоб один конь был вечным!
      И они решили, что вечный конь будет синим. Это цвет мечты и надежды.
      Коню дали синие крылья и назвали его 

СИНИЙ КОНЬ НАДЕЖДЫ.

И ещё на Общем Собрании Всех Коней решили, что Синий Конь будет одинок. Ведь сильнее всех печалится и мечтает, надеется и ждёт одинокий. Так пусть у него не будет ни друга, ни подруги, ни синих жеребят.
      И тут загрустил Синий Конь, но ему сказали, что грусть тоже синяя и очень подходит ему.
      — Ты Конь мечты,—сказали ему.—Ты можешь есть и пить то же самое, что и мы,—но тогда ты погибнешь, потеряешь свой цвет. Ты Конь мечты — ты должен давать цвет незабудкам. Синие цветы — твой хлеб. А захочешь пить — отыщи за синей горой в синем бору три синие ольхи: там синий родник.
     Там три синие молнии синими саблями гонят зайца.
     Там три синих облака в синей бочке заснули.
     Там... впрочем, сам разберёшься.
     А жить ты должен в синей дали. Ведь люди надеются, смотрят вдаль. В даль моря — синего, в даль неба — далёкого, в даль леса — далёкого, синего. Только в сумерки, только синим утром, только в вечернем тумане можешь подойти к людям.
      Так решило Общее Собрание Всех Коней — так оно и есть на самом деле. Увидеть Синего Коня очень трудно.
      Но ранней весной, когда прилетают дрозды и в лесу зацветают подснежники, смотрите, нет ли там следов Синего Коня?
      А летом идите тихо по полю. Там лён цветёт, там васильки — там Синий Конь пасётся.
      А  уж белою зимой глядите в сумерки, туда, где ёлки роняют свои тени. Там Синий Конь лижет синие тени.
     Тот, кто едет верхом на Синем Коне, весь мир видит синим. Черёмуха для них синяя, заяц синий, даже гриб-дождевик и тот синий.
      Вот почему латыши говорят: синие чудеса! Синий Конь — синее чудо. И тот, кто едет на нём верхом, видит синие чудеса.
       Правда, Синий Конь почти никого к себе не подпускает.
       Разве только некоторых поэтов.
       Но если у вас есть немного синего овса... Есть у вас горсточка синего овса?

0

11

ЯНТАРНАЯ СКАЗКА  ИмантЗиедонис

— Как? У тебя нет янтаря? — Глаза у Крота сделались огромными, как булавочные головки. Это означало, что Крот удивлён, ведь у кротов глазки такие маленькие, что их почти не видно.— Как? У тебя нет ни одного янтаря?
— Нет,—сказал я.
— Тогда следуй за мной,—строго сказал Крот.—Правда, у тебя какие-то редкие брови.
Крот придирчиво рассматривал меня.
— Привяжи к бровям зубные щётки, а то песок насыплется в глаза.
Махнув мне лапой, он пропал в норе. Потом снова вылез наружу:
— Ну, а ты что стоишь?
Привязав к бровям зубные щётки, я полез в нору.
Через пару часов Крот сказал:
— Ты слишком медленно ползёшь. Мы проползли только десять метров. А до озера Энгурес — десять километров. Иди лучше по земле, а я поползу. Чтоб ты меня не потерял, я буду иногда высовывать голову. Не спутай меня с другими кротами! Смотри:
у меня один зуб янтарный. Высуну голову из-под земли и засмеюсь — сразу узнаешь, что это я.
Тут Крот засмеялся — крикс-крикс-крикс! — как будто трижды переломил карандаш.
Крикс! Крикс! Крикс!
Я отвязал щётки, и мы снова отправились в путь.
Добирались долго. Три недели.
По дороге я часто отдыхал. Крот не успевал за мною, под землёй ползти всё-таки трудней, чем шагать по поверхности. По пути нам попадались ручейки и канавы. Я их перепрыгивал, а Кроту приходилось ползти под ними.
Поджидая Крота, я читал книжки. Прочитал всё о кротах, о янтаре, об озере Энгурес. Оказывается, в этом озере так много янтаря потому, что когда-то здесь было море. Янтарь лежал на дне моря.
На третью неделю мы были уже неподалёку. В земле, взрытой Кротом, иногда поблёскивали кусочки янтаря. 

