GoroD

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » План "ОСТ"


План "ОСТ"

Сообщений 1 страница 41 из 41

1

На мой взгляд пришло время поговорить о самом зловещем документе второй мировой войны.Генеральном плане "ОСТ".О нем и месте в нем нашей малой Родины.

Ликбез для несостоявшихся жертв плана "Ост".

Немецкий оригинал: http://gplanost.x-berg.de/

Напомню, 6 страниц плана фигурировали в материалах Нюрнберга, а остальное было обнаружено в 91 году и полностью опубликовано в 2009 австрийцами и немцами. И речь идет не о проекте, а об утвержденном и завизированном Гитлером документе . Итак, вопросы и заблуждения.
1.Что такое «Генеральный План Ост?»
2. Какова история возникновения ГПО? Какие документы к нему относятся?
3. Каково содержание ГПО?
4. Фактически ГПО разработан мелким чиновником, стоит ли его принимать всерьез?
5. На плане нет подписи Гитлера или иного высшего чиновника Рейха, значит, он не действителен.
6. ГПО был сугубо теоретической концепцией.
7. Претворить в жизнь подобный план - нереально.
8. Когда были обнаружены документы по плану Ост? Нет ли вероятности того, что они фальсифицированы?
9.Что можно дополнительно почитать о ГПО?
Краткие ответы и подробности под катом

1. Что такое «Генеральный План Ост?»

Под «Генеральным Планом Ост» (ГПО) современные историки понимают комплекс планов, проектов планов и докладных записок, посвященных вопросам заселения т.н. «восточных территорий» (Польши и Советского Союза) в случае победы Германии в войне. Концепция ГПО разрабатывалась на основе нацистской расовой доктрины под патронажем рейхскомиссариата по укреплению германской государственности (RKF), который возглавлял рейхсфюрер СС Гиммлер, и должна была служить теоретическим фундаментом колонизации и германизации оккупированных территорий.

2.Какова история возникновения ГПО? Какие документы к нему относятся?

Общий обзор документов приведен в нижеследующей таблице:

Название,Дата, Объем, Кем подготовлен,Тип документа:
1.Planungsgrundlagen (Основы планирования) февраль 1940г. 21 стр. отдел планирования RKF,Оригинал.
2.Materialien zum Vortrag „Siedlung“(материалы к докладу "Заселение") декабрь 1940г. 5 стр. отдел планирования RKF факсимиле в G.Aly, S.Heim "Bevölkerungsstruktur und Massenmord" (c.29-32)
3 Generalplan Ost (генеральный план Ост) июль 1941г. ? отдел планирования RKF утерян, датировка по сопроводительному письму ?
4 Gesamtplan Ost (совокупный план Ост) декабрь 1941г. ? группа планирования III B RSHA утерян; пространный отзыв д-ра Ветцеля (Stellungnahme und Gedanken zum Generalplan Ost des Reichsführers SS, 27.04.1942, NG-2325; сокращенный русский перевод) позволяет реконструировать содержание
5 Generalplan Ost (генеральный план Ост) май 1942г. 84 стр. институт cельского хозяйства при Берлинском университете BA, R 49/157a, факсимиле (подлинник)
6.Generalsiedlungsplan (генеральный план заселения) октябрь-декабрь 1942г. планируемый 200 стр., подготовлены общий конспект плана и основные цифровые показатели отдел планирования RKF BA, R 49/984
Объекты колонизации (порядковые номера соответствуют номерам документов см.выше)
1.Западные области Польши
2.Польша
3.Прибалтика, Ингерманландия; Польша, Белоруссия, Украина (опорные пункты); Крым (?)
4.Прибалтика, Ингерманландия; Польша, Белоруссия, Украина (опорные пункты); Крым (?)
5.Прибалтика, Ингерманландия, Готенгау; Польша, Белоруссия, Украина (опорные пункты)
6.Люксембург, Эльзас, Лотарингия, Чехия, Нижняя Штирия, Прибалтика, Польша

Работа над планами заселения восточных территорий началась фактически сразу же после создания рейхскомиссариата по укреплению германской государственности в октябре 1939 г. Возглавляемый проф. Конрадом Майером отдел планирования RKF представил первый план, касавшийся заселения присоединенных к рейху западных областей Польши уже в феврале 1940 г. Именно под руководством Майера было подготовлено пять из шести вышеперечисленных документов (Институтом сельского хозяйства, который фигурирует в документе 5, руководил тот же самый Майер). Необходимо отметить, что RKF был не единственным ведомством, задумывавшимся о будущем восточных территорий, подобная работа велась и в министерстве Розенберга и в ведомстве ответственного за четырехлетний план, которое возглавлял Геринг (т.н. «Зеленая папка»). Именно этой конкурентной ситуацией объясняется в частности критичность отзыва работника министерства оккупированных восточных территорий Ветцеля на версию плана Ост, представленную группой планирования RSHA (документ 4). Тем не менее Гиммлеру, не в последнюю очередь благодаря успеху пропагандистской выставки «Планирование и построение нового порядка на Востоке» в марте 1941 года удалось постепенно добиться главенствующего положения. В документе 5, к примеру, говорится о "приоритете рейхскомиссара по укреплению германской государственности в вопросах заселения (колонизируемых территорий) и планирования."

Для понимания логики развития ГПО важны два отзыва Гиммлера на представленные Майером планы. В первом, от 12.06.42 (BA, NS 19/1739, русский перевод) Гиммлер требует расширить план, включив в него не только "восточные", но и прочие подлежащие онемечиванию территории (Западную Пруссию, Чехию, Эльзас-Лотарингию и т.д.), сократить временные рамки и поставить целью полное онемечивание Эстонии, Латвии и всего генерал-губернаторства.
Следствием этого стало переименование ГПО в "генеральный план заселения" (документ 6), при этом, однако, из плана выпали некоторые присутствовавшие в документе 5 территории, на что Гиммлер немедленно обращает внимание (письмо Майеру от 12.01.1943г., BA, NS 19/1739): "В восточные территории для заселения следует включить Литву, Латвию, Эстонию, Белоруссию, Ингерманландию, а также Крым и Таврию [...] Названные территории должны быть полностью онемечены/полностью заселены."
Следующую версию плана Майер так и не представил: ход войны сделал дальнейшую работу над ним бессмысленной.

3. Каково содержание ГПО?

Нижеследующая таблица использует данные, систематизированные М.Бурхардом:
Территория заселения Количество переселенцев Население, подлежащее выселению/не подлежащее германизации Оценка затрат.
1 Западная Польша 87600 кв.км. 4,3 млн. 560000 евреев, 3,4 млн. поляков на первом этапе -
2 Польша 130000 кв.км. 480000 хозяйств - -
3 ? ? ? ?
4 Польша,Белоруссия,Украина,Чехия700000 кв.км. 1-2 млн. немецких семей и 10 млн. иностранцев с арийской кровью 31 млн. (80-85% поляков, 75% белорусов, 65% украинцев, 50% чехов) -
5 Польша,Эстония,Латвия,Литва 364231 кв.км. 5,65 млн. мин. 25 млн. (99% поляков, 50% эстонцев, более 50% латышей, 85% литовцев) 66,6 млрд.РМ
6 Польша,Эстония,Латвия,Литова,Франция,Чехия,Словения 330000 кв.км. 12,21 млн.мин 30,8 млн. (95% поляков, 50% эстонцев, 70% латышей, 85% литовцев, 50% французов, чехов и словенцев) 144 млрд. РМ

Если в предыдущей таблице присутствовала Россия(немцы ее упорно называют Ингерманландией),то в этой таблице упоминания о русских и России Вы не найдете.
Нацисты не собирались выселять собственно-русских с мест их проживания,как мы увидим позже, Гитлер планировал на 70% сократить численность коренного этноса,а оставшихся использовать в качестве рабов.

Остановимся подробнее на полностью сохранившимся и наиболее проработанном документе 5: предполагается его поэтапная реализация в течение 25 лет, вводятся квоты онемечивания для различных национальностей, предлагается запретить коренному населению владеть собственностью в городах с целью вытеснить его в сельскую местность и использовать в сельском хозяйстве. Для контроля территорий с непреобладающим поначалу немецким населением вводится форма маркграфства, первые три: Ингерманландия (Ленинградская область), Готенгау (Крым, Херсон), и Мемель-Нарев (Литва - Белосток). В Ингерманландии население городов должно быть снижено с 3 миллионов до 200 тысяч. В Польше, Белоруссии, Прибалтике, Украине образуется сеть опорных пунктов, общим числом 36, обеспечивающих эффективную связь маркграфств друг с другом и с метрополией (см. реконструкцию). Через 25-30 лет маркграфства должны быть германизированы на 50%, а опорные пункты на 25-30% (В уже известном нам отзыве Гиммлер потребовал снизить срок реализации плана до 20 лет, продумать полное онемечивание Эстонии и Латвии и более активное онемечивание Польши).Срок по Эстонии и Латвии-1960 год-ПОЛНОЕ ОНЕМЕЧИВАНИЕ.
В заключение подчеркивается, что успех программы заселения будет зависеть от воли и колонизационной силы германцев, и если она выдержит эти испытания, то уже следующему поколению удастся сомкнуть северный и южный фланги колонизации (т.е. заселить Украину и центральную Россию.)

Следует отметить, что в документах 5 и 6 не фигурируют конкретные цифры жителей, подлежащих выселению, они, однако, выводятся из разницы между фактическим количеством жителей и планируемым (с учетом немецких переселенцев и местного населения, годного к онемечиванию). В качестве территорий, на которые должны выселяться жители к онемечиванию не годные, в документе 4 называется Западная Сибирь. О желании германизировать европейскую территорию России до Урала неоднократно говорили и руководители Рейха.
С расовой точки зрения русские считались наименее германизируемым народом, к тому же отравленным за 25 лет ядом "иудобольшевизма". Каким образом проводилась бы политика децимации славянского населения однозначно сказать трудно. По одному из свидетельств Гиммлер перед началом операции "Барбаросса" назвал целью похода на Россию "уменьшение славянского населения на 30 млн.". Ветцель писал о мерах по снижению рождаемости (поощрение абортов, стерилизации, отказ от борьбы с детской смертностью etc.), сам Гитлер выражался более прямо: "Местные жители? Нам придется заняться их фильтровкой. Деструктивных евреев мы уберем вообще. Впечатление о белорусской территории у меня пока лучше, чем об украинской. В русские города мы не пойдем, они должны полностью вымереть. Мы не должны терзать себя угрызениями совести. Нам не нужно вживаться в роль няньки, перед тамошними жителями у нас нет никаких обязательств. Ремонтировать дома, ловить вшей, немецкие учителя, газеты? Нет! Лучше мы откроем подконтрольную нам радиостанцию, а в остальном им достаточно знать знаки дорожного движения, чтобы не попадаться у нас на пути! Под свободой эти люди понимают право мыться лишь по праздникам. Если мы придем с шампунем, это не вызовет симпатий. Там нужно переучиваться. Есть только одна задача: проведение онемечивания посредством завоза немцев, а прежних жителей надо рассматривать как индейцев."

4. Фактически ГПО разработан мелким чиновником, стоит ли его принимать всерьез?

Мелким чиновником проф. Конрад Майер не был. Как уже сказано выше, он возглавлял отдел планирования RKF, а также земельный отдел того же рейхскомиссариата и институт сельского хозяйства при Берлинском университете. Он был штандартенфюрером, а впоследствии оберфюрером (в военной табели о рангах выше полковника, но ниже генерал-майора) СС. Кстати, другим популярным заблуждением является то, что ГПО якобы был плодом воспаленного воображения одного безумного эсэсовца. Это также не соответствует действительности: над ГПО работали аграрники, экономисты, управленцы и другие специалисты из академических кругов. К примеру, в сопроводительном письме к документу 5 Майер пишет о содействии "моих ближайших сотрудников в отделе планирования и главном земельном управлении, а также финансового эксперта д-ра Беслера (Йена)". Дополнительное финансирование шло через немецкое научно-исследовательское общество (DFG): на "научно-плановые работы по укреплению германской государственности" с 1941 по 1945 г.г. было выделено 510 тыс. РМ, из них 60-70 тыс. в год Майер тратил на свою рабочую группу, остальное шло в качестве грантов ученым, проводившим релевантные для RKF исследования. Для сравнения - содержание ученого с научной степенью обходилось примерно в 6 тыс. РМ в год (данные из доклада И.Хайнеманн.)

Важно отметить, что Майер работал над ГПО по инициативе и по заданию шефа RKF Гиммлера и в тесной связи с ним, при этом переписка велась как через начальника штабного управления RKF Грайфельта, так и напрямую. Широко известны фотографии, сделанные во время выставки «Планирование и построение нового порядка на Востоке», на которых Майер выступает перед Гиммлером, Гессом, Гейдрихом и Тодтом.

После войны проф. Майер был интернирован, суд над ним состоялся в 1948 г. в Нюрнберге. Документы 5 и 6 на тот момент обнаружены еще не были, содержание документа 5 было известно лишь по короткому резюме. Кроме того, и в самом документе 5, как уже указано выше, не содержалось прямых указаний на необходимость выселения, эвакуации или истребления населения, эта необходимость становится очевидной лишь из сопоставления фактических и указанных в плане цифр (к примеру, здесь предполагается сократить городское население в будущей Ингерманландии с 3,2 миллионов до 200 тысяч). Поэтому Майер построил свою защиту на том, что он разрабатывал абсолютно безобидный план мирного экономического восстановления регионов, пострадавших от войны, за политические решения руководства рейха и агрессивные замыслы Гиммлера он не отвечает. Его сотрудники, выступавшие в качестве свидетелей защиты, также всячески подчеркивали исключительно научный характер работ Майера и отмечали его вклад в развитие экономических и сельскохозяйственных дисциплин. Введенный таким образом в заблуждение суд вынес полуоправдательный приговор. К тому времени Майер уже находился в заключении два года и десять месяцев, их он (задним числом) и получил за членство в СС. За работу над ГПО его не осудили. (подробнее см. статью М.Ресслер)

5. На плане нет подписи Гитлера или иного нацистского руководителя, значит, он недействителен.

ГПО на самом деле не продвинулся дальше проектной стадии, чему в немалой степени поспособствовал ход военных действий - с 1943 г. план стал быстро терять релевантность. Разумеется, ГПО не был подписан ни Гитлером, ни кем-либо еще, так как он являлся планом послевоенного заселения оккупированных регионов. В первом же предложении документа 5 об этом говорится прямо: Благодаря немецкому оружию восточные территории, являвшиеся объектом тянувшихся многие столетия споров, окончательно присоединены к рейху.

Тем не менее было бы ошибочно выводить из этого незаинтересованность Гитлера и руководства рейха в ГПО. Как уже показано выше, работа над планом проходило по заданию и под постоянным патронажем Гиммлера, который, в свою очередь, хотел бы в удобное время передать этот план также фюреру. (письмо от 12.06.1942)
Напомним, что уже в "Майн Кампф" Гитлер писал: "Мы останавливаем извечное продвижение германцев на юг и запад Европы и направляем наш взор на восточные земли". Концепция "жизненного пространства на востоке" неоднократно упоминалась фюрером в 30-е годы (к примеру, сразу после прихода к власти, 03.02.1933, он, выступая перед генералами рейхсвера, говорил о "необходимости завоевания жизненного пространства на востоке и его решительного онемечивания"), после начала войны она приобрела четкие очертания. Вот запись одного из монологов Гитлера от 17.10.1941:
... фюрер еще раз в общих чертах изложил свои мысли о развитии восточных районов. Самое главное – дороги. Он сказал доктору Тодту, что подготовленный тем первоначальный план нужно значительно расширить. В следующие двадцать лет в его распоряжении для решения этой задачи будут три миллиона пленных... У больших речных переправ должны возникнуть немецкие города, в которых будут базироваться вермахт, полиция, управленческий аппарат и партия.
Вдоль дорог будут основаны немецкие крестьянские хозяйства, и однотонная азиатски выглядящая степь скоро приобретет совершенно иной вид. Через 10 лет туда переселится 4 миллиона, через 20 – 10 миллионов немцев. Они приедут не только из рейха, но и из Америки, а также Скандинавии, Голландии и Фландрии. Остальная Европа тоже может принять участие в присоединении русских просторов. В русские города, те, которые переживут войну – Москва и Ленинград не должны пережить ее ни в коем разе – не должна ступать нога немца. Они должны прозябать в собственном дерьме в стороне от немецких дорог. Фюрер снова затронул тему о том, что «вопреки мнению отдельных штабов» ни образованием местного населения , ни попечением о нем не следует заниматься...
Он, фюрер, будет вводить новое управление железной рукой, то, что будут думать об этом славяне, его совершенно не трогает. Тот, кто ест сегодня немецкий хлеб, не слишком-то задумывается о том, что поля к востоку от Эльбы были отвоеваны мечом в 12 веке.

Разумеется, ему вторили и подчиненные. К примеру, 2.10.1941 Гейдрих так описывал будущую колонизацию:
Другие земли – земли восточные, частью населенные славянами, это земли, на которых надо четко представлять, что доброта будет воспринята как проявление слабости. Это земли, где славянин сам не хочет иметь равные права с господином, где он привык быть в услужении. Это земли на востоке, которыми нам придется управлять и которые придется удерживать. Это земли, где после решения военного вопроса до самого Урала должно быть введено немецкое управление, и они должны служить нам как источник полезных ископаемых, рабочей силы, как илоты, грубо говоря. Это земли, с которыми надо обращаться, как при постройке дамбы и осушении побережья: далеко на востоке строится защитная стена, огораживающая их от азиатских бурь, а с запада начинается постепенное присоединение этих земель к рейху. С этой точки зрения и надо рассматривать происходящее на востоке. Первым шагом будет создание протектората из провинций Данциг-Западная Пруссия и Вартегау. Год назад в этих провинциях, а также в Восточной Пруссии и силезской части жило еще восемь миллионов поляков. Это земли, которые постепенно будут населяться немцами, польский элемент будет выдавливаться шаг за шагом. Это земли, которые в свое время станут полностью немецкими. И потом дальше на восток, в Прибалтику, которая тоже в свое время станет полностью немецкой, хотя тут нужно обдумать, какая часть крови у латышей, эстонцев и литовцев годна к онемечиванию. Лучшие в расовом смысле тут эстонцы, у них сильны шведские влияния, потом латыши, а худшие – литовцы.
Потом придет черед остальной Польши, это следующая территория, которая должна быть постепенно заселена немцами, а поляки должны выдавливаться дальше на восток. Потом Украина, которая поначалу в качестве промежуточного решения должна быть с применением, конечно, еще дремлющей в подсознании национальной идеи, отделена от остальной России и использована, как источник полезных ископаемых и провианта под немецким управлением. Разумеется, не давая народу там укрепиться или усилиться, повышая их образовательный уровень, так как из этого позже может вырасти оппозиция, которая при ослаблении центральной власти будет стремиться к независимости...

Годом спустя, 23.11.1942 о том же самом говорил Гиммлер:
Главная колония нашего рейха лежит на востоке. Сегодня - колония, завтра - район заселения, послезавтра - рейх! [...] Если в следующем году или через год Россия в упорной борьбе, вероятно, будет повержена, перед нами все еще будет стоять великая задача. После победы германских народов пространство для заселения на востоке должно быть освоено, заселено и присоединено к европейской культуре. В течение следующих 20 лет - считая от окончания войны - я поставил себе задачу (и надеюсь, что смогу решить ее с вашей помощью) передвинуть границу Германии примерно на 500 км на восток. Это означает, что мы должны переселять туда фермерские семьи, начнется переселение лучших носителей германской крови и упорядочивание миллионного русского народа под наши задачи... 20 лет борьбы за достижение мира лежат перед нами... Тогда этот восток будет очищен от чужой крови и наши семьи будут селиться там как законные хозяева.

Как нетрудно заметить, все три цитаты прекрасно коррелируют с основными положениями ГПО.

6. ГПО был сугубо теоретической концепцией.

В широком смысле это действительно так: нет никакого резона реализовывать план послевоенного заселения оккупированных территорий, пока война не закончилась. Это не означает, однако, что мероприятия по германизации отдельных областей не проводились вовсе. В первую очередь тут надо отметить присоединенные к рейху западные области Польши (Западная Пруссия и Вартегау), о заселении которых говорилось в документе 1. В ходе многоэтапных мероприятий по депортации еврейского и польского (первых сначала высылали как и поляков в генерал-губернаторство, затем свозили в гетто и лагеря уничтожения на собственной территории: из 435000 евреев Вартегау осталось в живых 12000) к марту 1941г. только из Вартегау было вывезено более 280 тыс. человек. Общее число депортированных из Западной Пруссии и Вартегау в генерал-губернаторство поляков оценивается в 365 тыс. человек. Их дворы и квартиры занимали немецкие переселенцы, которых на март 1942 г. в этих двух областях насчитывалось уже 287 тыс.

В конце ноября 1942 г. по инициативе Гиммлера началась т.н. "Акция Замосць", целью которой была германизация округа Замосць, который был объявлен "первым районом немецкого заселения" в генерал-губернаторстве. К августу 1943 г. 110 тысяч поляков были выселены: около половины депортировали, остальные бежали сами, многие ушли в партизаны. Для защиты будущих переселенцев было решено использовать вражду между поляками и украинцами и создать вокруг района заселения оборонительное кольцо украинских деревень. Из-за недостатка сил поддержки порядка акция была остановлена в августе 1943г. К тому времени в округ Замосць перебрались лишь около 9000 из 60000 запланированных переселенцев.

Наконец, в 1943 г. недалеко от штаб-квартиры Гиммлера в Житомире был создан немецкий городок Хегевальд: место 15000 изгнанных из своих домов украинцев заняли 10000 немцев. Тогда же первые переселенцы отправились и в Крым.
Все эти мероприятия также вполне коррелируют с ГПО. Небезынтересно отметить, что проф. Майер посещал во время служебных командировок и Западную Польшу, и Замосць, и Житомир, и Крым, т.е. оценивал реализуемость его концепции на местах.

7. Претворить в жизнь подобный план - нереально.

Разумеется, о реальности воплощения ГПО в жизнь в том виде, в котором он описан в дошедших до нас документах можно только гадать. Речь идет о переселении десятков миллионов (и, по всей видимости, истреблении миллионов) человек, потребность в переселенцах оценивается в 5-10 млн человек. Недовольство изгоняемого населения и, как следствие, новый виток вооруженной борьбы против оккупантов практически гарантированы. Вряд ли бы переселенцы рвались в области, где продолжается партизанская война.

