GoroD

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » За связь без брака.


За связь без брака.

Сообщений 51 страница 66 из 66

51

Юрий написал(а):

Уважаемые Летописец и marser!
Давайте не будем путать строительство дамбы и почтовый тракт.

Я ничего не путаю.
Старый почтовый тракт проходил по территории крепости, что видно на карте её строительства. Дамба и новый тракт строились практически в одно время, и проектом предусматривалось по её верху проложить часть нового шоссе. Почтовая станция тоже была устроена в центре города. Поэтому считаю, что на дамбе памятному знаку самое место. Столб был четырёхгранным, и на нём хватит места разместить информацию, в честь чего он поставлен. Бронзовый бюст царскому сановнику в нашем государстве - утопия. Место на перекрёстке на Илуксте - там уже стоит памятный знак погибшим в ПМВ воинам. Да и в городе он более уместен.

+1

52

На старых картах почтовый тракт проходил через территорию будущей крепости. Почтовая станция располагалась на Михаиловской улице на против собора. В связи со строительством крепости, Гекель убрал из крепости почтовую станцию и все жилые дома. В крепость въезжали только цари и высокопоставленные чиновники. Тогда ещё не было Петербургско-Варшавского почтового тракта. В 1836 году не было ещё и дамбы, а тракт уже был. Из исторических строений на территории Даугавпилсского края на Зарасайском шоссе
сохранилось здание кашарки, значит и столбу быть на этой дороге.
В 1841 году Мельников был простым инженером в чине капитана, до царского сановника ему нужно было построить Петербургско- Московскую железную дорогу.

+1

53

Павел Петрович Мельников капитан Корпуса инженеров путей сообщения был послан в Динабург для изучения причин наводнений и мерах борьбы с оными, при учреждении Министерства Путей Сообщения в 1865 году Императором Александром II  назначен первым министром МПС 1865-1869 гг.  До Динабурга   устранял пороги у Якобштадта/Екабпилса на Зап. Двине.  Статья в Вики -  https://ru.wikipedia.org/wiki/Мельников,_Павел_Петрович

+1

54

marser написал(а):

Старый почтовый тракт проходил по территории крепости, что видно на карте её строительства. Дамба и новый тракт строились практически в одно время, и проектом предусматривалось по её верху проложить часть нового шоссе. Почтовая станция тоже была устроена в центре города. Поэтому считаю, что на дамбе памятному знаку самое место. Столб был четырёхгранным, и на нём хватит места разместить информацию, в честь чего он поставлен. Бронзовый бюст царскому сановнику в нашем государстве - утопия. Место на перекрёстке на Илуксте - там уже стоит памятный знак погибшим в ПМВ воинам. Да и в городе он более уместен.

Юрий написал(а):

На старых картах почтовый тракт проходил через территорию будущей крепости. Почтовая станция располагалась на Михаиловской улице на против собора. В связи со строительством крепости, Гекель убрал из крепости почтовую станцию и все жилые дома. В крепость въезжали только цари и высокопоставленные чиновники. Тогда ещё не было Петербургско-Варшавского почтового тракта. В 1836 году не было ещё и дамбы, а тракт уже был. Из исторических строений на территории Даугавпилсского края на Зарасайском шоссе
сохранилось здание кашарки, значит и столбу быть на этой дороге.

В 1836 году было в основном, закончено строительство шоссе Ковно-Динабург, а не всего шоссе до Петербурга. В 1836-1840-х годах был достроен участок Динабург-Гатчина, причём здания почтовой станции в самом Динабурге попали именно в этот этап.
Подробнее об этом http://spbpskov.ru/history.html

Отредактировано marser (Понедельник, 18 января, 2016г. 20:31:46)

0

55

marser написал(а):

В 1836 году было в основном, закончено строительство шоссе Ковно-Динабург, а не всего шоссе до Петербурга. В 1836-1840-х годах был достроен участок Динабург-Гатчина, причём здания почтовой станции в самом Динабурге попали именно в этот этап.

