GoroD

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Гарнизон » Динабург в 1812 году


Динабург в 1812 году

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Состав Динабургского гарнизона:
Бригада, составленная из запасных батальонов 7-й Пехотной дивизии (командующий – 36-го Егерского полка подполковник Ножин) – 6 батальонов.
– 2-й (запасной) батальон Псковского пехотного полка;
– 2-й (запасной) батальон Московского пехотного полка;
– 2-й (запасной) батальон Либавского пехотного полка;
– 2-й (запасной) батальон Софийского пехотного полка;
– 2-й (запасной) батальон 11-го Егерского полка;
– 2-й (запасной) батальон 36-го Егерского полка;
Бригада, составленная из запасных батальонов 23-й Пехотной дивизии (командующий – Рыльского пехотного полка майор Стрельников) – 4 батальона.
– 2-й (запасной) батальон Рыльского пехотного полка;
– 2-й (запасной) батальон Екатеринбургского пехотного полка;
– 2-й (запасной) батальон Селенгинского пехотного полка;
– 2-й (запасной) батальон 18-го Егерского полка;
Сводный гусарский полк (командующий – Изюмского гусарского полка майор Бедряга) – 4 эскадрона.
– 2 запасных эскадрона Изюмского гусарского полка;
– 2 запасных эскадрона Елизаетградского гусарского полка;
Пионерные роты.
– 1-го Пионерного полка рота капитана Миллера;
– 1-го Пионерного полка рота капитана Вырубова;
– 2-го Пионерного полка рота подполковника Афанасьева 2-го.

0

2

"1 июля 1812 г. жители, уходящие с левого берега Даугавы, сообщили коменданту Динабургской крепости Уланову, что французские войска в большом количестве приближаются к Динабургу и высказали надежду найти спасение в крепости.
1 июля, в 4 часа дня корпус маршала Удино в составе 3 пехотных (32 000 солдат) и 1 кавалерийской дивизий (2 400 солдат) приблизился к предмостному укреплению и пошел в атаку. Французы стремились ворваться в укрепление и овладеть им. Бой продолжался более 4 часов, однако русские солдаты сумели подавить вражескую атаку и отогнать противника. Поражение еще больше подстегнуло желание овладеть крепостью. Генерал Марбо, командовавший авангардным кавалерийским отрядом, получил разрешение маршала Удино на вторичную атаку противника. На этот раз он приказал своим всадникам врассыпную врезаться в ряды русских, чтобы этим заставить артиллерию прекратить огонь. Эта энергичная кавалерийская атака имела успех, и передовой отряд русских под натиском Марбо начал отходить к мостовому укреплению. Отступающие попасть внутрь предмостного укрепления не смогли, т.к. ворота были закрыты из опасения, что за отрядом могут ворваться и французы.
Русский отряд направился к наплавному мосту для того, чтобы переправиться на правый берег, где Динабургский гарнизон приготовился к отражению противника.
Генерал Марбо принял решение не преследовать противника, отступившего по шаткому, без оградительных перил наплавному мосту. Но в это время подъехал маршал Удино и воскликнул: «Храбрые солдаты! Поступите так, как вы поступили под Вилькомиром (Укмерге). Вперед, через мост, взорвите ворота и овладейте городом!». Напрасно генералы пытались убедить маршала, что кавалеристы не смогут атаковать крепость, двигаясь по двое по качающемуся понтонному мосту под неприятельским огнем из предмостного укрепления и основной части крепости. Но Удино был уверен, что страх и замешательство в русских рядах помогут захватить крепость.
Генерал Марбо, встав во главе полка, приказал всадникам следовать за ним на мост, но так, чтобы между рядами оставался промежуток на длину корпуса лошади. Французы оказались под обстрелом артиллерийских орудий с фронта и тыла, испуганные лошади вместе с всадниками прыгали в реку. Видя, что атака безуспешна, маршал дал приказ к отступлению. Благодаря тому, что между рядами всадников был промежуток, коннице удалось повернуть на мосту, но усилившийся орудийный огонь увеличивал потери среди кавалеристов.
Французы были вынуждены отступить, атаковать крепостные укрепления не удалось. Потери в полку Марбо составили 300 человек и большое число раненых. Позже подошли французские гвардейские пехотные полки, и Удино в четвертый раз предпринял попытку атаковать предмостное укрепление. Встретив сильный огонь, гвардейцы не выдержали, залегли, а затем откатились назад. Атака вновь была отбита.
В течение 1 июля маршал Удино еще несколько раз атаковал, но все его попытки овладеть крепостью были напрасны. Русские солдаты под командованием генерал-майора Уланова, при деятельном содействии инженер-полковника Гекеля, с честью выдержали продолжительный вражеский натиск. Сражение длилось около 12 часов.
Генерал-лейтенант Витгенштейн в рапорте царю от 2 июля 1812 г. предположил, что французы, беспрерывно атакуя 1 июля Динабург, хотели устроить демонстрацию своей силы, чтобы вынудить русских подтянуть сюда войска.
Ночь на 2 июля прошла беспокойно. Французы стреляли по русским позициям, на рассвете оружейная перестрелка продолжилась, но уже заговорила и артиллерия. Вспыхнул бой. Французские войска вновь и вновь бросались в атаку, но безуспешно: они не сумели овладеть ни мостовым укреплением, ни мостом, ни городом.
Российские солдаты, прежде всего артиллеристы, действовали смело и самоотверженно, проявляя в боях мужество, взаимовыручку и смекалку. Достаточно сказать, что орудийные расчеты в два раза перекрывали время, требуемое «Бомбардирским уставом» для производства выстрела. Часть солдат предмостного укрепления под началом унтер-офицеров на руках перетаскивала пушки с колесными лафетами для смены позиций ведения огня. Это повышало точность стрельбы и создавало впечатление, будто на укреплении возросло количество орудийных стволов.Атаки, проведенные маршалом Удино 2 и 3 июля, были безуспешными. Он потерял много человек убитыми и ранеными и понял бесплодность своих попыток завладеть крепостью. В ночь на 4 июля, получив приказ от Наполеона отступить от Динабурга и двигаться вдоль левого берега Двины вверх по течению реки, Удино ушел от крепости.
Узнав, что французы уходят, эскадрон Динабургского гарнизона стал преследовать неприятеля, около Калкун захватив в плен более 80 человек.
Наполеон был крайне недоволен действиями маршала Удино у Динабурга, т.к. он не отдавал приказа о нападении на крепость. Действия Удино оказались напрасными: ему не удалось взять ни город, ни крепость,дорога на столицу России Петербург осталась запертой, он лишь напрасно потратил время, не выполнив своей основной задачи - преследовать 2-ой корпус графа Витгенштейна и разбить его. Это дало возможность отступающим русским частям отдохнуть, концентрироваться и укрепиться на новых рубежах."