С другой стороны речь идет не просто об идее-фикс руководства рейха, но и об ученых (экономистах, планировщиках, управленцах), проецировавших эту идею-фикс на реальность: не ставилось никаких сверхъестественных или невыполнимых обязательств, задача германизации Прибалтики, Ингерманландии, Крыма, Польши, частей Украины и Белоруссии должна была решаться маленькими шажками в течение 20 лет, по ходу дела детали (к примеру, процент годности к германизации) корректировались бы и уточнялись. Что касается "нереальности ГПО" с точки зрения масштабов, то не надо забывать, что, к примеру, число немцев, изгнанных в ходе и после окончания Второй Мировой с территорий, на которых они проживали, тоже описывается восьмизначным числом. И на это ушло не 20 лет, а в пять раз меньше.

Надежды (высказываемые сегодня, в-основном, адептами генерала Власова и других коллаборационистов) на то, что какая-то часть оккупированных территорий получила бы независимость или хотя бы самоуправление, не находят отражения в реальных нацистских планах (см., к примеру, Гитлер в записи Бормана, 16.07.41: ...мы опять будем подчеркивать, что мы были вынуждены занять тот или иной район, навести в нем порядок и обезопасить его. В интересах населения мы вынуждены заботиться о спокойствии, продовольствии, путях сообщения и т. п., поэтому мы вводим здесь свои порядки. Никто не должен распознать, что таким образом мы вводим свои порядки навсегда! Все необходимые меры — расстрелы, выселения и т. п. мы, несмотря на это, осуществляем и можем осуществлять.
Мы, однако, отнюдь не желаем превращать преждевременно кого-либо в своих врагов. Поэтому мы пока будем действовать так, как будто этот район подмандатная территория. Но нам самим должно быть совершенно ясно, что мы из него никогда уже не уйдем. [...]
Самое основное:
Образования к западу от Урала державы, способной вести войну нельзя допустить никогда, пускай нам для этого придется воевать еще сто лет. Все преемники фюрера должны знать: рейх лишь тогда будет в безопасности, если к западу от Урала нет чужой армии, Германия берет на себя защиту этого пространства от всех возможных угроз.
Железный закон должен гласить: «Никому кроме немцев никогда не должно дозволяться ношение оружия!». )
При этом бессмысленно сопоставлять ситуацию 1941-42 г.г. с ситуацией 1944г., когда нацисты гораздо легче раздавали обещания, так как были рады практически любой помощи: начался активный призыв в РОА, был выпущен на свободу Бандера и т.д. Как нацисты относились к союзникам, преследовавшим не одобренные в Берлине цели, в т.ч. ратовавшим за (пусть марионеточную) независимость в 1941-42 г.г., наглядно показывает пример того же Бандеры.

8.Когда были обнаружены документы по плану Ост? Нет ли вероятности того, что они фальсифицированы?

Отзыв д-ра Ветцеля и ряд сопроводительных документов фигурировали уже на нюрнбергских процессах, документы 5 и 6 были обнаружены в американских архивах и опубликованы Чеславом Мадайчиком (Przeglad Zachodni Nr. 3 1961).
Теоретически, возможность того, что тот или иной документ фальсифицирован существует всегда. В данном случае, однако, важно, что мы имеем дело не с одним и не с двумя, а с целым комплексом документов, в который входят не только основные, обсуждавшиеся выше, но и различные сопроводительные записки, отзывы, письма, протоколы - в классическом сборнике Ч.Мадайчика собрано более ста релевантных документов. Поэтому абсолютно недостаточно назвать фальсификацией один документ, вырвав его из контекста остальных. Если, к примеру, документ 6 - фальсификация, то о чем пишет Гиммлер Майеру в отзыве на него? Или, если отзыв Гиммлера от 12.06.42 - фальсификация, то почему в документе 6 воплощены указания, содержащиеся в этом отзыве? И самое главное - почему документы ГПО, если они фальсифицированы, так хорошо коррелируют с высказываниями Гитлера, Гиммлера, Гейдриха и т.д.?
Т.е. тут нужно строить целую теорию заговора, объясняющую по чьему злому умыслу найденные в разное время в разных архивах документы и речи нацистских бонз выстраиваются в цельную картину. А ставить под сомнение достоверность отдельных документов (как делают некоторые авторы в расчете на необразованность читающей публики) достаточно бессмысленно.

9.Что можно дополнительно почитать о ГПО?

В первую очередь, книги на немецком:
- сборник документов, составленный Ч.Мадайчиком Vom Generalplan Ost zum Generalsiedlungsplan, Saur, München 1994;
- Mechthild Rössler, Sabine Schleiermacher (Hrsg.): Der „Generalplan Ost“. Hauptlinien der nationalsozialistischen Planungs- und Vernichtungspolitik, Akademie, Berlin 1993;
- Rolf-Dieter Müller: Hitlers Ostkrieg und die deutsche Siedlungspolitik, Frankfurt am Main 1991;
- Isabel Heinemann: Rasse, Siedlung, deutsches Blut. Das Rasse- und Siedlungshauptamt der SS und die rassenpolitische Neuordnung Europas, Wallstein: Göttingen 2003 (частично доступна здесь)
Много материалов, в т.ч. использованных выше, на тематическом сайте М. Бурхарда.

На русском можно порекомендовать большую статью И.Хайнеманн и ее коллег и статью Ч.Мадайчика. Некоторые другие материалы (в т.ч. залинкованные в русской Википедии) не вполне свободны от флера советских времен.

Помимо мнений по поводу собственно плана "ОСТ",хотелось бы услышать (и увидеть)мнение уважаемых форумян по поводу бывших эссесовцев из балтийского легиона,которые до сих пор со слюной доказывают,что боролись за независимую Латвию...

http://s3.uploads.ru/TO3ml.jpg
При открытии выставки «Планирование и построение нового порядка на Востоке» 20 марта 1941 г. Конрад Майер (справа) выступил с обращением к ведущим фукционерам Рейха (слева направо): заместитель Гитлера Рудольф Гесс, Генрих Гиммлер, райхсляйтер Булер, рейхсминистр Тодт и шеф главного управления имперской безопасности Гейдрих.

Отредактировано Foma (Среда, 15 мая, 2013г. 07:46:14)

0

2

http://s3.uploads.ru/0oDNp.jpg

http://s3.uploads.ru/0HnWt.jpg

Отредактировано Foma (Среда, 15 мая, 2013г. 08:24:31)

0

3

Среди документов "генерального комиссариата Латвии", брошенных немцами в 1944 году при бегстве из Риги, обнаружен относящийся к 1942 году меморандум по вопросам обращения с латышами. В этом документе отмечается, что хотя латыши в большинстве по своей расовой субстанции представляют в общем и целом пригодный материал для онемечивания (преимущественно "нордический тип"), они по своему национальному складу обладают многими негативными чертами и поэтому требуют настороженного отношения к себе со стороны немцев. Они нуждаются в перевоспитании и до завершения процесса германизации ни в коей мере не могут приравниваться к немцам. По отношению к ним должна проводиться тактика "позитивного отбора".
    "На первое время, - говорится в документе, - латышам нужно закрыть путь к выдвижению, чтобы направить их честолюбивые помыслы на сближение с немецким началом. Добиться этого можно, лишь сделав высшее образование доступным только для немцев или для тех элементов, которые тяготеют ко всему немецкому. Национально мыслящим латышам следует также преграждать путь к занятию высоких чиновничьих должностей. Напротив, в низшем и среднем звене они должны иметь возможность без трудностей зарабатывать хлеб. Народные и средние школы должны быть для них открытыми".
    "Национальные устремления латышей нужно поворачивать в сторону безобидной культурной деятельности, и, в частности, в сферу народного искусства (песни, национальные костюмы, традиционные праздничные обряды). Эту национально-культурную самодеятельность следует герметически отгораживать от немецкой культурной и общественнои жизни", - указывается в этом меморандуме, который, судя по всему, был одобрен "генеральным комиссаром" Латвии, прибалтийским немцем Фридрихом Трампедахом, отличавшимся своей особенно жесткой позицией по отношению к латышам.
    Далее в этом документе говорится: "При всей своей интеллигентности и при всех организаторских способностях латыши в политическом отношении являются незрелыми. Их политическую самостоятельность нужно с самого начала свести к минимуму... Латыши не способны подчинить свою жизнь другим идеалам, кроме как интересам своей выгоды. Используя это качество латышей, мы сможем легко манипулировать ими и тем самым препятствовать их национальному единению. До тех пор, пока не осуществлена ассимиляция, между всем немецким и латышским должна в этой стране проводиться резкая разграничительная черта. Немцы всегда должны держать латышей на расстоянии от себя... Важную роль в онемечивании латышей должна играть их армейская служба... Через десяток лет, а возможно и раньше, онемечивание латышей уже не будет составлять проблему... Высшим принципом обращения с латышами должно быть проведение последовательной линии".
    Среди многочисленных проектов германизации Прибалтики, обращает на себя внимание документ, подготовленный в 1943 году одним из наиболее рьяных и воинственных вожаков прибалтийских немцев в Латвии П.Фокродтом. Автор проекта настаивает на том, чтобы превратить Прибалтику в сплошную зону немецких военных поселений, расширив ее пределы на восток за счет Белоруссии и русских земель до Новгорода.
    С этой целью он предлагает предоставлять крупные землевладения в Прибалтике размером до тысячи гектаров немцам, которые отличились в "сражениях с большевизмом", Эти земли могут быть выделены из государственных фондов и взяты путем конфискации у лиц из местного населения, которые будут признаны недостаточно лояльными по отношению к немцам. В итоге это составило бы одну треть всех имеющихся в Прибалтике земель.
    Автор разослал свой проект целому ряду высокопоставленных нацистских чиновников, однако получил указание прекратить распространение этого документа, поскольку он якобы извращает цели немецкой политики в отношении Прибалтики и может породить у местного населения антинемецкие настроения (особенно в том, что касается готовности прибалтов вместе с немцами участвовать в отражении наступления Красной Армии). Между тем, как нетрудно убедиться, меморандум Фокродта полностью перекликается с истинными намерениями политики германизации Прибалтики, о которых открыто говорится в рассмотренных выше секретных документах нацистского руководства.
    О том, какие материальные условия жизни были уготовлены жителям Прибалтики в условия: германизации Эстонии, Латвии и Литвы, красноречиво говорит один из документов "коричневой папки" Розенберга - меморандум о главных итогах совещания по вопросам экономической политики, состоявшегося еще 8 ноября 1941 года у рейхсмаршала Геринга с участием представителей важнейших министерств, а также военного командования. В части, касающейся Прибалтики, в этом документе говорится: "Даже для "Остланда" обеспечение потребительскими товарами сможет на первом этапе осуществляться лишь в скромных размерах. Долгосрочный план онемечивания "Остланда" не должен вести к общему повышению жизненного уровня всего живущего там населения. Привилегиями в этом отношении могут пользоваться только живущие и поселяющиеся там немцы, а также онемечивающиеся элементы... Необходимо сделать все для того, чтобы производить там как можно больше сельскохозяйственной продукции и поставлять ее в войска и в рейх... Новое будет заключаться только в том, что жизненный уровень местного населения должен быть максимально низким".

   
"Независимая газета" от 21.06.04г.

0

4

В начале 90-х, когда пал железный занавес и канула в лету эпоха СССР, самым неожиданным и столь же желанным гостем нашей семьи стал Михаил, он же Майкл, человек, проживший две жизни за одну. В первой он был просто молодым крестьянским сыном, видным парнем, имевшим красавицу –невесту, во второй стал изготовителем протезов в городе Сент-Пол на севере США. Я тогда был совсем маленьким мальчиком. Я не запомнил даже лица этого человека. Зато запомнил его теплые сухие руки, которые так ревностно прижимали меня к груди тогда, в начале 90-х, когда Майкл вернулся в свой родной город, чтобы увидеть хотя бы на склоне лет свою семью; запомнил его слезы, которые тогда беззвучно катились прямо на меня. Тогда я еще ничего не знал и не понимал. Спустя уже много лет я узнал, что это самый настоящий эсэсовец, преступник, убийца итд. Ну…много эпитетов можно найти…разве не так? Но через призму его биографии, рассказанной мне моими дедами, прочитав много литературы, поговорив с разными людьми, я сам эти ярлыки не стал к нему цеплять.

«Тогда всё было иначе, понимаешь, был хаос в головах», так говорил мне мой дед. Он призывал меня не торопиться в своих выводах и часто дарил мне книги на тему этой войны. Так я уже в восьмом классе примерил на себе очки… 

Тогда приходили повестки, варианта было два – или идти на призывной пункт, или концлагерь для семьи, так было с соседями тогда ещё Михаила. Рушились семьи, многие бегали от призхыва, фиктивно разводились, чтобы отказ от призыва не повлиял на семью. Хотя этих людей вылавливали… А Михаилу не повезло… За сободную Латвию…Эти слова у него вызывали горький смех…Им так говорили, им это внушали, но Михаил говорил «Я буду драться за себя, за жизнь, я хочу ещё жить. А если Бог решит иначе, умру, ведь в плен нельзя, мы же в СС!»
И поезда ходили медленно…сколько призывников поспрыгивало и подалось в бега… Вот такие фашисты… Моисей, родственник Михаила как раз спрыгнул с поезда, попался к немцу, но изловчился и убил его…Ушел к партизанам…Хотя те вполне могли пристрелить его, стреляли многих добровольцев, безопасности ради, ведь не написано на лбу у парней, агент он или нет! Одного знакомого Моисея так застрелили… Сам Михаил попал в артиллерийскую школу, затем на фронт, где в ходе сражения ему оторвало часть ноги снарядом. Уже когда всё стихло и товарищи были уверены, что Михаил пал, немецкая медсестра заметила, что какие-то признаки жизни он подает…Так молодой солдат оказался в руках хирурга, который вернул его к жизни…
В это же время в жизни Михаила появилась та самая медсестра, спасшая его. Эта девушка продолжала ухаживать за больным парнем до последних дней войны, когда госпиталь оказался в руках англичан.
Не знаю, какими правдами и неправдами, Михаилу удалось избежать отправки на Родину, но он остался в разрушенной Германии. Связь с семьей была потеряна, у Марты же семьи уже не было вовсе. Родители погибли под бомбами, а младшая сестра с грудным младенцем пыталась укрыться в Цвингере, но там и её нашла смерть во время варварской бомбардировки Дрездена. Молодую пару теперь ничего не держало в Европе и они отправились в США, где Михаилу предложили хорошую работу…

Может я и не прав, но к этому человеку я никогда не буду испытывать ненависть, не буду её испытывать ещё к тысячам молодых парней, волею судьбы оказавшихся в легионе в то смутное время. Я буду только сочувствовать им, так как их жизни оказались сломанными навсегда. Нельзя забывать и то, что эти ребята были рядом с теми, кто действительно вершил преступления и причинил огромную боль ни в чем не повинным людям.

А сейчас печальная страница в истории нашей страны становится главным оружием политиков. И самое ужасное, что никому из них не выгодна правда. Одним нужно кричать, что легион воевал за свободную Латвию ( при этом не которые шепотом добавляют «от большевиков»). Другим, что это звери-фашисты… А правда…получается, с одной стороны, недофашисты, с другой – недоборцы за свободу…
И в очередной раз говорить об этом…Нужно ли всё это? Может лучше закрыть раз и навсегда?

0

5

НЕОБХОДИМО!!!
Совершенно безграмотно утверждать,что все эссэсовцы зверствовали и бесчинствовали.Те кто так говорят абсолютно не знают структуры СС,которая помимо всего прочего делилась на "альгемайне СС"общие СС(охрана концлагерей,противопартизанские операции и т.д.) и "ваффен СС"войсковые(силовые)СС.Вот в последних то и воевало большинство латышей.Одназначно -не все латыши служили добровольно,однозначно-уклонившиеся от призыва по законам военного времени считались преступниками и отсылались немцами в концлагеря.
Речь НЕ ОБ ЭТОМ!!!
Речь о том,что официальная Рига возвеличивает в ранг национальных героев людей,которые воевали на стороне сил,ставивших перед собой,помимо всего прочего, задачу УНИЧТОЖЕНИЕ ЛАТЫШЕЙ как народа...
Вот об этом и надо говорить!!!ОБЯЗАТЕЛЬНО!!!

Отредактировано Foma (Воскресенье, 19 мая, 2013г. 15:44:00)

0

6

УПС.

Отредактировано Foma (Воскресенье, 19 мая, 2013г. 15:37:58)

0

7

Думаю, что всё-таки не обязательно. Те, кому действительно интересна правда, уже нашли её, а другие, сколько бы кто ни говорил, не будут её искать, ибо она не выгодна, да и просто не нужна никому. Не только политикам, но и простому среднестатистическому латвийцу, который до сих пор куда легче "хавает" всё, что связано с войной, нежели "высшую математику" в виде экономики итд. Просто сам факт того, что в нашей стране интересные материалы и изучение истории этого периода давно перестали быть историей, а превратились, как я уже писал, в политическое оружие и латышских партий, и русских партий в том числе, лучше эту тему по крайней мере громко не обсуждать...Шепотом только, в узком кругу...
Чисто мое мнение...

0

8

Уважаемый ГОСТЬ,Вы это серьезно???
Шепотом и в узком кругу....
Неприемлемо-вторая мировая война унесла 60 млн жизней.Мы,потомки выживших,должны знать ее историю ПРАВДИВУЮ ИСТОРИЮ,что бы этот кошмар не повторился.И НИКАК ИНАЧЕ!!!

Отредактировано Foma (Понедельник, 20 мая, 2013г. 05:10:03)

+1

9

Прежде всего. о постановке проблемы и степени ее актуальности. Знаменательно то.что суть обсуждаемого вопроса  по своему политическому и гуманистическому содержанию выходит далеко за рамки как национального. так и территориального ( ограничивающего только территории..указанные в документе)значения.Вопрос может и должен стоять о возможности принципиальной своей постановке .когда гос аппарат одной страны считает возможным не только безнаказанно вмешиваться в дела любых других стран, но кардинально решать за народы этих стран их собственную судьбу. В такой интерпретации вопрос преобретает  в наши дни самое актуальное значение. Разгромлены и осуждены всенародно и итальянский фашизм ,и германский национал-социализм. сторонними и внутренними силами развален СССР, а идеология НИЦШЕ О РАССОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТИ оказалась подхваченной другими "соавторами".и .что замечательно.почти сразу же после победы над Германией и Японией. Мало того. та международная организация.которя была создана союзниками в ходе войны как гарант  мира и согласия между странами .сейчас с подачи лидеров стран НАТО. ИСПОЛЬЗУЕТСЯ КАК ИНСТРУМЕНТ ДАВЛЕНИЯ НА ТЕ ГОСУДАРСТВА. КОТОРЫЕ НЕ СОГЛАСНЫ С МОДЕЛЬЮ "АМРИКАНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ Я думаю,примеры в данном   случае будут излишними. А что касается текстово-исторического анализа  обсуждаемого Плана..то я думаю , что это дело скорее профессионалов-историков 2й Мировой войны. тем более. что научных диссертаций на эту тему было уже написано предостаточно. И- последнее.Для такого детального аализа обсждаемого вопроса необходимо иметь под рукой не статью из газеты.а подлинный текст документа и изучать его немецкий оригинал.

0

10

Моя мысль заключалась в том, что ПОЛНАЯ правда мало кому нужна и интересна. Даже факты, голые факты можно подавать очень выборочно, в чем я сам убеждаюсь, читая многочисленные книги по истории. Особенно это касается истории Второй мировой войны, Рейха. Да и сами люди в массе своей ловко выхватывают из контекста нужные или понравившиеся факты и ни на что другое внимания обращать не хотят. В нашей стране совсем мало кому удается говорить о том времени объективно., а любая попытка исследовать просто исторический факт неизбежно находит отголосок политики. У Вас, Фома, самого разве не так получилось? Сначала познавательные факты, а потом "пена у рта". И так происходит постоянно, особенно когда обсуждение становится публичным. Вот поэтому я и считаю, что пока что следует из общественных обсуждений все это выкинуть. И слово "шепотом" в контексте мной написанного означало, что такими вопросами пока должны заниматься только профессионалы в своем кругу. Хотя и там, судя по всему, мало шансов на то, чтио без "пены у рта" возможно обойтись!

0

11

Иду и иду написал(а):

Моя мысль заключалась в том, что ПОЛНАЯ правда мало кому нужна и интересна. Даже факты, голые факты можно подавать очень выборочно, в чем я сам убеждаюсь, читая многочисленные книги по истории.


Именно поэтому я и читаю АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ,а не книги О ИСТОРИИ.Только архив может дать полную картину бытия той или иной эпохой.

Иду и иду написал(а):

Особенно это касается истории Второй мировой войны, Рейха. Да и сами люди в массе своей ловко выхватывают из контекста нужные или понравившиеся факты и ни на что другое внимания обращать не хотят. В нашей стране совсем мало кому удается говорить о том времени объективно., а любая попытка исследовать просто исторический факт неизбежно находит отголосок политики.У Вас, Фома, самого разве не так получилось? Сначала познавательные факты, а потом "пена у рта". И так происходит постоянно, особенно когда обсуждение становится публичным.


Особенно это касается мировой бойни в которую политические чудовища ввергли сотни миллионов людей из ста с лишним стран.Причем "мудрые вожди нации"отправили цвет своих народов на заклание всего через 20 лет после "генеральной репетиции"этого кошмара-первой мировой...О каких "нужных или понравившихся фактах" речь???На что я не хочу обращать внимание???Совершенно ясно и однозначно написано в ОРИГИНАЛЕ
    .....мы опять будем подчеркивать, что мы были вынуждены занять тот или иной район, навести в нем порядок и обезопасить его. В интересах населения мы вынуждены заботиться о спокойствии, продовольствии, путях сообщения и т. п., поэтому мы вводим здесь свои порядки. Никто не должен распознать, что таким образом мы вводим свои порядки навсегда! Все необходимые меры — расстрелы, выселения и т. п. мы, несмотря на это, осуществляем и можем осуществлять.....
Мы, однако, отнюдь не желаем превращать преждевременно кого-либо в своих врагов. Поэтому мы пока будем действовать так, как будто этот район подмандатная территория. Но нам самим должно быть совершенно ясно, что мы из него никогда уже не уйдем.

Какая еще объективность здесь нужна???Какие отголоски и какой политики Вы здесь видите???Зачем здесь какая то "пена у рта"когда и так все совершенно ясно???

