GoroD

Объявление

1 июля 2018 года, в помещении РТУ, Смилшу 90, с 9.00 до 12.00, состоится расширенный слёт коллекционеров. Приглашаются коллекционеры и все желающие. Вход свободный.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Православие в Даугавпилсе. » Священнослужители


Священнослужители

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Статья 2008 года.

«Виновник» расцвета приходской жизни

Исполнилось 30 лет со дня смерти митрофорного протоиерея Леонида Ладинского

Прошло более 70 лет с того момента, как настоятелем даугавпилсского собора святого благоверного князя Александра Невского стал священник Леонид Ладинский. Однако, в Даугавпилсе до сих пор живы люди, которые помнят о. Леонида…

Конечно, не стоит идеализировать прошлое, но некоторые особенности повседневной жизни наших предков можно взять в качестве примера. Например, умение общаться, отсутствие вульгарности, религиозность, патриотизм – всего этого так часто не хватает современному обществу!

В минувшие годы не только эти, но и многие другие положительные качества были свойственны значительной части населения нашего города. Поэтому и православные храмы были средоточием не только религиозной, но и общественной жизни. Что касается собора св. блгв. кн. Александра Невского, то в период с 1937 по 1944 гг. он стал одним из центров общественной и приходской жизни русских жителей Даугавпилса. Главенствующую роль в этом движении играл отец Леонид Ладинский.

«Тихая» Латвия

Леонид Ладинский стал настоятелем Александро-Невского собора 12 июля 1937 года.

В этот же день в СССР были осуждены в организации «заговора» и сразу же расстреляны наиболее видные руководители Красной Армии. Июль 37-го в Советской России отмечен и новой волной массовых репрессий на Церковь. А в Европе продолжала разгораться Вторая мировая война. 12 июля 37-го года отмечено новыми боями как в воздухе, так и на море. В сводках фигурируют новые типы боевой техники, проходившие обкатку на полях сражений в Испании.

Все эти события мало отражаются на укладе жизни провинциального Даугавпилса.

При соборе активно действует приходской совет. В 1937 году соборное сестричество преобразовано в дамский кружок, председателем которого стала супруга настоятеля храма С. Ладинская.

Для двинской молодежи было организовано «Православное содружество». Его члены писали рефераты, посещали беседы, устраиваемые для них настоятелем, а также принимали самое деятельное участие в церковном пении и чтении во время богослужений. Молодежное «содружество» активно сотрудничало с эмигрантскими организациями, в первую очередь – с Русским Студенческим Христианским Движением и Русским Студенческим Православным Единением.

Несколько человек из «Православного содружества» в дальнейшем посвятили себя церковному служению. Среди них стоит отметить: архиепископа Сильвестра (Ивана Антоновича Харуна), ставшего правящим иерархом Православной Церкви Америки (скончался в 2000 году), архимандрита Кирилла (Леонида Владимировича Начиса), духовника Санкт-Петербургской Духовной академии и семинарии, а также Константина Кравченка, псаломщика, активного участника Псковской миссии.

Кроме взрослого, в храме существовал детский хор, состоящий из школьников. Самые младшие прихожане были объединены в «Детский уголок». В 1938 году с 80 детишками по воскресным дням занимались учительницы-пенсионерки во главе с В. Д. Смагиной. Для детей проводились занятия, а по праздникам – представления. Многие прихожане Александро-Невского храма являлись членами спортивно-патриотической организации «Сокол», главными идеями которой провозглашались: верность монархическому строю и здоровый образ жизни.

На 1 января 1938 года в Александро-Невском соборе насчитывалось 1630 прихожан. Наиболее активные часто посещали «Русский клуб», который располагался на втором этаже сторожки, построенной в церковной ограде.

В книге «Православные церкви в Латгалии» историк С. П. Сахаров делает следующее заключение о даугавпилсском храме святого благоверного князя Александра Невского: «Общее положение прихода хорошее: чувствуется сердечная любовь прихожан к своему собору и интерес к церковно-религиозной жизни вообще, что наблюдается по большой посещаемости богослужений и бесед на религиозно-нравственные темы, устраиваемые в зимнее время».

Большинство мероприятий проходило при непосредственном участии настоятеля храма. На фотографиях тех лет о. Леонид изображен то среди школьников, то вместе с представителями «Православного содружества», среди церковного причта, а то и на кладбище – служащим литию. К слову говоря, к Александро-Невскому собору в то время была приписана и кладбищенская Никольская церковь. Существовал и кладбищенский комитет, в который входили представители от всех приходов города. Председателем этого комитета являлся о. Леонид Ладинский.

Таким образом, на 30-е годы ХХ столетия пришелся расцвет общественно-приходской жизни Александро-Невского собора. Вхождение Латвии в состав Советского Союза несколько подорвало положение церкви. Были репрессированы многие прихожане. В том числе был арестован и через некоторое время расстрелян диакон Геннадий Чапля, а его семья – отправлена в ссылку.

Однако, вскоре церковь вновь стала средоточием духовной жизни горожан. Этот период пришелся на военное время.

Духовная отдушина

В ходе боев за Даугавпилс 1941 года собор св. блгв. кн. Александра Невского не пострадал. Это позволило проводить в нем богослужения в течение всех трех лет оккупации. Леонид Ладинский стал одним из инициаторов возрождения общественной и духовной жизни города. Ставя перед собой главную цель – духовную помощь своим прихожанам, о. Леонид был вынужден общаться с представителями немецких оккупационных властей.

Высокая эрудиция, врожденная интеллигентность, приверженность идеалам «старой» России и неприятие «революционных идей» позволили получить все необходимые разрешения для проведения богослужений, организации самодеятельности и участия в Псковской миссии. В пользу Ладинского играло и то, что его супруга была немкой по национальности.

При поддержке тогдашнего гебитскомиссара Латгалии Германа Риккена, в конце мая 1943 года в Даугавпилсе был основан Русский национальный комитет, главенствующую роль в котором играл сам о. Леонид. По словам даугавпилсского историка Сергея Кузнецова, «не смотря на откровенный антикоммунизм, эта организация, лишенная каких-либо реальных полномочий, сделала немало для материальной поддержки учителей, школьников и других попавших в беду соотечественников. В том числе и советских военнопленных.»