С сайта Даугавпилсского краеведческого музея.

0

3

Отрывок из воспоминаний французского маршала Макдональда (командир 10-го курпуса Великой армии). Именно ему принадлежит честь занятия в 1812 г. оставленного русскими войсками Динабурга.

"Все тогда было готово для знаменитой и столь злосчастной русской кампании.
Несмотря на мое состояние здоровья, в котором, однако, наступило улучшение, мне приказано было выехать в течение апреля 1812 года. Я покинул свое кресло в крепости Фигьер. Оставил один костыль в Париже, а другой в Берлине.
Я командовал на левом фланге армии 10-м корпусом, состоявшим их прусских войск и дивизии, в которую входили три полка польских, один баварский и один вестфальский; штаб состоял из французов. Прусский король особым письмом поручил мне свои войска.
Мы отправились маршем на Неман, где стали на позициях, и 24 июня вся армия ночью перешла его, не встретив ни малейшего сопротивления.
Русские, стягиваясь, отступали перед нами; я выпустил первые заряды из орудий лишь в Самогиции.
Меня направили к Двине прикрывать берега Балтийского моря с поручением осадить Динабург и Ригу. Первая из этих крепостей имелась только на плане: у нее был лишь хороший tete de pont. Разведки, произведенные мною по ту сторону Двины, между двумя крепостями, вызвали тревогу на правом берегу этой реки и побудили русских генералов сжечь предместье Риги, которое могло облегчить нам штурм цитадели, и очистить tete de pont Динабурга, который я и велел занять. Тогда-то мы и узнали, что укрепления этого мнимого города существовали лишь на плане, а в действительности были едва намечены; чуть-чуть лишь была взрыта земля; ни одного даже барака, а следовательно и обитателей, только одна старая развалившаяся иезуитская церковь. Я получил приказ отправить назад осадный парк, следовавший из Магдебурга, где он был сооружен с большими издержками. Другой был направлен из Данцига в Ригу; понадобилось на менее 4000 вьючных лошадей для его доставки. Он остановился в Грожентале в ожидании войск и необходимых средств для переправы через Двину и осады Риги.
Я представил несколько планов, но так как армия все более и более удалялась по дороге в Москву, меня оставили в нерешительном ожидании. Тем временем русский корпус, прибывший из Финляндии, численностью в 10 000 чел., попытался отнять осадный парк; но был храбро встречен прусскими войсками. В силу приказа, я поместил свою главную квартиру недалеко от Динабурга, на краю левого фланга своей линии в доме без мебели и без стекол; я поспешил на помощь с подкреплениями, но к нашему приходу дело уже было кончено. Согласно рапорту, который я представил об этом инциденте, было признано, что время года неудобно и этот дорогой и громадный материал слишком открыт для нападения. Мне был дан приказ переслать его в Данциг.
Макдональд"