Иду и иду написал(а):

Вот поэтому я и считаю, что пока что следует из общественных обсуждений все это выкинуть. И слово "шепотом" в контексте мной написанного означало, что такими вопросами пока должны заниматься только профессионалы в своем кругу. Хотя и там, судя по всему, мало шансов на то, чти без "пены у рта" возможно обойтись!


Пока Вы так считаете 16 марта, год от года,все больше и больше выходит на улицы латвийских городов и поселков молодежи с загаженными мозгами,мечтающих о возвращении времен третьего рейха и славящих его героев,которые воевали за ОНЕМЕЧИВАНИЕ и ВЫСЕЛЕНИЕ латышей..
А в детских садах и школах рассказывают сказки о "добрых"эссэсовцах и "культурных"немцах....

http://s1.uploads.ru/E37yW.jpg
http://s1.uploads.ru/vTtCE.jpg
http://s1.uploads.ru/XJO2R.jpg
http://s1.uploads.ru/7ut4z.jpg

Отредактировано Foma (Вторник, 21 мая, 2013г. 06:26:01)

+3

12

А что выражает этот пост? Типа, люди, смотрите, что ж это творится! К детям фашисты в садик ходят, 16 марта люди ходят к памятнику Свободы...
Один монстр всегда поддерживает другого, так и здесь. Вспомните, как тихо и мирно проходило то самое 16 марта, пока на горизонте не замаячили антифашисты, Линднрман со своими референдумами. Все это только дало определенный толчок в сторону радикализации общества, то же самое и наоборот. В годы, когда на национальном фронте было потише, 9 мая тоже было тихим. А сейчас, несмотря на то, что война унесла миллионы жизней, люая попытка говорить о ней, обречена на успех в политическом контексте. Сращзу забываются экономические и социальные проблемы, зато появляется национальный дух, гордость, деоккупация и тому подобные вещи.
В любом обществе всегда были и будут радикалы разных мастей. Им Вы , Фома, можете хоть всю жизнь что-то доказывать, но ни черта у Вас выйдет. Умеренных у нас же очень мало...Вот поэтому лучше просто тихо обсуждать, а не говорить, говорить и ещё раз говорить об этом только потому, что унесено 60 млн жизней! ( большая просьба не выдергивать последние слова из контекста)

0

13

Фома, я очень рад, абсолютно искренне, что Вы имеете время и возможность знакомиться с архивными документами, ведь это дает Вам очень большие знания и пищу для размышлений, построенных на знании, что очень ценно. В том числе и для любого, кто сталкивается с Вами, например, на этом форуме.
Но я хочу спросить вот что. Вы же сам знаете, что со временем открывается что-то новое, в том числе и в архивах. Что-то не доступно по причине закрытости информации или отдаленности самого архива? Вы уверены, что Вы сами владееет абсолютно полной информацией?

0

14

Иду и иду написал(а):

Фома....
но я хочу спросить вот что. Вы же сам знаете, что со временем открывается что-то новое, в том числе и в архивах. Что-то не доступно по причине закрытости информации или отдаленности самого архива? Вы уверены, что Вы сами владееет абсолютно полной информацией?


Гость,а что,Вам,собственно,неясно в истории с балтийским легионом???Вызывает сомнение тезис,о том что нацисты не собирались давать Латвии независимость,или то,что часть латышей собирались онемечивать,а часть(как .например латгалов)собирались выселять????О какой "полной информации "Вы все время здесь говорите???
Вопрос участия латышей во второй мировой войне достаточно исследован-порядка 120-130 тыс. воевали на стороне гитлеровской Германии,и примерно столько же на стороне СССР.
Нацисты однозначно  не собирались давать Латвии независимость,в отличии от советов,которые в 20-м веке сделали это дважды,но вот почему бывших СС-манов считают народными героями на официальном уровне, господа из Рижского замка,категорически мне непонятно.Как такое возможно-во время второй мировой войны человек с оружием в руках воплощал планы третьей стороны по уничтожению латвийской нации,а его эта самая нация теперь считает национальным героем,вот что в голове не укладывается,совершенно!!!

Отредактировано Foma (Среда, 22 мая, 2013г. 01:21:53)

0

15

Иду и иду написал(а):

Но я хочу спросить вот что... Вы уверены, что Вы сами владееет абсолютно полной информацией?


Абсолютно полной информацией владеет только господь Бог.
И если Ваш риторический вопрос ненавязчиво намекает на то, что Фома может чего-то не знать, так ведь и Вы, уважаемый, точно в таком же положении... ;)
(И как Вы уже догадались, Ваш конформизм мне так же непонятен, как и Фоме. Лично для меня доводы Фомы выглядят гораздо убедительнее Ваших.)

+2

16

Иду и иду написал(а):

А что выражает этот пост? Типа, люди, смотрите, что ж это творится! К детям фашисты в садик ходят, 16 марта люди ходят к памятнику Свободы...


Нет не  так-люди,смотрите,что твориться-ПЕРЕВИРАЮТ историю,воспитывают НОВЫХ нацистов!!!

Иду и иду написал(а):

Один монстр всегда поддерживает другого, так и здесь. Вспомните, как тихо и мирно проходило то самое 16 марта, пока на горизонте не замаячили антифашисты, Линднрман со своими референдумами. Все это только дало определенный толчок в сторону радикализации общества, то же самое и наоборот. В годы, когда на национальном фронте было потише, 9 мая тоже было тихим. А сейчас, несмотря на то, что война унесла миллионы жизней, люая попытка говорить о ней, обречена на успех в политическом контексте. Сращзу забываются экономические и социальные проблемы, зато появляется национальный дух, гордость, деоккупация и тому подобные вещи.


Гость,а ведь именно возвращение ЗВЕРИНОГО,стадного инстинкта и генерируется господами,которые жаждут вернуть империю Шикельгрубера и мышление его адептов,а вот противная сторона-те кто чтут победителей не призывают к насилию,или возвращению нацизма.Они пытаются разбудить очень человеческие чувства-разум,мышление,логику,конструктивизм.

Иду и иду написал(а):

В любом обществе всегда были и будут радикалы разных мастей. Им Вы , Фома, можете хоть всю жизнь что-то доказывать, но ни черта у Вас выйдет. Умеренных у нас же очень мало...Вот поэтому лучше просто тихо обсуждать, а не говорить, говорить и ещё раз говорить об этом только потому, что унесено 60 млн жизней! ( большая просьба не выдергивать последние слова из контекста)


У Вас забавные опечатки,Гость,спасибо. :cool:

Ну почему же???Есть целые страны,которые Вы бы назвали "умеренными"-Швейцарская конфедерация,например.Время все расставляет на свои места-истерикой,ложью и демонстрациями сыт не будешь...Поживем-увидим...

0

17

Почему легионеры Waffen SS все-таки являются преступниками: контраргументы ИА REGNUM
Иллюстрация: nologo.su
Из года в год в Латвии и Эстонии проходят торжественные мероприятия, посвященные ветеранам, сражавшимся в войсках SS. В националистических СМИ и среди поклонников легионеров Ваффен СС циркулируют одни и те же аргументы в защиту бывших воинов СС. ИА REGNUM публикует эти наиболее распространенные аргументы поклонников солдат нацистской Германии и опровержения этих аргументов.

Аргумент первый: легионеров заставили сражаться, а значит они невиновны.

ИА REGNUM: Тогда необходимо признать, что "борьба за Латвию" или "борьба за Эстонию" в составе войск гитлеровской Германии не была сознательной и героической. Если заставили и силой взяли в легион, значит человек воевал из-под палки и нехотя.

Аргумент второй: у легионеров не было другого выбора, кроме как в немецкой форме защищать свою страну, сдерживая наступающие войска.

ИА REGNUM: "Героически сражаясь", легионеры не только сдерживали приход советских войск, но и позволяли их собратьям по оружию у себя в тылу продолжать уничтожать в концлагерях евреев и мирных жителей других национальностей. Каждый день сдерживания советских войск позволял в Саласпилсе, Клооге и других "лагерях смерти" уничтожать по нескольку сотен человек. Кроме того, никто из официальных лиц нацистской Германии никогда не заявлял о том, что будет возможна хотя бы автономия Литвы, Латвии и Эстонии в составе Великой Германии. Не говоря уже о независимости. Следовательно, легионеры сражались не за свою страну, а за нацистскую Германию, которая в итоге потерпела поражение в войне.

Аргумент третий: Нюрнбергский суд признал, что насильно призванные в СС не являются военными преступниками.

ИА REGNUM: Это так. Но насильно призванный в преступную организацию человек не будет спустя 50 лет гордиться тем, что находился в ней. А если человек испытывает гордость и не стесняется об этом говорить, значит выбор о вступлении в преступную организацию был осознанным. Следовательно, он - преступник согласно решению Нюрнбергского трибунала.

Аргумент четвертый: На Синнимяэ в Эстонии и 16 марта в Риге, старички, сражавшиеся в войсках СС, тихо собираются помянуть павших товарищей. А враждебные СМИ раздувают из этого истерию.

ИА REGNUM: Собираются не только и не сколько "старички". Приходят политики и молодежь. Каждый раз из этих собраний устраиваются либо политические перфомансы, либо как в Риге торжественные марши. На "тихий день памяти сослуживцев" это совсем не похоже. Это именно публичное, демонстративное, причем с участием современных политиков, оправдание тех, кто присягал Адольфу Гитлеру.

Аргумент пятый: Советская оккупация была более жестокой, чем нацистская.

ИА REGNUM: При этом сами ветераны, которые воевали с оружием в руках против СССР и с формально-юридической точки зрения были для СССР предателями, не только дожили до наших дней, но и имели в СССР работу и социальное обеспечение, а иногда и делали неплохую карьеру. СССР, в отличие от нацистской Германии, предполагал не только определенную автономию республик в составе единого государства, но прилагал усилия по созданию национальной элиты в этих республиках, кооптируя их в высшие органы управления страной.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/arm … z2VllnmtxT
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM

+1

18

6-го февраля на заседании членов латышского самоуправления генерал-директор Данкерс сообщил присутствующим о том, что вчера, 15-го февраля, он вместе с Приманисом, Загерсом, и Валдманисом были приглашены к генеральному комиссару, который сообщил, что, на основании объявленных распоряжений о трудовой повинности, предусматривается призвать молодых людей 1919-1925 гг. рождения. Для этой цели уже подготовлены сообщения к размещению в средствах массовой информации и для их продвижения, необходимо лишь получить подписи генерального комиссара, начальника военных сил и генерал-директора внутренних дел. Спустя несколько часов исполнение этого распоряжения было задержано по приказу из Берлина. Возникла неясность с военным формированием и латышскими командирами легиона, кроме того, оставался неясным вопрос, от чьего имени объявить призыв.

Незадолго до этих событий прошло заседание о формировании призывных комиссий. Генерал-директор Загерс просил немцев, чтобы в каждой такой комиссии присутствовал хотя бы один офицер латвийской армии, который мог бы разъяснять призывнику его возможности выбора. Новобранцу предлагалось выбрать между вступлением в легион, работами на оборонительных сооружениях или обслуживанием регулярных частей немецкой армии. Запросы различных структур на пополнение ресурсами выглядели следующим образом: вооруженные силы СС – 16-17000 человек, полиция порядка охранных батальонов – 5-6000 человек, немецкие военные силы – 25000 человек, на военные работы – 10000 человек. Всего – 56-58000 человек.

С целью уменьшения потерь в человеческих силах и использовании ее в интересах латышского народа латышское самоуправление 23-го февраля обращается в «восточное министерство» к рейхскомиссару Лозе с воззванием, в котором указывает минимальные требования, удовлетворяющие самоуправление при формировании легиона: 1) Руководство легионом осуществляют только латышские офицеры. Командующий легионом – Рудольф Бангерскис. Начальник штаба – полковник А.Силгайлис; 2) У каждого призывника 1919-1924 г.р. есть право выбора самому выбрать вид службы. Никакого давления при выборе не должно осуществляться; 3) Обучение легионеров происходит в Латвии. Срок обучения – 6 месяцев. Только после обучения легион передается в распоряжение немецкого командования; 4) Силы легиона можно использовать только на восточном фронте в северном секторе; 5) Содержание, оплата, обмундирование, обеспечение всем необходимым такое же, как и в регулярных частях немецкой армии.

Это же требование было выслано и латвийскому генеральному комиссару Дрекслеру. Рейхскомиссар Лозе после получения отклонил требование и отправил назад с указанием на то, что у самоуправления нет юридического права обращаться к нему напрямую. Похожий ответ поступил и от Дрекслера.

В этот же день, 23-го февраля, генерал Данкерс на собрании сообщает членам самоуправления о том, что родившиеся 1919-1921 гг. молодые люди получили приглашение немецкого Трудового управления явиться 26-го числа на призывной пункт. Вместе с тем Данкерс заявил, что генерал Эккельн выразил свое согласие по их требованиям, и обучение легионеров будет происходить в Латвии, использование их сил будет вестись в непосредственной близости от границ Латвии, а командиры дивизий будут из числа латышских офицеров. Полковник А.Силгайлис рассказал присутствующим, что недавно встречался со штандартенфюрером Хиртесом (Hierthes), который подготовил информацию на латышском языке о призыве в легион в составе СС1.


http://s4.uploads.ru/7GCwo.jpg

На фото: Приглашение явиться на призывной пункт 26 февраля 1943 г.

И хотя формально от латышского самоуправления немецкое руководство еще не получало согласия на формирование легиона, на следующий день, 24-го февраля, в газете «Tēvija» напечатано обращение рейхскомиссара Г.Лозе: «С Адольфом Гитлером к победе! К оружию! К работе! Латыши! В 1941 г. немецкие солдаты по приказу Адольфа Гитлера освободили вашу родину от большевизма, они спасли ваш народ от уничтожения. С тех пор вы работаете в своих селах и городах, имеете свою полицию и активно воюете на фронтах с большевиками. Эта борьба достигла своей остроты. Большевизм угрожает уничтожением Европе. … Вступайте в легион своей родины, чтобы бороться с оружием против большевизма. Вступайте борцами и помощниками в немецкие вооруженные силы…».

27-го февраля газеты публикуют второе сообщение об основании латышского легиона, составленное Хиртесом: «С признанием бесстрашия добровольческих латышских соединений на фронте вождь Великой Германии дал свое согласие на основание добровольного латышского легиона СС. … Легион основан как единое боевое соединение, включенное в подразделения СС, под командованием латышских офицеров… Вступить в латышский добровольный легион можно устно или письменно в следующих местах: 1) призывной пункт СС в Риге на ул.Марияс 16, 1-й эт.; 2) во всех немецких полицейских участках; 3) во всех учреждениях латышской полиции».

Незадолго до этого штандартенфюрер Хиртес прибыл в Латвию с целью организации призывных пунктов и скорейшего начала их работы. Один из первых пунктов был создан на ул.Марияс 16-3, позднее и на ул.Стабу 12 (угол ул.Бривибас). Это учреждение по своей инициативе начало вербовку добровольцев в легион. На службу принимали граждан Латвии в возрасте от 17 до 45 лет, арийской расы, несудимых, ростом не менее 168 см. Прием осуществлялся после прохождения медкомиссии и подписания о том, что призывник вступает добровольно. Зачисленных направляли в казармы в Риге возле церкви Креста (ул.Крустабазницас 9). Официально призывник вербовался через Трудовое управление, т.е. вступление в легион юридически трактовалось как «направление на работу», а не в военное формирование.

Как проходил первый призыв можно узнать из газеты «Tēvija» 4-го марта 1943 г.: «С самого раннего утра здесь [на ул.Марияс 16] кипит жизнь, десятки и сотни желают присоединиться к борьбе с врагом на востоке. Тем, кто явился впервые, необходимо уладить небольшие формальности и подписать добровольное вступительное обещание и только после этого, через несколько дней, начнутся серьезные испытания. Каждого будущего легионера за пару часов пропустят через особое испытание и врачей – осмотр специалистов и перекрестный опрос. Каждому нужно доказать и показать, что он физически и духовно соответствует военным требованиям. … После осмотра в анкете легионера появляется запись врача «Kv», что значит «годен к военной службе». … Получив отметку о зачислении в легион, он еще свободен несколько дней и может уладить свои дела в семье или на работе. … Руководит призывом штандартенфюрер CC Хиртес…».

Развитие темы получает в следующем выпуске «Tēvija» от 5-го марта. Вновь описывается процесс вступления и все необходимые формальности. Проведение призыва поясняется со ссылкой на распоряжение рейхслейтера Альфреда Розенберга от 19-го декабря 1941 г. о введении трудовой повинности и о том, что латышская молодежь причастна к тотальной войне. Регистрация добровольцев и резервистов в Риге проходит по адресу ул.Лачплеша 43/45 и 60. Молодым людям, получившим приглашение, необходимо явиться по указанным адресам в 7 часов 15 минут, при себе иметь провизию на один день. В помещении регистрации молодого человека расспрашивают представители немецких вооруженных сил, представители трудового управления и легиона СС, приглашая каждого исполнить свои обязанности в борьбе на уничтожение противника. Мобилизованным призывник считается до окончательной победы. Новобранцу предлагается выбрать один из трех вариантов службы: вступить в легион СС, вступить во вспомогательные военные части, вести важные хозяйственные работы. Те, кто выбирает работы, начинают исполнять свои обязанности уже через несколько дней.

Через несколько дней, 9-го марта, бригаденфюрер Хансен, после телефонного разговора с Берлином, сообщает присутствующим генералам Данкерсу и Бангерскису, что он получил согласие на то, что командовать дивизиями будут латышские офицеры. В связи с этим необходимо уладить формальности с латышским самоуправлением, чтобы его представители поддержали формирование легиона и уполномочили генерал-директора генерала Данкерса на объявление призыва. Уже через два дня в газетах опубликовано обращение Данкерса к латышскому народу: «Все для победы! Призыв самоуправления латвийского генерального округа. Вождь Великой Германии 10 февраля с.г. согласился сформировать латышский добровольческий легион СС. Самоуправление латвийского генерального округа обращается к латышским мужчинам с призывом: Латышские воины! Европа объединяется в святой войне, чтобы уничтожить большевизм, который угрожает затопить кровью и слезами наш континент. … Сегодня мы осознаем, что бороться с большевизмом нужно до победы, плечом к плечу с главным носителем щита Европы – немецким народом и их союзников. … На днях основан латышский легион, в который уже вступили многие латышские юноши и мужчины. … Вступайте в ряды латышского легиона, которым руководит латышский генерал. … Все для победы!».

Составлен список кандидатов в верховное командование латышским легионом: а) на должность командира легиона и временно командиром 1-й дивизии – генерал Р.Бангерскис; б) на должность командира дивизии – полковник Т.Калниньш; в) на должность командира пехотного полка – полковники А.Апситис и В.Янумс, полковники-лейтенанты К.Лобе, К.Тирзитис, А.Веверис; г) на должность командира артиллерийского полка – полковники-лейтенанты Я.Рапа и Я.Шелс; д) на должность начальника штаба легиона и временно 1-й дивизии – полковник А.Силгайлис; е) на должность начальник штаба дивизии – полковник В.Янумс, полковники-лейтенанты К.Лобе, К.Тирзитис и А.Закис.

Условлено, что на рукавах формы солдат легиона будет нашит щит в национальных цветах и надписью «Латвия».

http://s5.uploads.ru/fjX7M.jpg

На фото: Нашивка на рукаве латышского легионера

11-го марта газеты печатают сообщение полковника А.Силгайлиса о необходимости вступить в латышский легион. Все бывшие офицеры и инструкторы приглашаются на регистрацию по адресу ул.Стабу 12, 423 каб. с 9 до 18 часов. При себе необходимо иметь удостоверение военнослужащего, послужной список, офицерское удостоверение. Тем, у кого нет этих документов, могут предоставить краткое описание своего послужного списка, заверив его подписью. Для вступления необходимо: назвать имя и фамилию, род войск и специальность, последнее воинское звание, место службы в военной части латвийской армии, последняя занимаемая должность, место и время рождения. Возрастные ограничения (для военных): должность до капитана – до 50 лет, выше по должности – не более 55 лет, санитарные офицеры и административные офицеры – не более 66 лет. Инструкторам: заместители офицеров – не более 48 лет, старшие сержанты и капралы – не старше 45 лет, санинструкторы и административные инструкторы – не старше 48 лет. Полученные звания в Красной армии недействительны.

Рижский радиофон организовал сбор пожертвований для организации культурной жизни легионеров. Школьникам и студентам предлагается сдать свои пожертвования на организацию концерта в Опере для новобранцев. Собранные средства можно вносить на расчетный счет радиофона №387-Rīga с пометкой «Избранный концерт для латышского легиона» или приносить лично по адресу ул.А.Гитлера 15 (ул.Бривибас) в кассу радиофона. Концерт состоится 29-го марта с 18 до 20 часов, трансляцию обеспечат все латвийские станции. На следующий день «Tēvija» сообщит о том, что в помощь легионерам за эти дни собрано 857000 рейхсмарок, еще через несколько дней сумма превысит 950 000 рейхсмарок.

Предполагалось, что вступление в легион даст некоторые привилегии как вступившему, так и его близким, о чем свидетельствует заметка в газете. Генеральный комиссар Дрекслер утвердил указания к попечению для офицеров. Генерал-директор внутренних дел Данкерс разослал их старшинам всех волостей. Предусматриваются следующие привилегии: при распределении рабочей силы на селе, в первую очередь обеспечить членов семей добровольца, такие же преимущества при распределении сезонных работников, а также школьников и студентов при ведении сельхоз работ. Распоряжение касается и тех случаев, когда происходит распределение механизированной силы: машины и трактора в первую очередь предоставляются семьям добровольцев. При распределении одежды и обуви семье добровольца обеспечена большая часть, нежели остальным жителям. В школах необходимо обеспечить бесплатными продуктами в большем количестве детей добровольцев. При распределении квартир, их предоставляют в первую очередь семье добровольца, у кого их нет. Семьи добровольцев, у которых раньше была служебная квартира или земля, могут продолжать использовать ее до выхода добровольца из легиона. Если по объективным обстоятельствам это невозможно, семье выделяется равноценная квартира. Жены добровольцев обладают расширенными правами на получение карты матери от Народной Помощи (выдаются матерям детей до трех лет). Добровольцам, выбравшим обязательные работы, предоставляется право самим выбирать предприятие, где они будут работать, при условии, что там имеются свободные места. Если доброволец не может самостоятельно найти подходящее место, Трудовое управление предоставляет ему по возможности ближайшее к месту жительства.

