GoroD

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Православие в Даугавпилсе. » Кафедральный собор свв. кнн. стрст. Бориса и Глеба


Кафедральный собор свв. кнн. стрст. Бориса и Глеба

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Еще одна старая статья.

Латгальская Византия

Несколько дней назад над даугавпилсским Борисоглебским собором засиял золотой купол. Явление это уникально не только для самого храма, но и для Даугавпилса в целом, поскольку в Латвии больше нет православных храмов, чьи купола украшало бы настоящее золото.

Традиция покрытия куполов, шпилей и крыш церквей золотыми пластинами восходит к Византийской империи, которая, обратившись к истинному Богу, не жалела драгоценного металла для украшения его храмов. Команде всякого корабля. входившего в Константинопольскую бухту, открывался вид на чудесный белокаменный город со множеством храмов, обильно украшенных золотом. Особенно сильное впечатление это должно было оказывать на представителей славянских племен, приплывавших в Царьград по торговым или военным делам. Впоследствии именно этот образ ляжет в основу представления православного человека о Горнем Иерусалиме. Впоследствии эта традиция украшения храмов была перенята и крестившейся Русью. Храм Покрова Пресвятой Богородицы на реке Нерли, стал одним из первых, чей купол был покрыт сусальным золотом.

Отметим, что золочение куполов – чисто православная традиция, которая не встречается у других христианских конфесий. В этой кажущейся расточительности есть своя нерушимая логика. Для православного человека золото в первую очередь является символом вечности, бесконечности, нетления, царственности и небесной славы. Недаром одним из даров, принесенных волхвами младенцу Иисусу, было именно золото. Золотом покрывали главы главных храмов, а также храмов, посвященных Спасителю. В то же время, золоченые шлемовидные главы напоминали о святом воинстве и духовной брани, а луковичные, так похожие на пламя свечи, лишний раз напоминали верующим слова Христа: «Вы – свет миру!»

В прошлом работа золотильщика была крайне опасна, поскольку купола покрывали смесью золота и ртути. Потом металл нагревали, выпаривая ртуть. Так повторялось трижды. Несмотря на то, что работы всегда производились на открытом воздухе, пары ртути медленно отравляли золотильщиков. Зато золото намертво прикипало к меди купола. Например, в XVIII веке при золочении куполов санкт-петербургского Исаакиевского собора было израсходовано 100 кг золота и умерло 60 мастеров-золотильщиков. Вот такая статистика.

Купола даугавпилсского Борисоглебского собора, также были позолочены. Правда, не все. На черно-белой фотографии начала прошлого века отлично видно, что все 4 купола расположенные на боковых нефах и купол колокольни разительно отличаются от более темных 5-ти алтарных куполов. Таким образом, можно смело утверждать, что большой алтарный купол, ныне имеющий площадь около 60 квадратных метров, позолочен впервые.

Примечательны и даты окончания работ: надкупольный крест был позолочен к празднику Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господа Нашего Иисуса Христа, а общее окончание работ по золочению купола и разборке лесов подоспело к дню Покрова Пресвятой Богородицы. Таким образом, и жертвователям, и организаторам работ, и ее исполнителям и всем прихожанам ясно дано понять, что ремонт храма – это и радость и крест, который мы должны нести для своей духовной пользы, не смотря на все трудности и неприятности, поджидающие на пути. Впрочем, мы всегда можем рассчитывать на помощь и утешение самой Божьей Матери, которая распростерла свой омофор над чадами церкви.

Комментарий:

Настоятель Борисоглебского собора протоиерей о. Георгий (Попов):

– Украшение храма – это святой долг и обязанность каждого прихожанина. В этом есть некий высший смысл и великая духовная польза. Их нельзя измерить какими-то материальными мерками. Поэтому я очень надеюсь, что в следующем году мы продолжим золочение куполов нашего храма. Но даже один золотой купол стал настоящим украшением Даугавпилса. В связи с этим, я хочу высказать свою признательность не только обычным жертвователям, но и руководству города в лице мэра Риты Строде, которая одобрила наше начинание и всячески поддерживала в процессе работы.