Фрагмент статьи А.Павлова "Путешествие из Петербурга в Псков"
...Первым шоссе в Российской империи, конечно же, оказалось связавшее собой Санкт-Петербург и Москву, смету на работы по которому правительство одобрило еще в 1816 г. За прекрасной идеей открыть и обслуживать множество подобных ему возникало ясное понимание – тяжести расходов не миновать. Как следствие этого, с 1830-х гг. государство брало на себя обязательство устраивать и содержать лишь дороги главных сообщений — государственные шоссе. Они выделялись из числа прочих больших дорог, обустраиваемых «от земли», т.е. от земских сборов. К главным государственным трактам согласно указам 1833 и 1834 гг. причислили и еще строящееся шоссе из Санкт-Петербурга через Псковскую губернию на Динабург.
Относительно последнего в журнале Государственного Совета от 25 января 1829 г. отмечалось: «Новое шоссе предполагается потому… что ныне правительство печется о украшении и поощрении к торговле сего предместья (т.е. Динабурга. - Авт.)». К тому времени Динабург уже 50 лет как входил в состав Российской империи, состоя поочередно в Псковской, Полоцкой и, наконец (с 1802 г.), Витебской губернии. В течение XIX века он, испытавший на себе огонь Отечественной войны 1812 г., приобретал черты важного форпоста (крепость строилась на протяжении 1810—1878 гг.) и крупного центра торговли и промышленности на западном российском рубеже. Появление шоссе, этакого воплощения на тот момент передовых инженерных знаний, разумеется, способствовало развитию Динабурга (в 1893 г. город переименован в Двинск, с 1920 — в Даугавпилс).
Изыскания для строительства шоссе от Гатчины, предместья Санкт-Петербурга, через Псков в Витебскую губернию начались в 1827 г. Проводил их потомственный псковский дворянин Николай Степанович Волков, инженер-капитан Главного Управления путей сообщений, владевший познаниями в географии и всеобщей истории, статистике, элементарной и высшей математике, геометрии, механике и физике, артиллерии и фортификации, архитектуре, плотницком искусстве и резьбе по камню, а еще полиглот. Внимательно изучив все нюансы, он составил специальную инструкцию, описывающую два возможных направления новой дороги. Первое направление подразумевало движение от Санкт-Петербурга через Царское Село, Гатчину, Лугу, а оттуда по существующей большой Белорусской дороге до станции Феофилова Пустынь, от которой «сколько возможно, прямого направления в Псков. Через Остров… в Динабург». Второе направление, как посчитал Волков, могло быть следующим: от Санкт-Петербурга через города Ямбург в Нарву. Оттуда далее через Гдов в Псков.
По первому варианту расстояние составляло 280 верст, по второму 320. Преимущество последнего направления согласно соображениям инженер-капитана заключалось в том, что «дорога от Петербурга в Нарву хоть и не обращена в настоящее шоссе, но с давнего времени усовершенствована». Тем не менее Александр I 11 июня 1827 г. соизволил дать ход более затратному предложению, понимая, с одной стороны, то важное значение для селений, которое приобрела бы предполагаемая дорога, а с обратной – руководствуясь желанием таки сократить длину пути. Подумать только, ведь лишних 40 верст тогда означали в среднем продление времени в дороге где-то на полдня, и это без учета остановок. Как подчас долго приходилось ожидать на станциях очереди на получение лошадей по подорожным, мы хорошо знаем, а каких нервов это стоило нашим предкам! Неспроста в быту чин станционного смотрителя (управляющего почтовой станцией) называли «Не бей меня в рыло». Все отыгрывались на его маленькой фигуре.

http://gubernia.pskovregion.org/number_749/08.php

0

56

marser написал(а):

Фрагмент статьи А.Павлова "Путешествие из Петербурга в Псков"