0

4

Подвиги отважного майора Бедряги 

Почти 200 лет назад под Динабургом взошла звезда Михаила Бедряги. Скромный майор остался в истории благодаря подвигам, совершенным им при защите нашего города от французского нашествия
Трагическое лето 1812 года… Несколько дней, с 1 по 4 июля, французские войска маршала Удино безуспешно пытались взять Динабург, после чего бесславно откатились. Весть об этом быстро разнеслась по потрясенной нашествием России, зажигая сердца патриотов надеждой — то был едва ли не первый случай крупной победы над французами.
… Некоторое время динабургский гарнизон не знал, куда удалились французы. Вскоре, однако, от перебежчиков удалось узнать, что крупный неприятельский отряд расположился в местечке Эзерос. В ночь с 9 на 10 июля туда скрытно направилась русская колонна, составленная из воинов сводного гусарского полка 9-й кавалерийской дивизии. Их было немного, этих храбрецов, — всего 60 человек. Вдогонку, правда, были направлены еще 15 казаков. Командовал ими обер-офицер Елизаветградского гусарского полка Савич. Шел с ними и майор Бедряга, напросившийся в эту экспедицию добровольцем.
Единственный шанс русских был во внезапности, ибо враги превосходили их численностью в несколько раз – более 200 человек. Тем не менее, в сражении россияне одержали блестящую викторию – потеряв полсотни человек пленными и столько же убитыми, супостаты бежали.
Михаил Акимович больше всех отличился в том бою своим мужеством. Тут же «на костях» был составлен отряд из 20 человек и брошен в погоню за убегающими французами. Начальство над ними поручили Бедряге. Тут уж он смог показать себя. За неделю он взял в плен более 200 неприятелей. «Отличный подвиг» — характеризовал его действия русский командующий граф Витгенштейн.
Однако вскоре Удино вновь перешел в наступление, вынудив динабургский гарнизон оставить-таки город: силы были слишком неравны. Но даже после этого летучий кавалерийский отряд под началом Бедряги остался в окрестностях города, следя за действиями французов. И здесь вновь нашел он способ отличиться. На рассвете 30 июля он полуторасотенным отрядом атаковал в районе Вышек эскадрон прусских черных гусар. Половина вражеского отряда осталась на месте, другая, включая ротмистра Майера и поручика Фуля, угодила в плен.
3 августа, находясь неподалеку от города, Бедряга услыхал звуки пушечных выстрелов и отправил в разведку несколько лазутчиков в гражданском платье. Они узнали, что то были пробные выстрелы, сделанные французами из пушек, выуженных из Двины, где их утопили отступавшие россияне. Но главное – выяснилось, что в Динабурге совсем немного французов!
9 августа Михаил Акимович пишет Витгенштейну: «Я же намерен собрать из своего полка хотя бы два эскадрона и идти, и с Божьей помощью выгнать из Динабурга, очистить правый берег реки Двины». Но этим замыслам не суждено было сбыться. Последовал высочайший приказ от 13 августа 1812 года: Михаил Акимович был назначен адъютантом к генерал-майору Репнину и вынужден был оставить окрестности Динабурга. Впоследствии он совершил еще немало подвигов в ходе антинаполеоновских войн , а потом… героическая смерть под Касселем в 1813г.

Владимир Веретенников 09.08.2005.
http://uploads.ru/t/3/D/t/3DtBd.gif  http://uploads.ru/t/u/6/S/u6S1U.gif
Гусары Изюмского и Елизаветградского гусарских полков

Отредактировано marser (Вторник, 27 марта, 2012г. 12:32:31)

0

5

Отрывок из мемуаров барона де Марбо о первых атаках французской кавалерии на недостроенную Динабургскую крепость 1.07.1812 г. (Марбо М. Мемуары генерала барона де Марбо. – М. 2005 г.).