Юрий ПЕТРОВСКИЙ

увеличить

+3

2

До революции 1917 года главный престольный праздник Двинской гарнизонной церкви (так раньше назывался наш Борисо-Глебский собор) отмечался 5/18 октября.

Об этом сообщает священник Г. А. Цитович в своей книге «Храмы армии и флота», изданной в 1913 году. На этот день приходится память свтт. Петра, Алексия, Ионы, Макария, Филиппа, Иова, Ермогена, Тихона, Петра, Филарета, Иннокентия и Макария Московских и всея России чудотворцев.

"Православная жизнь", октябрь 2009 года, стр. 14

0

3

Чудесная икона

Среди икон нередко можно встретить такие образы, которые притягивают к себе некой неведомой силой, силой, которая немощное врачует и оскудевающее восполняет, заставляет человека задуматься о своей жизни, а то и изменить ее.

Сила эта — Благодать Божья. Изливая ее на святые образы, Господь укрепляет нас в вере, предупреждает об опасности, призывает к покаянию. Зачастую такие образы сопровождаются обильными мироточениями, исцелениями и многими другими чудесами.

Не лишил Господь и наш Борисоглебский собор таких чудотворных икон. Об одной из них в своей книге «Православные церкви в Латгалии» пишет знаменитый краевед начала прошлого века С. П. Сахаров. Так он описывает это чудесное событие: «8 мая 1933 года в Б.-Г. собор с великим торжеством и при большом стечении народа была перенесена обновленная икона из квартиры Е. А. Буржинской (бывшей учительницы гимназии), которая пожертвовала эту икону в собор. По рассказу Е. А. Буржинской, женщины весьма религиозной, икону эту она получила еще в молодости (сейчас Е. А. Буржинской 75 лет) от своих родителей. И тогда эта икона, которой насчитывалось более 100 лет, была совершенно темною: на ней нельзя было рассмотреть лики святых. Обновление (просветление) иконы совершилось постепенно в продолжении месяца (с половины октября и до 15 ноября 1932 г.), что наглядно видно из фотографических снимков иконы в это время.

После обновления на иконе стали совершенно ясными надпись на славянском языке и три лика: свят. Николая Чудотворца, свят. Германа, патр. Константинопольского, и св. мученицы Параскевы.

Во все время нахождения иконы в соборе пред ней совершаются регулярно и по желанию молящихся молебны и ведутся собеседования».

На первый взгляд может удивить такое сочетание святых на иконе: свт. Николай Чудотворец, свт. Герман, патр. Константинопольский, и св. мученица Параскева. Дело в том, что у наших благочестивых предков было распространено написание так называемых «семейных» икон. На этих иконах изображались небесные покровители каждого члена семьи, для которой писалась та или иная икона. Поэтому можно предполагать, что эта икона являлась «семейной» иконой прародителей Е. Буржинской.

Временем написания иконы можно считать конец ХVIII века. Об этом свидетельствует надпись на обороте, сделанная рукой Е. Буржинской: «В 1842 году мою мать благословили сею иконой. Е. Буржинская».

В настоящее время эта икона благоговейно хранится в алтаре Алексеевского предела Борисоглебского собора.

Роман Смирнов, псаломщик. "Православная жизнь", февраль 2010 года, стр. 24

увеличить

+1

4

Церковь освящала солдатскую жизнь

Всего лишь век назад вся жизнь российских солдат была тесно связана с Православной Церковью.

В каждом полку имелся свой походный храм, при каждом храме состоял штатный священник, который сопровождал вверенных его пастырскому попечительству солдат во всех походах и войнах, деля с ними все радости, печали и тяготы воинской службы. С 1900 года в России началось строительство гарнизонных церквей, призванных утвердить «истинную веру» и нравственное воспитание в войсках.