Строительство Динабургского шоссе началось в 1830 г. со сбора первой военно-рабочей роты. Потом появились другие, ведь дорогу делали отрезками, и в этом задействовались тысячи людей. В воспоминаниях капитана 11 округа путей сообщения Василия Николаевича Погожева, командира одной из таких рот, направленной в 1832 г. на прокладку шоссейного полотна между Санкт-Петербургом и Динабургом, можно отыскать несколько особо запомнившихся ему эпизодов той истории:
«В лесу, в небольшой деревушке, в 40 верстах от Пскова назначено было расположить мой ротный двор; но я купил у помещицы десятину земли близ шоссе, построил для себя дом и все необходимые помещения для нижних чинов, как то: караульню, цейхгауз, сарай, конюшню для четырех казенных лошадей, макет для учений солдат фронтовой службе в армии в зимнее время, развел огород и назвал мое новое жилище «Перепутьем». Это название очень приличествовало моему ротному двору, потому ко мне было много заезжих, более по службе…»
«Рота моя состояла из двух обер-офицеров, 10 унтер-офицеров и 300 рядовых с необходимым числом нестроевых нижних чинов, – – писал Погожев. – В составе этой роты, коей я был вскоре назначен командиром, поступило до 100 польских мятежников, из которых большая часть были люди честные, ловкие. Но было и несколько отъявленных негодяев, строптивых и беспокойных.
Рота была рассеяна от города Гатчины до Динабурга на протяжении 460 верст. Я должен был раза три в год объезжать это пространство, а жалованье, порцыонныя и провиантские деньги развозили то фельдфебель, то каптенармус, и я каждый раз во время моих объездов опрашивал нижних чинов, все ли положенное сполна получают. Жалоб никогда не было. Управляющий работами полковник Фролов и начальник штаба ежегодно производили инспекторские смотры, и тоже никогда жалоб и претензий не было. Я оставался спокоен, и вдруг возникли претензии нескольких рядовых на получение ими сполна провианта.
Однажды в день инспекторского смотра, в 6 часов вечера, во время моего обеда, входит фельдфебель и говорит, что рота взбунтовалась (в сборе на ротном дворе.. было человек сто). Я выбежал на ротный двор, скомандовал: «Смирно!» … К счастью, на том бунт был продолжения своего не получил, а зачинщики были прощены».
Как и намечалось, участок Динабургского шоссе в пределах Санкт-Петербургской губернии прокладывали или по уже существующему Белорусскому почтовому тракту, или в некоторых местах близ него — на расстоянии от 30 до 50 метров. Если говорить о разных частях шоссейной дороги, то все они открывались для проезда неодновременно. Так, к 1835 г. в пользование сдали часть шоссе от станции Феофилова Пустынь до города Острова, а с 1839 г. продолжали отстраивать его же, приближаясь к Динабургу.
Прощание с грунтовым трактом и появление вместо него дороги шоссейной, разумеется, воспринималось современниками как крайне важное событие. Хотя Погожев, руководивший строительством участка Динабургского шоссе, вспоминал, что «сначала проезда было мало, а потому и прогонов собирали немного, шоссе не было укатано, и ноги лошадей от непривычки лошадей бегать по щебенке портились».