— Отдаёшь их мне? — спросил я.
  Крот засмеялся.
— Это ещё не янтарь,— сказал он,— очень уж маленький. Таких маленьких янтарчиков здесь много. Походи по картофельным бороздам.
Я походил и действительно набрал полный карман янтарчиков.
Видел я, как мальчишки ходили за плугом. Отец пахал, а они шли следом и собирали янтарчики, как грачи собирают червей.
Потом мы попали в большой сосновый бор на берегу озера. Здесь не было ни кустика, ни травинки, а на земле меж сосен светлел серый мох, в котором росло много грибов.
Крот высунул голову и сверкнул—крикс-крикс-крикс!— янтарным зубом.
— Здесь,—сказал он.—Ползи за мной. Я снова привязал к бровям зубные щётки и пополз. Мы ползли и ползли, пока не вползли в какой-то зал. Здесь работало много кротов. Все стены были здесь из чистого янтаря, и кроты выламывали его из стен, точили, шлифовали, пилили и сверлили.
— Здесь янтарь раздевают,—сердито сказал Крот.—С каждого янтаря срывают его камзольчик, причёсывают и так шлифуют, что все становятся одинаковыми. А потом делают из них ручки для мухобоек, янтарные мыльницы и мундштуки.
— Кому нужны эти мыльницы?—удивился я.
— Дуракам. Их делают глупцы для дураков. Кроты, которые делали мыльницы, сами разукрасились как могли. Один привинтил себе янтарные уши, другой вставил янтарный глаз, третий привинтил к башмакам янтарные каблуки. Видно было, что каждый хочет показать, как сильно любит янтарь. Мне здесь не понравилось. Янтарь здесь тратили как картошку: жарили, варили, снимали кожуру.
И я вдруг услышал, как янтарь жалуется и плачет, ругает этих мастеров. Но они ничего не понимали. Они не знали янтарного языка.
— Это — глупцы,— повторил Крот.— Они не знают янтарного языка. Ползём дальше.-
Привязав покрепче щётки, я пополз за Кротом. Ползли мы, ползли и приползли в новую мастерскую.
— Здесь знают язык янтаря,—сказал Крот. И верно, я слышал, как мастер разговаривал с кусочком янтаря:
— Хочешь, я сохраню этот блеск справа?
— Угу.
— А эту неровность?
— Полируй.
Здесь всё принимали во внимание, сохраняли каждый изгиб, каждую линию.
Если у какого-нибудь янтарчика было три ноги, его не мучили, третью не отрывали. Пускай не будет похож на других и живёт как может, с тремя ногами.
Четыре уха? Тоже хорошо. Пускай останется четырёхухим!
Здесь каждый кусочек янтаря сам выбирал, что хочет.
— Мне мельхиоровый воротник!
— А мне деревянную рамочку!
— Ну, а тебе серебряную цепочку. И обыкновенный янтарь вдруг так поворачивался, что все удивлялись:
— Смотрите—какой красивый!
— Здесь работают художники,—сказал Крот,—которые делают не только украшения. Они создают человеческие свойства. Видишь вон ту куклу?
Я увидел соломенную куклу. В пупке у неё сиял янтарь.
— Это Хвастливость,—сказал Крот.
Когда мы уходили, Крот разрешил мне выбрать то, что я хочу взять с собою из янтарной сказки. Я, признаться, выбрал Любовь.
Это такой странный янтарь, что я не могу его описать или нарисовать.
Но когда я взял его в руки, показалось — он запел далёким голосом моей мамы. Когда я уже полз обратно и остановился передохнуть, вдруг почувствовал: на меня кто-то смотрит. Это был мой янтарь. Мне стало хорошо и легко, потому что так смотрели люди, которые любили меня.
Я вылез из норы — янтарь мой внезапно исчез и засиял вдали, как звезда. И я сразу узнал его. Среди тысяч звёзд я всегда узнаю свою.
Вернувшись домой, я положил его на стол, и мне никогда не бывает с ним скучно.
В новогоднюю ночь он горит бенгальской свечой, по вечерам пахнет сосновыми цветами.
Порою он разговаривает со мной. И если я устал, он найдёт слово, от которого проходит усталость.
Когда приходит ко мне неважный человек — янтарь мой меркнет, а уж если хороший придёт — оживает янтарь и сияет так, что у меня сердце кружится и глаза становятся тёплыми.
Мне хорошо и легко жить с моим янтарём.
А Крота-то моего я больше не видал. Видел разных кротов, но того, с янтарным зубом — крикс! крикс! крикс! — не видал.
Если встретите его, не бойтесь, смело ползите с ним, и он приведёт вас в янтарную сказку. А может, в другую.
Всё равно мы все ещё встретимся.
Может быть, в цветной сказке, а может быть, в сказке запахов. А может быть, в той сказке, где ветер шумит в листве и море бушует?
Сказок ведь очень много, и они никогда не кончаются.