В течение ближайших пяти лет в Российской Империи был возведен 51 военный храм. Появилась гарнизонная церковь и в Двинске (нынешнем Даугавпилсе). Сто лет назад, в феврале 1910 года, в ней прошли большие торжества, связанные с награждением серебряными трубами одного из полков, расквартированных в нашем городе.

К тому моменту у 97-го пехотного Лифляндского генерал-фельдмаршала графа Шереметева полка уже были две почетные награды — Георгиевское знамя с надписью «За Севастополь в 1854 и 1855 годах» и знаки на головные уборы с надписью «За Варшаву 25 и 26 августа 1831 года». Кроме того, воинские регалии насчитывали 12 знамен. И это неудивительно: сформированный в 1700 году полк являлся одним из старейших воинских соединений Российской армии.

У полка была своя церковь, которая располагалась на втором этаже казарменного здания в Гайке. Она была освящена во имя св. блгв. вл. кн. Ал. Невского и вмещала до 200 человек. Во время войны в Манчжурии воинскую часть сопровождал полковой священник о. Александр Касаткин, деливший со своими пасомыми все радости, беды и трудности похода.

Нередко военным священникам приходилось ходить в атаку, воодушевляя своим примером солдат, правда, вместо винтовок они вооружались лишь святым крестом, молитвой да надеждой на милость Божию. Вероятно, отличился и о. Александр, так как за участие в японской кампании он был награжден орденом Св. Анны III степени с мечами и золотым наперсным крестом на георгиевской ленте.

Что касается самого полка, то свои серебряные трубы, увитые георгиевскими лентами с кистями, он получил за бой у деревни Юхуантунь. 22 февраля 1905 года полк героически принял атаку прорвавшегося неприятеля, прогнав его от редута № 5 до деревни, которую и освободил от наседавших японцев. Победа дорого обошлась лифляндцам. 97-й полк в общей сложности потерял 24 офицера и 930 нижних чинов, т. е. 26 % личного состава. В этом бою отличился и временный командующий полком подполковник А. А. Молотков, который, несмотря на 6 пулевых ранений, продолжал руководить боем до тех пор, пока Юхуантунь не была полностью освобождена. За свой подвиг Молотков был награжден орденом св. Георгия Победоносца IV степени.

21 февраля была совершена торжественная панихида по павшим в боях на полях Русско-японской войны в 1904-1905 годах. На следующий день, в 5-летнюю годовщину сражения при Юхуантуне, состоялось торжество, которого так долго ждали все лифляндцы. В 10 часов утра полк в полном составе выстроился на площади у гарнизонной церкви. Командир полка обошел замершие ряды солдат, поздравив их с праздником. За парадом наблюдали многочисленные гости.

По внесении в храм воинских регалий за ними последовал и полк. Восемь серебряных труб с георгиевскими лентами и надписями «За отличие в бою у д. Юхуантунь 22 февраля 1905 года» красовались вместе с Высочайшей грамотой на столе, накрытом красным сукном. Божественную литургию совершало соборно все военное духовенство. Вместе с другими священниками служил и бывший священник 97-го Лифляндского полка протоиерей Александр Касаткин, на груди которого красовался наградной крест.

По окончании службы полк вновь построился на площади у собора. Вынесли регалии. Снова прозвучала команда «на караул» — это прибыл начальник 25-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Муфель. После того как он обошел фронт парада, последовала команда к выносу труб из храма. На паперти показалась пара офицеров — участников сражения, державших в руках по две трубы. Им предшествовал полковой адъютант, несший Высочайшую грамоту. После того как грамота была прочитана, а трубы переданы командирам батальонов, из дверей храма показалось военное духовенство с хоругвями.

Под пение старинного русского гимна «Коль славен...» процессия проследовала в центр площади, где был совершен благодарственный молебен Господу Иисусу Христу. По окончании молебна было провозглашено многолетие Царственному дому и русскому воинству, а вечная память — павшим в боях. Затем дарованные трубы были окроплены святой водой и духовенство возвратилось под сень храма.