1 Впоследствии это сообщение опубликовано в «Tēvija» 27 февраля 1943

Отредактировано Foma (Воскресенье, 23 июня, 2013г. 17:44:30)

0

19

В связи с организацией новой военной единицы принимаются меры по обеспечению их легитимным командным составом. Официальное уведомление о своем назначении генерал Р.Бангерскис и полковник А.Силгайлис получили 20-го марта 1943 г., находясь на приеме у генерал-майора Хансена. Там же в присутствии генерала Данкерса Бангерскис и Силгайлис приносят торжественное обещание, которое впоследствии надлежит дать и легионерам: «Именем бога торжественно обещаю в борьбе против большевизма неограниченное послушание главнокомандующему немецких вооруженных сил Адольфу Гитлеру, и за это, как смелый воин, готов отдать свою жизнь!»1. 23-го марта 1943 г. об этом напишет газета «Кауэнер Цайтунг»: «…генерал Бангерскис, а также начальник штаба полковник Силгайлис, произведенный в штандартенфюреры легиона, принесли торжественную присягу». На том же приеме генерал Хансен высказал идею, что «хорошо бы в ближайшее время собрать уже каких-нибудь 1000 добровольцев и организовать торжественную церемонию и киносъемку в целях пропаганды».

20-го марта газета «Tēvija» публикует биографии генерала Р.Бангерскиса и полковника А.Силгайлиса и приказ об их назначении: «По предложению латышского самоуправления и приказом рейхсфюрера СС Гиммлера командиром латышского добровольческого легиона дивизии СС назначен Р.Бангерскис, присвоить ему звание генерал-майора легиона. Приказом рейхсфюрера СС Гиммлера начальником генштаба латышского добровольческого легиона назначен А.Силгайлис».

В этом же номере «Tēvija» всем молодым людям, родившимся в 1919-1924 гг., настоятельно рекомендуется явиться в регистрационные комиссии (ул.Лачплеша 43/45 и 60) и зарегистрироваться. Тех, кто проигнорирует это приглашение, ждет суровое наказание по законам военного времени. Это объявление печатается в каждом номере газеты на протяжении нескольких недель. Суровые меры были введены по причине очень малого количества добровольцев.

http://s4.uploads.ru/jXblv.jpg

На фото: Приказ о зачислении в легион и явке в Абренские казармы (ул.Абренес 5)

23-го марта генерал Бангерскис посещает казармы на ул.Абренес: «Во дворе казарм я обнаружил несколько рот новобранцев, которые примеряли солдатские шинели. Вначале я не обратил на них внимания, приняв их за немецких солдат. Войдя в помещение, заметил еще множество молодых людей, которые только что получили новое обмундирование и которое выдавали немецкие инструкторы. … начал интересоваться, спросил откуда они и что здесь делают. Мне сказали, что это рижане и собраны тут для парада на 28-марта. Меня удивил тот факт, что среди тех, кто занимался призывниками, не было ни одного латыша, даже тех, кто хотя бы знал латышский язык или понимал его». Как позднее выяснит полковник Силгайлис, этих добровольцев набрали через Трудовое управление для прохождения трудовой службы и многие пришли действительно добровольно.

http://s4.uploads.ru/k6Mav.jpg

На фото: Легионеры в казармах на ул.Абренес, 1943 г.

Согласно приказу Гиммлера от 24-го марта 1943 года, в структуру формирующегося латышского легиона СС входили 15-я латышская добровольческая дивизия СС, 2-я латышская бригада СС и латышские полицейские батальоны2. Впрочем, 15-я дивизия являлась «добровольческой» только по названию, поскольку состояла из трех полков, сформированных к середине июня из мобилизованного контингента. Что же касается 2-й латышской бригады, то она была создана в мае на основе шести полицейских батальонов (16-го, 18-го, 19-го, 21-го, 24-го и 26-го), действовавших в составе группы армий «Север»3. В соответствии с приказом от 18-го мая 1943 года, подразделения легиона, не вошедшие в состав 15-й дивизии, включались во 2-ю бригаду, которая в декабре 1943 года была переформирована в 19-ю латышскую дивизию СС4.

Первый призыв добровольцев был проведен довольно скоро, хотя и с определенными трудностями. Под ружье набрали порядка 1000 человек. Объявление о показательном мероприятии дачи присяги опубликовано 27-го марта в газете «Tēvija»: «Завтра в 11 часов на Домской площади первые добровольцы дадут торжественное обещание, которое примет начальник бригады СС генерал-майор Хансен. Торжественную церемонию будет передавать и радиофон».

http://s4.uploads.ru/fsLyu.jpg

На фото: Домская площадь 28 марта 1943 г.

Описание события с Домской площади 28-го марта передают корреспонденты: вокруг всей площади на высоких мачтах развеваются флаги Великой Германии и Латвии, посреди площади – черный флаг с белым знаком СС. Повсюду: на улочках, по краям площади, в окнах стоят зрители. Многие пришли сюда, когда еще только появилась рота солдат и установила возле трибуны высоких гостей пушки. Наконец, ожидающие увидели, как колонна солдат, пройдя маршем из казармы через город, вошла на площадь. Колонны, выстроившись, образовали полукруг. Духовой оркестр играет марш и военную музыку. После этого на площади стали появляться высокие гости, которые представляли разные армейские и боевые подразделения, немецкое гражданское управление и латышское самоуправление, членов национал-социалистической партии Германии. Среди гостей присутствуют генерал-полковник авиации Келлер, генерал кавалерии Бремер, латвийский генерал-комиссар Дрекслер, генерал-лейтенант полиции Ф.Эккельн, комендант Риги генерал-майор Бамберг и др. Латвийское самоуправление представляли, как пишет газета: «генерал-директор внутренних дел О.Данкерс и другие члены правления».

http://s5.uploads.ru/PRpWs.jpg

На фото: Домская площадь 28 марта. Впереди генералы Эккельн, Хансен, Бангерскис, за ними полковник Силгайлис.

На площади появился начальник полиции и СС обергруппенфюрер Эккельн, к нему направился с рапортом начальник Латышского легиона СС генерал-майор СС Хансен. Генерал легиона Р.Бангерскис и начальник штаба А.Силгайлис шагают вместе с новыми легионерами. Речь произносит генерал-майор Хансен, слова командира легиона переводит на латышский язык начальник штаба А.Силгайлис: «Теперь вы стоите перед флагом, чтобы дать торжественную клятву вождю Адольфу Гитлеру в борьбе за лучшее будущее. Клятву на латышском языке вам скажет полковник Силгайлис, и вы ее повторите». Пишет корреспондент: «… Звучит команда. Посреди площади шагают знаменосцы с флагом Германии, которые до этого момента стояли среди легионеров. Навстречу им шагают меченосцы. Из рядов выходят два латышских офицера и два легионера, они кладут левую руку на меч. Тишину прерывает команда Силгайлиса: «Смирно! Правую руку для торжественной клятвы поднять. Медленно звучат слова обещания, которые повторяют новые бойцы и их офицеры». Клятву принимал генерал-майор Хансен. После принятия обещания Хансен поздравил легионеров и напомнил, что солдату присуще три качества: смелость, доверие и послушание. За оказанную честь борьбы с большевизмом под руководством вождя Германии Гитлера солдаты троекратно выкрикнули «Sieg Heil!». Оркестр заиграл гимн Великой Германии.

Отредактировано Foma (Понедельник, 24 июня, 2013г. 17:59:35)

0

20

Затем с речью выступил и генерал Бангерскис, по завершении выступления он предложил всем присутствующим спеть гимн Латвии, что и было исполнено. Сегодня на площади были порядка 1000 добровольцев.

По свидетельствам А.Силгайлиса и Р.Бангерскиса, через несколько дней всех этих добровольцев отправят на Ленинградский фронт, без всякой предварительной подготовки и обучения, без латышских офицеров и инструкторов. Уже на следующий день их собрали на станции Земитаны и увезли на восток, в ленинградский район. Приказ об отсылке на фронт пришел из главного штаба в Берлине, проигнорировав на то все возражения генерала Хансена. По воспоминаниям Силгайлиса, на этой отправке добровольцев на фронт в Берлине настаивал Ф.Эккельн1, будучи в конфликте с начальником латышского легиона генералом Хансеном. В ответной телеграмме Берлину Хансен указал, что этот факт отрицательно скажется на народном настроении, и назвал такое отношение к солдатам как «пушечному мясу». Позднее эту отсылку назовут недоразумением и во избежание подобных накладок впредь Р.Бангерскису предложена должность генерал-инспектора легиона с правом инспектировать любое латышское подразделение (с 7-го апреля).

Случайно узнав об отправке добровольцев на фронт2, в тот же день (29-го марта) Бангерскис и Силгайлис в сопровождении майора Кнебеля едут на станцию прояснить ситуацию и успокоить легионеров. Что в тот момент происходило на станции, можно узнать из воспоминаний генерала Бангерскиса: «Общая картина не впечатлила. Многие молодые люди находились в вагонах, и немецкие охранники их не выпускали. Те в вагонах пели, кричали, смеялись, всячески стыдили охранников. У некоторых в руках блестели бутылки с водкой. Некоторые молодые люди находились возле вагонов. … Провожающих было мало, человек 10-15…». Позднее Бангерскис произносит речь и обещает через 10 дней прибыть к ним в расположение, где бы они ни находились. Вернувшись со станции, Бангерскис направляется к Данкерсу и Хансену, а на следующий день встречается с Эккельном, который, выслушав генерала, дает тому ясно понять, что его назначение командиром дивизии было недоразумением, и вместо нее предлагает должность генерал-инспектора3.

Получив новое назначение, 7-го апреля генерал Бангерскис вылетает на ленинградский фронт для встречи с новобранцами. Они были переданы в распоряжение командира 2-й бригады генерал-майора СС Шольца, находящегося в 10-12 км от линии фронта. После беседы Шольц заверил Бангерскиса, что новобранцев не будут посылать на боевые задания до окончания их обучения. Как отмечает Бангерскис, от призывников общих жалоб на свою дислокацию не поступало, высказались возражения лишь по поводу того, что дают недостаточно хлеба (550 гр.) и нет возможности сменить белье, поскольку у каждого при себе только один комплект. Легионеры размещены в отдельных жилых зданиях по 6-15 человек в комнате. Спят на соломенных тюфяках и у каждого по два одеяла. Обстановка помещений – приближена к фронтовым условиям. Об этом визите к легионерам подробно напишет газета «Tēvija» 13-го апреля.

В свою очередь, личный посланник рейхсфюрера СС Готлоб Бергер в донесении к Гиммлеру от 15-го апреля 1943 г. констатировал, что из 15-тысячного запланированного состава набрано только 2 478 человек. Остро ощущался недостаток опытных военных специалистов-инструкторов и казарм для новобранцев. Кроме того, как отмечалось в сообщении 4-го управления НКГБ, среди мобилизованных в легион имело место неустойчивое настроение. Были отмечены факты уклонения от мобилизации и дезертирства из легиона, а ряд новобранцев скрывались в лесах. В Зилупе мобилизованные пели советские песни, а в Лудзе произошло столкновение новобранцев с полицией. Из 500 человек мобилизованных в четырех латгальских плках еще до отправки сбежали около 1004.

Бедственное положение добровольцев подтверждают слова одного из членов латышского самоуправления. В конце апреля на очередном заседании генерал-директор Данкерс сообщит полковым командирам о том, что обеспечение легионеров не соответствует нормам: выданная солдатам форма сильно изношена, а предусмотренные французские винтовки и автоматическое оружие нельзя считать удовлетворительным.

В донесении начальника главного управления СС группенфюрера Бергера от 4-го мая 1943 г. Гиммлеру «О положении резервов в Остланде» выражается сожаление о том, что «обучение в Латвии не проходит успешно, поскольку им отдают приказы не менее 4-х учреждений». По информации, оказавшейся в его распоряжении, в латышский легион на данный момент зарегистрированы – 20827 человек, из них 528 офицеров. Призваны – 8125 человек, из них 300 офицеров. Кроме того, 1000 добровольцев приказом рейхсфюрера СС переведены на службу в полицию.

Одновременно с военным призывом ведется призыв молодежи на обязательные сельскохозяйственные работы. Газета «Tēvija» от 5-го июня 1943 г. печатает сообщение начальника полиции и СС, в котором всем молодым людям 1925 г.р. предписывается явиться на следующие места: «Молодым людям, определенных на работы в Бауской волости, явиться в 2 часа 30 мин. ночи на рижский автовокзал у центральной станции. … на работы в Тукумской волости, явиться в 5 часов утра на рижский автовокзал у центральной станции. … на работы в Елгавкую волость, явиться в 7 часов утра на набережную возле понтонного моста к пароходу «Блазмас». Явиться вовремя и соблюдать дисциплину».

Тут же напечатан репортаж с похожих мест работ. Описывается процесс, места, рассказывается, что призывники обеспечиваются пропитанием, культурными мероприятиями, для них организованы курсы немецкого языка. Опровергаются слухи о том, якобы, латышские добровольцы работают вместе с евреями или военнопленными. «Работы ни в коей мере не связаны с ними, и латыш смело может быть горд за проделанную работу». Для увеличения гордости за свою работу введен принцип награждения отрядов почетными флагами. Прибывший на место комиссар округа, между прочим, сказал в своем выступлении перед рабочими, что «ваша красивая обязанность – работать, работать и еще раз работать». Труд призывников, в частности, использовался на торфоразрабатывающих заводах в Смарде и Олайне. В газете приводится описание бытовых сцен в Олайне: «На бесконечном торфяном поле разместилась электрическая железная дорога, по которой доставляют молодых людей к месту работы, по ней же доставляется полуготовый и готовый торф. «У нас есть свой трамвай!» – смеются парни, и на загоревших лицах сияют белые зубы и горящие глаза. «Как идет работа?» – спрашиваю одного мальчика. «Чисто, хорошо, мы выработали даже сверхнормы и получили в премию папиросы».

Процесс формирования 15-й дивизии СС и латвийской бригады СС шел одновременно и практически поглотил все людские ресурсы легиона. 18-го мая 1943 г. СС-РСХА отдало приказ: члены легиона, не вошедшие в состав дивизии, должны быть включены в бригаду. В скором времени легион был фактически распущен, а с 1-го декабря 1943 г. он официально прекратил свое существование. Формирование бригады ослабило боевую мощь дивизии из-за передачи в ее состав части артиллерии, противовоздушных средств борьбы и ветеринарных подразделений. Для облегчения проблемы набора людей в соответствующие формирования Гиммлер согласился и на снижение обязательного роста для новобранцев до 164 см (в бригаде – 168 см)5.

http://s4.uploads.ru/e8dYi.jpg

На фото: Призыв 1943 г.

Население в своем большинстве не спешило или вовсе отказывалось служить интересам Германии. Этот факт находит подтверждение в отчете призывной комиссии генерал-инспектору Бангерскису от 4-го июня 1943 г., в котором указывается, что из разосланных 196 приглашений офицерам явиться на регистрацию прибыли только 65 человек, из них готовы отправиться на службу – 25. В своем ответе комиссии генерал Бангерскис, указывает на возможные причины неявки: все приглашения рассылаются от имени латышского самоуправления, а подписаны немецким чиновником низким по рангу – унтершарфюрером СС6.

О том, насколько изменилось положение дел с призывом впоследствии, можно узнать из отчета, подготовленного в штабе генерал-инспектора 20-го августа 1943 г.:

«Отчет на 20 августа 1943 г. о поступлении граждан Латвии на военную службу.

1) Число мужчин в Латвии 1919-1924 г.р. насчитывает примерно 60000 человек. Из них в марте и апреле прошли медкомиссию и приняты на службу: в легион – 17000 + 5500 (добровольцы) – всего 22500. Из них призваны – 17000, не призваны 5500. Из призванных явились – 11000, не явились – 6000. Помощники в немецкую армию – 12700. Призванных всего – 35200.

2) Число мужчин в Латвии 1918-1912 г.р. насчитывает примерно 70000 человек. Из них предполагается набрать 2000 – 3000 человек.

3) На 15 августа 1943 г. латышский легион состоит:


                    Офицеры               Инструкторы                 Солдаты         Всего

В дивизии        395                          876                          9350               10 621

В бригаде         205                          941                          5440                6586       

В полицейских 374                          1976                          7360                9710
формированиях
                                                                                         497                   497
269-й пограничный-                             =
батальон                                           

672-й саперный       -                           -                             600                     600 
батальон (нем.)

-


ИТОГО                   974                          3 793                    23 247                 28 014

4) Некоторые формирования, которые не входят в состав легиона:

283-й русский (Латвийский) батальон – 676 солдат

2-й строительный батальон – 1400 солдат

формирование для немецкой армии – 10000 солдат

Всего – 12076 солдат

5) Всего на военной службе состоят примерно 40000 латвийских граждан.

1 Как отмечает Бангерскис в мемуарах, Эккельн негативно относился к латышской интеллигенции, а эти новобранцы, принесшие присягу, состояли в основном из интеллигентных семей и были настроены патриотично, что и показала торжественная церемония 28 марта. Тем самым приказом об отправке на фронт добровольцев генерал Эккельн, – подчеркивает Бангерскис, – «убивал двух зайцев: портил карьеру полномочному представителю легиона в Берлине, а во-вторых, убирал из города тысячу активных патриотов».

2 По воспоминаниям самого Бангерскиса, ему позвонил отец одного из призывников и задал вопрос «действительно ли завтра только что призванных легионеров отправляют на фронт?». Посчитав это абсурдным, генерал направился к Шредеру, который оказался в таком же неведении. Приказ пришел из Берлина, но до этого момента латышское самоуправление никто из немецких чинов об этом приказе не удосужился известить.

3 Приказ о назначении на должность генерал-инспектора Бангерскиса поступит из Берлина 7-го апреля и будет передан Бангерскису только 30-го апреля 1943 г. До этого времени Бангерскис имеет эти полномочия лишь по устному распоряжению Эккельна. Официально Бангерский вступит в должность генерал-инспектора 30 апреля 1943 г. Эта должность не предусматривала командных функций и выдавала лишь полномочия на проверку любого латышского формирования.

0

21

Существует еще один отчет, но на этом документе нет числа. В частности в нем приводятся следующие цифры участвующих граждан Латвии в тотальной войне: «В дивизиях – 30000, в полицейских формированиях – 12500, вспомогательные – 11000, пограничники (нем.) – 400, раненые – 3000, в авиации – 300, на морской службе – 50, всего – 57250. В стадии призыва – 12000, на трудовой службе – 3000, на работах в Германии – 18000, можно еще призвать – 10000, всего – 43000. В общей сложности по двум категориям – 100250.


http://s4.uploads.ru/Sy5IZ.jpg

На фото: Легионеры на учениях в Болдерае летом 1943 г.

12-го октября генерал-комиссар Дрекслер обращается к рейхсфюреру СС Гиммлеру с телеграммой, в которой просит призвать в легион еще несколько тысяч человек: «Секретно. Рейхсфюрер! Прошу вас незамедлительно призвать 5000 человек в латышскую дивизию СС. Согласно разговору с обергруппенфюрером Бергером, необходимо призвать 8000 человек. Я дал приказ призвать 6000 человек 1919-1924 г.р. и 2000 человек 1912-1918 г.р. … призыв можно начать уже с 4 октября».

http://s5.uploads.ru/Bj3ro.jpg

На фото: Штаб латышского легиона. Третий слева – полковник А.Пленснер, далее – генерал Р.Бангерскис, полковник К.Дзенитис, поковник-лейтенант О.Меия, полковник-лейтенант Э.Грапманис.

Через несколько дней, 16-го октября, генерал-инспектор Бангерский получает открытое заявление от группы работников и общественных деятелей. В своем заявлении активисты указывают на необходимость формирования отрядов самообороны: «Как вам хорошо известно, уважаемый господин генерал, с приближением линии фронта к границам Латвии, широкие слои населения охвачены беспокойством и страхом, … нашу землю вновь могут наполнить массы большевиков…. …Многие из нас считают, что пришло время, когда необходимо серьезно заняться организацией самообороны латышского народа… и вы, господин генерал, могли бы взять эту инициативу. …». Заявление подписал 41 человек. 27-го октября это заявление генерал Бангерский пересылает Ф.Эккельну с сообщением, в котором просит поспособствовать и дать ход народной инициативе.

25-го октября заместитель генерал-комиссара фон Борке и генерал Шредер одновременно публикуют в газете приглашение к обязательной регистрации всех молодых людей, рожденных в 1923-1924 гг.

В ноябре 1943 г. 1-я латышская дивизия (15-я дивизия СС) после прохождения т.н. обучения должна была выехать на фронт. На момент выступления в некоторых боевых соединениях не хватало до 70% инструкторского состава, многие солдаты (до 25%) проходили обучение менее 2-х недель из предусмотренных 6-и месяцев. Большую часть оружия и почти все техническое обеспечение (саперное, связное и пр.) дивизия получила лишь перед самой отправкой на фронт, солдаты не успели в полной мере даже с ним ознакомиться. Некоторым частям в процессе обучения было предоставлено оружие иной системы, нежели выданное перед отправкой на фронт. Значительные затруднения были в обеспечении техникой и транспортом. Лошадей, повозки и машины дивизия большей частью получила, когда уже грузилась в вагоны. Кроме того, сам приказ об отправке на фронт дивизия получила неожиданно и совершенно не была к ней готова. Этот приказ был подписан Гиммлером в Берлине и предусматривал участие дивизии в боях под Невелем.

Каково было отношение немецкого командования к боевым единицам латышских формирований ясно показывает отчет одного из командиров полка. О бедственном положении вверенного полка докладывает полковник А.Апситис в своем рапорте генерал-инспектору Бангерскису: «Во время пути 34 пехотный полк направлен в распоряжение немецкой 281-й дивизии в район г.Остров. Немногим позднее полк перешел в распоряжение 83-й дивизии. … Из боевого состава не хватает примерно 25%, из состава инструкторов примерно 50%. Только что прибывшие инструкторы не имеют ни служебного, ни боевого опыта. … Полк пополнен прибывшими 400 призывников, не проходившими обучение. … Только за 24 часа до отправки поступил приказ сменить французское оружие на немецкое. … В таких обстоятельствах не может быть и речи о знакомстве солдат с новым оружием, и они выехали на фронт с полностью неизвестным им оружием, не умея ни стрелять из него, ни обходиться с ним. Полковые связисты полностью не обучены, т.к. полку не было выдано связное оборудование. То же самое касается и саперов. … Оборудование получили лишь тогда, когда уже шла погрузка в вагоны.