0

12

БЕЛАЯ СКАЗКА  ИмантЗиедонис

Вчера выпал снег, и теперь всё белым-бело. Так бело, что ничего не видно.
Белая курица снесла белое яйцо да и потеряла его в снегу!
Белый петух спел белую песню. Она взлетела под крышу да и примёрзла там. Висит себе, как белая сосулька.
У белки белой бельчата родились белые-пребелые. Попрыгали на белые ёлки. Белка бедная ищет — не найдёт. Деревья белые — бельчат не видно.
А я сам по лесу иду, не пойму, где дерево, где белый день.
Чернила у меня в чернильнице побелели. Пишу-пишу, а не вижу, что написал. Как это вы всё читаете?
Ладно, белого хлебца пожую, белым кофейком отопьюсь, ботиночки почищу белым гуталином и на речку пойду.
Речка наша, Гауя, сами понимаете, лежит белая в белых берегах.
Я кинул спиннинг — щуку белую тащу. Распорол ей брюхо, а в ней белый утёнок (обжора белая!).
Я утёнку в хвост эту сказку воткнул — пускай летит по белу свету.
Как поймаете утёнка, грейте ему живот белою грелкой! Каждый вечер! А яйцо снесёт белое — сразу мне пишите:
Белому Кроту на берегу Гауи.
Можете, конечно, всё это нарисовать, но только белилами, без единой чёрной чёрточки!

0

13

ЧЁРНАЯ СКАЗКА  Имант Зиедонис

Это — чёрная сказка. Такая чёрная, что ничего не видно. Конечно, в ней что-то есть, а что именно — не видать.

А ну-ка, закройте глаза да завяжите их чёрным платком. Ну? Теперь вы понимаете, как темно в этой сказке? Даже чёрта не видно. Можно только в темноте руками размахивать да ощупывать. Темно, как в аду, правда?

Между прочим, эта сказка и происходит в аду. Нащупали этого, косматого? Думаете, это Янцис? Ничего подобного, это сам чёрт. Чёрный, как обувная щётка. Этим бы чёртом башмаки почистить. Нос у него набит пеплом. А рот? Засуньте-ка ему палец в рот! Чувствуете? Полон рот пепла.

Только не щекотать его, а то чихнёт — вся сказка рассыплется, как пепел.

Щупаем дальше. Что-то вроде ящика. Это телевизор!

Чёрт смотрит телевизор!

Ну и дела! Чёрный телевизор, в котором ни черта не видно. Чёрт, может быть, что-нибудь и видит, а может, и не видит, но смотрит упорно.

На телевизоре что-то лежит. Чувствуете — книга. Чернющая. Черти только чёрные книги и читают, а чертенята нарочно из книг буквы выгрызают, чтоб другим нечего читать было.