В этот момент полку была прочитана посылаемая на имя военного министра благодарственная телеграмма с выражением верноподданнических чувств. Текст телеграммы солдаты одобрили громогласным ура, после чего под звуки военного оркестра церемониальным маршем возвратились в казармы, где их ждали духовые оркестры и праздничный обед.

В тот же день в офицерском собрании состоялся парадный обед для офицеров полка, гарнизонного начальства, духовенства, представителей города и прочих многочисленных почетных гостей. 23-го числа торжества продолжились, а 24-го была получена телеграмма от военного министра следующего содержания: «На всеподданнейше доложенной телеграмме вашей с выражением верноподданнических чувств полка Государь Император собственноручно изволил начертать: «Сердечно благодарю Лифляндский полк за его боевую службу». Генерал от инфантерии Сухомлинов».

Новую милось полку огласили утром следующего дня. Вскоре пришла и сама телеграмма с автографом государя. Ее вставили в изящную рамку и поместили на самое видное место на стене офицерского собрания, предполагая хранить вечно. Однако история распорядилась иначе: в 1918 году 97-й пехотный Лифляндский генерал-фельдмаршала графа Шереметева полк был расформирован, его святыни утрачены, а боевые товарищи либо убиты, либо рассеяны по всему свету.

Сохранилась лишь двинская гарнизонная церковь. И мы, ее нынешние прихожане, должны своим долгом почитать поминовение в молитвах героев-лифляндцев, не жалевших живота для славы Отечества.

На фото: 22 февраля 1910 года. Построение 97-го пехотного полка на площади у Борисоглебского собора.

"Православная жизнь", март 2010 г.

увеличить

0

5

Нерукотворный образ

29 августа празднуется перенесение из Едессы в Константинополь Нерукотворного Образа (Убруса) Господа Иисуса Христа

В центральном алтаре Даугавпилсского кафедрального собора святых князей страстотерпцев Бориса и Глеба возле Горнего Места находится икона Нерукотворного Образа Господа Иисуса Христа.

Она хорошо видна прихожанам при открытых Царских Вратах, однако лишь люди, бывающие в алтаре, могут видеть ее вблизи. Тем более издали нельзя разглядеть текст на металлической пластине, укрепленной в нижней части киота. Постараемся исправить это упущение.

Итак, данная икона является дарственной, о чем и сообщает надпись на латунной табличке: «Сия икона сооружена иждивением чинов Двинского Казначейства: казначея В. М. Смирнова, ст. бухгалтера Н. П. Сестрженцевич-Кучука; кассиров: И. Овсянкина, Н. Старинского, М. Семенидо; счетных чиновников: И. Лапицкого, Ф. Гарбуля и канцелярских чиновников: А. Васильева, М. Рыбакова, В. Павлова, И. Николаева, А. Лысова, Н. Михалка, В. Иванова, И. Павлова. Сентября 1 дня 1914 года».

Напомним, что в то время Борисоглебский собор являлся гарнизонной  церковью. Самостоятельный приход в нем образовался лишь в 1922 году, после назначения настоятелем храма протоиерея о. Августина Петерсона (с 1938 года – Митрополита). Поэтому не исключено, что данная икона Нерукотворного Образа была изначально пожертвована в другой храм и только потом оказалась в Борисоглебском соборе.

Эта большая деревянная икона необычна для утвердившейся православной традиции изображать Нерукотворный Лик Христа с нимбом и вписанным в него крестом. Нет здесь и начертания имени Спасителя. Однако каждый при первом взгляде на икону понимает, что перед ним Христос. Согласно  иконописной традиции мы видим одухотворенный лик человека средних лет с тонкими чертами, с длинными волосами, разделенными посередине  прямым пробором, и с бородой, разделенной надвое. Это описание полностью совпадает со словами преподобного Иоанна Дамаскина, который описывал Сына Божия следующим образом: «Христос высок и строен, — имел прекрасные глаза, прямой нос, вьющиеся волосы, черную бороду; голову, склоненную несколько вперед…»

Лик на иконе Борисоглебского собора прописан реалистично, но нечетко. Это отсутствие «резкости» создает интересную зрительную иллюзию: при  вглядывании в очень темные, широко открытые глаза Спасителя через некоторое время убеждаешься в том, что Лик приобретает четкие черты и словно оживает.