В то время как из центра Вильно Наполеон руководил различными корпусами своей армии, 15 июля к реке Двине вышли колонны, которыми командовали Мюрат, Ней, Монбрен, Нансути и Удино. Последний, видимо, не очень хорошо понявший приказы Наполеона, совершил какой-то невероятный марш-бросок, спустившись вдоль по левому берегу Двины, в то время как по ее противоположному берегу навстречу ему двигались корпуса Витгенштейна, и вышел перед городом Дюнабургом. Этот старинный город был плохо укреплен, и Удино рассчитывал захватить мост, чтобы перейти на правый берег и атаковать хвост колонны Витгенштейна. Но, уходя из Дюнабурга, тот оставил в городе большой гарнизон и многочисленную артиллерию. Как обычно, мой полк двигался в авангарде, которым в тот день лично руководил маршал Удино.
Дюнабург расположен на правом берегу. Мы подошли по левому, обороняемому значительным укреплением. Оно служит «тет-де-поном» (предмостным укреплением), расположенным между мостом и передовой позицией неприятеля на берегу реки, которая в этом месте очень широка. В четверти лье от укрепления, не имевшего пушек, по утверждению Удино, я обнаружил русский батальон, чей левый фланг опирался на реку, а фронт укрывался за дощатыми постройками покинутого лагеря. При таком расположении неприятеля с ним было очень трудно войти в соприкосновение. Однако маршал приказал мне атаковать врага.
Оставив на усмотрение офицеров заботу вести эскадроны в промежутки между сараями, я дал сигнал атаки.
Но едва полк выдвинулся вперед под градом пуль русских пехотинцев, как артиллерия, существование которой маршал отрицал, начала яростно стрелять с укреплений, от которых мы находились так близко, что гранаты пролетали у нас над головами, не успевая разорваться. Одно из редких ядер пробило дом рыбака и попало в ногу одного из моих самых смелых трубачей, трубившего в этот момент около меня сигнал атаки. Я потерял здесь многих моих людей.
Удино совершил серьезную ошибку, атакуя неприятеля, закрепившегося между бараками и защищавшегося огнем из пушек и ружей. Надеясь выбить с позиции вражеских пехотинцев, маршал послал против них батальон португальцев, шедший впереди нашей кавалерии. Но эти иностранцы, бывшие военнопленные, которых завербовали в армию во Франции, отчасти вопреки их желанию, повели себя очень трусливо, и мы все время оставались под огнем. Видя, что Удино храбро держится под вражескими пулями, но не отдает никаких приказаний, я понял, что если так будет продолжаться еще несколько минут, мой полк будет разбит. Поэтому я приказал своим егерям рассеяться и предпринял против русских пехотинцев «фуражирскую» атаку (Кавалерийская атака «по-фуражирски» («en fourageurs») производилась в разомкнутом, рассыпном строю, на манер казачьей «лавы». - Прим. ред.), двойным преимуществом которой является то, что она заставляет противника разбежаться и прекратить огонь артиллерии, поскольку канониры больше не осмеливались стрелять из боязни задеть собственных стрелков, смешавшихся с французами. Под сабельными ударами моих кавалеристов защитники лагеря в самом большом беспорядке бежали к «тет-де-пону». Но гарнизон, которому было поручено защищать укрепление, состоял из солдат-новобранцев. Они, боясь, что мы ворвемся внутрь, преследуя бегущих, поспешно закрыли ворота. Это помешало беглецам броситься к понтонному мосту, чтобы переправиться на другой берег и найти укрытие в самом городе Дюнабурге.
На этом мосту не было перил, понтоны шатались, река была широкой и глубокой, и я видел гарнизон укрепления, пытающийся закрыть ворота! Идти еще дальше вперед показалось мне безумием. Тогда, думая, что полк сделал уже достаточно, я остановил его, как вдруг появился маршал, крича: «Доблестные воины 23-го полка, сражайтесь, как при Вилькомире, перейдите через мост, взломайте ворота и захватите город!» Напрасно генерал Лорансе хотел заставить Удино понять трудности, которые здесь были неизмеримо большими, и то, что кавалерийский полк не может атаковать укрепление, как бы плохо оно ни охранялось, если для доступа к нему требуется строем по двое переправиться по понтонному мосту, маршал заупрямился, говоря: «Они воспользуются беспорядком и страхом, царящими среди врагов!» Потом он повторил мне приказ идти на город. Я повиновался. Но едва я оказался на первом пролете моста вместе с первым взводом, как гарнизон Дюнабурга, которому удалось закрыть ворота укреплений, выходящих на реку, появился над валом и принялся оттуда обстреливать нас!
Наш рассыпной строй не позволял этим неопытным вражеским солдатам стрелять эффективно, поэтому наши потери оказались меньшими, чем я ожидал. Но, услышав, что из укрепления в нас стреляют, защитники «тет-де-пона», оправившись от испуга, занялись тем же. Видя, что 23-й полк оказался таким образом меж двух огней при вступлении на шатающийся мост, двигаться по которому вперед не было никакой возможности, маршал Удино послал мне приказ отступить. Большие промежутки между отделениями позволили всадникам развернуться по одному без особого беспорядка. Однако два человека и две лошади упали в реку и утонули. Чтобы вновь оказаться на левом берегу, нам пришлось снова пройти перед «тет-де-поном», и мы опять подверглись сильному огню, который, к счастью, вели неумелые стрелки, потому что, если бы мы имели дело с более опытными, хорошо натренированными в стрельбе солдатами, мой полк был бы полностью уничтожен.
Этот неудачный бой, начатый столь неосторожно, обошелся мне примерно в тридцать убитых и множество раненых. Все надеялись, что маршал, по крайней мере, учтет этот неудачный опыт, тем более что, как я уже говорил, инструкции императора не предписывали ему захватывать Дюнабург. Однако сразу по прибытии кавалерийских полков Удино приказал опять атаковать «тет-де-пон», где неприятель имел время усилить гарнизон батальоном гренадеров. Поэтому наши части были отброшены со значительно большими потерями, чем те, какие испытал 23-й полк. Узнав об этой напрасной попытке, император отругал за нее маршала Удино.
                                                                 http://uploads.ru/t/w/h/T/whTrJ.jpg
                                                                Полковник барон де Марбо в 1814 году в форме конных егерей