О. Л. Ладинский был и одним из инициаторов возрождения даугавпилсского драматического театра. Днем актеры работали на предприятиях, а вечером проводили репетиции и давали представления. Первой постановкой, осуществленной городским театром в годы войны, стал спектакль по пьесе А. Островского «Без вины виноватые». Об этом сообщала местная газета «Двинский вестник».

В свою очередь, Любовь Попкович, бывшая в то время певчей Александро-Невского собора, рассказала о том, что о. Леонид покровительствовал и хору власовцев, центр вербовки которых располагался в Даугавпилсе. Власовцы неоднократно выступали в театре. Среди них выделялся солист – прекрасный тенор.

В 1944 году, когда советские войска стали подходить к Даугавпилсу, немецким командованием был отдан приказ о насильственной эвакуации многих местных жителей, в том числе – священнослужителей. Среди прочих из города уехал  и протоиерей Л. Ладинский…

В эмиграции

О жизни о. Леонида за пределами Латвии известно крайне мало. Вся информация базируется на воспоминании протоиерея Сергия Гарклавса, да на краткой биографической справке Американской Православной Церкви.

Так, рассказывая о жизни православных священников в эмиграции, о. Сергий оообщил следующее: «Условия в лагере беженцев были весьма стесненными – в небольшой пятикомнатной квартире ютилось пять семейств. Но наши священники проявляли себя как истинные миссионеры. Так, о. Леонид Ладинский  из Даугавпилса регулярно объезжал лагеря на велосипеде. Брал с собой походный чемоданчик, укладывал в него священные сосуды... Как в апостольские времена!»

После переселения в США, о. Леонид служил в юрисдикции Северо-Американской митрополии Русской Православной Церкви (с 1970 г. – Православная Церковь в Америке). За образцовое служение протоиерей Леонид Ладинский был награжден митрой. Также известны дата и место его смерти – 4 января 1978 года, Нью-Йорк…

Юрий Петровский

увеличить

+3

2

Статья 2010 года.

О чем молчал отец Иоанн?

К 40-летней годовщине со дня смерти митрофорного протоиерея о. Иоанна Дубакина

Сорок лет назад, 7 июля 1969 года, протоиерей Иоанн Дубакин, после совершения в даугавпилсском соборе свв. Бориса и Глеба праздничной службы в честь Рождества Честного и Славного Пророка и Крестителя Господня Иоанна, вернулся домой. Стоял жаркий летний день. Отец Иоанн сильно устал, но это была приятная усталость. У него в руках были цветы и подарки: прихожане всегда поздравляли его в этот день с именинами, хотя именинником о. Иоанн был 20 января – на Собор Иоанна Предтечи. Многие прихожане этого не знали, поэтому священник принимал поздравления с именинами два раза в год.

В своей маленькой однокомнатной квартире на ул. Дорожников (ныне – ул. Елгавас) о. Иоанн переоделся в сухое – его молитвенное напряжение в храме всегда было таково, что от пота одежда промокала насквозь, хоть выжимай. Затем он сел к столу. Его супруга – матушка Надежда – подала стакан крепкого горячего чая с сахаром. Это тоже было неписанным ритуалом, выработанным годами. Сначала чай и отдых, затем – скромный обед. Вечер прошел тихо и спокойно. Где-то посреди ночи  о. Иоанн негромко захрипел во сне, а потом затих. Как оказалось – навсегда.

Несмотря на то, что вся жизнь о. И. Дубакина прошла на глазах многочисленных знавших его людей, некоторые важные события его биографии так и осталась загадкой даже для тех, с кем он жил бок о бок. Воспоминания его родственников не дают ответов на многие из вопросов. Поэтому нам остается лишь догадываться и предполагать…

Из студентов – в священники

Иван Дубакин, как и большинство детей российского духовенства, получил духовное образование: сначала он учился в духовном училище, затем окончил семинарию. После блестящей сдачи выпускных экзаменов, И. Дубакин поступил на экономическое отделение Санкт-Петербургского политехнического института, где проучился вплодь до апреля 1913 года. Он бросил этот престижный ВУЗ России на четвертом курсе, женился на малознакомой девушке – дочке вильнюсского священника Надежде Померанцевой, затем уехал на родную тверскую землю, где был рукоположен в сан иерея архиепископом Тверским и Кашинским Антонием (Каржавиным).

Почему Иван Дубакин отказался от перспектив светской карьеры, о которой мечтал еще недавно? Его дочь Анна, составившая родовую летопись, говорит о крупном съезде духовенства, которое проходило в то время в Санкт-Петербурге. Мол, И. Дубакин посещал многочисленные богослужения, которые шли в столичных храмах. Тогда же, под впечатлением от пережитых служб, он и принял решение посвятить свою жизнь Богу и церкви.

Действительно ли это так, сказать трудно. Сам о. Иоанн никогда не рассказывал о причинах своего поступка. Также он не говорил и о том, пожалел ли когда-нибудь, о несостоявшейся карьере экономиста. Ясно одно: все последующие события его жизни говорят о том, что решение посвятить свою жизнь церкви было совершенно осознанным, и основанным на глубоком убеждении в его правильности.

Религиозные гонения

Благодаря помощи святейшего патриарха Тихона, семье Дубакиных удалось перебраться в 1919 году из голодного и революционного Осташкова в более благополучный Орел. Однако усиление репрессий, направленных против православной церкви, свело все плюсы переезда на нет. Это было трудное время, когда в дом священника могли вломиться вооруженные люди с красными повязками на рукавах, и, помахав бумажкой с печатью, «экспропреировать» любые понравившиеся им вещи. Так семья Дубакиных лишилась практически всего ценного имущества.

Борьба с православной церковью, инициированная революционным руководством, шла по всем фронтам: ГПУ НКВД, под видом изъятия церковных ценностей, изобретало всевозможные «монархические заговоры церковников», репрессируя огромные массы священнослужителей и сочувствующих им лиц. Параллельно с этим, представители обновленческой церкви, негласно поддерживаемые властью, захватывали храмы, изгоняя из них сторонников патриарха Тихона.

В 1920-е годы И. Дубакина неоднократно арестовывали. В тюрьме его держали от нескольких дней до месяцев. От него требовали отречься от Бога, снять с себя сан, или, хотя бы, перейти к обновленцам. Священник отвечал отказом. Интересно, что, официально, за все эти годы его только один раз привлекали к суду по надуманному обвинению. Дело развалилось, но ревтрибунал все равно вынес обвинительный приговор с невероятно мягким по тем временам наказанием: опубликованием в газете общественного порицания.