Чертенята вообще очень завистливы. Чёрная зависть! Слыхали?

Получит, например, какой-нибудь чёртов ребёнок на уроке двойку и давай скакать от счастья, а уж другой у него из дневника эту двойку выгрызает от зависти. Выгрызает, понимаете? Ну, выедает, выкусывает, выкушивает. И всё от зависти. Для чертей ведь двойка или кол — любимые баллы. А уж хуже пятёрки нет. У чертей вообще всё наоборот. Молоко пьют чёрное, сахар сосут чёрный. Вода у них тоже какая-то черноватая, не поймёшь, грязная, что ли?

По утрам черти чистят чёрные зубы чёрным зубным порошком да ещё и чёрной водой полощут, чтоб ни одного белого пятнышка на зубах не было.

Один чёртов сын как-то не вымыл уши чёрной водой — вот шуму было! Чёртов учитель за ухо его схватил да и целый флакон туши в ухо!

Ладно, щупаем дальше. Кто-то сидит. Кто это здесь сидит?

Чертёнок. На чёрном ночном горшке. Осторожнее с ним, начнёт ещё кричать чёрным-пречёрным голосом. Придётся свет зажигать, глядеть, что случилось.

А света у чертей в квартирах быть не должно! Если свет вдруг проник куда-нибудь в коридор — его тут же ловят, да по лучику в снопы связывают, в чёрные газеты заворачивают. А когда черти выйдут на свет, пойманный свет выбрасывают вместе с газетами.

Один чертёнок карманный фонарик где-то раздобыл, притащил в ад. Видели бы вы, какой переполох поднялся! Созвали суд да чертёнка этого из ада вытолкали, до сих пор обратно не пускают.

Он теперь вечерами по улицам шастает, карманные фонарики у прохожих отбирает.

Трудно, конечно, ему приходится. При свете жить чертям очень тошно, так же, как и нам жить в темноте. Поэтому открывайте-ка, братцы, скорее глаза.

0

14

Жёлтая сказка       Имант Зиедонис

Солнце, как яичный желток, висело над землёй.
А по лучам на землю шли цыплята, и все они были, конечно, жёлтые.
Жёлтая пчела подлетела к цыплёнку, стала приглашать в свой жёлтый улей. Но цыплёнку в улей не залезть: дырочка маленькая.
"Ладно, -подумал он. - Вот жёлтые бабочки летают, полетаю с ними."
Цыплёнок подпрыгнул, но тут же вспомнил, что у него крыльев нет, полоски какие-то вместо крыльев.
"Стану курицей, - мечтал цыплёнок .- Буду летать высоко".
А Солнце сияло на небе, как жёлтый блин с такими вкусными хрустящими краешками.
Пчёлы летели от одуванчика к одуванчику и возвращались в свой жёлтый улей. Он выглядел как огромная жёлтая библиотека. Рамки для сотов будто полки до потолка, и все наполнены сотами.
А соты похожи на жёлтые шестиугольные телевизоры, только вместо экранов блестит жёлтый мёд.
До самого горизонта желтели луга - это цвели жёлтые ветренницы и примулы, но больше всего было одуванчиков. Все холмы сияли одуванчиками.
И казалось, что солнце только что на вершине холма лежало в одуванчиках.
Тут я сам не удержался, взял да и повалился в одуванчики.
Опылился весь, облепился, обсыпался жёлтой пыльцой.
Подошла жёлтая корова, подумала, что я одуванчик, да и съела меня, жёлтого. Так что писать дальше нет возможности.

0

15

КОРИЧНЕВАЯ СКАЗКА Имант Зиедонис

Я его видел.
Он прыгнул на сковородку, забегал по жареной картошке, закричал:

— Коричнево! Коричнево! Готово! Я сыпанул в сковородку перцу — он чихнул и пропал. Кое-кто, кроме меня, его тоже видел. Он всегда появляется там, где что-то жарят. Появится и кричит:

— Коричнево! Коричнево! Готово!