Выезжая на фронт, материальное положение полка было следующим:

Нехватка транспорта была такой степени, что полк можно было считать неподвижным, поскольку из предусмотренных 536 лошадей мы получили только 83, из которых 5 были не пригодны к работе. Из 15 автомашин в полку были только 2, обе не пригодны, из 21 грузовика получено только 2, из 18 мотоциклов получено 3, из 21 гусеничных тягачей не получено ни одного, из 132 парных упряжей получено 20 и 101 одноупряжных повозок, из которых 21 не пригодна. Не было ни осветительных приспособлений, ни инструментов, солдатам не были выданы ни котелки, ни бутылки, ни столовые приборы.

14 ноября в 17 часов эшелон 1-го батальона прибыл в Остров. Было темно, шел дождь…. Поступил приказ выгрузиться в течение 3-х часов. Вещи и оборудование бросали из вагонов под дождь и в грязь. …бинокли, газовые маски, саперные принадлежности… Была утеряна большая часть вещей.

Еще 14 ноября вечером получил от капитана Медера письменный приказ, в котором предписывалось обоим батальонам 15 ноября выступить.

1-у батальону необходимо было выйти в 8 часов 20 км на север, а 2-му 15 км в южном направлении. Задание 1-у бат.: разместиться в поселениях, провести разведку и на следующий день выбить партизан и регулярные части противника, вооруженных тяжелыми пулеметами и гранатометами, из 6 сел, некоторые из которых укреплены, а 2 из них окружены болотами. 2-у бат.: разместиться в селах и очистить район от партизан, по сведениям ок. 600-800 человек, которые направились в южную сторону.

15-го ноября в 9 часов доложил командиру 281-й дивизии о состоянии полка и сказал, что в настоящее время полк не способен передвигаться и, тем более, выполнить задание. … Генерал согласился со мной, но приказал разместиться в указанных районах. …

16-го ноября примерно в 11 часов полковой адъютант был вызван в штаб дивизии, где начальник штаба сообщил ему, что 18-го ноября полк должен быть полностью укомплектован, оснащен всем необходимым, обученным и боеспособным. Предполагается, что полк перемещается в распоряжение 24-го корпуса. Какое задание – неизвестно. …

В ночь с 16-го на 17-е ноября 1-я рота вступила в бой с конницей противника. Убиты две лошади противника и ранен один солдат. С нашей стороны потерь нет».

Такое бедственное положение дел с обеспечением латышских призывников не было единичным, что подтверждается и другими отчетами проведенных инспекций. Похожую картину рисуют записи с посещения 26-го ноября 1943 г. генерал-инспектором Бангерским 3-го и 4-го полков В Паплаке и Вайноде. Из описаний полка: «Вид был впечатляющий: 1) Шинели не подходят по росту – многим они по колено. Края шинелей кривые и неподшитые. Командир пояснил, что выданы только на днях, и в процессе обучения не было возможности их подправить, так как вечерами быстро темнеет. На складе есть еще шинели, но они малы. Не хватает пуговиц, многие шинели без пуговиц. Необходимо сменить шинели в масштабе всего полка. 2) У многих не хватает ремней. На складе тоже нет. 3) Большей частью шапки малы. В запасе нет. На шапках не хватает эмблем. 4) Трудности с нехваткой обуви. Примерно 500 солдатам обувь не была выдана, без этого обувь слишком мала и ее можно надеть с одним носком, что в зимних условиях неприемлемо. Трудности с обогревом помещений и сушкой одежды и обуви. 5) Всем солдатам выдана одна пара кожаных рукавиц. 6) У многих солдат длинные, нестриженые волосы, поскольку не хватает парикмахеров и машин для стрижки.

При последующей более тщательной проверке этих полков выяснится, что здесь наличествуют проблемы с оборудованием для связи и саперов, так же, как и в других частях, наблюдается недостаток кадров: не хватает семь офицеров и 255 инструкторов, из необходимых 130 связистов в наличии 15. Из прибывшего пополнения в количестве 1500 человек двухнедельное обучение проходили лишь 1000, а 500 призывников полностью необучены. Похожая ситуация была практически во всех таких подразделениях, о чем свидетельствуют многочисленные служебные записи инспекции генерал-инспектора Бангерского.

Однако немецкому командованию до проблем с обеспечением латышских призывников даже самым необходимым не было дела, их больше волновала угроза прорыва линии фронта и возможность заткнуть «добровольцами» очередную брешь на передовой, потому как с течением времени положение Третьего рейха на востоке становится все более угрожающим. В конце 1943 г. немецкие войска потеряли свой боевой задор и все больше были принуждены отступать под мощным наступлением красной армии. Тем не менее, Берлин все еще надеется и стремится во что бы то ни стало исправить положение и взять боевую инициативу в свои руки. На очередном заседании латышского самоуправления генерал-директор Данкерс сообщает собравшимся, что вчера, 9 ноября, через «восточное министерство» был получен приказ Гитлера, в котором предписывается объявить мобилизацию всех мужчин, рожденных 1915-1924 гг. на территории Латвии и Эстонии. Было бы желательно, если призыв на территории Латвии объявит латышское самоуправление. Вечером того же дня, Данкерс получает сообщение от генерал-комиссара Дрекслера, в котором тот выражает свое согласие и уполномочивает их на объявление призыва и гарантирует поддержку всех немецких учреждений.

Для увеличения числа добровольцев генерал-инспектор Бангерскис принимает решение создать отдельную боевую единицу, состоящую из русскоязычных граждан. С этой просьбой 19-го января 1944 г. он обращается к начальнику СС и полиции в Остланде: «В связи с призывом родившихся 1915-1924 гг., происходит набор также и русскоговорящих граждан Латвии. Руководство латышской добровольной бригады СС многократно обращалась с просьбой, что не хотят смешивать русские и латышские формирования. За последние дни бригада в Елгаве отослала назад в резерв батальона примерно 200 человек русских призывников, отказавшись их принять. Это вызывает трудности с перемещением русских призывников. С другой стороны, русские легионеры выражают свое желание служить в формированиях с русскоязычными командами, поскольку многие из них не понимают по-латышски. … Если зачислить всех в пределах предусмотренных призывом лет, число русскоязычных граждан может достичь нескольких тысяч».

0

22

7-го января 1944 г. состоялась беседа генерала Эккельна с генералом Бангерскисом и полковником Пленснером. Эккельн ознакомил приглашенных с положением на северном фронте, в районе Ленинград-Новгород, где противник достиг значительных успехов, и теперь положение немецких частей значительно осложнилось и существует вероятность прорыва линии фронта. Для устранения бреши Эккельн предлагает провести очередной набор добровольцев. Число призывников для решения этой проблемы, по мнению Эккельна, должно быть не менее 20000 человек. Набор предполагается провести и в Эстонии, где планируется набрать 10000 – 15000 добровольцев. На следующий день генерал СС Шредер пишет докладную записку генерал-комиссару, в которой извещает, что, в соответствии с полномочиями от 9-го ноября 1943 г., он дополнительно увеличивает призывной возраст с 1906 до 1914 гг.р.

Латышское самоуправление было против этого призыва. Последовали долгие переговоры с немецким командованием. Генерал-инспектор Бангерскис за это время отменил четыре приказа о начале призыва. В конце концов, заместитель генерал-комиссара Симмс пригласил к себе Данкерса и сообщил, что на заседании рейхскомиссара, где присутствовал и Эккельн, было принято решение сократить число призывников до 10000 человек. 4-го февраля Данкерс издает распоряжение, согласно которому, объявляется призыв латвийских граждан 1910-1914 гг.р. на военную службу, которые до 1940 г. 17-го июня были гражданами Латвии. Призыв ведется в пограничные соединения. Распоряжение вступает в силу 4-го февраля 1944 г. На следующий день было издано еще одно распоряжение, в котором указывалось, что призыв относится и к гражданам, родившимся 1906-1909 гг. В этот же день приказ о призыве на активную военную службу издает генерал Бангерскис.

Первый раз латвийские части СС участвовали в боевых действиях против наступающих советских войск 16-го марта 1944 года в районе реки Великой, юго-восточнее города Остров. Обе латышские дивизии вошли в состав 6-го корпуса СС, который в свою очередь был включен в состав 18-й армии (группа армий «Север»). В июне 1944 Советские войска вынудили группу «Север» к продолжению отступления в западном направлении.

В июне 1944 г. наименование «добровольческая» (Freiwilligen) дивизия было заменено на «Waffen». Соответственно, полное наименование, например, 15-й дивизии звучало теперь так: «15 Waffen-Grenadier-Division der SS (lettische Nr. 1)». Исчезновение из названия определения «добровольческая» связано с тем, что всё более ясный исход войны не способствовал набору добровольцев и оккупационные власти прибегли в декабре 1943 г. к мобилизации мужского населения 1918-1922 гг. рождения.

Спустя некоторое время советские войска переходят в наступление. 11-го июля на реке Алоя состоялся ночной бой, в результате которого были разгромлены латышская 15-я дивизия СС и два полка пехоты. Вскоре после этого дивизия была расформирована.

В 1944 г. набор добровольцев все больше и больше обретает принудительный характер. Так, например, 26-го февраля в газете «Tēvija» было опубликовано заявление рижского префекта Штиглица о том, что «… В Риге освидетельствование и призыв будут полностью закончены 3-го марта с.г. Вместе с тем начнется генеральная проверка всех мужчин призывных возрастов. Проверку произведут в отдельных домах, в целых городских кварталах, на промышленных предприятиях, на улицах, в общественных местах скопления людей и других местах. Соответствующие органы надзора указывают, что несознательные граждане, уклонившиеся в решающий момент от исполнения своих обязанностей перед народом и не подчинившиеся распоряжениям, не смогут оставаться на свободе. Рано или поздно они понесут заслуженное наказание. … Лица, не принявшие во внимание это последнее предупреждение, за неявку на проверочную комиссию и уклонение от призыва в латышский легион будут преданы особому военному суду, и им грозит наказание по законам войны и военного положения».

Незадолго до этого объявления для рассмотрения дел дезертиров-легионеров немцы учреждают Особый военный суд при генерал-инспекторе латышского легиона. «Особый военный суд рассматривает дела о преступлениях, предусмотренных двенадцатым разделом уголовного кодекса (издание 1942 г.). Предусмотренную законом меру наказания за преступления, указанные в предыдущем параграфе (1) особый военный суд может увеличить, применяя высшую меру наказания – смертную казнь в порядке части первой военного уголовного кодекса (издание 1937 г.). … Приговор особого военного суда приводят в исполнение представители обвинения генерального инспектора в общем порядке. … Генерал-директор Данкерс». Распоряжение вступает в силу с 9-го февраля 1944 г.

Несмотря на ужесточение призывных мер, все еще остаются непризванные «добровольцы». В конце июля в газете «Tēvija» напечатаны сразу три распоряжения о наборе добровольцев: 1927 г.р. во вспомогательные авиационные части, а освобожденные ранее офицеры и инструкторы по трудовой или хозяйственной причине 1919-1920 гг.р. зачисляются в разные боевые соединения. За неявку предусмотрено наказание.

В авиационные вспомогательные части зачислялись молодые люди для службы в Латвии на оборонные мероприятия, проходящие не ближе 40 км от переднего края фронта, освобождая дополнительные людские ресурсы для борьбы на фронте.

Несмотря на всяческие ужесточения, дезертирство из 15-й дивизии приняло массовый характер, особенно перед июльским наступлением советской армии. Солдаты уже открыто говорили, что как только над их траншеями начнут рваться советские снаряды, латыши разбегутся. Дезертиров в основном немцы вылавливали в районе Опочки и на границе Латвии. И чем больше их убегало, тем наказания для них с каждым днем становились строже и строже. О таких случаях побегов из легиона, свидетельствует донесение старшего полицейского Гайгалавской волости начальнику 3-го участка Резекненской полиции от 13-го июня 1944 г.: «Политическое положение: в границах волости задержаны и доставлены в участок несколько легионеров, которые дезертировали из своих войсковых подразделений или просрочили предоставленный отпуск, а также и такие, которые не выполнили приказов о призыве или вообще не явились в призывные комиссии. И.о. старшего полицейского волости Д.Гарийонис»1. Надо сказать, что зачастую этих беглецов расстреливали.

Вот еще одно свидетельство о строгом обращении с дезертирами. «Назидательная» статья для уклоняющихся от службы приводится в газете «Tēvija» от 20-го сентября 1944 г.: «В то время, когда каждый настоящий латышский мужчина, способный носить оружие, стоит на страже своей Родины, трое сильных юношей избрали для себя иной путь, который в итоге привёл их на скамью подсудимых. На прошлой неделе Особый военный суд генерал-инспектора Латышского добровольческого легиона СС рассмотрел дело против Эдгара Вилциня, Освальда Стрелькиса и Яниса Вилциня. Сговорившись между собой, они уклонились от воинской повинности и с 1943 года жили скрываясь до 22-го августа с.г., когда были задержаны – Особый военный суд приговорил 26-летнего Эдгара Вилциня и 23-летнего Освалда Стрелькиса каждого к 15-и годам принудительных работ со всеми последствиями, предусмотренными законом. Яниса Вилциса, возраста неполных 18-и лет – к тюремному заключению на один год. Огласив приговор, председатель суда отметил, что обвиняемые совершили особо тяжкое преступление против родины, но такое малое наказание получили потому, что у них безупречное прошлое, и в содеянном они чистосердечно сознались. Кроме того, Янису Вилциню нет даже 18-и лет и своё преступление он горько переживает. То, что суд на этот раз учёл многие смягчающие вину обстоятельства, является единственной причиной почему обвиняемых не постигло более тяжкое наказание. Надо серьезно предупредить тех наших юношей, кто в трудный для Отечества час не желает вести себя, как подобает настоящему мужчине и высоко держать свою честь латыша. Против таких всегда будет обращена вся суровость законов военного времени».

Хотя если посмотреть, то за год до этого, еще в 1943 г., наказание для провинившихся добровольцев или отказавшихся служить в легионе было куда мягче, и направлялись они в места заключения на срок от одного до 6-и месяцев в зависимости от степени вины. Мягче, несмотря даже на то, что одним из таких мест заключения был концлагерь Саласпилс, где были построены отдельные бараки для содержания военных преступников. Этих, как и остальных узников, заключенных легионеров использовали на различных работах в лагере. О факте заключения легионеров в лагерь Саласпилс свидетельствуют служебные записи лейтенанта Зегнера, который 7-го декабря 1943 г. вместе с генерал-инспектором Бангерскисом инспектировал там заключенных. «В лагерь Саласпилс въехали в 8 часов 45 минут. Через какое-то время нас встретил комендант лагеря оберштурмбанфюрер СС Краузе. … По информации коменданта лагеря, на данный момент здесь содержатся 204 солдата, из которых 101 латыш, а остальные – эстонцы и литовцы. Латыши из 70 СС и 31 полицейского формирования легиона. Солдаты размещены в отдельном бараке, полностью изолированы, однако, чтобы полностью избежать контакта с политическими заключенными, такое невозможно. Было бы желательно иметь отдельный лагерь для осужденных, чтобы у них была возможность заниматься военным обучением. … В день солдаты получают: мясо – 50 гр., жиры – 22 гр., хлеб – 330 гр., картофель – 150 гр. и др.».

Однако с течением времени все ужасы концлагеря придется пережить и уклонистам от службы в легионе. Информацию о таких заключенных легионерах можно найти в отчете Чрезвычайной Государственной комиссии (ЧГК) за 1944 г.: «Как сообщили комиссии свидетели Краулиньш Л.П., Зекунде В.М. и Гамперт Т.П., немало советских граждан, отказавшихся служить немцам или бежавших из легиона, находились в Саласпилсском лагере. Свидетельница Зекунде В.М. показала, что в конце июля 1944 г. из Саласпилсского лагеря пытались бежать пять советских граждан, мобилизованных в немецкую армию, но были пойманы. Немцы одного расстреляли, остальных повесили». Там же приводится свидетельство о Гамперта Т.П.: «В Саласпилсском лагере содержались латыши, бежавшие из немецкой армии и уклонявшиеся от работ на немцев. Ушедшие из немецкой армии носили нашитую на одежде красную букву «Б», а уклонявшиеся от работ на немцев – белые полосы на груди и спине». Свидетель Краулиньш Л.П. рассказал, что «наряду с латышами, бежавшими из легиона, в Саласпилсский лагерь были привезены 50 литовских офицеров, отказавшихся служить в немецкой армии. Все они были расстреляны».

1 LVVA Р-58, ap. 1, l.18, lp.6.

0

23

А вот воплощение в жизнь плана "Ост"

https://maps.google.com/maps?ll.....516111

26 июня 1941 года город заняли немецкие войска. Генерал-полковник германской армии Хайнц Гудериан отметил в своих воспоминаниях 26 июня 8-й танковой дивизии группы армий „Север“ удалось овладеть Двинском (Даугавпилс) и захватить в этом районе мосты через р. Западная Двина.

Латгальский гебитскомиссар Швунг в октябре 1941 года в отчете писал, что в Резекненском и Даугавпилсском лагерях всего находится около 100000 военнопленных (369). Сравнив размеры одного и другого лагеря, можем сделать вывод, что большая часть пленных находилась в Даугавпилсе. В январе и феврале 1942 года «Померанская комиссия»[12] отобрала наиболее сильных пленных и увезла их в Германию. Примечателен комментарий Швунга на эту акцию: «Вывоз военнопленных из нашего округа», Швунг писал это 10 февраля 1942 года, «тех, кого Померанская комиссия доставила в Германию, в первую очередь был политическим событием. Тем самым было замедленно формирование новой коммунистической ячейки» (370). Согласно оккупантской статистике по ужасному вымиранию пленных в первую очередь из-за голода и эпидемий тифа в первую военную зиму и вывоз пленных в Германию летом 1942 года в Даугавпилсе в лагере военнопленных осталось лишь 15595 пленных, вне пределов лагеря на сельскохозяйственных работах находились 886 пленных (371). Смертность в Даугавпилсе была действительно ужасная. Массовое захоронение на крепостном валу у переезда на 214 км закопаны 45000 военнопленных. В Погулянке – в песках у дачи Будревича – около 50000, на Гарнизонном кладбище – 26000. Небольшие могилы найдены у пассажирской станции Даугавпилс-2, у железнодорожной станции «Мост» на 267 км, на ул.Вентспилс возле дома Танаева. В общем счете количество погибших составляет около 124000 (372). За многие смерти тысяч замученных военнопленных ответственен комендант Шталага-340 майор Хефнер, его помощник капитан Хуго Мейер и капитан Нисин, который позднее сменил Мейера (373). Особенно зверствовал Мейер. Если вид пленного Мейеру не нравился, он избивал несчастного. Когда Мейер катался по лагерю на велосипеде, пленным было приказано отбежать на 10 метров в сторону. Те, кто не успевал или не способен был это сделать, расплачивались за это собственной жизнью. Садистской жестокостью отличались офицеры администрации лагеря Паулин, Лауперт, Мартен, заведующий кухней Роан, статистик Болди и др.
   Однако находились жители Латвии которые пытались помочь пленным.Немцы и официальные власти этому всячески препядствовали.Заметки  в оккупантских газетах и официальных распоряжениях становился все нервознее и острее. 9 сентября в издаваемой Даугавпилсе газете «Daugavas Vēstnesis» отчитывала жителей за «преступное сочувствие» к пленным и евреям, 3 октября «Tēvija» стыдила и пугала «незванных сочувствующих», которые, «невзирая на многократные предупреждения», давали хлеб пленным. 9 октября на той же странице под рубрикой «Хроника  полиции» сообщается, что многие жители наказаны за помощь пленным. 11 октября «Tēvija» снова обращает внимание на помогавших пленным: «В дальнейшем соответствующие заведения будут обращаться строже с теми, кто поддерживает и помогает пленным».
   Один рабочий Даугавпилса В.Дубовский, который в первую оккупационную зиму работал вместе с советскими военнопленными на строительстве передающих станций на военном аэродроме в Даугавпилсе, позже писал, что «… голодных и обессиленных тяжелым трудом военнопленных, которых товарищи поддерживали под руки, немцы обычно расстреливали». (313). Бывший узник лагеря военнопленных в Даугавпилсе Д.Щепанов свидетельствовал: «Нас гнали на работу в шесть утра группами по 30-40 человек. Кто не мог идти, того немецкая охрана била прикладом или расстреливала. По дороге на работу или с работы каждый день погибало 3-4 человека». (314). Гитлеровцы даже не думали скрывать свои преступления. Если пленные работали в пределах города, трупы несли в лагерь. Если за городом – бросали на обочине. (315).

http://www.sgvavia.ru/forum/30-605-1

Отредактировано Foma (Пятница, 12 июля, 2013г. 16:38:31)

+1

24

Foma написал(а):

https://maps.google.com/maps?ll.....516111

Не работает.

0

25

Иду и иду написал(а):

Вспомните, как тихо и мирно проходило то самое 16 марта, пока на горизонте не замаячили антифашисты, Линднрман со своими референдумами. Все это только дало определенный толчок в сторону радикализации общества

Похожее говорят про гей парады. Кто против - тот тупой гомофоб.

+1

26

Пододеяльник написал(а):

Похожее говорят про гей парады. Кто против - тот тупой гомофоб.


Кто против-умный человек.Кто ЗА-тупая скотина,потакающая своим инстинктам.  Европеоидная раса вымирает,а педерасты и лесбиянки еще больше углубляют эту демографическую яму.Если это кому то не видно,мне его очень жаль..

0

27

Foma
Я, естественно, против всего этого гей и фашистского дерьма. Я это с сарказмом написал. Так хотят выставить нормальных людей - если ты испытываешь отвращение к геям, то ты, якобы, сам латентный гей. Ну да ладно, офтоп пошёл.

Отредактировано Пододеяльник (Вторник, 16 июля, 2013г. 15:05:41)

0

28

Пододеяльник написал(а):

Foma
Я, естественно, против всего этого гей и фашистского дерьма. Я это с сарказмом написал. Так хотят выставить нормальных людей - если ты испытываешь отвращение к геям, то ты, якобы, сам латентный гей. Ну да ладно, офтоп пошёл.

Отредактировано Пододеяльник (Сегодня 21:05:41)


Пододеяльник,уважаемый,все всё поняли.Насчет педерастов и прочего дерьма просто к слову пришлось...Не обижайтесь.Нормально все..

0

29

Foma
Я и не думал, что должен был обидеться.