Но нам интересно другое. После осуждения и отправки в лагеря Орловских епископов, в 1923 году почти все городское духовенство перешло в обновленчество. Среди редких сторонников патриарха Тихона стал выделяться настоятель Архангело-Михайловского храма о. Иоанн Дубакин. Вскоре, вопреки всем законам природы, обновленцы начали терпеть поражение: в традиционную церковь стали возвращаться: паства, священнослужители, храмы. Также в двадцатые годы происходит сближение будущего священноисповедника, епископа Николая (Молилевского) и о. Иоанна Дубакина. Возникшая дружба будет связывать их вплодь до самой смерти владыки Николая, которая последует в 1955 году.

Экономист Беломор-канала

Летом 1932 года о. И. Дубакина осудили на 5 лет лагерей. Это было подлинным чудом, так как до суда он полгода просидел в так называемой «камере смертников». Об этих месяцах отец Иоанн вспоминать не любил. А на все вопросы о том, как было ТАМ, отвечал коротко: «Я молился, просил Богородицу сохратить мне жизнь». Когда 5-летний срок заключения, который о. Иоанн провел в Карелии, подходил к концу, к нему приехала супруга Надежда Митрофановна с известием: некий работник орловского НКВД предупредил о том, чтобы о. Иоанн ни в коем случае не возвращался домой после окончания срока заключения. Иначе он будет снова арестован и растрелян.

По словам одной из дальних родственнец И. Дубакина, он остался в Медвежьегорске, устроившись на должность экономиста в управление Беломор-канала. Эта женщина, как и многие орловские прихожанки, осуждала своего пастыря за «предательство». Однако Послужной Список о. Иоанна указывает на то, что он находился в лагерях НКВД с 1932 по 1945 годы. По всей видимости, срок заключения был продлен, но пребывание в бараках было заменено вольным поселением. Так что вернуться к своей пастве Иван Иванович не мог при всем своем желании.

И все же, мысль о служении в церкви не оставляла его. Он писал об этом своему другу – владыке Николаю Могилевскому. И этот святой человек поддержал желание о. Иоанна вернуться к своему призванию. В марте 1945 года владыка писал в Медвежьегорск: «Конечно, по окончанию войны, Вам надлежит снова взять на себя служение, к которому влечет Вас сердце Ваше. Всему свое время: воздали «кесарю – кесарево», воздайте «Божие – Богови»». Летом того же года, возведенный в сан архиепископа Алма-Атинского и Казахстанского, владыка Николай вновь писал о . Иоанну: «Зная Ваше духовное настроение, любовь к подвигу пастырского служения, идейное понимание сего служения, опыт и данную от Господа мудрость, я с отеческой любовию готов принять Вас своим спутником в пути, мне предложенном. Подумайте.»

О. Иоанн подумал, но поехал не в Казахстан, а к своему старшему сыну, который в то время уже служил священником в Лиепае. В феврале 1946 года, получив долгожданную регистрацию, о. Иаонн был назначен настоятелем даугавпилсского Борисо-Глебского собора.

Служение в Латвии

При непосредственном учатии о. И. Дубакина был подписан договор о передаче кафедрального собора в пользование общины верующих. Со своей священнической зарплаты о. Иоанн стеклил окна, ремонтировал храм, его трудами были сложены печки. Паства умножалась. Вскоре он был назначен благочинным. Но добрых дел не бывает без скорбей. Средний сын о. Иоанна – Арсений, узнав о решении отца вернуться к служению, разорвал отношения с семьей. Это стало вторым страшным ударом, после известия о гибели на фронте младшего сына – Серафима. Впрочем, отец Иоанн, не показывал своего горя. Ни сейчас, ни потом, когда началась новая волна – уже послевоенных репрессий.

Он понимал, что его может ждать в случае ареста. Поэтому в коридорчике постоянно стоял наготове «походный» чемоданчик со всем необходимым. Также он не избавился от своей привычки разговаривать о важных политических делах только вполголоса, только намеками, только с самыми близкими людьми, и только при закрытых ставнях.

Знавшие о , Иоанна вспоминают его как человека приветливого, добродушного, хорошо воспитанного, умеющего слушать, и ничего о себе не рассказывающего. И в то же время, он мог удивить своими поступками. Так, И. Дубакин знал иностранные языки, которыми свободно пользовался в случае необходимости. Всего один раз на глазах нескольких свидетелей он взял в руки гитару, и прекрасно сыграл на ней какое-то произведение. Во время своей поездки в Осташков, он привез древнюю резную икону Распятия, которая буквально развалилась на куски. О. Иоанн сам отреставрировал образ, вставив его в красивую раму. Вскоре икона замироточила, источая сильный цветочный аромат.

Прослужив 13 лет в рижском Свято-Иоанновском храме, о. И. Дубакин, вернулся в Даугавпилс, где был назначен вторым священником в Борисо-Глебский собор, с обслуживанием Успенской церкви. Он много сделал для того, чтобы новостроенскую церковь не закрывали, хотя такое решение было принято еще до перевода о. Иоанна в наш город. Тем не менее, во время последней службы, он просил прощения у прихожан за то, что храм будет закрыт.

Семья священника жила в домике возле разоренной церкви еще несколько лет, пока, наконец, котлован, вырытый у его стен для строительства пятиэтажного дома, не подобрался под самый фундамент. Тогда заштатному служителю культа ЛРЗ выделил очень грязную однокомнатнуую квартиру, где до этого жил старичок-инвалид. Это жилье стало последним пристаницем для митрофорного протоиерея о. Иоанна Дубакина и его супруги Нидежды Митрофановны...

Стоял январь 1968 года. До смерти о. Иоанна оставалось менее полутора лет....

Юрий Петровский

увеличить

Отредактировано parks (Суббота, 10 сентября, 2011г. 13:31:29)

+2

3

Второго октября сего года исполняется 60 лет со дня смерти протоиерея Никона Петровича Заливского.

В книге о. А. Голикова «Кровью убеленные» он упоминается как «известный в Латгалии священник». Однако сейчас нам известно лишь, что с 1937 года о. Никон служил в даугавпилсском храме свв. апп. Петра и Павла. Будучи за штатом, его назначили первым настоятелем этой церкви, а с 1938 года он был переведен к Свято-Борисо-Глебскому собору.

"Православная жизнь", октябрь 2009 года, 14 стр.