http://gubernia.pskovregion.org/number_750/16.php#nz

0

57

История почты

Письма с нарочными посылались уже в глубокой древности, нередко – по принципу эстафеты. С развитием торговли и ремесел была создана городская почта, обслуживавшая купцов и ремесленников, ею пользовались и другие  жители. Первые регулярные линии международной связи в Литве были открыты уже во второй половине XVI столетия. Они соединяли Вильнюс и Каунас с Краковом, Веной и Венецией. Позже, в XVII в., кареты с почтой по основным дорогам Литвы катились в  Москву, Польшу, Латвию, Пруссию. Однако дороги в те времена были плохими, осенью и весной становились труднопроходимыми, не хватало мостов через водоемы. После присоединения Литвы к Российской империи в конце XVIII в., изменилось и почтовое сообщение – частная почта на крупнейших трактах была заменена на государственную. Царь Петр I установил строгие сроки и графики почтовых перевозок.
Сообщение стало лучше в первой половине XIX в., когда по Литве стали прокладывать дороги со щебнем и гравием, т. е. твердым покрытием. Первый такой тракт по территории Литвы был проложен в 1830-1860 году. Он имел большое государственное и экономическое значение, соединял Петербург с Варшавой и проходил через  Даугавпилс. Зарасай, Утяну, Укмярге, Каунас, Мариямполе, Калварию, Сувалки с ответвлением из Мариямполе через Вилкавишкис, Кибартай в Кенигсберг.
Указом от 16 июля 1829 года был утвержден проект тракта Петербург–Каунас. Ширина тракта там, где он не стеснялся зданиями, была 6 саженей (12,78 метра), тракт прокладывался по прямой, однако со сравнительно большими  поворотами. Твердое покрытие проезжей части дороги строилось из уплотненного гравия, по обеим сторонам дороги были выкопаны глубокие рвы, обсаженные белыми березами, которые кое-где сохранились и до наших дней. Строительство тракта Даугавпилс–Каунас, длиною 193 верст (202 километра) обошлось в 1 миллион 225 тысяч рублей. Следуя по тракту, нужно было платить по 3 копейки за версту. Прокладывать тракт через Каунас, а не через Вильнюс было решено потому, что это был кратчайший путь из столицы империи Петербурга в королевскую Польшу, а граница с Польшей и Пруссией в то время проходила через Каунас по реке Нямунас.
Почтовая станция в XIX в. должна была иметь двор с закрывающимися воротами, с просторной мощеной площадью и хозяйственными постройками. На почтовых станциях всегда было многолюдно, ворота закрывались только в ночное время. На почтовой станции в обязательном порядке должен был быть писарь, который за небольшое вознаграждение мог написать письмо, а посетители там могли приобрести бумагу, воск и сургуч разного цвета .
Почтовая корреспонденция для богатых доставлялась на дом, письма для них  упаковывались по-особому. Письмо в конверте заворачивалось в лист бумаги, два края такого буклета прокалывались ножом, по середине просовывалась бумажная леточка, ее складывали крест на крест, заливали сургучом и запечатывали клеймом отправителя или кольцом-печаткой.  Для каждого города упаковывались  отдельные пакеты и опечатывались печатью на красном сургуче. Государственные письма отправлялись и в те дни, когда почта не доставлялась. Такую корреспонденцию доставляли конные курьеры. Они были обязаны проехать верхом на лошади зимой и летом – по 15 верст в час, а весной и осенью – по 10 верст.
Было привычным, что почта прибывает по четвергам и субботам, и почти без опозданий. Почтовые служащие знали, что на почтовых возниц – курьеров – могут напасть грабители (пересылка денег вместе с почтовыми отправлениями не была запрещена), поэтому им разрешалось нанимать своих проводников и на это выделялось по 5 рублей. Почтовый возница сам нанимал близкого себе человека, имеющего ружье. Если почтовый нарочный не имел подорожной (путевого листа), по которому он получал корм для лошадей на почтовых станциях, ему выплачивались «сенные деньги» для покупки кормов.
Почтовый тарантас не мог перевозить более 15 пудов (240 кг) грузов зимой, а летом – не более 4 пудов. Если груз сопровождал сам хозяин, ему на почтовой станции выдавался широкий плащ зеленого цвета. Запрещалось увеличивать груз. Все почтовозы имели кожаные сумки с орлом (герб империи), были обязаны беречь корреспонденцию как зеницу ока и не задерживаться на почтовых станциях долее одного часа. Запрещалось в пути обмениваться письмами, посылать вместо себя другого человека или ребенка с письмом. Подчеркивалось, что письмо вручается только указанному адресату, а не другому лицу, конверт должен быть заклеен и не поврежден. Тайна переписки гарантировалась государством. На каждой почтовой станции имелся специальный журнал, состоявший из 64 прошитых листов с водяными знаками на серой, плотной, так называемой «голландской», бумаге.
Для работающих на открытом воздухе почтовыми станциями выделялись порционы (пища для людей) и рационы  (корм для лошадей). Для крупной почтовой станции в день выделялся 21  порцион  и 12  рационов. Дневной порцион состоял из: 2 фунтов хлеба,  1 фунта мяса,  2 чарек вина и 1 гарнец пива. (1 фунт – 409,5 грамм, 1 чарка – 122,99 миллилитров, 1 гарнец – 3,28 литра). Кроме того, на один порцион на месяц выдавалось: 2 фунта соли, 0,5
различных круп, кроме того, в спальной комнате на почтовой станции на ночь выдавались дрова, свечи и постельные принадлежности. Дневной рацион : 2 гарнца овса, 16 фунтов сена, 2 гарнца мелкого акселя и охапка соломы.
Различались 2 вида почты: для конных верховых перевозок почты и перевозок гужевым транспортом. Верховой доставитель почты имел с собой 10 рублей, чтобы в случае необходимости мог купить или взять в долг лошадь. По возвращении он деньги возвращал. Согласно Регламенту почтового верхового, начиная с 1722 г. действовало указание, что по хорошей дороге всадник обязан скакать со скоростью 15 верст в час. Все указания Регламента распечатывались и вывешивались в хорошо видимых местах.
Начиная с 1817 г., в царской России было начато строительство шоссе, чтобы было удобней перевозить пассажиров на дилижансах. 1830–1836 г. такое шоссе было проложено из Петербурга в Варшаву и Кенигсберг через Даугавпилс, Утяну, Каунас. Из Каунаса в Петербург дилижансы следовали согласно графику: по понедельникам и четвергам – легкие, по вторникам и пятницам – тяжелые, а по субботам – осуществлялись срочные почтовые перевозки. На дилижансах перевозились письма, различные государственные бумаги, деньги, драгоценности. На них этапировались политические заключенные, сопровождавшиеся вооруженным конвоем, перевозились рекруты. Когда на почтовых станциях ночевали или меняли лошадей, все это закрывалось и охранялось. Для этих целей в подвальных помещениях имелись хорошо оборудованное хранилище с сейфами, временная тюрьма, комната для надсмотрщиков.

http://spv.klajunuklubas.mindworks.lt/r … YA-POCHTY/

+1

58

marser написал(а):

