Памятник 25-й дивизии

В 90-х годах прошлого века, во время прокладки подземных коммуникаций в поселке Ругели, в земле было обнаружено основание памятника, некогда установленного на месте благословения императором Николаем II 25-й пехотной дивизии перед ее отправкой в Манчжурию для участия в русско-японской войне.

В этом жалком обломке было трудно узнать некогда величественный монумент, о былой красоте которого напоминала лишь одна плохо сохранившаяся доска из белого мрамора с названиями полков, принимавших участие в том памятном мероприятии, да единственное, чудом уцелевшее пушечное ядро, вбетонированное в постамент. Благодаря заботе Василия Ивановича Мацука, работавшего в то время главным инженером даугавпилсского районного участка «Латвэнерго», постамент был сохранен. Но ныне ситуация такова, что он может быть окончательно утрачен.

Между тем, история создания данного памятника представляет немалый интерес для неравнодушного читателя.

Благословение Государя

По мере втягивания России в войну с Японией, для участия в военных действиях требовалось все большее количество войск. Перед началом военного похода император Николай II посещал многие из воинских подразделений, отправлявшихся на войну, давая им напутствие и благословляя святой иконой. Наконец, настало время и 25-й пехотной дивизии послужить на благо Отечества. Перед отправкой ее на Восток Двинск посетил Государь император. Произошло это памятное событие 29 октября 1904 года.

Построение полков предполагалось на большом ровном поле вблизи пехотного лагеря, на котором полки 25-й пехотной дивизии проводили строевые занятия. По воспоминаниям офицера 97-го Лифляндского пехотного графа Шереметева полка Константина Леймана, военные были готовы к приезду императора задолго до назначенного времени. Уже в пять часов утра солдаты покинули свои казармы и сквозь тьму и густой туман направились к месту Царского смотра.

Дивизия была построена в одну линию: на правом фланге Лифляндский полк, далее Юрьевский, Ивангородский, Островский, 25-я артиллерийская бригада, обозы, полевые госпитали и все то, что отправлялось на войну из состава Двинского гарнизона. В томительном ожидании прошло 5 часов. Туман сменился мелким осенним дождиком.

На смотре присутствовала и гражданская публика. Порядок ее нахождения регламентировался специальным распоряжением Двинского полицмейстера А. Махцевича. В частности, всем предписывалось явиться в праздничных нарядах. Запрещалось бросаться навстречу и вслед императорскому кортежу, бросать в него цветы, прошения, головные уборы и прочие предметы. Также считалось неприличным рассматривать императора и свиту в бинокль и фотографировать без личного разрешения губернатора.

На поле была установлена триумфальная арка с государственным гербом. С одной ее стороны была видна надпись «Добро пожаловать!», с другой «Боже, Царя храни».

В четырех верстах от города была устроена специальная платформа, у которой должен был остановиться императорский поезд. Встречающие поезд императора начали собираться на платформе с 8 часов утра. По сообщению корреспондента журнала «Нива», поместившего свою заметку в номере от 20 ноября 1904 года, императорский поезд прибыл ровно в 10 часов утра. Вместе с Николаем II приехал его брат Великий Князь Михаил Александрович, а также сопровождающая главу государства свита.

Императора встречали представители Виленского военного округа и руководство города с депутациями от различных групп населения. Кроме традиционных хлеба-соли императору Николаю II были преподнесены подарки, среди которых отметим икону св. блгв. вел. кн. Александра Невского, подаренную Двинским духовенством. Николай Александрович милостиво поблагодарил всех встречающих за оказанное внимание, после чего, сопровождаемый громовым «ура» и звуками военного оркестра, сел в коляску, в которой и отбыл к построенным на поле войскам.

Подъехав к войскам, император сел верхом на темно-гнедую лошадь. Начальник дивизии, подняв вверх обнаженную шашку, скомандовал: «Дивизия, смирно! Слушай: на караул!» Полки повернули головы направо, в сторону Николая II. В этот момент ветер наконец-таки разорвал тучи и военное поле залило солнечными лучами.

Знамена склонились, оркестр заиграл гимн «Коль славен», император, в простой форме полковника стрелкового полка, сопровождаемый большой свитой блестящих военных, шагом поехал вдоль фронта, останавливаясь у каждого полка, с которым негромко здоровался. Полки громогласно отвечали. Могучее «ура» проносилось по полю.

По окончании приветствия император остановился у Лифляндского полка. О том, что произошло дальше, лучше всего расскажет сам Константин Степанович Лейман.

«По команде командира полк снял папахи и опустился на колени. Государь, не торопясь, снял белую перчатку с правой руки и стрелковую фуражку, прижав ее левым локтем к эфесу шашки, принял от дежурного флигель-адъютанта икону «Нерукотворный образ Спасителя» и ею благословил полк. Когда 1-й и 2-й батальоны повернулись кругом фронтом к 3-му и 4-му, Государь, проезжая между ними, спокойным голосом сказал: «Послужите России и Мне», после чего произошло что-то невероятное. Стройность шеренг нарушилась, папахи полетели вверх, ура неслось по полю, и только резкий повторный сигнал к церемониальному маршу возобновил порядок и тишину».