+1

4

Богу и людям

Недавно исполнилось 22 года пастырского служения настоятеля даугавпилсского храма cвв. апостолов Петра и Павла протоиерея Иоанна Крецула.

Так совпало, что этот день выпал на воскресенье, и о. Иоанн, как обычно, совершал Божественную литургию. После богослужения прихожане тепло поздравили своего духовного пастыря с памятной годовщиной и пожелали ему доброго здоровья на долгие годы, чтобы он еще многоного лет продолжал свое нелегкое пастырское служение.

Любят прихожане батюшку. Он пользуется у них непререкаемым авторитетом. В трудные моменты жизни они неизменно обращаются к нему за советом и всегда получают помощь. В форштадский Петро-Павловский храм люди приезжают из многих микрорайонов города. И по воскресным дням в храме, порой, яблоку упасть негде.

Скоро исполнится 20 лет, как о. Иоанн начал служить в старофорштадской церкви. Он вспоминает, что в конце 80-х годов ХХ века в общине состояли около 30 человек, и вечерние службы нередко совершались при почти пустом храме. Теперь в сравнительно небольшой церкви по воскресеньям собирается до 200 прихожан. В большинстве своем это люди, которые посещают храм не первый год. Особенно радует священника то, что в церковь все больше приходит молодежи. Многие молодые родители каждое воскресенье приводят к причастию своих малышей, приносят грудных младенцев. Храм заполняется детскими голосами, и это еще радостней делает праздничную атмосферу богослужения.

Благодаря стараниям о. Иоанна при храме уже несколько лет работает детская воскресная школа. В ней преподают Закон Божий, основы церковнославянского языка и другие дисциплины. И хотя многие дети в течение недели испытывают серьезную учебную нагрузку, тем не менее воскресную школу они посещают охотно и с удовольствием там учатся. По мнению о. Иоанна, знания, получаемые в воскресной школе, имеют огромное значение для всей дальнейшей жизни ребят. Ведь что заложено в человека в детстве, то останется с ним на всю жизнь. А с верой в Бога не страшны никакие беды.

Сегодня вокруг храма вовсю идут строительные работы — прихожане возводят новую церковную ограду. Некоторые фирмы помогли стройматериалами. Еще недавно (также методом народной стройки) реконструировали храм. Уж очень тесно стало в нем со временем! И хотя площадь храма после реконструкции увеличилась почти в три раза, по воскресеньям в нем снова становится тесновато. Все больше людей приходит в церковь. Люди понимают, что жизнь без Бога не имеет смысла.

Реконструкция храма еще не завершена — нужно возвести новую колокольню, перестроить притвор, закончить внутренние работы. Все делается в основном за счет пожертвований прихожан. Но время сейчас нелегкое, и этих средств не хватает. Тем не менее, о. Иоанн уверен, что с Божьей помощью все работы будут завершены. Многие прихожане, не имея возможности помочь материально, лично принимают участие в строительных работах. И это даже более ценно, считает священник, чем просто пожертвовать деньги. Люди в строительство храма и церковной ограды вкладывают частичку своей души. Их дети и внуки когда-нибудь смогут с гордостью сказать: «Храм, в котором меня крестили, строил мой папа или дедушка!»

Церковная община, говорит о. Иоанн, это как большая семья. А семья — это маленькая община. Храм соединяет верующих, и никто в церковь не приходит случайно, каждого приводит Бог. Многие прихожане старофорштадского Петро-Павловского храма знакомы друг с другом, знают, у кого какие радости и горести, и всегда готовы прийти друг другу на помощь. Многие в церковь приходят семьями, а некоторые, как говорится, дружат домами.

— Наверное, самая актуальная проблема для общины — это закончить реконструкцию храма? — спросил я у священника.

— В материальном смысле — да, — ответил о. Иоанн. — Но гораздо более важная задача для каждого прихожанина, для любого человека — это спасение души. Душа — ценнее всего на свете. Нестяжание материальных благ, комфорта, славы, а стяжание Божьей благодати — вот в чем должен быть смысл жизни каждого человека. Жизнь наша на земле только начинается, она не заканчивается смертью. Впереди жизнь вечная. Но вот какой она будет — это зависит от нашей жизни на земле. И что мы успеем сделать полезного для своей души, то и возьмем с собой в жизнь вечную, это и определит там нашу дальнейшую судьбу. А в том, в ином мире мы уже ничего исправить не сможем. Разве только если за нас будут молиться Святая Церковь и наши родные.

О. Иоанн очень скромный человек, и он не словами, а всей своей жизнью дает нам пример того, как нужно служить Богу и людям.

Борис Лавренов, "Православная жизнь", ноябрь 2009 года, стр. 12-13.

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано parks (Воскресенье, 18 сентября, 2011г. 10:09:41)

+2

5

«Вырезанная» история

24 февраля 2011 года исполнилось ровно 11 лет со дня смерти митрофорного протоиерея Николая Огородникова.

Последние годы этого замечательного пастыря были связаны с Даугавпилсом. Он был настоятелем Борисоглебского собора, служил в Никольском кладбищенском храме, восстанавливал церковь Успения Божией Матери. Многие вспоминают о. Николая добрым словом, но и много людей пришло в Церковь после его смерти. Понять, что это был за человек, можно лишь по рассказам современников да оставшимся документам.

Однако есть и иной способ заочного знакомства с человеком. Перефразируя известную поговорку, можно сказать: «Расскажи мне, что ты читаешь, и я скажу — кто ты». Оказывается, о. Николай Огородников много лет собирал газетные и журнальные вырезки, которые аккуратно подкалывал в простые картонные папки. Собранные таким образом статьи и заметки дают представление не только об интересах о. Николая, но и позволяют совершить познавательный экскурс в историю.

Публикации за 1973 год в основном представляют собой вырезки «последней колонки» газеты «Труд», рассказывающей об интересных фактах. Есть среди них и сообщение о курьезном изобретении американского инженера Лучиано Берда, сконструировавшего «автоматический алтарь». Новинка была способна подниматься, опускаться и поворачиваться в разные стороны. Устройство оборудовали магнитофоном и автоматической подачей святой воды и вина. «В век автоматизации и поповщина не прочь вооружиться новейшей техникой», — делает вывод газета.