Судя по таланту иконописца, возможно, это одна из немногих попыток изображения объемного Образа на плоской поверхности.

"Православная жизнь", август 2010 г., стр. 24.

http://uploads.ru/t/z/3/C/z3CI2.jpg

+3

6

4 земельных участка для военного собора

110 лет назад жители Нового Строения высказались за создание отдельного прихода

Временем формирования постоянного прихода при даугавпилсском Борисоглебском соборе традиционно принято считать 1922 год. Именно тогда настоятелем храма был назначен протоиерей Августин Петерсон (будущий Митрополит Рижский и всея Латвии), который этот приход и организовал, собрав вокруг себя местных жителей. Однако сама идея о создании отдельного православного прихода на Новом Строении высказывалась еще в начале ХХ века. Таким образом, военный собор, возведенный в третьей части города, изначально строился не только для военных, но и для гражданских лиц. Место же для его строительства было выбрано далеко не сразу…

Когда было принято решение о возведении в Двинске большого военного храма за счет казны, городское руководство в 1899 г. безвозмездно выделило для этой цели тысячу квадратных саженей городской земли в третьей части города. Предположительно, это место находилось рядом с железной дорогой, поблизости от нынешней телебашни.

Прибывший для осмотра места начальник инженеров Виленского Военного округа нашел отведенный участок земли неудобным для строительства храма. Свое мнение он обосновал рядом причин. Во-первых, строить второй православный храм вблизи существующего (железная церковь еще стояла на своем месте) он посчитал нецелесообразным. Во-вторых, строить большой храм на участке земли, расположенном ниже того, где стояла маленькая церковь, было бы неправильно. В-третьих, к отведенному участку примыкала Дворянская улица с прилегающими земельными наделами, принадлежащими частным лицам, которые в будущем могли быть застроены, в результате чего построенный храм оказался бы стеснен близко стоящими частными постройками.

Учитывая все выше изложенное, начальник инженеров, с одобрения командования Виленского Военного округа, возбудил ходатайство перед городским правлением о выделении, как более соответствующей для строительства храма, площади земли, находящейся в пределах Одесской, Ковенской, Киевской и Виленской улиц. В этом квартале ныне находится храм Первой Новостроенской старообрядческой общины.

На состоявшемся в июле 1900 года заседании двинской городской думы предложение военного командования о замене одного участка земли на другой было отклонено, так как на запрашиваемой площади, согласно Высочайше утвержденному плану, предполагалось строительство гостиного ряда.

Тогда же было выдвинуто предложение о строительстве собора на месте, где стояла железная церковь. Если же она будет мешать новому храму, ее предлагалось перенести на упраздненное кладбище у подмогильной слободки. (Ныне это площадь у бывшего Молочного комбината. Здесь установлен памятный крест в честь погибших польских солдат).

В декабре того же 1900 года Двинское крепостное инженерное управление ходатайствовало перед городской думой о перенесении железной церкви на упраздненное кладбище для того, чтобы на освободившейся территории построить войсковую церковь на две тысячи человек.

В апреле 1902 года начальник гарнизонов города и крепости-склада Двинск генерал-лейтенант В. И. Пневский, на основании рапорта начальника крепостного инженерного управления, обратился в городское управление с просьбой о переносе на другое место железной церкви и о передаче епархиальным ведомством участка земли в ведомство крепостного инженерного управлении, так как, на основании приказа командующего войсками, до передачи земли строительство войсковой церкви не будет начато.