0

6

Интересный документ из истории обороны Динабургской крепости, датированный 3 июля 1812 г.:

Его Императорскому Величеству
Динабургского коменданта артиллерии генерал-майора Уланова
Рапорт
Сего числа пополуночи в 9-ть часов случилось в Динабургской крепости случайное происшествие: взорвало вблизь батарей, устроенных по сию сторону реки Двины, изготовленых к обороне крепости и привезённых к батареям для положения вместо расстрелянных боевых зарядов разных колибров до 250-ти и в 4-х фурах до 120-ти. А от чего сей внезапный взрыв случился, дойти того не можно, ибо с неприятельской стороны канонады не было, а бывшие при доставлении тех снарядов, равно и неподалёку от сего парка стоявшие, убиты, а именно: лабораторной полуроты № 3 подпоручик Читяков, лаборатористов – 5, понтонной № 15 роты фейерверкер – 1, рядовых – 4, 1-го пионерного полка рядовых – 5, крестьян для работы при артиллерии употребляемых – 5. Да ранено понтонной № 15 роты фейерверкеров – 3, рядовой – 1, 1-го пионерного полка рядовых – 2, крестьян – 2, которые также причины оному не знают. Таковое происшествие я приписываю единственно к неосторожности и худому командира Динабургского артиллерийского гарнизона подполковника Крахоткина, о чём Вашему Императорскому Величеству Всеподданейше доношу.
Подпись: Артиллерии генерал-майор Уланов.

Материал О.Морозова

0

7

marser написал(а):

Бригада, составленная из запасных батальонов 23-й Пехотной дивизии (командующий – Рыльского пехотного полка майор Стрельников) – 4 батальона.
– 2-й (запасной) батальон Рыльского пехотного полка;

http://uploads.ru/t/G/w/p/GwpWl.jpg

С сайта reenactor.ru

0

Похожие темы

2012 - 200 лет Отечественной войны 1812 года. Даугавпилс Четверг, 21 февраля, 2013г.
Даты 2012 года. Даугавпилс Вторник, 15 января, 2013г.
Коменданты Динабурга. Гарнизон Воскресенье, 30 сентября, 2012г.
2014 - 100 лет Первой Мировой войны 1914 года. Даугавпилс Суббота, 17 февраля, 2018г.
Крепость. Даугавпилс Среда, 1 мая, 2013г.

Вы здесь » GoroD » Гарнизон » Динабург в 1812 году