Далее следуют публикации на тему медицины, криминала, короткое сообщение о благополучном возвращении ныне легендарного американского космического корабля «Аполлон-16». Затем следует длительный перерыв, после которого папка вновь начинает пополняться новыми вырезками. Первая из них — из газеты «Труд» за 7 января 1981 года.

Судебный очерк под заголовком «Возвращение святого Георгия» рассказывает о группе контрабандистов, сбывавших за границу ценные иконы. О православных реликвиях говорится как о национальном достоянии, которое должно принадлежать государству. Особое негодование автора статьи, и с ним нельзя не согласиться, вызывает способ «подготовки» икон для транспортировки: «Этот человек... тайком на кухне... распиливает на несколько частей дорогую икону-реликвию, расчленяет метровую святую Богородицу..., чтобы запихнуть... потом по частям в заморский чемодан или модную сумку и тайно перевезти через нашу границу». Что до стоимости иконы св. Георгия с житием, давшей название очерку, то, будучи похищенной еще до войны из церкви, она была продана преступникам в 1978 году всего за 15 рублей при оценочной стоимости в 370 тысяч рублей.

В октябре того же года «Труд» публикует атеистическую статью, в которой историк А. Шамаро пытается показать Церковь ярой противницей искусств. Утверждая, что история иконописи — это история противоборства иконописного канона и творческого воображения художника, автор делает неожиданный вывод, что «ценность творений древнерусской иконописи находится в прямом соответствии с тем, насколько глубоко преодолел художник церковные предписания, как далеко и смело шагнул он за пределы, прочерченные каноном».

В качестве доказательства приводится судьба работ св. Андрея Рублева: мол и его икону Святой Троицы «закрашивали трижды», и из образа Спасителя сделали ступеньку в Звенигородской церкви. При этом Шамаро не говорит о том, что А. Рублев был иноком и писал строго в соответствии с православным иконописным каноном, а звенигородские звонари скорее всего спрятали икону Спасителя, прибив ее вниз ликом вместо ступеньки на колокольню, спасаяя тем самым от сожжения воинствующими атеистами в 1918 году.

В Латвии о. Николай Огородников поначалу служил в Лиепае. И читал он в то время местную газету «Коммунист». Весной в ней была опубликована статья «День Мары, Пасха» — именно так, через запятую. Автор материала В. Трумсиня действительно не делает различия между языческим праздником «Капустной Мары» и христианской Пасхой. Поэтому и праздничные советы соответствующие: «Пасхальное утро надо начинать с порки или бичевания. Можно воспользоваться веткой вербы...» Комментарии, как говорится, излишни.

Первое сообщение об официальной встрече Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева с Патриархом Московским и всея Руси Пименом и членами Синода РПЦ относится к 29 апреля 1988 года. Беседа, посвященная 1000-летию крещения Руси затрагивала вопросы взаимоотношения государства и Церкви. «Подавляющее большинство верующих приняли перестройку», — отметил Михаил Сергеевич в беседе с церковными иерархами.

Интересно, что газета «Советская Латвия» в тот же день опубликовала большое интервью с Митрополитом Рижским и Латвийским Леонидом, который рассказал о жизни Православной Церкви на территории Латвийской республики.

С этого момента публикации на тему Церкви становятся регулярными: газета «Известия» помещает на своих страницах большое интервью со Святейшим Патриархом Пименом, сообщает о реставрации Данилова монастыря, публикует очерк о принятии Русью христианства, информирует о выставке в залах Академии художеств СССР церковных ценностей, пишет о литургии в Елоховском соборе, передаче Церкви Оптиной пустыни, открытии Поместного собора РПЦ и т.д., и т.п.

Среди вклеенных в папку заметок много информации о социальном служении, реабилитации политрепрессированных, воспоминания о жертвах войны; но центральное место все-таки занимают церковные вопросы. Жизнь во всей своей многогранности хорошо видна на двух соседствующих кусочках газеты: на одном обсуждается обеспокоенность даугавпилчан близким концом света, и тут же — заметка о принятии решения о возвращении верующим поруганного рижского Христорождественского собора. И вот снова рядом две знаковые заметки: на одной — статистика самоубийств, рядом — сообщение о первой литургии, совершенной в Борисоглебском соборе Преосвященнейшим Александром, Епископом Даугавпилсским, ныне — Митрополитом Рижским и всея Латвии.

Та же тенденция сравнительного рассмотрения положительной и отрицательной информации прослеживается вплоть до последних добавлений в папки газетных статей, датированных ноябрем 1990 года. При этом радостные новости своей значимостью всегда перекрывают негативные, вселяя уверенность в том, что трудности всегда временные, а надежда на спасение и милость Божию — вечна.

Газетные вырезки читал Юрий Петровский. "Православная жизнь", март 2010 года, стр. 22-23.

увеличить

увеличить

Отредактировано parks (Вторник, 4 октября, 2011г. 13:10:27)

+2

6

Прирожденный миссионер

В ноябре 1930 года (80 лет назад) в Даугавпилсском храме Успения Пресвятой Богородицы появился новый священник — протоиерей Николай Колиберский. В наши дни об этом замечательном пастыре уже мало кто вспоминает, однако о. Николай вписал свое имя в историю хотя бы тем, что именно он был вторым начальником Псковской духовной миссии.

Всю свою жизнь о. Николай гармонично сочетал в себе два вида служения: священника и учителя. При этом они не входили в противоречие, мешая друг другу. Наоборот, пастырское и наставническое начала слились в нем воедино, как две стороны одной медали. Таким образом, Николай Александрович являл собой цельный образ православного священника, который с успехом мог позаботиться не только о душевном, но и об умственном развитии своих прихожан.

Священник и учитель

Николай Колиберский родился в 1872 году во Пскове. В двадцатилетнем возрасте он окончил Псковскую Духовную семинарию, а через три года был рукоположен в священный сан. Первое назначение молодого иерея пришлось в погост Даньково Холмского уезда, где он стал служить в храме Пресвятой Троицы.

Именно здесь впервые раскрылся незаурядный педагогический талант о. Николая. В свободное от совершения богослужений время батюшка активно занимался устроением в погосте церковноприходских школ. Кроме детской была организована школа для неграмотных взрослых, в которой в течение года обучалось до 150 человек. Примечательно, что отец Николай не ограничивался преподаванием одного лишь Закона Божьего. Он давал знания своим подопечным и по прочим основным предметам, не получая за свой труд никакого дополнительного вознаграждения.