После благословения всех воинских частей состоялся военый парад. Полки промаршировали мимо Николая II. «Впиваясь в Него глазами, я ясно видел, как Государь поднял правую руку в белой перчатке к козырьку фуражки с малиновым кантом и как слезы Его падали на пальто стального цвета, — пишет далее К. Лейман. — Царское «Спасибо» слабо долетело до меня, заглушенное старо-егерским маршем». По окончании парада Государь пересел в коляску и уехал к поджидавшему его поезду.

Открытие памятника

Памятник 25-й пехотной дивизии был сооружен на месте лагерного сбора в память о благословении войск Государем императором перед их отправкой на войну в Манчжурию. В день торжественного открытия памятника в Двинск с утренним поездом прибыл Преосвященнейший Владимир, Епископ Полоцкий и Витебский. Его встречали представители городского духовенства и военные чины.

После приветствий кортеж направился в лагерную церковь св. Николая чудотворца, в километре от которой как раз и был водружен памятник. В храме Его Преосвященство совершил божественную Литургию в сослужении настоятеля Витебского кафедрального собора и военных священников Двинска. На богослужении пел хор певчих Двинской гарнизонной церкви (нынешнего кафедрального Свято-Борисоглебского собора). В храме присутствовало множество молящихся.

По окончании Литургии процессия отправилась на место установки памятника, где уже собрались войска лагерного сбора. Здесь же присутствовали представители городского Двинского управления, Двинской администрации и местных старообрядцев.

На специально сооруженной архиерейской кафедре владыка начал молебен, в котором приняли участие все военные.

При молитве за царское семейство вся масса народа, во главе с Архипастырем, опустилась на колени. После молебна Преосвященнейший Владимир прочитал молитву на освящение памятника, стоявшего на возвышенном месте на опушке леса.

«Пелена, закрывавшая сооружение, пала, и взору присутствующих предстал памятник, устроенный в виде колонны, увенчанный Российским двуглавым орлом и украшенный инициалом Государя Императора, — сообщается в «Полоцких епархиальных ведомостях» за 22 сентября 1913 года. — С передней стороны памятника сделана следующая надпись: «Его Императорское Величество Государь Император Николай II 29 октября 1904 года на этом месте напутствовал своим Царским благословением полки 25 пехотной дивизии и 25 артиллерийскую бригаду, отправлявшиеся на Дальний Восток для участия в войне с Японией. Его Величеству сопутствовал Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Александрович»». С другой стороны монумента на мраморной доске перечислялись названия полков, имена командиров, начальника дивизии, а также указывалось имя автора проекта памятника.
Под пение певчими тропаря «Спаси, Господи, люди твоя» Владыка окропил монумент святой водою, после чего протодиакон провозгласил установленные многолетия. По окончании молебна крестный ход возвратился в церковь. Начальник дивизии, испросив архипастырского благословения, произвел парад присутствующих войск.

Судьба монумента

На фотографии периода первой латвийской республики видно, что памятник 25-й пехотной дивизии существенно изменился: с него были сняты императорский вензель и российский орел. На постаменте видны трещины и щербины. Кроме того, пропала кованая оградка, некогда окружавшая памятник.

Вскоре монумент подвергся новой экспроприации. По одной из версий, с него демонтировали пушку и пушечные ядра, которые пошли на изготовление памятника латышским летчикам, погибшим в авиакатастрофе на Ругельском аэродроме.

Неизвестно, стоял ли остов старого памятника еще какое-то время. Во всяком случае, через некоторое время его постамент разбили, и, возможно, зарыли тут же в яме, где он и лежал, пока на него не наткнулись землекопы, которые и сохранили остатки монумента. Однако в недалеком прошлом районный участок Восточных электросетей был ликвидирован. Здания и прилегающая территория выставлены на продажу. Захочет ли новый владелец сохранить многострадальный памятник или избавится от него при первой возможности, не известно...

По словам главного специалиста Даугавпилса по охране памятников культуры Валентины Смертьевой, монумент 25-й пехотной дивизии не значится в списке памятников, охраняемых государством, а это значит, что для страны он не представляет ровным счетом никакой ценности.

Но это совсем не значит, что о восстановлении памятника не могут позаботиться сами горожане, которые неравнодушны к своей истории, которые чтут память предков и почитают святого императора-страстотерпца, некогда благословлявшего на ратный подвиг православное воинство, отправлявшееся на битву с врагом.

Юрий Петровский, "Православная жизнь", май 2010 г., стр. 18-20.

На фото:

1. Встреча императора Николая II в Двинске 29 октября 1904 года
2. Так выглядел памятник 25-й пехотной дивизии в 1930-е годы
3. Современное состояние монумента

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано parks (Пятница, 7 октября, 2011г. 14:51:28)