Чтобы увидеть его, нужно большое терпение. А где его можно встретить?
Там, где коричнево.
А где коричнево?
Там, где грибы боровики.
Я точно знаю, что из земли боровик вылезает белым, а потом шляпка у него вдруг делается коричневой.
Рано утром я пошел в лес, сел под коричневой сосной, жду.
Скоро появится боровик. Да вот и он — вылезает. Шапочка белая. Теперь нельзя опускать глаза. Сейчас придёт коричневый человечек. Сижу — жду. Никого нет. Зато вдруг кто-то чихнул. Оглянулся — заяц! Чихает! Простудился, что ли?
Посмотрел на гриб, а он уж коричневый. Тьфу, проморгал человечка!
Ладно, погляжу на другой боровик. Теперь уж не промахнусь.
Гляжу, гляжу, гляжу, смотрю, смотрю, смотрю, приглядываюсь, пялюсь, глаза таращу.
Вдруг в стороне муравей запищал, коричневую ногу вывихнул, хромает — жалко. Вправил ему кое-как ногу — а боровик-то уж совсем коричневый. Опять человечка проморгал.
Ладно. Сделаю так. Залезу в дырку, которую в грибе червяк прогрыз, спрячусь и буду ждать!
Задумал — сделал. Залез, жду. Вот он, ха-ха-ха. Идёт. Залезает на гриб! Только залез — я выскакиваю, а он — гоп! — прыгнул в бруснику и:

— Коричнево! Коричнево! Готово!

Однажды я искал его в орешнике, как раз когда орехи коричневели. Пока ищу в одной грозди — он в другой. Только и слышно:

— Коричнево! Коричнево! Готово!

Уселся я у одного куста. Здесь буду ждать. Покрасит все орехи — придётся и сюда прийти. Жду час, два, три. Жду день, жду два.
Вдруг прилетела коричневая пчела, запуталась в волосах. Так жужжит, что лес дрожит. Но я-то знаю, что это нарочно, чтоб я испугался, чтоб не видел, как приходит коричневый человечек. Пускай жужжит и жалит, а я смотрю на гроздь орехов — и точка!
Дзиннн! Прилетела коричневая мушка — джиннн! — влетела в глаз!
Пока слезу вытирал, гроздь уж коричневая, готова!
Понял я наконец, что Коричневый не хочет, чтоб его выслеживали, и перестал ему надоедать.
Но вдруг прошлым летом лежу у моря, на пляже полно людей, и вижу, у Яниса на спине сидят целых семь штук! Семь коричневых человечков красят Яниса.

— Янис! Янис! — закричал я.— Смотри-ка, что у тебя на спине! Семь коричневых человечков!

— Ладно врать-то,— засмеялся Янис.— Это ты мне песок на

спину сыплешь, щекочешься. Таких человечков на свете нет!

— Да как же нет, если я сам вижу!

Жалко, что никто не знает, где живут коричневые человечки. Одни говорят — в медвежьей шкуре, другие говорят — в желудях, третьи — под сосновой корой.
И никто не знает, как их зовут. И я не знаю.
Коричневики?
Коричневисты?
Коричневяки?
Вы-то не знаете? Не слыхали?

0

16

ПЁСТРАЯ СКАЗКА Имант Зиедонис

Пёстрые бывают разными.
Есть большие Пёстрые, а есть и маленькие.
Найти их очень трудно.
Обычно они лежат среди камней на берегу моря. Маленькие Пёстрые лежат среди гальки, а уж большие — среди больших камней. Ищите в камнях, там вы их найдёте!
Чтоб отличить Пёстрого от камня, надо руку приложить. Если рука станет пёстрой, значит, это Пёстрый, а если нет — тогда это обыкновенный камень.
Пёстрые катятся по свету, как игральные кости, только бока у них пестрят разными красками. Катятся и катятся, и неизвестно, где остановятся и, главное, каким боком повернутся.
Остановятся, к примеру, возле мухомора — тогда и повернутся красно-белым боком. А если возле коровы? Тогда уж черно-белым или бело-коричневым.
Бывает, какой-нибудь Пёстрый закатится и к поросятам. Недаром некоторые поросята чёрным пестрят.
Пёстрые кошки и собаки, божьи коровки и даже змеи — всё это Пёстрый!
А видали вы форель или лосося? Вон как здорово напестрил Пёстрый: такие красивые точечки и крапинки — загляденье.
Все пёстрые бабочки, птичьи яйца раскрашены Пёстрым. И птицы тоже. Как только у птенца вырастают перышки — Пёстрый тут как тут.
Латыши часто говорят: «Он пёстрый, как живот у дятла».
Так вот и живот у дятла Пёстрый испестрил.
Или вот один человек спрашивает другого:

— Как живёшь?

— Пёстро.

Понятно, что к этому человеку Пёстрый прибился и всё путает. Ну. к примеру, утром надела Ильзита белое платье, пошла в лес гулять да и села на чернику. Или вот Янис начал писать да уронил кляксу, стал её стирать — вторую ляпнул от волнения. На две кляксы выкатились из его глаз три слезы.

— Как дела, Янис? — спрашиваю.

— Пёстро.

Когда на дороге прокалывается у машины шина, когда с самого утра куда-то опаздываешь, когда маленький брат хватается за угол скатерти и всё стягивает со стола на пол — тогда пёстро.
Люди говорят: пёстрая жизнь. Это значит, что были в жизни белые дни и чёрные дни, жёлтые дни зависти, синие дни надежд.
Попросите бабушку, и она вам расскажет про Пёстрых. Она часто говорит:
— Рябит в глазах, пестрит в глазах!

Она хорошо знает Пёстрых. У неё длинный и пёстрый век.
Что Луна пёстрая — это вы, наверно, давно заметили. А кто не заметил, пусть приглядится получше в круглые ночи полнолуния. На Луне ещё раньше космонавтов Пёстрый побывал.
Учёные говорят, что и Солнце пёстрое, на нём есть пятна. Каков Пёстрый, даже на Солнце пробрался!
Да кто он вообще такой? Почему он около этой собаки остановился, эту тетрадку испестрил, эту корову назвал Пеструшкой? Почему у одного мальчишки есть веснушки на носу, а у другого нет?
Этого я не знаю. Это надо учёных спросить. Я только сказку рассказываю, а учёные Пёстрых изучают.
Если вы не найдёте Пёстрого на берегу моря среди камней, сделайте так: положите вечером на стол открытую коробку с акварелью и поставьте стакан с водой. По сторонам расстелите белые листы бумаги. Утром, когда проснётесь, сразу увидите — все листы пёстро перепачканы. Пёстрый ночью играть приходил.
Вначале он берёт стакан воды и обливает все краски, каждый акварельный кирпичик. После начинает по ним бегать взад-вперёд, как по клавишам рояля, а с клавиш прыгает на бумагу.

Одни говорят — это он так играет, другие — тренируется.

Лучше всего Пёстрого знают художники. Он художников не боится, и они его тоже.

Когда художник пишет картину, Пёстрый сидит на палитре, насвистывает и краски смешивает. Пёстрый — помощник художников.

Недавно я печку перекладывал и хотел договориться, чтоб один Пёстрый, приятель художника Земзариса, пришёл ко мне глину месить. Ничего не вышло.

Земзарис спросил Пёстрого, не желает ли он пойти к Зиедонису глину месить. А Пёстрый говорит: пусть Зиедонис сам месит или позовёт Серого. Пёстрый не станет все краски смешивать в один цвет. А вот что-нибудь серое красиво разукрасить — пожалуйста.

Ну, хватит. Нельзя такие пёстрые сказки так длинно писать — в глазах начинает рябить. Когда вы эту сказку будете читать, время от времени поглядывайте в зеркало: как там глаза, не стали ли рябыми? А если они рябые или пёстрые—отдохнуть надо.

0

Похожие темы


Вы здесь » GoroD » Литература и языкознание. » Латышские сказки