В погосте Даньково священник Николай Колиберский прослужил до весны 1903 года. На этом сведения о нем обрываются вплоть до 1907 года, когда Николай Александрович, согласно личному прошению, был переведен в псковский храм Успения Пресвятой Богородицы при исправительном арестантском отделении, преобразованном затем в каторжную тюрьму-централ.

Защитник арестантов

Оказавшись среди своей небезопасной паствы, о. Николай продолжил просветительскую деятельность. Он не только совершал богослужения, но и проводил в камерах беседы с заключенными, а также организовал занятия с неграмотными по программе основной школы. Церковный историк Константин Обозный в одной из своих работ приводит такие слова о. Николая Колиберского, касающиеся его учительской деятельности в среде арестантов: «... никогда, ни до этого, ни после, ни в одной школе, я не встречал такого рвения и усердия к усвоению грамоты, как в этой своеобразной школе, где обучались взрослые солидные люди, число которых доходило до 50-60 человек».

Другим направлением деятельности о. Николая стало создание в каторжной тюрьме обширной библиотеки, а также борьба за отмену физических наказаний заключенных. Когда молодой священник только появился в исправительном отделении, его библиотечный фонд насчитывал не более трех десятков книг легкого содержания. О. Николай решил исправить ситуацию. Заручившись поддержкой тюремной администрации, он через газету обратился к читателям с просьбой жертвовать книги заключенным. Вскоре было собрано до тясячи томов, а еще через три года библиотечный фонд возрос до трех с половиной тысяч. Заботясь о духовном просвещении заключенных, настоятель Успенского храма всячески старался поддержать их человеческое достоинство. Результатом его усилий стало «Предписание Главного Тюремного Управления, чтобы впредь телесное наказание как меру исправления принимать только в самых крайних случаях».

Жертва доверия

В каторжниках о. Николай видел прежде всего православных христиан «в заточении сущих», которые остро нуждались в помощи и защите. Политические же арестанты, по своему уважая тюремного священника, цинично использовали его положение для достижения своих целей. По всей видимости, о. Николай даже не догадывался о той роли, которую ему приходилось играть.

Вот, что рассказал Наум Ростов (Коган) в книге «За той стеной. Повесть о минувшем», изданной в 1934 году: «Светлым пятном на фоне нашей каторжной жизни был священник Николай Колиберский. Удивительно добрый человек, он с трогательной заботливостью относился к нам. Его любила вся тюрьма. Делал он для нас очень многое. Благодаря ему мы прежде всего смогли создать библиотеку, игравшую колоссальную роль в нашей жизни. В качестве тюремного священника он был и заведующим библиотекой. Книги в неограниченных количествах он доставлял нам без всякой цензуры. При библиотеке, благодаря его содействию, была создана переплетная мастерская. И то, и другое помещалось в одиночном корпусе и находилось всецело в наших руках, ибо Н. Колиберский только номинально числился заведующим библиотекой. Фактически всем распоряжались библиотекари из среды политических каторжан. Книги с воли приходили на домашний адрес Колиберского и передавались нам без всякого просмотра. [...] Помимо своих прямых обязанностей, библиотекари и переплетчики [...] служили центром для сношений заключенных между собой, а также и с волей, ибо чаще всего находились в обществе Н. Колиберского, который был к тому же нашим главным почтальоном. При выходе из тюрьмы его как священника нельзя было обыскивать. Это давало ему возможность выносить и приносить все, что угодно. Письма передавались ему иногда в камерах, при периодических посещениях нас и беседах на «богоугодные» темы, но чаще всего в библиотеке, а также в тюремной церкви, в самом алтаре».

Отметил о. Николая Колиберского в своей книге «По тюрьмам и этапам», изданной в 1922 году, и революционер Иосиф Генкин, который содержался в Псковском централе в 1911 году в отделении клеток и в одиночке: «Каждая камера сама выбирала старосту, который и представлял ее во всех нужных случаях. [...] В силу неизбежности им предоставлено было право свободно ходить по всем камерам и отделениям тюрьмы. Благодаря этому, а также благодаря тому, что наш тюремный священник отец Николай Колиберский был в высшей степени гуманный и услужливый человек, а один из фельдшеров был в высшей степени падок на деньги, у каторжан почти никогда не прерывались сношения с волей, не переводились газеты, а библиотека беспрерывно обогащалась книгами самого радикального содержания».

Переезд в Латвию

За свою доброту и доверие о. Николай поплатился переводом на должность законоучителя в псковскую Мариинскую женскую гимназию. После революции 1917 года преподавание Закона Божьего в светских учебных заведениях было прекращено.

Поэтому о. Николай Колиберский получил назначение в собор святого Николая чудотворца города Изборска. Здесь он также сочетал служение у престола с педагогической деятельностью, работая учителем в школах Печерского уезда.

С 1921 года о. Николай переселился в деревню Тюршино (ныне Педедзе), где работал заведующим основной школы. Через три года он стал исполнять обязанности настоятеля местного храма во имя святого Илии пророка. Тогда же встал вопрос о необходимости постройки нового, более просторного храма, взамен старого. Настойчивость, инициатива и труды о. Николая не пропали втуне. Храм был возведен в рекордные сроки: менеее, чем за год. Его освящение состоялось в сентябре 1927 года.

На торжествах присутствовал будущий священномученик архиепископ Рижский и всея Латвии Иоанн (Поммер). По окончании богослужения в храме глава Латвийской Православной Церкви (ЛПЦ) обратился к присутствующим с кратким словом, в котором он, обращаясь к о. Николаю Колиберскому, в частности сказал: «А ты, отец настоятель, запиши в летописях доброе настроение твоих русских прихожан. Пусть потомки знают, что и в лихолетье, в страшное время, русский народ, псковичи остались тем, чем были, и в этом залог того, что русский народ и в будущем будет еще могуч и велик».

Прослужив всего лишь три года в новопостроенном храме, о. Николай Колиберский на восемь лет был переведен в Даугавпилс с назначением в храм Успения Божией Матери. И вновь, по уже устоявшейся традиции, о. Николай Александрович не ограничил свое служение стенами храма. С разрешения Синода ЛПЦ, он стал выполнять обязанности преподавателя Даугавпилсской второй русской школы. Поражает глубина и разносторонность знаний этого священника: с равным успехом он ведет уроки Закона Божия, славянского языка, естествознания, истории Латвии, географии, ручного труда, а также занимается воспитанием школьников, неся нагрузку классного наставника.