В Динабурге в начале 40-х годов 19 века каменных зданий было мало. Но два из них, очень вероятно, были "с телеграфом".
Во первых, в крепости для этого подходил путевой дворец-комендантский дом. На нём вполне могла быть такая сигнальная башенка. До нас он дошёл в перестроенном виде, но с высоты третьего этажа вполне себе были видны основные сигналы со стропской вышки. Был в крепости и значительно более высокий объект - собор. Его башни были видны , как вспоминают,  за 30 км от города. Но они были хороши для звонаря, а не для круглогодичного дежурства сигналистов.
Второе здание - присутственные места в центре, содержали в себе почтовую станцию, были двухэтажными, и, тоже возможно, содержали телеграф. Если не над центральным фронтоном, то ведь там была и пожарная часть с деревянной каланчёй.

http://s5.uploads.ru/t/0LG35.jpg
На этом фото начала 90-х годов 19 века на крыше здания присутственных мест хорошо видна высокая мачта. Радио тогда ещё не было, стало быть - сигнальная "машина" оптического телеграфа, к тому времени много лет не используемоего. Впрочем, её могли пользовать пожарные, часть которых располагалась в правой пристройке.

0

59

Уважаемый Marser!
Как вы отлично знаете, вышки оптического телеграфа имели высоту 17-21 метр. На этой высоте в вышке был рабочий кабинет операторов связи. На вышку устанавливалась сигнальная мачта . Такого в центе Нового фордштата  и в крепости не было! По запискам Лео Трушканса вышка стояла на Калкунских высотах, там где был (есть) завод дорожной техники.

0

60

Юрий написал(а):

Уважаемый Marser!
Как вы отлично знаете, вышки оптического телеграфа имели высоту 17-21 метр. На этой высоте в вышке был рабочий кабинет операторов связи. На вышку устанавливалась сигнальная мачта . Такого в центе Нового фордштата  и в крепости не было! По запискам Лео Трушканса вышка стояла на Калкунских высотах, там где был (есть) завод дорожной техники.

Уважаемый Юрий!
В моём предыдущем посте речь шла не о магистральных семафорах линии оптического телеграфа. Послания передавались отнюдь не только из конца в конец, но и в Динабург тоже. А вот в городе пунктами приёма были почта и штаб в крепости. В них вышек не было, обошлись семафорами на крыше соответсвующих зданий. Что касается Нового Форштадта, то это моё предположение, не более. А вот про Калкуны в записках Л.Трушканса - а можно поподробнее, что там написано по этому вопросу ?

0

61

К п.60
К сожалению Лео Трушканс умер три года тому назад 7 мая.  В его архивах работы по оптическому телеграфу не нашлось. Я помню только то,  что он рассказывал.
Из истории:- приёмные  станции были в Петербурге, Пскове, Динабурге, Вильно и Варшаве.  Каким образом депеша доходила только до Динабурга и не передавалась, дальше не знаю. Ведь депеши были не только государственного или военного назначения, были и частные. Принимать сигналы можно было с любого места в зоне видимости передающей мачты.  Оптический телеграф прекратил свою работу в 1854 году. Государственная телеграфная станция в крепости стала работать в 1881 году.
Возможно, что сигналы передачи удобно было принимать у почтовой станции Нового Фортштадта, т.к. она находилась на линии передач между вышками на Маяке- рядом с Шоссейной улицей и Муйтас- на Калкунских высотах

Отредактировано Юрий (Воскресенье, 5 марта, 2017г. 11:12:39)

0

62

http://sg.uploads.ru/t/3xI6H.jpg
Карта Виленской губернии от 1871 года. Интересна тем, что захватывает и Динабург. На ней указаны пункты, где имелась почта и, станции оптического телеграфа. Судя по ней, они были в Динабурге, Вилькомире (Укмерге), Ковно, Вильно, Полоцке(?), Минске(?), Гродно.

0

63

Уважаемый МАРСЕР!
Карта очень интересная, но плохо читаемая. Не могли бы вы перечислить станции (нахождение вышек)
от Двинска до Вильнюса. Что касается станции Гродно, так она была, точно, я её пропустил.

0

64

Если сохранить на компьютер и открыть в программе просмотра фотографий, то очень даже читаемая.  8-)

0

65

Юрий написал(а):

Карта очень интересная, но плохо читаемая. Не могли бы вы перечислить станции (нахождение вышек)
от Двинска до Вильнюса.

Увы, на этой карте станции обозначены только в городах, кои я перечислил.

0

66

Телефонный справочник старых номеров.
http://spr.avkaru.net/streets/371/654/

0


Вы здесь » GoroD » Даугавпилс » За связь без брака.