0

30

Кое что о жертвах "кровавых иудо-большевистских варваров"в маленькой но гордой Латвии(отрывок-целиком здесь  http://lib.rus.ec/b/361193/read)
Вилис Хазнерс, бывший офицер латвийской армии, сам тоже «партизан», который в дальнейшем стал не кем-нибудь, а адъютантом полковника-лейтенанта Волдемара Вейсса, создателя в первые дни войны так называемой «вспомогательной полиции порядка», а затем одного из основателей и командиров латышского эсэсовского легиона.
В своих воспоминаниях, опубликованных спустя три десятка лет после войны в уютной гостеприимной Канаде, отставной гауптштурмфюрер СС Хазнерс рассказывает о былом много интересного. Пишет и о том, как латвийское офицерство занималось подпольной деятельностью после присоединения Латвии к СССР. Эта конспиративная работа была весьма своеобразной.
«Эти задачи, как они задумывались вначале, так, собственно, и могли быть только пассивного характера; предполагалось, что Вторая мировая война могла пойти по-иному в своем развитии, и вскоре могли бы сложиться обстоятельства для активной работы, с видами на восстановление государственной независимости».
Попросту говоря, патриоты и партизаны в армейских мундирах делали ставку на гитлеровский рейх, с нетерпением ожидая начала войны Германии с СССР, чтобы решительно выступить на стороне немцев в тылу Красной Армии, рассчитывая заработать тем самым разрешение на восстановление латвийского государства.
Надежды небеспочвенные, ведь Гитлер после оккупации Чехословакии создал «независимое» государство Словакию во главе с аббатом Тисо, а после оккупации Югославии — «независимую» Хорватию Анте Павелича! Но ведь этих «независимых государств» до войны не было вовсе, а Латвийская-то Республика существовала, значит, и шансов у нее могло быть поболее. Вот почему верой и правдой служили латышские национальные подпольщики германской разведке, регулярно поставляя информацию резиденту абвера в Прибалтике фрегатен-капитану Александру Целлариусу. В этом, собственно, и заключалась их основная «партизанская» деятельность.
«Полное замешательство в нашу подпольную организацию Сопротивления, — вспоминал Хазнерс, — внесли депортации 13 и 14 июня 1941 года. В них пропало большинство командиров отрядов Сопротивления и почти распалась наша организация в территориальном корпусе (латвийская армия была частично преобразована в особый территориальный корпус РККА, это произошло в сороковом и в начале сорок первого года. — Примеч. авт.), ведь из лагерей в Литене и Лиласте забрали всех наших людей. С этим развеялись и наши планы по обеспечению оружием в случае вооруженных столкновений (они намечались сразу же после начала войны между Германией и СССР), и если бы в нашем распоряжении не было бы спрятанного оружия, которое сберегли уволенные военнослужащие и айзсарги, то пессимизм и трудности в начале активной деятельности совсем подавили бы нас…
Великолепной вспышки активности достигла деятельность партизан в день начала русско-германской войны — 22 июня 1941 года…»
Тема депортации 14 июня 1941 года широко потом освещалась в латышской печати различных лет, особенно (в пропагандистских целях) во время развернутой кампании за выход республики из состава СССР. 14 июня стало одной из многочисленных траурных дат в официальном календаре Латвийской Республики — поскорбеть о своих многочисленных жертвах от рук «кровавых русско-еврейских большевиков» здесь умеют и любят.
А вот еще одно воспоминание…
Бывший латышский эсэсовец Индулис Кажоциньш (кстати, отец бывшего бригадного генерала английской армии и нынешнего директора латвийского Бюро по защите Конституции — аналога российского ФСБ — господина Яниса Кажоциньша!) в своих мемуарах, опубликованных в журнале «Даугавас ванагу менешракстс» № 3 в 1982 году, пишет, что на 15 июня 1941 года планировалась экскурсия работников завода «ВЭФ». На нескольких грузовиках хорошо вооруженные «экскурсанты» (фактически замаскировавшиеся тут боевики. — Примеч. авт.) должны были отправиться в Видземе, в городок Мадону, где, объединившись с местным подпольем, захватить тамошнюю радиостанцию и призвать население к восстанию против оккупантов-большевиков. Над всей Латвией, так сказать, «безоблачное небо»… Однако в ночь на 14 июня большинство организаторов «турпоездки» были арестованы НКВД и депортированы. Захват не вышел.
И еще…
«Докладная записка НКГБ СССР № 2288\М в ЦК ВКП(б), СНК СССР и НКВД СССР об итогах операции по изъятию антисоветского уголовного и социально опасного элемента в Литве, Латвии и Эстонии
17.06.1941.
Подведены окончательные итоги операции по аресту, выселению антисоветского, уголовного и социально опасного элемента из Литовской, Латвийской и Эстонской ССР…
По Латвии: арестовано 5625 человек, выселено 9546 человек, всего репрессировано 15 171 человек…
Всего по трем республикам арестовано 14 467 человек, выселено 25 711 человек, всего репрессировано 40 178 человек.
В том числе по трём республикам:
а) активных членов националистических контрреволюционных организаций арестовано 5420 человек, выселено членов их семей — 11 038 человек;
б) бывших жандармов, охранников, полицейских, тюремщиков арестовано 1603, выселено членов их семей — 3240 человек;
в) бывших крупных помещиков, фабрикантов и чиновников бывшего госаппарата Литвы, Латвии и Эстонии арестовано 3236, выселено членов их семей — 7124 человека;
г) бывших офицеров польской, литовской, латвийской, эстонской и белой армий, не служивших в территориальных корпусах и на которых имелись компрометирующие материалы, арестовано 643 и выселено членов их семей 1649 человек;
д) членов семей контрреволюционных организаций, осужденных к ВМН, арестовано 27, выселено — 465 человек;
е) лиц, прибывших из Германии на репатриацию, а также немцев, записавшихся на репатриацию и по различным причинам не уехавшим в Германию, в отношении которых имеется компрометирующий материал, арестовано 56, выселено 105 человек;
ж) беженцев из бывшей Польши, отказавшихся принять советское гражданство, арестовано — 337, выселено 1330 человек;
з) уголовного элемента арестовано 2162 человека;
и) проституток, зарегистрированных в полицейских органах бывших Литвы, Латвии и Эстонии, ныне продолжающих заниматься проституцией, выселено 760 человек;
к) бывших офицеров литовской, латвийской и эстонской армии, служивших в территориальных корпусах Красной Армии, на которых имеется компрометирующий материал, арестовано 933 человека, в том числе по Литве — 285, по Латвии — 424, по Эстонии — 224 человека…».
То, что среди высланных действительно было множество немецких агентов, подтверждают и нацистские источники. Так, согласно обзору, составленному полицией безопасности и СД Латвии в декабре 1942 года, 14 июня было арестовано и выслано около 5000 лиц, непосредственно связанных с германской агентурой. Именно эти аресты и высылки сорока тысяч человек из всех трех прибалтийских республик, признаваемых сейчас национальной довоенной элитой (включая две с лишним тысячи уголовного элемента и почти тысячу активных жриц любви, что удивительно и странно!) послужили, как считается, катализатором «отдельных» антисемитских выступлений части местного населения после прихода немцев. Только за один день 30 ноября 1941 года немцами и их латышскими пособниками во время акции по зачистке рижского гетто было расстреляно более 20 000 человек. Ну, так то же евреи…

0

31

0

32

Латышские добровольцы в Люфтваффе

Воздушный легион в Латвии был создан в июле 1943 г. Подполковник латвийских ВВС Я.Русельс вошел в контакт с представителями командования 1-го воздушного флота Люфтваффе. К сентябрю в воздушный легион вступило около 1,2 тыс. добровольцев, подготовка которых осуществлялась на территории Латвии. Со своей стороны немцы предоставили инструкторов и обеспечили материальную часть - два десятка устаревших машин Ar66 и Go145.
Организационно воздушный легион считался частью Латвийского легиона и номинально подчинялся генералу Бангерскису.

К марту 1944 г. были сформированы две эскадрильи, объединенные в 12-ю группу ночных бомбардировщиков. Командиром Латвийского воздушного легиона в составе Люфтваффе 10 августа был утвержден подполковник Русельс.
Все чины легиона, за исключением одного немецкого офицера связи, одного квартирмейстера и трех унтер-офицеров, были латышами.

В сентябре 1944 г., когда Красная Армия вплотную приблизилась к границам Латвии, воздушный легион был эвакуирован в г. Брюстфорт (Восточная Пруссия), а спустя месяц - расформирован из-за недостатка горючего и запчастей.
Его личный состав был распределен среди других частей Люфтваффе. Самая большая группа была отправлена в Данию и объединена с частью Эстонского воздушного легиона. Большинство латышей попали в зенитные части и лишь немногие продолжали служить в составе летных экипажей.
В летной школе г. Бромберга лучшие пилоты прошли переподготовку на истребителях Fw190 и после окончания учебного курса были включены в состав 54-й истребительной авиагруппы Люфтваффе, действовавшей с аэродрома Спильве, недалеко от Риги.
В октябре латвийских летчиков перебросили на аэродром Альт-Дамм близ Штеттина, и позже они участвовали в обороне Берлина в составе 1-й истребительной эскадры.
Несколько латвийских пилотов сражались на Западном фронте против англичан и американцев, причем четверо из них были сбиты.

Латыши служили и в парашютных дивизиях Люфтваффе, которые использовались в конце войны как части обыкновенной пехоты. Среди них оказались главным образом те, кто был призван в ходе тотальной мобилизации в июле-августе 1944 г., но не попали в Латвийский легион СС по состоянию здоровья.

Особую категорию латвийских добровольцев Люфтваффе составляли "помощники ПВО" - 4 тыс. юношей и 1 тыс. девушек 1928 года рождения, призванные по линии "Латвийской молодежной организации" летом 1944 г. Большая их часть проходила подготовку в учебном лагере СС в Эгере (Судетская область). Отсюда в апреле 1945 г. 60 юношей были переведены в Аусзиг, где из них наспех сколотили танкоистребительную роту "Рига" в составе 3 взводов под командованием офицеров Латвийского легиона СС. Однако отсутствие необходимого для борьбы с танками вооружения не позволило роте принять участие в боях, и 6 мая 1945 г. рота "Рига" в полном составе выступила на запад, чтобы сдаться в плен американским войскам.

0

33

http://s7.uploads.ru/ALIOU.jpg
Латвийские каратели на службе Гитлера (Riga.Rosvesty, Латвия)
Riga.Rosvesty, 08.09.2009.
http://historyfoundation.ru/media_item.php?id=325

Фонд «Историческая память», возглавляемый российским историком Александром Дюковым, во взаимодействии с белорусскими учеными и архивистами опубликовал 360-страничный сборник документов «Уничтожить как можно больше…»: Латвийские коллаборационистские формирования на территории Белоруссии, 1942 – 1944 гг.», в котором на основе рассекреченного документального материала раскрывается страшная картина преступлений против человечности. «РВ» публикует редакционное предисловие к этому изданию.

В годы Второй мировой войны на оккупированной территории Белоруссии нацистами и их пособниками было совершено огромное количество военных преступлений. Массовые убийства евреев, уничтожение сотен белорусских деревень вместе с жителями, огромные концентрационные лагеря, в которых умирали советские военнопленные и мирные жители – все это позволяет говорить о проводившейся оккупантами политике геноцида против населения республики. Политике, которую невозможно оправдать какими бы то ни было «мерами военной необходимости». На территории Белоруссии оккупантами были сожжены и разрушены 209 из 270 городов и поселков городского типа, 9200 деревень, в том числе 5295 – в ходе карательных операций. 628 населенных пунктов было сожжено вместе с населением, а 186 деревень так и не возродились после войны. Только в Витебской области 243 деревни сжигались дважды, 83 – трижды, 22 – четыре и более раз. [1] Людские потери оказались поистине страшными: на территории Белоруссии нацистами было уничтожено около 2 млн. 200 тыс. мирных жителей и военнопленных. [2]

Трагедия поражает воображение своими масштабами. Каким образом нацистам удалось реализовать свои человеконенавистнические планы геноцида? В советское время этим вопросом предпочитали не задаваться, потому что честный ответ на него мог нарушить межнациональный мир в стране. Потому что огромную роль в реализации нацистских планов геноцида сыграли коллаборационистские формирования, созданные оккупантами из числа советских граждан: русских, белорусов, украинцев, литовцев, эстонцев, латышей.

В нацистских злодеяниях на территории Белоруссии то или иное участие принимали латвийские коллаборационисты: непосредственное - «команда Арайса» («латышская вспомогательная полиция безопасности», насчитывавшая к концу января 1943 года около 1200 карателей) и более 20 латышских полицейских батальонов (впоследствии частично сведенных в 3 полицейских полка); эпизодическое - 15-я латышская дивизия Ваффен-СС; опосредованное - пограничные полки и латгальские строительные батальоны.

Латышские эмигрантские мемуаристы и современные официозные историки в своих трудах неизменно подчеркивают, что латышские легионеры Ваффен-СС воевали исключительно против большевизма на передовой линии фронта и не имеют никакого отношения к зверствам в тылу и прифронтовой зоне. При этом в оценках Латышского легиона СС как феномена Второй мировой войны местная историография старается не акцентировать внимание на том, что немецкое командование относило к нему и «закрытые батальоны службы порядка» (полицейские), участвовавшие в карательных акциях на территории Белоруссии, России, Украины, Литвы и Польши, постепенно включая их в состав 15-й и 19-ой дивизий Ваффен СС. Ряды латышских дивизий Вафен-СС в 1943-1944 годах пополнили и члены «команды Арайса», печально известной массовым уничтожением евреев и сожжением белорусских деревень. [3]

Официальной доктрине «исключительно фронтового характера» Латышского легиона СС противоречит сам факт формирования ядра легиона из полицейских батальонов, оставивших в 1942-1943 годах кровавый след в Белоруссии. Следует отметить, что обстоятельства создания легиона и кадровый состав его ядра в той или иной мере нашли отражение в латышской историографии. Отмечается, что 24 января 1943 года рейхсфюрер Гиммлер в ходе поездки на фронт на основании устного «разрешения и повеления» Гитлера приказал объединить воевавшие под Ленинградом 19 и 21 латышские полицейские батальоны в составе 2-ой моторизованной бригады СС, присвоив им наименование «Латышский добровольческий легион СС». Письменный приказ Гитлера последовал 10 февраля 1943 года. [4] В апреле на основе шести полицейских батальонов была сформирована Латышская добровольческая бригада СС в составе 1-го (16, 19 и 21 «закрытые батальоны службы порядка») и 2-го (18, 24 и 26) полков. [5] Именно эта бригада впоследствии будет развернута в 19-ю добровольческую дивизию СС (приказ о формировании от 7 января 1944 года).

Одновременно был произведен набор добровольцев и проведена мобилизация для 15-й латышской добровольческой дивизии СС, три полка которой (3-й, 4-й и 5-й) были сформированы к середине июня 1943 года. Деятельность красных партизан в Латгалии (Восточная Латвия), имевших тесные связи с белорусскими отрядами в «партизанском краю» на стыке трех советских республик (Белорусская ССР, Латвийская ССР и РСФСР), могла угрожать успешному проведению немцами и местными коллаборационистами этой мобилизации, что стало одной из причин развертывания в Белоруссии крупномасштабной карательной операции «Зимнее волшебство» (Winterzauber). [6] В дальнейшем новые контингенты Латышского легиона проходили подготовку в прифронтовом районе под руководством инструкторов из полицейских батальонов. Следует отметить, что все легионеры давали присягу на верность Адольфу Гитлеру.

Тенденцию к «рафинированию» истории Латышского легиона СС, его глорификации путем выставления в качестве «национально-освободительного» соединения, преувеличения боевой доблести легионеров, замалчивания преступлений и массового дезертирства, отмечавшегося в 1944-1945 годах, задали бежавшие на Запад бывшие высокопоставленные легионеры-эсэсовцы (Р.Бангерскис [7], А.Силгайлис и др.). В латышской эмиграции также была предпринята попытка оправдаться перед современниками и потомками, описав будни карателей из полицейских батальонов в 1942-1944 годах исключительно как борьбу с «вооруженными бандитами» (партизанами) и назвав судебный процесс 1961 года против девяти членов 18-го полицейского батальона, повинных, в частности, в уничтожении узников Слонимского гетто, «дикарским актом русских коммунистических империалистов». [8] Этот сплошной поток лжи вызывает скупые упреки в «одностороннем» изложении фактов даже у некоторых латышских историков. [9] В частности, доктор исторических наук К.Кангерис, работающий в Стокгольмском университете, вынужден был сделать «неприятное признание», что «члены латышских полицейских батальонов стали наёмниками, которым платят за проведенную работу». В целом он приходит к выводу, что «полицейские батальоны для немецкого полицейского руководства были своего рода иностранным легионом, который можно использовать всюду и по любым надобностям». [10]

Однако подобные трезвые оценки в современной Латвии игнорируются. Не так давно бывший командир ударного взвода 19-й дивизии Ваффен-СС, автор русофобских брошюр и статей, а ныне – депутат Сейма Латвии Висвалдис Лацис с претензией на воспитание молодого поколения представил книгу «Латышский легион в свете истины», в которой оправдывает латышских офицеров, давших присягу Гитлеру еще в мае 1941 года (!) в надежде на скорую войну с «империей Кремля» [11], и скрупулезно приводит цитаты из благожелательных высказываний на Западе о легионерах - «борцах с большевиками». И ни одного слова о преступлениях против женщин, детей, стариков!

Впрочем, чему тут удивляться, если депутат парламента Латвии и пламенный борец за «правду» в отношении «цвета нации» сам приложил руку к злодеяниям на белорусской земле? Висвалдис Лацис с приходом немецких оккупантов в Ригу сразу же записался добровольцем в 16-й полицейский батальон, затем в 1943 году окончил курсы в роте по подготовке инструкторов 266-«Е» батальона и был оставлен там обучать будущих капралов из числа наиболее отличившегося рядового состава полицейских батальонов. [12] Там же, в усадьбе «Сужу муйжа» на окраине Риги, проходили обучение и члены «команды Арайса». То есть, до того как стать командиром взвода и попасть в «Курляндский котел», Висвалдис Лацис тренировал убийц белорусских жителей.

Большинство занятых изучением Второй мировой войны латвийских историков, не оспаривая специфическую составляющую в формировании Латышского легиона СС, отстаивают тезис о том, что уж после включения полицейских батальонов в состав соответствующих полков 15-й или 19-й дивизии ни о каких военных преступлениях и речи быть не может. Однако, согласно архивным документам, в операции «Праздник весны» (Frülingsfest), которая проводилась с 11 апреля по 4 мая 1944 года против партизан и мирных жителей Ушачско–Лепельской зоны, в составе «группы Еккельна» боевые действия и карательные акции проводили не только 2–й Лиепайский и 3-й Цесисский полицейские полки при участии 5–го латышского пограничного полка, но и 15–я гренадерская дивизия Ваффен-СС (1-я латышская).

В предлагаемом вниманию читателя сборнике документов приводится множество свидетельств о леденящих кровь ужасах, творившихся латышскими коллаборационистами в Белоруссии. При этом многие из них фиксируют неприглядные факты жестокости, но не раскрывают до конца мотивов преступлений против человечности. Только ли приказ начальства, ощущение безнаказанности и жажда наживы? На русофобские мотивы расправы над населением белорусских деревень проливают свет доклад офицера по особым поручениям тыла «Русской освободительной армии» (РОА) поручика В.Балтиньша представителю РОА в Риге полковнику В.Позднякову от 26 мая 1944 года, в котором он, в частности, пишет: «В 1944 году я приехал в деревню Морочково. Вся она была сожжена. В погребах хат расположились латышские эсэсовцы. В день моего приезда их должна была сменить вновь прибывшая немецкая часть, но мне все-таки удалось поговорить по-латышски с несколькими эсэсовцами. Я спросил у одного из них – почему вокруг деревни лежат непогребенные трупы женщин, стариков и детей – сотни трупов, а также убитые лошади. Сильный трупный запах носился в воздухе. Ответ был таков: “Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских”. [13]

В вышеописанных зверствах могли принимать участие не только солдаты 15-й дивизии Ваффен СС или «команда Арайса», но и служащие полицейских батальонов, так как они носили к этому времени как старую латвийскую униформу, так и форму Вермахта и Ваффен-СС [14]. Мотивация зверств, отмеченная в рапорте В.Балтиньша, совпадает с показаниями бывшего офицера 19-го и 321-го латышских полицейских батальонов Альфреда Витиньша. [15] В протоколе допроса от 15 декабря 1945 года он отмечает, что в конце мая 1944 года при встрече с капитаном Межгрависом (командир 321 латышского полицейского батальона) зашел разговор об отсутствии места для ночевки. В ответ Межгравис сообщил: «Да, эту «работу» проводил я, я выполнял приказ генерала Еккельна, который приказал все уничтожить русское на своем пути, я сжег более 200 сел и деревень, сжигали также детей и стариков, так как с ними некогда было возиться, полегло их тут тысяч 10, а может быть и больше, всего разве упомнишь. За это я получил «Железный Крест». Сжигал и производил я это в 1943 году, а теперь на обратном марше негде остановиться на отдых». И добавил: «Здесь наши батальоны и отряды поработали неплохо, русские долго будут вспоминать Прибалтику. Их и не следует щадить, а уничтожать всех до единого, приказы Еккельна есть приказ фюрера и мы должны защищать их интересы». 3-й Цесисский полицейский полк, в который входил вышеуказанный 321 полицейский батальон, уничтожал в Белоруссии, судя по его военным журналам, «силы террористов, оценивавшиеся примерно в 20 000 человек». В итоге – «к середине мая все оцепленные районы были очищены от террористов».

В состав предлагаемого вниманию читателя сборника вошли документы из Национального архива Республики Беларусь, Центрального архива Федеральной службы безопасности России и Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, большая часть из которых публикуется впервые.

Все документы расположены в хронологическом порядке, и снабжены заголовками, в которых указывается порядковый номер документа в сборнике, его тип, автор, адресат и содержание. В случае если документ содержит значительный объем, не относящийся к теме сборника, часть текста опускается и обозначается отточием.

Текст публикуемых документов передан в соответствии с современными правилами орфографии и пунктуации, стилистические особенности документов сохраняются. Неисправности текста, не имеющие смыслового значения (опечатки, орфографические ошибки), исправлены в тексте без оговорок.

Отредактировано Foma (Вторник, 19 ноября, 2013г. 18:34:26)

+1

34

http://reibert.info/threads/Латышские-д … 40/page-22

Телеграмма Рейхсфбюрера СС

Любимый группенфюрер Бангерскис!

В новом году посылаю вам и всем латышским войнам
свое сердечное пожелания. Особенно думою о страданиях и тяжелой судьбе латышского народа. Изменить эту судьбу в общих стремлениях это наша задача.