После Даугавпилса о. Николай служил в бывшем военном храме во имя св. блгв. кн. Александра Невского в г. Лиепае, а перед самым началом Второй мировой войны, он был переведен в Иоанновский храм латвийской столицы.

Глава Миссии

Согласно данным Латвийского Государственного Исторического архива, при отправлении в Псков группы священников-миссионеров из Латвии, именно протоиерей Николай Колиберский был назначен старшим, как действительно старший по возрасту (ему в то время было 69 лет) и старший по служению в священном сане. Также есть сведения, что о. Николай сам вызвался быть участником Миссии, поскольку именно на Псковской земле началось его священническое служение.

Первоначально правление Духовной Миссии разместилось возле Покровской башни, в доме «у Пролома», по адресу ул. Застенная, 8. Писатель Михаил Шкаровкий в книге «Церковь зовет к защите Родины» сообщает, что это была квартира о. Николая Колиберского. Константин Обозный пишет, что здесь до войны жил с семьей сын о. Николая — Николай Николаевич Колиберский.

О. Николай Александрович первоначально выполнял обязанности помощника начальника Псковской Миссии. А с 13 октября по 1 декабря 1941 года он возглавлял эту уникальную церковную структуру. В сей тяжелый период приходилось не только много работать, подготавливая поруганные храмы к богослужению и налаживая работу Миссии. Далеки от идеальных были и отношения с оккупационными войсками. Однако одно событие многократно перекрыло многие трудности и скорби: немецкое командование передало о. Николаю Колиберскому, как главе Миссии, чудотворную Тихвинскую икону Божией Матери, которая затем хранилась у него в специально отведенной комнате.

Впрочем, тяжелые условия жизни, пошатнувшееся здоровье, а также преклонный возраст вынудили о. Николая оставить работу в Миссии и вернуться в Ригу, в храм Святого Пророка и Крестителя Господня Иоанна, к своей пастве. После возвращения в Латвию о. Николай прожил менее года, упокоившись с миром 20 сентября 1942 года. Похоронен это замечательный пастырь и педагог на кладбище Свято-Иоановской церкви.

Многие в Риге, Пскове и Изборске с теплотой вспоминают о. Николая Колиберского. Но время неумолимо, и живых свидетелей его трудов становится все меньше. Поэтому очень хотелось бы, чтобы и в Даугавпилсе о. Николая Александровича Колиберского помнили и поминали добрым словом и теплой молитвой.

"Православная жизнь", ноябрь 2011 года, стр. 20-22.

http://uploads.ru/t/c/a/P/caPz9.jpg

Фото 1930-х годов. Снимок сделан в церковном доме у даугавпилсского православного кладбища. Слева направо: прот. Савва Трубицын, прот. Иоанн Крампе, прот. Николай Колиберский, диак. Геннадий Чапля и прот. Никон Заливский.

Отредактировано parks (Вторник, 25 октября, 2011г. 13:51:09)

+2

7

Священники, похороненные на даугавпилсском кладбище

На даугавпилсском городском православном кладбище насчитывается два десятка могил священнослужителей. О жизни некоторых из них известно довольно много. О других информации не сохранилось — только надпись на памятнике. Есть даже безымянная могила. Попытаемся вкратце рассказать об известных нам захоронениях.

Александр Пиотрович, священник. (13.12.1852-29.11.1892) Никаких сведений, касающихся о. Александра, обнаружить не удалось.
Памятник в виде гранитного постамента, увенчанного металлическим крестом.

Федор Филиппович Румянцев, протоиерей. (1847-1919) С 1877 года занимал должность помощника настоятеля Двинского собора св. блгв. кн. Александра Невского. Был казначеем Двинского уездного отделения Полоцкого Епархиального Училищного Совета. Работал законоучителем в Двинской женской гимназии. Схвачен по сфабрикованному большевиками делу о «заговоре двинской буржуазии». Расстрелян у крепости из пулемета вместе с несколькими десятками других видных двинчан.
Известно, что о. Федор был похоронен у кладбищенского храма св. Николая чудотворца. Однако точное местонахождение могилы неизвестно.

Неизвестный священник. Примерно в 1918-1919 году в одном из городских водоемов было найдено тело мужчины в священнической одежде. По внешним признакам было сделано предположение, что батюшку преднамеренно утопили. Кто он такой, определить не удалось.
Тело было погребено недалеко от Никольского храма. В настоящее время могила заброшена. Намогильный памятник не сохранился.

Гавриил Макарьевич Челпанов, священник. (1863-1923) В течение 20 лет был настоятелем даугавпилсского храма Успения Пресвятой Богородицы. При нем (в 1915 году) весь единоверческий приход храма перешел в православие.
Намогильный памятник из черного полированного гранита, увенчанный таким же крестом.

Стефан Купалов, протоиерей. (24.03.1862- 12.02.1935) Многолетний настоятель липинишского прихода, а также строитель приходского храма во имя Успения Пресвятой Богородицы. Ста¬раниями о. Стефана в Липинишках были воздвигнуты причтовые постройки и школьное здание с интернатом. Он также являлся наблюдателем Первог округа Двинского уездного отделения Полоцкого Епархиального Училищного Совета и миссионером-сотрудником по Двинскому уезду.
Намогильный памятник из черного полированного гранита. Увенчан гранитным же простым четырехугольным крестом. На памятнике сохранилась потертая от времени фотография о. Стефана.

Никон Заливский, протоиерей. (23.03.1864- 02.10.1949) Служил в храмах Крустпилса и Пиедруи. Первый настоятель форштадтского храма свв. апп. Петра и Павла. После выхода за штат был приписан к Борисоглебскому собору. Похоронен рядом с супругой Евфросинией Андреевной. На простом бетонном памятнике имеется фотография супружеской четы.

Николай Иосифович Жунда, протоиерей. (22.07.1913-25.07.1953) Рукоположен во иерея сщмч. Иоанном, архиепископом Рижским и Латвийским. Служил в даугавпилсском крепостном соборе. Был настоятелем даугавпилсского Борисоглебского собора. Активный участник Псковской Духовной Миссии. Был ее секретарем и начальником канцелярии. Выполнял обязанности благочинного Псковского и Островского округов. Был арестован в 1944 году в Илуксте после совершения Божественной Литургии. Осужден на 20 лет лагерей. Скончался от туберкулеза в лагерной больнице. Через 3 года после смерти реабилитирован. Место захоронения неизвестно.
На даугавпилсском кладбище его братом протоиереем Иосифом Жундой устроена символическая могила. Намогильный памятник в виде небольшой плиты из гранитной крошки на двух металлических ножках. Есть фотография о. Николая.