Согласившись с предложением военных, городское управление обратилось с такой же просьбой к Преосвященнейшему Тихону, Епископу Полоцкому и Витебскому (священномученик Тихон прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских в 2000 году). Полоцкая духовная консистория, получив резолюцию Епископа Тихона, запросила Двинское городское управление о том, куда можно было бы перенести церковь и на какие средства это можно было бы осуществить.

Тем не менее, уже в июле 1902 года городское управление предложило военным для строительства храма участок земли в 76 квартале. Этот квартал находился между площадью, ранее затребованной военным ведомством (в пределах улиц Одесской, Ковенской, Киевской и Виленской) и ул. Шоссейной (сейчас в бывшем 76 квартале находится Новостроенское отделение пожарно-спасательной службы). Военное командование признало предложенный участок не соответствующим выдвинутым требованиям для воинского храма и вновь запросило участок земли возле железной церкви.

Связавшись с товарищем Обер-прокурора Св. Синода, командиром 16-го армейского корпуса и начальником инженеров округа, командующий войсками поручил штабу Виленского военного округа просить начальника губернии об оказании содействия о выделении военному ведомству для постройки военного собора участка земли возле железной церкви, который предлагался еще в 1899 году. Вице-губернатор А. С. Ключарев, исполнявший обязанности губернатора, уважил желание военных, обратившись в двинское городское управление с просьбой о рассмотрении предложения военных на ближайшем заседании двинской думы.

Только 8 июля 1903 года чины крепостного инженерного управления вместе с представителем городского управления отмерили участок городской земли для строительства военного собора. Из сообщения «Двинского листка», поместившего краткое известие об «отмере земли» для строительства храма, не ясно, был ли это участок, расположенный ниже железной церкви и изначально признанный неудобным, либо же участок, где собственно и стояла железная церковь. Во всяком случае, вскоре старый храм увезли в Ерсику, а на его месте возвели новый красивый собор.

Между тем еще в ноябре 1902 года городская газета «Двинский листок» писала о том, что вопрос о строительстве большого храма в Двинске очень затянут. При этом корреспондент отмечает, что, пока идут переговоры между епархиальным и военным ведомствами о месте постройки нового военного храма, не начинается и запланированное строительство еще одного собора, но уже на средства епархиального управления. Между тем остро стоит потребность в отдельном храме на Новом Строении. Опрос местного населения, проведенный по инициативе Преосвященнейшего Тихона, показал, что большинство людей высказалось за создание отдельного прихода в этой части города.

Таким образом, возможность посещать новый военный храм местное гражданское население получило лишь тремя годами позже — в 1905 году, а постоянный приход был создан и того позднее — лишь в 1922 году, то есть ровно 90 лет назад.

Юрий Петровский, "Православная жизнь", февраль 2012 г. стр. 10-11.

http://uploads.ru/t/t/y/f/tyfIu.jpg
«Динабург. Гарнизонная церковь» Немецкая открытка 1916 года