Хайль Гитлер!

Ваш Г.Гимлер.

(опубликованна 13.1. 1945 года)....

(Перевод с латышского)

15 лет каторжных работ за уклонение от военной службы.

Особый военный трибунал при генеральном инспекторе Добровольческого латышского легиона СС приговорил: за уклонение от военной службы к 15 годам каторжных работ Е.Вилцинья, О.Стрелькиса, Я.Вилцинья.
Против тех молодых людей, которые в трудное для Отчизны время не хотят соблюдать выправку настоящего мужчины и держать высоко свою честь латыша будут применены суровые законы военного времени.

(Курземниекс № 8 пятница 29.09.1944)

Еслиб судили немцы - могли и казнить....

П.С. Приговоры судов также расклеивались в городах или уездах.

(перевод с латышского).

Пожертвования Рейхсфюрера СС Гиммлера
латышскому легиону (ON).

Рейхсфюрер СС Гиммлер (Химмлер) пожертвовал
Латышскому легиону 20.000 RM

Генерал комиссар и государственный советник Dr. Дрекслер послал
телеграмму Рейхсфюреру СС Гимлеру такого содержания:

«Искренни благодаря, подтверждаю получение латышским добровольческим легионом СС 20.000 RM. Благодаря пожертвованиям всех жителей генерального округа Латвии собранно для помощи латышским войнам 857.000 RM.
Эта сумма постоянно растёт.


(источник газета "Тевия" (Tēvija) четверг 1.4.1943 № 78)

Отредактировано Foma (Воскресенье, 24 ноября, 2013г. 09:15:54)

+1

35

http://imtw.ru/topic/8863-готовы-ли-вы- … ge__st__50

Senke Neitzel/Harald Welzer: Soldaten. Protokolle vom Kampfen, Taten und Sterben, S. Fischer Verlag, 2011
Протоколы прослушки военнопленных немецких солдат и офицеров.

ГРАФ: Пехота рассказывала, что когда они сопровождали русских в тыл, пленные 3-4 дня не получали никакой еды, начинали падать. Конвой всегда был наготове, от себя добавлял им по черепушке, и те уже лежат мертвые. Остальные на них набрасывались, раздирали и сжирали прямо на месте.

НОЙФФЕР: Транспортировка русских в тыл от Вязьмы - вот где был ужас.
РАЙМАНН: У нас тоже был ужас, я однажды сопровождал поезд от Коростеня почти до Лемберга. Их как животных выгоняли из вагонов, поддавая палками, чтобы они сохраняли строй и порядок, гнали на водопой. На вокзалах, там были такие корыта, они как звери на них кидались и лакали воду, потом им давали чуток поесть. Потом их снова загоняли в вагоны, 60-70 человек в телячьем вагоне! На каждой остановке вытаскивали по десять трупов, они задыхались от недостатка кислорода. Я слышал это, я ехал в вагоне лагерной охраны и спросил фельдфебеля, такого студентика в очках, интеллигента: "Как долго Вы этим уже занимаетесь" "Четыре недели, но я уже больше не выдержу, я хочу прочь отсюда, я не могу больше терпеть". На станциях русские смотрели из щелей в вагонах и как звери ревели по-русски "Хлеба! Боже милостивый!" и пр. и выбрасывали свои старые гимнастерки и сапоги, потом появились дети и принесли им тыквы. Тыквы забросили внутрь, и сразу послышался грохот и звериный рев, вероятно, они друг друга мутузили. Я был просто никакой, сел в угол, натянул шинель на голову. Спросил охранника: "Что, у вас нет еды?" Он сказал мне: "Господин подполковник, откуда ж ее взять. Ничего не подготовлено".
НОЙФФЕР: Нет, нет, на самом деле, просто непредставимый кошмар. Один лишь конвой пленных после Вязьмы и Брянска, пленных вели пешком, до Смоленска. Я часто проезжал этот участок на машине - кюветы были полны расстрелянных русских - кошмар!

СИРИ: Об этом нельзя говорить вслух, но мы были слишком мягки. И сейчас мы в западне вместе со всеми жестокостями. Но если бы мы были на сто процентов жестоки - чтобы люди исчезали бесследно, тогда бы никто ничего не сказал. Полумеры - вот в чем ошибка.
На Востоке я раз предложил в корпусе - там было так, что надо было отправить в тыл тысячи военнопленных, но не хватало охранников. Во Франции всё бы было в порядке, француз настолько дегенеративен, ему скажешь было: "Иди туда-то и там доложи о своем прибытии на сборном пункте военнопленных", и эта глупая обезьяна действительно туда шла. Но в России между передним фронтом танков и плотной массой войск за ним было 50-80 километров, два-три дневных перехода. Никакой русский туда не дойдет, отпусти его, он пойдет, пойдет, а потом раз, влево-вправо, и уже в лесу и там живет себе спокойненько. Ну я и сказал: "Что поделать, надо отрубать людям ногу или ломать ногу, или ломать правую руку, чтобы они в ближайшие четыре недели были не боеспособны, и поэтому их можно было бы собрать". Такой крик поднялся, когда я сказал, что надо просто врезать людям ломом по ноге. Я тогда еще и сам полностью не осознал, но сегодня считаю, что был прав. Мы же видели: мы не можем вести войну, потому что мы недостаточно жестки, варварства нам не хватает. Не то что русским.

ГЕРИКЕ: В России, в прошлом году, небольшой немецкий отряд послали в одну деревню с каким-то заданием. В местности, занятой немцами. В деревне на отряд напали и всех убили. После этого прибыла карательная команда. В деревне было 50 мужчин. 49 были расстреляны, а последнего гоняли по всей округе, чтобы все знали, что произойдет с населением, если нападать на немецких солдат.

КЕРЛЕ: На Кавказе, в первой гренадерской, если кого-то из наших убивали, лейтенанту даже не надо было ничего приказывать. Пистолет выхватили, женщин, детей, всех, кто попал под руку...
КНАЙПП: У нас раз под Новгородом партизаны напали на конвой с ранеными, всех убили. Через полчаса их схватили, бросили в песчаный карьер и со всех сторон из автоматов и пистолетов...
КЕРЛЕ: Таких надо не расстреливать, их полагается убивать медленно. Казаки в борьбе с партизанами были то, что надо, я видел на южном фронте.

МЮЛЛЕР: В одной деревне в России были партизаны. Ясно, что надо деревню сровнять с землей, без оглядки на потери. У нас был такой... Брозике из Берлина, каждого, кого он в деревне видел, он отводил за дом и там стрелял в затылок. А ведь парню было тогда двадцать или даже девятнадцать с половиной. Сказано было: расстрелять каждого десятого. "А, что там каждый десятый, дело-то ясное", - говорили ребята, "всю деревню надо очистить". Мы наполнили пивные бутылки бензином, поставили их на стол, и, уходя, этак небрежно кинули за спину ручные гранаты. Всё сразу занялось до потолка - соломенные крыши. Женщин, детей, всех постреляли, партизан среди них было немного. Я в таких случаях не стрелял, если я был не уверен, что это действительно партизаны. Но было много ребят, которые получали огромное удовольствие.

КИТТЕЛЬ: В Латвии, в Дюнабурге, там шли массовые расстрелы евреев. СС или СД. У СД было человек пятнадцать там и где-то шестьдесят латышей, считающихся как известно, самыми жестокими людьми во всем мире. И вот лежу я воскресным утром в кровати и вдруг слышу две очереди, а за ними еще пистолетные выстрелы. Я встаю, выхожу, говорю: "Что за стрельба тут?" Ординарец говорит мне: "Господин полковник, вы должны сами туда сходить, увидите". Близко я подходить не стал, мне хватило. Из Дюнабурга пригнали 300 человек, они вырыли ров, мужчины и женщины вырыли общую могилу и вернулись домой. На следующий день их пригнали снова - мужчин, женщин, детей - пересчитали, раздели догола. Палачи сложили одежду в кучи. Потом поставили на край рва двадцать женщин, нагишом, выстрел, и они падают вниз.
ФЕЛЬБЕРТ: И как это делалось?
КИТТЕЛЬ: Лицом ко рву, сзади встают двадцать латышей и одновременно стреляют из винтовок в затылок. У рва они сделали такую ступеньку, так что расстреливаемые стояли ниже. Те подходили сзади, стреляли в голову, и эти падали вниз, в ров. Потом двадцать мужчин, их также одним залпом. Один дает команду, и двадцать человек летят вниз. Потом началось самое страшное, но я ушел, сказал: "Я вмешаюсь". Сел в машину, поехал к этим из СД и говорю: "Запрещаю раз и навсегда устраивать здесь расстрелы при зрителях. Если вы расстреливаете людей в лесу или еще где, где никто не видит, это ваше дело. Но здесь это не должно продлиться ни дня более. У нас питьевая вода из местных родников, теперь она вся будет с трупным запахом". Это было на курорте Межциемс к северу от Дюнабурга.
ФЕЛЬБЕРТ: А что они делали с детьми?
КИТТЕЛЬ (в сильном возбуждении): Детей, трехлетних детей, они вот так брали за волосы, поднимали, стреляли из пистолета и бросали вниз. Я сам это видел. Там можно было смотреть, СД поставило оцепление, но в 300 метрах стояли люди - латыши, немецкие солдаты - и глазели.
ФЕЛЬБЕРТ: А что это за люди из СД?
КИТТЕЛЬ: Мерзость! Я считаю, их самих бы расстрелять.
ФЕЛЬБЕРТ: Откуда, из какого подразделения?
КИТТЕЛЬ: Немцы, у них была форма СД и черная нашивка с надписью Sonderdienst.
ФЕЛЬБЕРТ: А палачи все были латышами?
КИТТЕЛЬ: Да, все латыши.
ФЕЛЬБЕРТ: Но командовал немец?
КИТТЕЛЬ: Да, в целом распоряжались немцы, а по мелочи латыши. Латыши обыскивали всю одежду. Но этот из СД пошел мне навстречу: "Так точно, будет перенесено в другое место". Там были только евреи, их гнали со всей округи. Латыши с повязками на руках - евреев уводили и потом все обчищали, такое было массовое ожесточение против евреев в Дюнабурге, народная злоба искала выход.
ФЕЛЬБЕРТ: Против евреев?
ШЕФЕР: Да, потому что русские тогда же сослали 60000 эстонцев и прочих. Но это конечно искусственно разжигалось. Скажите, какое впечатление производили эти люди? Видели Вы как выглядит человек перед расстрелом? Они плакали?
КИТТЕЛЬ: Это было ужасно. Я видел, как их везли, но не догадывался тогда, что их везут на казнь.
ШЕФЕР: А люди догадывались, что их ждет?
КИТТЕЛЬ: Они знали точно, были в апатии. У меня не слабые нервы, но когда видишь такое, тебя просто выворачивает, я всегда говорил: "Так перестаешь быть человеком, к ведению войны это не имеет отношения". У меня адьютантом был главный химик IG Farben, и так как ему не нашлось другого занятия, его тоже однажды послали посмотреть... Он потом неделями ни на что не был годен. Сидел в углу и выл. Он сказал: "Если представить, что подобное происходит везде!". Он был известный химик и музыкант с чувствительной нервной системой.
ФЕЛЬБЕРТ: Вот почему от нас отступились Финляндия и Румыния, вот почему все нас ненавидят - не из-за одного случая, а из-за массовости.
КИТТЕЛЬ: Если всех евреев в мире перебить, то и обвинять будет некому.
ФЕЛЬБЕРТ: (в крайнем возбуждении, кричит): Но это же ясно, это же такое безобразие, тут не только евреи могут обвинять, мы сами можем обвинять, мы должны обвинять людей, которые это сделали.
КИТТЕЛЬ: Тогда надо сказать: государственный аппарат был устроен неправильно.
ФЕЛЬБЕРТ (кричит): Ясно, что неправильно, никаких сомнений. Невероятно просто.
БРАН: Мы лишь орудия...
ФЕЛЬБЕРТ: Но на нас это потом и повесят, как будто мы виноваты.
БРАН: Сегодня, если Вы немецкий генерал, то люди думают: "Он все знал, и про это тоже" и если мы говорим: "К нам это не имеет никакого отношения", то люди нам не поверят. Вся ненависть и вся антипатия только из-за этих убийств, и тут я должен сказать - если вообще верить в высшую справедливость, то если вот как у меня пять детей, то заслуживаешь, что одного или двух убьют тем же способом, в качестве отмщения. Если так проливаешь кровь, но не заслуживаешь победы, а лишь того, что и произошло.
ФЕЛЬБЕРТ: Я не знаю, по чьему приказанию это делалось, если Гиммлера, то он - самый главный преступник. Вы - первый генерал, от которого я такое услышал. Я все время верил их писанине, сплошная ложь.
КИТТЕЛЬ: Обо многих вещах я умалчиваю, они слишком ужасны.

ЙОСТИНГ: Один мой хороший друг, на которого я могу стопроцентно положиться - австриец, сейчас, насколько я знаю, тоже в Вене, он был в четвертой эскадрилье в Одессе. Приезжает он туда, а старший лейтенант или капитан говорит ему: "Хотите посмотреть, у нас тут сейчас будет интересное представление, расстреляют столько-то евреев". Он отвечает: "Нет, пусть его". Но ему нужно было идти по делу, и он все же оказался свидетелем и мне рассказал: сарай полностью набитый женщинами и детьми. Облили бензином и сожгли заживо. Он видел своими глазами. Говорит: "Как они кричали, ты и представить не можешь. Правильно ли так поступать?" Я сказал: "Нет, неправильно." Можно делать с людьми, что хочешь, но не сжигать их заживо, не травить газом и еще бог знает что. За что в конце-то концов? Их можно арестовать и потом, когда война будет выиграна, сказать им: "Этот народ должен отсюда исчезнуть. Садитесь на корабли, отправляйтесь, куда хотите, нам все равно, но в Германии с нынешнего дня вам делать нечего." Мы сами наделали себе врагов, все больше и больше. На Востоке мы убивали их везде, так что люди уже и в Катынь-то почти не верили и говорили, что это наших рук дело.
Нет, нет, если бы у меня не было пары доказательств, я бы так не кипятился, на мой взгляд мы вели себя абсолютно неправильно! Безумие, эти нападения на дома евреев, я сам был тогда в Вене, Бад Веслау. У нас ничего не было тогда, очень мало, вообще ничего, но мы били им все витрины! Надо было бы спокойно вывести людей и сказать: "Магазин перенимает христианин Франц Майер. Вам выплатят компенсацию, достойную компенсацию или нет, не суть важно." У нас самих ничего нет, а тут все разбивают вдрызг и поджигают дома. Ясно, что евреям тут не место, совершенно ясно, полностью согласен, но каким способом это делалось, совершенно неверным, отсюда и ненависть. Мой тесть, который евреев, бог знает, терпеть не мог, говорил мне: "Эрвин! Эрвин! Это не останется безнаказанным, что ни говори". Они хотят убрать евреев, я за, я с ними, я в первых рядах - вон из Германии! Но зачем убивать-то всех? Это можно сделать, когда война закончится, тогда можно сказать: "У нас сила, у нас власть, мы победили в войне, можем так поступить". Но сейчас? Посмотрите, кто правит Англией? Еврей! Кто правит Америкой? Еврей! И большевизм - это высшая степень еврейства.

РОТКИРХ: Представьте себе этих евреев, ведь некоторые спаслись, они будут рассказывать... Это не пройдет для нас даром. Если эти люди, евреи, окажутся у руля и начнут мстить, это будет ужасно. Но я скажу, еще вопрос, позволят ли им остальные, ведь в массе своей иностранцы - англичане, французы, американцы - к евреям ясно как относятся. Они заключили союз с дьяволом, чтобы победить нас. Как мы когда-то заключили союз с большевиками. Так и они себя ведут. И главный вопрос: какое направление в мире возьмет верх и доверяют ли люди нам. Мы должны сейчас работать над тем, чтобы люди нам доверяли и избегать всего, что может их снова рассердить, надо им сначала показать: "Ребятки, мы вместе хотим построить благоразумный мир".

+1

36

Воспоминания участника первых боев  за Даугавпилс

           Многое у меня связано с Латвийской землёй. Весной 1941 г. в звании замполитрука служил в формировавшейся тогда в г.Резекне   9-ой парашютно-десантной бригаде резерва Главного Командования.   Это была счастливейшая пора в моей жизни. Я только что окончил педагогическое училище и за отличное окончание побывал на экскурсии в г.Ленинград. 
        Я деревенский парень целый месяц любовался город Ленина.В связи с успешным окончанием педучилища мне была представлена возможность по выбору работать в родном селе. Понимая сложность    международной обстановки я по своей воле ( учителям в то время предоставлялась льгота , освобождение от службы в армии ) ушел служить в армию, считая что там я нужнее. За короткое время получил    первое звание – заместитель политрука и наконец направлен в воздушно-десантные войска.
       Это была радостная, яркая пора в моей, да не только в моей жизни, такая же буйная и многоцветная,    как весна в то время в Латвии. Не было у меня трудностей, всё было в радость. Успевал вести под руководством политрука работу в роте , активно жил комсомольской жизнью в батальоне и успешно осваивал для того времени новую военную специальность авиадесантника.
       По выходным дням на лугах у берегов Резекне , куда собиралась и молодёжь города мы вместе игра   ли в волейбол, футбол , заводили знакомства и пели только недавно родившуюся песню “ Катюша”.Радостно, возбуждённо и устало возвращались в свой военный городок в сопровождении нарядной толпы   своих сверстников.
       В то время никто из нас не предполагал , что 21 июня будет последним днем , что в ночь на 22 июня   для многих будет отсчитывать последние минуты в мирное завтра. Что 22 июня будет началом первым   днем из 1418 дней жестокой войны и 20-ти миллионов погибших.
       Но мы знали, что фашизм – это война... Коричневая чума расползалась по Европе , и Мюнхен снял последние препятствие фашизму. Мы уже имели к тому времени общую границу с гитлеровской Германией. Мы готовились к схватке с фашизмом, но к войне не были готовы. Мы были уверены, что сильнее   их , что если нападут на нас , то война будет вестись там откуда она пришла . Так оно и было. Но через миллионы жизней, огромных разрушений и неисчислимых потерь.
      У нас шла напряженная учёба, мы осваивали материальную часть, а вечерами на прогулке под чёткий шаг пели “Ленинград мы не сдадим красную столицу...”. Гордились своими голубыми петлицами с крылышками и нетерпеливо ждали выходного дня.
      Последний выходной день застал нас на марше. Наше подразделение 9 пдб , где я служил шел походной колонной в Двинск , где мы должны были пройти программу парашютных прыжков . Утром  22 июня под Двинском на берегу озера состоялся митинг, где мы услышали страшное слово “ВОЙНА”. Выступали перед нами комиссар бригады и комбриг подполковник Каневский или Каненский. Были мы   возбуждены, кричали “УРА” и крепко сжимали свои самозарядные винтовки с плоскими штыками, которые так и не оправдали себя.
     Старшина здесь же раздавал патроны, но не счет как то бывало на стрельбище, а кто сколько мог взять, открывая цинковые коробки штыками. Мы получали и сухой паёк на неведомые дни вперед, где обязательно были опостылевшие “рыжие глазки” (так ругали воблу) вместе с сухарями и галетами. К исходу   дня мы были в Двинске. Вдоль насыпи , тянувшейся по правому берегу Двины, стали занимать оборону. Нашему батальону был отведен сектор в районе моста в сторону Гривы. Чуть левее, выше по течению расположилась моя рота. Командиры взводов, отделений осматривали берег, выбирая наиболее выгодные удобные позиции. Рота зарывалась в землю, рыли индивидуальные ячейки в полный профиль. Грунт   был тяжелый, глина с булыжниками, и саперными лопатками поддавался с трудом. Никого не надо было   подбадривать или понукать, работа шла споро и сосредоточенно, выкидывая первые кубометры земли, наверное из миллионов перелопаченных за войну.
      Мы с политруком во взводах, отделениях словом поддерживали настроение, рассказывали о событиях   дня , разъясняли боевую задачу роты .Чувствовалась напряженность перед неведомым . Редкие шутки и реплики как бы повисали в воздухе не подхватываясь острословами.
     -Ты , Карпычев , глубоко не зарывайся, чтобы первый же немец мог тебя хорошо рассмотреть, степенно прогудел косматый Емельянов, поплевывая ладони. Карпычев, худой и длинный с блинообразным   лицом изрытым ещё в детстве оспой и маленькими близко посаженными глазками будто на середине лба   всегда доводивший роту в минутах отдыха до икоты и слез от смеха повернул свою голову на тонкой   шее в сторону Емельянова, покрутил пальцем у виска и молча продолжил долбить землю. А Емельянов будто споткнувшись на безмолвный ответ Карпычева, облокотился о лопату и долго смотрел на другой   берег реки. И слышен был скрежет железа о камни, да похлопывание лопаток о брустверы возводимых  окопов. Видимо в это время все были мысленно дома или там где в это время наши товарищи сражались с прорвавшимися ордами врага.
      В минометной батарее занявшей позиции то ли у какой-то необычной трубы то ли у водонапорной   башни, были мои земляки, однополчане. Трубы 82-мм батальонных миномётов седевших на опорных   плитах были похожи на задравших вверх морды бульдогов как на мускулистых лапах и готовых вот-вот   затянуть наводившую тоску собачье завывание.
   - Замполит , как там за рекой, далеко ли фашисты ? - спрашивали минометчики, понимая что не только я, даже комбат или комбриг плохо знал сложившуюся обстановку впереди на Либаву , на Каунас. А враг был совсем близко прорываясь на Ленинград через Литву и Латвию.
       Шёл четвертый день войны. В городе было тихо, только на большой высоте шли на восток с глухим   гулом самолеты. Город не бомбили, но на западе особенно вечерами был слышен орудийный гул. В минометной батарее служили мои земляки – односельчане Ерв.. Павел, Маримаков Виктор, Гераськин Семён, Машинистов Дмитрий. Мы часто виделись с ними, навещал их и на марше из Резекне в Двинск   во время привалов. Вот и сегодня, к исходу дня 26 июня пришёл увидеться, подбодрить , перекинуться о доме, друзьях и родных. У них всё было готово: вырыты погребки для мин, миномёты развернуты к бою, расчет знал свои обязанности. Завтра это будет первой боевой огненной позицией. Встреча наша была немногословной, и её прервал связной командира роты с приказом срочно явиться к ротному. Мы молча пожали друг другу руки, не ведая о том, что завтра 27 июня в первом же бою они все погибнут. Всем, как и мне, было по неполных 19 лет. И только один из нас Семён Гераськин был женат и у него был уже сын. Я не был свидетелем их гибели, но есть данные, что мост 27 июня был захвачен спецподразделением немцев, одетых в нашу форму и свободно владевшими русским языком. Оказавшись у моста  они с криками“Братцы, не стреляйте свои!”перебежали на правый берег и овладели огневыми позициями   нашей бригады. П.К.Кузнецов в книге “ Генерал Черняховский “ пишет: “Развивая успех на оголенном стыке 8-ой и 11-ой армий, 56-ой мотомехкорпус Манштейна утром 27 июня своими передовыми частями овладели мостом в Двинске, переправившись на правый берег и захватили плацдарм “.
      Ротный передал мне, что я приказом назначен заместителем по политчасти командира разведгруппы что командиром будет старший лейтенант находившийся в штабе батальона. От него узнал, что выступаем на рассвете. С позднего вечера до июньского рассвета рукой подать и на сборы у нас времени не было. Было уже почти светло, когда пройдя мост оставили за собой Гриву и направились в сторону Каунаса на Зарасай. Нашей задачей было: достичь такую-то высоту и уточнить есть ли в том районе наши войска или части противника. Это было в километрах 20-25 от Двинска. Высота была ничейной и продвижение каких-либо войск не было обнаружено.
      С группой в 6-8 человек я должен был возвратиться в расположение бригады и доложить обстановку. Было позднее утро 27 июня, до Даугавпилса оставалось километров 5-7, когда бежавший со стороны города мужчина в комбинезоне обратил наше внимание на колонну двигавшеюся севернее нас почти параллельно нашей дороге в сторону Двинска. Чёрной змеёй она извивалась между деревьями поднимая пыль и издавая рокот. В бинокль хорошо было видно кресты на бортах машин: танков и самоходок, это   были немцы. Голова колонны подходила к городу. Были ещё минуты последней тишины, но вот за первым взрывом началась артканонада, в городе начались пожары и в воздухе висели бомбардировщики. Мы решили вернуться к основному ядру разведгруппы, т.к. наши данные уже не имели для командования интереса, да и понимали, что возвращаться в город через мост нет никакой возможности. В километрах пяти мы встретились со своей группой во главе со старшим лейтенантом, он был не из нашего батальона и его фамилия не запомнилась. После недолгого совета он принял решение разбиться на три группы и южнее города перейти реку. Одну из трех групп в 10-12 человек возглавил я. Со мной был старослужащий старший сержант то ли Зубов, то ли Зубарев. В армии он уже отслужил три года, был намного опытнее меня да старше лет на пять. Мы с ним приняли решение уйти с шоссейной дороги километров на шесть к югу и двигаться параллельно дороги к Даугавпилсу. Так и поступили, оставив остальные две группы, одну из которых возглавил старший лейтенант. Мы были настороже и двигались гуськом в 7-10 метрах друг за другом. Неожиданно на перекрестке дорог с ближайшего хутора нас обстреляли. По частоте огня поняли, что стреляла небольшая группа или же один. Когда мы залегли огонь прекратился. Окружили хутор мы обнаружили спрятавшегося под кроватью, из казенной части пахло свежими пороховыми газами. Потом нас в Латвии это сопровождало до Краславы, но мы были готовы и действовали решительнее. До реки оставалось не более 3-5 километров. В городе шёл бой, всё горело. Мы шли с трудом по летнему разнотравью, еле переставляя запутавшиеся ноги в сочной доходившей до пояса летней траве. Была сенокосная пора . Кругом расстилались разноцветным ковром луга , но мы не замечали и не   чувствовали этого запаха цветения ,а только гарью несло с пожарищ и гул боя владел всем нашим вниманием. Мы решили одолеть реку около строений запомнившихся мне как кирпичный завод: лежали там   груды кирпичей, вразброс лежали доски и торчала труба. Нам осталось перейти булыжную дорогу и там   уже река. И в это время слева с высотки хлестанул пулемёт. Пули секли по дороге у нас под носом, высекая огонь при ударе о булыжник. Наш ответный огонь в том направлении не давал ни каких результатов. Мы не видели откуда ведется огонь. Под прикрытием отдельно стоящего сарая или  дома из красного кирпича мы попытались перейти дорогу, но огонь был настолько близким и плотным ,что нам казалось ведется из этой постройки. Решили короткими и быстрыми перебежками перекинуться через дорогу. Первым рискнул , оттолкнувшись ногами как пружинами рванул старший сержант ,почти взлетел на дорогу, но на самой дороге будто столкнулся с невидимой стеной, на миг остановился выпрямился , схватился руками за живот, крутанулся на месте и упал на ту сторону дороги . Мы воспользовавшись водосточной трубой недалеко пересекающую дорогу перелезли на ту сторону и увидели в агониях корчившегося своего товарища . Он на четвереньках кружился в лощинке , рвал с землёй и кореньями траву и глухо стонал, просил пристрелить его. Но никто его последней просьбы не исполнил. Перевязали мы его как и чем могли, он будто успокоился, вытянувшись вздрогнул и замер. Под огнем обложили его булыжниками с дороги, сверху положили его пилотку и ползком ушли. Кто-то и где-то может и сегодня считает его пропавшим без вести и надеется получить о нем весть.
     Западную Двину нам удалось переплыть, кто на доске, кто держась за неё. На том берегу в ржаном поле встретили своих, по петлицам – артиллеристов. За их позициями прошли мы полустанок и к закату были на восточной окраине города. Бой утихал, кое-где вспыхивала оружейно-пулемётная дробь и опять затихала. Мы ещё не знали, что немцы ночью в первое время не воевали. Мы же со всей оставшейся группой в семь человек пошли по дороге с отступавшими в сторону Краславы. Надеялись, что наша бригада с остатками окажутся там . Утром были в Краславе . Потом я узнал , что нашу бригаду удалось снять во второй половине дня и отправить в глубокий тыл , под г.Иваново . Я же оказался в Краславе во вновь организованной военной комендатуре - заместителем военного коменданта по полит части . Город держали уже целую неделю и речь И.В.Сталина 3 июля слушал там , в последний день боев за город. И так испили мы до дна горечь поражений во время отступления и эта чаша коснулась меня в полной мере.