0

7

КОРАБЛЬ «БАРАЧНОГО» ТИПА

Военный министр Алексей Николаевич Куропаткин в 1900 году подал государю императору Николаю II доклад по улучшению быта нижних чинов, в котором, между прочим, писал, что в настоящее время «представляется необходимым изыскать средства для постройки церквей при всех частях войск, в которых по штату положены священники, и для расширения существующих войсковых храмов, для чего необходимо разработать тип военной церкви, хотя бы барачной системы, но поместительной и недорогой, чтобы изысканием для постройки церквей средств не пришлось откладывать удовлетворение этой насущной нужды».
Прочитав доклад, самодержец тут же поставил свою резолюцию: «Дай Бог в скором времени удовлетворить религиозные нужды войск, что и я считаю делом в высокой степени важным». Вскоре при Главном штабе русской армии был учрежден Особый комитет под председательством члена Военного совета генерала от инфантерии графа Татищева, который выработал универсальный тип военной церкви, «образцовой не по роскоши и убранству, а по вместительству и экономичности сооружения».
Военные церкви создавались по нескольким типовым проектам. Автором одного из них являлся архитектор М. Прозоров. По его проекту в 1904-1905 гг. в Гродно был построен большой кафедральный собор, освященный во имя Покрова Пресвятой Богородицы. «Брат близнец» этого храма был возведен в Двинске на холме, где ранее стояла «железная» церковь. Новый гарнизонный храм освятили во имя святых князей страстотерпцев Бориса и Глеба 12 июня 1905 года.
Размеры храма составили 40 на 20 метров при высоте 16 метров. Собор украшали 10 золотых куполов с крестами. Над главным алтарем высится один большой и четыре купола меньшего размера. Еще четыре декоративных купола находятся по углам боковых нефов, расположенных значительно ниже центральной части сильно вытянутого в длину храма. Десятый купол венчает собой колокольню, слитую с церковью в единое целое.
Собор имеет шесть входов с двухстворчатыми дверьми, к которым ведут гранитные ступени. Богатое наружное убранство храма выполнено в русском стиле. Изнутри храм поддерживают 14 массивных колонн. Общая площадь собора составляет 1106 м2, полезная — 753 м2. Вместительность церкви — 5 тыс. человек.
В глубине храма расположен красивый, изящной отделки трехярусный иконостас из темного дуба. Над Царскими вратами его венчают три небольших золотых куполка в форме пламени свечи и с крестами наверху. По данным историка С. П. Сахарова, раньше собор украшали копии Васнецовских фресок, которые пришли в негодность в годы Первой мировой войны и революции. Однако до наших дней сохранились многочисленные иконы — также копии работ Виктора Васнецова. Две из них еще недавно обильно мироточили; это иконы преподобного Серафима Саровского и святой царицы Александры. Всего же в соборе находится 8 мироточивых икон.
При освящении храма в 1905 году, кроме главного алтаря во имя св. Бориса и Глеба, был освящен южный алтарь во имя святителя Алексия, патриарха Московского. В более позднее время южная алтарная часть, используемая как ризница, была освящена во имя Успения Пресвятой Богородицы, а помещение с левой стороны притвора было освящено во имя Казанской иконы Божией Матери.
Поначалу у Борисо-Глебсхого собора не было своего штатного причта. Богослужения по очереди совершали священники 97-го, 98-го и 99-го пехотных полков, расквартированных в Динабурге.

После революции собор пришел в упадок: крыша протекала, фрески и масляная краска испортились. С 1922 года Рижский архиепископ Иоанн Поммер (в 2001 году прославленный в лике святых) назначил протоиерея Августина Петерсона (будущего митрополита Рижского и всея Латвии) настоятелем даугавпилсского храма. Таким образом, ныне собор отмечает 85-ю годовщину создания своего постоянного прихода.
В течение последующих 10 лет в храме было произведено три капитальных ремонта, которые позволили превратить храм в один из красивейших в Латвии. В 1925 году в Борисо-Глебском соборе происходит еще одно уникальное событие: наряду с русским, был создан второй — латышский приход. В 1938 году в храме состоялась хиротония протоиерея Адама Витола в сан епископа Ерсикского, второго викария Латвийской православной церкви, с наречением его именем Александр. Так собор был преобразован в кафедральный.
В годы Второй мировой войны храм практически не пострадал: был лишь незначительно поврежден Алексеевский придел и выбиты окна. 9 ноября 1947 года в храме прошло собрание активистов приходской общины, постановившее уполномочить настоятеля Иоанна Дубакина и членов церковного совета подписать с Горисполкомом договор о получении в пользование храма со всем его имуществом. Согласие властей было получено, и 1 февраля 1948 года Борисо-Глебский собор перешел верующим «в бессрочное и бесплатное пользование».
Затем храм пережил еще ряд катаклизмов, среди которых одной из наиболее опасных была угроза закрытия в период хрущевских гонений. Тогдашний настоятель протоиерей Николай Клепатский, прослуживший в соборе 33 года, приложил неимоверные усилия, чтобы сохранить храм для верующих.
В 1987 году в Борисо-Глебском соборе была возобновлена епископская кафедра — в сан епископа Даугавпилсского был рукоположен нынешний Высокопреосвященнейший митрополит Рижский и всея Латвии Александр (Кудряшов).
А в 2006 году в Свято-Даниловом монастыре в Москве было совершено наречение архимандрита Александра (Матрёнина) во епископа Даугавпилсского, викария Латвийской Православной Церкви. Он стал третьим викарным епископом по имени Александр, хиротония которого самым непосредственным образом связана с даугавпилсским собором святых князей Бориса и Глеба.
Сегодня настоятелем храма является благочинный Даугавпилсского округа протоиерей Георгий (Попов). Благодаря его стараниям ведется очередной ремонт, строятся подсобные помещения, действует церковно-приходская школа, создано православное братство, издается приходская газета. О. Георгий является автором и ведущим православных передач на местном радио. Статистика храма говорит о стабильно растущем числе прихожан, а также увеличении количеств крещений и венчаний.