Участник первых боев за Даугавпилс, ветеран Великой Отечественной войны.
А.Пятайкин

Скопировал тут:       
http://dinaburg.front.ru/arxiv1.htm

0

37

Воспоминания бывшей узницы Даугавпилского гетто, "Шталага-318", фашистских лагерей смерти "Кайзервальд" (Рига) , "Эрреда" (Эстония) , "Штутгоф" , "Шифельбейн" (Германия).

До войны я с матерью Фридой Абрамовой Майминой проживала в Даугавпилсе на улице Крепостной, в деревянном домике, принадлежавшему моему дяде Эссину Льву Давидовичу, умершему ещё до войны. Мать работала кассиром-билетершей в городском театре, а с восстановлением Советской власти в Латвии - в доме Красной Армии (ДКА). Я ещё в школьные годы, с 9-го класса, стала давать уроки, а закончив еврейскую гимназию и учительский институт, с 1935 года стала преподавательницей сначала в 16-ой школе, расположенной на улице Солнечной, рядом с институтом, а с 1937 года до начала войны - в 15-ой еврейской школе.
В Даугавпилсе также жили и мои родственники: двоюродная сестра Эмма Рубина, служащая банка её муж Зелик Рубин, работавший старшим бухгалтером в компании "Шельтокси и К", и их малолетний сынишка Боря. С начала оккупации они погибли: Зелик в первые дни расстрелян фашистами за тюрьмой вместе с другим служащим Самуилом Браво, а Эмма с маленьким Борей были расстреляны в Погулянке в одну из фашистских акций по ликвидации гетто. Когда началась война руководитель ДКА сначала говорил, чтобы все оставались на местах, а на третий день войны стал руководить эвакуацией семей военнослужащих и сказал нам, что надо эвакуироваться . Мы выехали на машинах вместе с семьями военных, доехали до Индры, и тут началась бомбёжка, было много убитых, а моя мать ранена. Нас окружили местные айзсарги и отвезли в Даугавпилс, а через некоторое время нас отправили в гетто, которое размещалось в бывших кавалерийских конюшнях, на левом берегу Даугавы в предмостовых укреплениях. В гетто находилось много еврейских семей с детьми и не только из Даугавпилса, но и привезённые из волостей Даугавпилсского уезда. Комендантом гетто был Заубе, помню и фамилии карателей - местных пособников гитлеровцев Билейчика, Корнилова, Михайлова, другие фамилии полицаев не помню.
27 июля 1941 года началась первая акция по уничтожению узников гетто. Выгнали всех  из бараков, впереди поставили наших стариков и немощных, раздали им зачем-то по ломтю хлеба. Затем вызвали нашего доктора-терапевта Гуревича, сказали, чтобы собирался с ними в другой лагерь, где он будет "начальником" и всех угнали на правый берег Даугавы. Больше мы их не видели, но через три дня крестьяне, работавшие неподалеку, передали записку от доктора Гуревича, в которой было написано: "Никому не верьте, все уничтожены в Погулянке". Судьба Гуревича осталась не известной, но слышно было, что его отправили Ригу где он покончил с собой. В этой первой акции было убито примерно 400 человек, потом эти акции продолжались.
15 августа 1941 года мы с матерью попали в "Ворота смертников" так называлось помещение для обреченных, были там и старики, и дети. У провизора Гурвича нашлись таблетки цианистого калия, он их предлагал смертникам, чтобы умереть без мучений. Но моя мать сказала, что пока не надо, вдруг кто-то спасётся. Открылась дверь и вошёл помощник коменданта гетто Билейчик, местный житель. Он нас знал, так как его жена была учительницей. Моя мать попыталась с ним заговорить, с ним были и другие полицаи, все пьяные. Он нас толкнул в толпу. Уже смеркалось, рядом со мной стояла Ида Гилинская, у неё было рабочее удостоверение - надежда на спасение. Она сказала нам, что заявит полицаям, что мы её сестры, может быть спасёмся.
Ещё до этой акции я через окно барака увидела, что под руку с комендантом Заубе шёл директор коммерческой школы Шталь. Тут к несчастью из барака вышел преподаватель гимназии  Окунь  Мейер, Шталь его увидел и сразу показал на Мейера, и того сразу же взяли. Больше он не вернулся. Я поняла, если Шталь меня увидит, то со мной всё. Пробрались в мужской барак, чтобы от него скрыться. Здесь среди мужчин был один из Литвы по фамилии Турец, он также предложил  нам сказать, что мы его сестры. Но тут пришёл каратель, разорвал рабочее удостоверение Гилинской, толкнул её в толпу налево, а нас с матерью - направо. Потом разделили и остальных - кого налево, кого направо. Тех, что стоял слева увезли в Погулянку, а нас снова загнали в барак. В ту акцию погибло очень много людей, среди них помню семью Димантов - мужа и жену, владельцев писчебумажного магазина.
После этой акции пришли айзсарги и полицаи (из них помню Михайлова, Заубе, Билейчика, Корнилова), отобрали 6 человек, в их числе меня, Лию Муниц и ещё четырёх женщин, погнали в немецкую часть ближе к аэродрому стирать солдатам бельё. Я вскоре заболела тифом и меня бросили в тифозный барак № 3, Лия Муниц погибла в Погулянке.
За последующее время - 7, 8, 9 ноября 1941 года были три большие акции расстрелов узников гетто в Погулянке и на территории Льнозавода. Но в тифозный барак каратели не входили.
После болезни я ходила с палочкой, как-то увидев меня Билейчик сказал: "Исчезайте из гетто, будет ликвидация". Было это недели за две до 1 мая 1942 года, когда фашисты завершили полную ликвидацию гетто расстрелом в Погулянке. Особенно зверствовали местные каратели - айзсарги, полицаи: убивали детей, и бросали их в Даугаву. Однако небольшую часть узников фашисты временно оставили  на  работах в крепости. Нас 6 человек, из которых помню Буню Зеликмана, Шнейдера, Миру Мухину, работали у вольнонаемного садовника Афанасьева Петра Филиповича. Он спас шесть человек из них: Роза Шнейдер и Броня. Моя мать работала в бараке № 3, там была эпидемия холеры, здесь работали врачи Розенблюм, Вовси, медсестра Лапидус, терапевт Гольдман. До первого мая этот барак не трогали, а затем каратели ворвались и сюда, стали убивать детей и бросать в реку. Мать потеряла сознание, упала в обморок и это её спасло. На другой день она попала в группу оставшихся в живых узников, у которых были рабочие удостоверения. Здесь в крепости я встретилась с матерью, мы работали в садоводстве эсэсовца Дензельмана.
23 октября 1943 года была облава и нас всех схватили, отправили в лагеря: сперва в рижское гетто, затем в рижский лагерь "Кайзервальд" оттуда перегнали в Эстонский "Эрреда", а потом отправили в Германию в лагерь "Штутгоф" в котором была сожжена моя мать Маймина Фрида Абрамовна, а я была избита и искалечена, брошена в бессознательном состоянии в товарный вагон.
Из тех, кто погиб на Погулянке во время акций я помню несколько фамилий:
Учителя 15-й еврейской школы    Мозусс, Штейман, Дейч Фрида, Слуцкин, Гилинская Ида Натановна, Шмушкович Эстер, шестикласстник Сендер Юха.
http://s7.uploads.ru/t/A2xGf.jpg
15-я школа
Все эти люди и многие другие, фамилии которых не помню, но они есть на моем фотоснимке, были расстреляны фашистскими карателями на Погулянке, там же убиты и учителя 16-й школы:
Преподаватель рисования                 Кобленц
Учительница еврейского языка          Иткина Ида
Учительница математики                   Гельман
Преподаватель религии                     Яникун
Биолог                                             Яхнина Броха Самуиловна
Многие ученики                                 Ефун Семён и др.
http://s6.uploads.ru/t/roLMU.jpg
16-я школа
Директора этих школ Добрин Самуил Хлавнович со своим сыном и Нейшлос Гирш были расстреляны фашистскими прислужниками в Гайке за тюрьмой, а жена брата Нейшлоса - Лия вместе с малолетним ребёнком расстреляна в те же дни в Краславе.
Мне известно ещё, что директор еврейской гимназии находившейся на улице Офицерской, там где сейчас студенческое общежитие, -по фамилии Копылов был также расстрелян в первые дни оккупации в Гайке за тюрьмой, а его жена учительница географии Люба Копылова была расстреляна в Погулянке. На территории льнозавода были расстреляны карателями 1 мая 1942 года

Врач дерматолог             Вовси -младший
Медсестра                       Лапидус
Врач                               Розенблюм

Врача Вовси - старшего заставили лечить фашистов, а расстреляли его где-то в городе перед отступлением. В Гайке за тюрьмой была также расстреляна жена доктора Пуклина и её дочь, а доктора Пуклина убили раньше, но где мне не известно. На Погулянке были убиты учителя 14-й школы:
Учительница                 Винокур
Директор школы           Галин
Учитель                        Вискинд
И много, много, много других ...

1июня 1989г. Лебедева Х.

Скопировал тут: http://dinaburg.front.ru/arxiv.htm

P.S. Часть материаллов из личного архива Кудряшовой Ольги Осиповны.

Отредактировано Kot (Среда, 11 декабря, 2013г. 08:48:51)

+1

38

При всем уважении,совершенно непонятно,как эта женщина могла стать узницей ШТАЛАГ 318 ( Stalag 318/VIII F- 318 Ламбиновице)

По-немецки Ламсдорф; там был организован гитлеровцами один из самых больших лагерей для военнопленных. Он занимал территорию в 25 кв. км и был обнесен двойным рядом колючей проволоки.

Первыми были привезены в этот лагерь польские военнопленные, а затем французские, голландские, югославские и английские военнопленные. Были там и американцы, канадцы, итальянцы, румыны и венгры.

После нападения Германии на Советский Союз в этот лагерь стали привозить и советских военнопленных. Все лагерные бараки были уже к тому времени переполнены военнопленными других национальностей и Ламбиновице не могли поместить всех новоприбывающих. В июле 1941 г. был организован новый лагерь Ламбиновице "VIIIФ"; он стал местом уничтожения многих тысяч советских военнопленных, находившихся в этой новой части лагеря прямо под открытым небом, на территории, обнесенной колючей проволокой. В сущности это был лагерь уничтожения.

В 1944 году в Ламбиновице пришел последний транспорт с военнопленными - это были участники Варшавского восстания.

Во время второй мировой войны через Ламбиновицкий лагерь прошло около 300 тысяч военнопленных 18 национальностей; 2/3 из этого числа были русские.

Справка:
Шталаг — сокращенное название (от сокр. Нем. Stammlager, полное название нем. «Mannschaftsstamm und Straflager») концентрационные лагеря германского Вермахта (шталаг), Люфтваффе (шталаг Люфт) и Кригсмарине (Марлаг) для интернированных военнопленных из рядового состава во время Второй мировой войны. Индивидуальное название концлагеря состояло из римской цифры его военного округа и большой буквы согласно временной последовательностью их расположения.
Все шталаги находились в подчинении Верховного командования вермахта, а с ноября 1944 — СС. В них содержались в заключении солдаты в звании рядовых и унтер-офицеры. В первое время концлагеря были рассчитаны на размещение 10.000 человек, позже средняя численность заключенных возросла до 30.000. В 1941 году в немецком рейхе находилось 80 шталагов; в военном округе VI (Мюнстер) — в него также входил округ Зауэрланд — их было восемь. Шталаги были региональными административными, транзитными и распределительными формированиями для организации работ заключенных в них военнопленных, а также для управления их жизнью в концлагере.

Отредактировано Foma (Среда, 11 декабря, 2013г. 12:27:33)

0

39

0

40

http://nyka.livejournal.com/17676734.html
Немного альтернативной истории
http://s6.uploads.ru/t/kYSZ5.jpg

— Да, победили, и что толку? — вздыхал Саня. — Столько крови пролили, в половине Европы социализм установили. Теперь нам никогда не войти в европейскую семью народов, мы не уважали их ценности. А знаешь, сколько немок изнасиловали наши солдаты, когда заняли Берлин? Миллион! Это же ужасно!

Саня, либеральный сетевой журналист, отлично разбирался в истории, которую изучал по сайтам определенной направленности. Менеджер Лёха был попроще, его не волновали европейские ценности и зверски изнасилованные немки. То есть, немки немножко волновали — он бы, может, и сам не прочь, если они такие, как в порно про сантехников. Но больше всего Лёха любил пиво. Поэтому и сказал, как отрубил:

— Да если б не эта победа, мы бы сейчас баварское пили, — и горестно взялся за бутылку «Балтики».

Неизвестно, что случилось, но все вокруг вдруг заверте… И Лёха обнаружил себя стоящим на чистенькой зеленой улице с аккуратными, будто пряничными домиками. Вместо «Балтики» он сжимал ручку метлы.

— Почему не работаешь? — К нему подошел высокий белокурый мужчина в красивой форме. — В Сибирь захотел?..

Лёха вдруг осознал: с ним говорят по-немецки. И сам он тоже мыслил по-немецки. Предкам Лёхи в альтернативной реальности повезло: после стремительной победы Германии в 1941 году их сочли неопасными, пригодными для обслуживания восточных колоний, и оставили в Подмосковье, как и несколько миллионов славян, которыми управляли переселенцы из Германии.

Остальных выслали в Сибирь, для добычи полезных ископаемых, заготовки леса, да и вообще, чтобы не отсвечивали своей ущербностью в Новом Рейхе. Туда же отправили всех поляков. Сначала, в рамках немецкого гуманизма, их собирались переселить в Бразилию. Но, представив, как враждебная и недостойная нация пляшет самбу под пальмами, руководство Рейха все же выбрало Сибирь. Колонии были очищены.

Правда, 70% переселенцев по дороге умерли от истощения: «план голода» на оккупированных территориях сработал на полную катушку.

Никаких изнасилованных немок теперь не было. Впрочем, как и русских: представители высшей расы не особенно заглядывались на низших. Знаменитая красота славянок заметно увяла с поколениями: ведь размножение унтерменшей строго контролировалось, ни о каком смешении кровей речи быть не могло.

Но Лёху вообще не волновали женщины, и порно про сантехников не требовалось. Он не был мужчиной. Для ограничения рождаемости часть славян стерилизовалась и кастрировалась. Рабочей силы и так хватало, а Рейху не требовался избыток нахлебников.

Либерал Саня, знаток истории и европейских ценностей, в этой реальности просто не родился. В своих мечтах он не учел, что его дед по материнской линии был евреем. Ему было 10 лет, когда вместе с родителями его ликвидировали в газовой камере Треблинки.

Через 12 лет красавицу-украинку, которая должна была стать бабушкой Сани, стерилизовали и поместили в публичный дом для немецкого персонала. Светловолосый дедушка по отцовской линии был забран из белорусского села по программе «Лебенсборн», и в приюте вырос истинным арийцем. Он так и не встретил бабушку Сани: она умерла от голода в пять лет.

К 1991 году, через 50 лет после героической победы Германии, идеи фюрера восторжествовали окончательно. Были полностью уничтожены евреи и цыгане, остатки польского народа угасали в Сибири, не помня ни своей истории, ни своего языка. Остальные славяне были взяты под абсолютный контроль арийской расы и превращены в бесплатную рабочую силу.

Всех этих важных политических и экономических подробностей Лёха не знал и не понимал: унтерменшам не полагалось образования.

Он просто существовал. Ел. Спал. Чистил улицы.

Вечером Лёха, а точнее, не Лёха — унтерменш №320955/89, сдал инвентарь и в строю с такими же славянскими рабами отправился в барак.

Пить баварское. Его выдавали по поллитра в неделю.

Согласно новым европейским ценностям, рабочий скот тоже должен был отдыхать.

В дружной, расово правильной европейской семье народов.

Диана Удовиченко

+1

41

Фото с е-бэя. Комендатура лагеря ШТАЛАГ 340. Окрестности динабургской крепости. Последняя треть госпитального шоссе со стороны оз. Шуню. На фотографии сотрудник администрации лагеря, из военнопленных, на нем смешанная форма - сапоги, бриджи, ватник - из состава обмундирования РККА, пилотка немецкая.
HAMMER Stalag 340 Dünaburg Daugavpils Lettland POW Gefangene Ostvölker Russland

http://s7.uploads.ru/t/ulyrV.jpg

Отредактировано Foma (Вторник, 9 мая, 2017г. 10:12:14)

0


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » План "ОСТ"