Юрий ПЕТРОВСКИЙ
                                                                                         http://uploads.ru/t/M/y/b/MybqZ.jpg

0

8

parks написал(а):

С 1900 года в России началось строительство гарнизонных церквей, призванных утвердить «истинную веру» и нравственное воспитание в войсках.

На архитектурных форумах, посвящённым церковному строительству, признали, что гарнизонные церкви строились, конечно, и ранее, с начала 90-х годов XIX века. Но эти храмы послужили основой узнаваемого облика нашего гарнизонного собора. В 1901 году особой комиссией был выработан тип военной церкви, "образцовой не по роскоши и убранству, а по вместительству и экономичности сооружения" на основе идей двух известных российских архитекторов того времени Леонтия Бенуа и Фёдора Вержбицкого. Основная задача, которая была поставлена перед проектировщиками, заключалась в том, чтобы здание было вместительным (одновременно должно было помещаться от 400 до 900 человек) при минимуме материально-финансовых затрат.
Храмы Л.Бенуа богаче украшены, и строились в восточных губерниях, второй тип проектировался для западных областей империи разными инженерами-архитекторами,однако их размеры, вытянутый безстолпный объём,почти квадратная абсида с примыкающими к ней пониженными ризницей и пономаркой и наличие боковых входов с северной и южной сторон дают серьёзные основания считать что их архитектура (естественно, с индивидуальными особенностями) была навеяна именно проектом Ф.М.Вержбицкого.
В настоящее время обнаружены в разном состоянии 68 церквей, соответствующих критериям образцовой церкви для военных, построенных на просторах РИ от Царства Польского , Закавказья, Средней Азии до Дальнего Востока.
На сегоднешний день :
- сохранились с разной степенью целостности, возвращены Православной Церкви и в них возобновлены Богослужения : 21
- обращены в инославные храмы (костёлы, кирхи, мечети) : 12
- заброшены или перестроены и используются не по назначению : 14
- полность разрушены : 20
О судьбе ещё одного храма (78-го пехотного Навагинского полка, в Ахалкалаки, 1912 г. постройки) найти сведений так и не удалось.
Интересно, что из 21-го действующего храма прежнее (дореволюционное) посвящение престола восстановлено лишь у 12-и. Оставшимся было дано новое посвящение престола, что достаточно красноречиво говорит об уровне исторических исследований на приходе.

Подробнее об этом вопросе можно почитать http://sobory.ru/forum3/viewtopic.php?f … p;start=75

0

Похожие темы

Новый раздел форума. Даугавпилс Пятница, 27 февраля, 2015г.
Архипастыри Православие в Даугавпилсе. Понедельник, 17 сентября, 2012г.

Вы здесь » GoroD » Православие в Даугавпилсе. » Кафедральный собор свв. кнн. стрст. Бориса и Глеба