Павел Владимирович Савицкий, протоиерей. (1900-06.07.1963) В священном сане прослужил 37 лет. Был настоятелем даугавпилсской Успенской церкви. Последние месяцы жизни находился за штатом.
Похоронен вблизи Никольской кладбищенской церкви. Намогильный памятник в виде серой гранитной плиты, установленной на основание из черного гранита.

Иоасаф Трофимович Добрецов, протоиерей. (1907-05.09.1963) Сын старообрядческого наставника. В 1937 году перешел в православие и вскоре был посвящен в священнический сан, в котором прослужил 24 года. Являлся настоятелем даугавпилсского Успенского храма и гривского Никольского.
Памятник в виде стеллы из гранитной крошки.

Сергий Яковлевич Петров, протоиерей. (1898-27.09.1967) Последние годы жизни был настоятелем даугавпилсского храма свв. апп. Петра и Павла. Его страниями была возведена церковная ограда. С апреля 1967 года тяжело болел. Похоронен рядом с женой Екатериной Николаевной.
Памятник из гранитной крошки. Надписи плохо читаются. Имеются две фотографии. Могила убирается редко.

Николай Михайлович Рождественский, протоиерей. (1893-06.04.1968) Рукоположен во иерея в 1925 году. Служил в храмах Латвии. Последнее место служения — Иоанновский храм поселка Салиена (Даугавпилсский район).
Памятник в виде стеллы из светло-серой гранитной крошки. На памятнике не указан сан о. Николая.

Симеон Иосифович Кузьмич, протоиерей. (1881-30.08.1968) Служил в Минской епархии. После выхода за штат переехал в Даугавпилс. Периодически служил в городских храмах.
Намогильный памятник в виде плиты из серой гранитной крошки со вставкой из белого мрамора.

Иоанн Иоаннович Дубакин, протоиерей. (10.12.1888-08.07.1969) Служил в храмах России. Подвергался гонениям. Был репрессирован. Провел в Карельских лагерях свыше 13 лет. После освобождения служил в храмах Даугавпилса и Риги. Был благочинным Даугавпилсского и Лудзенского округов, настоятелем даугавпилсского Борисоглебского собора, ключарем рижского кафедрального Свято-Троицкого собора. Скончался в ночь после совершения праздничных служб в честь своего небесного покровителя — Иоанна Предтечи.
Похоронен рядом с супругой Надеждой Митрофановной и дочерью Анной Иоанновной. Намогильный памятник из черного гранита.

Мадрит Кузьма, иерей. (1896-1978) Сведений о священнике нет.
Памятник в виде небольшой плиты из черного гранита. Надгробие ромбовидное также из черного гранита.

Сергей Александрович Леонов, протоиерей. (1913-1981) Рукоположен в священный сан в 1943 году. Был назначен настоятелем Покровского храма села Московское (Даугавпилсский район). Служил в Петропавловском храме деревни Данишевка. В конце 1950 годов совершал богослужения в церкви села Липушки. Известен как талантливый иконописец. Подвергался притеснениям властей.
Памятник в виде стеллы из серого гранита.

Евгений Константинович Богаткевич, протоиерей. (06.01.1908-16.01.1989) В 1942 году рукоположен во пресвитера. Служил в храмах Белоруссии. После переезда в Латвию был благочинным Даугавпилсского округа и настоятелем Борисоглебского собора. После выхода за штат периодически возвращался к служению. В годы Второй мировой войны активно сотрудничал с партизанами. Имел военные и церковные награды.
Памятник в виде большой черной полированной гранитной плиты, на фасаде которой изображен большой портрет о. Евгения. Примечательно, что на памятнике изображение креста есть только на портрете священника.

Николай Клепатский, протоиерей. (26.05.1915-12.10.1997) Рукоположен в священный сан в 1942 году. Через несколько лет по болезни вышел за штат, но потом переехал в Латвию и прослужил на должности настоятеля Борисоглебского собора 33 года. Много сделал для сохранения храма, отстояв его от закрытия. Трудами о. Николая собор был отремонтирован, вокруг построена капитальная ограда, благоустроена территория. Отдавал свою зарплату на храм и содержание хора. Жил в бедности. Удостоен различных церковный наград. Намогильный памятник в виде плиты из черного полированного гранита, увенчанной таким же крестом. Памятник украшен гравированной иконой Пресвятой Богородицы.

Николай Николаевич Огородников, протоиерей. (18.05.1934-24.02.2000) Служил в храмах России, Киргизии и Латвии. Занимал принципиальную позицию в делах веры, за что имел статус «неблагонадежного» у уполномоченных по делам Русской Православной Церкви. В 1989 году был назначен настоятелем даугавпилсского Борисоглебского собора. Огранизовал приход при кладбищенской Никольской церкви. Добился возвращения верующим Успенского храма, приложил много сил для его ремонта.
Напогильный памятник в виде гранитного валуна розового цвета с вырезанным на передней части камня свитком. Памятник венчает резной крест из белого камня.

Иосиф Иосифович Жунда, протоиерей. (06.02.1924-28.04.2002) В течение 10 лет был настоятелем даугавпилсского Петропавловского храма. Окормлял храм Успения Пресвятой Богородицы в поселке Айзкалне, на ремонт крыши которого пожертвовал все свои сбережения. Похоронен рядом со своей супругой Раисой Ивановной. На скромном памятнике в виде плиты из серой гранитной крошки имеются фотографии о. Иосифа и матушки Раисы.

Михаил Каралюн, иерей. (1920-2002) Был священником Борисоглебского собора. Подвергался нападкам некоторой части прихожан.
Памятник в виде плиты из черного палированного гранита с усеченными верхними углами. Его венчает большой гранитный крест с гравировкой.

Подготовил Юрий Петровский, "Православная жизнь", декабрь 2010 года, стр. 22-24.

http://uploads.ru/t/R/3/g/R3gmq.jpg

Отредактировано parks (Среда, 26 октября, 2011г. 13:32:52)

+2

8

О. Николай Гришин: астроном, ставший священником

Многие даугавпилчане помнят о. Николая (Николая Ивановича Гришина), отдавшего служению в даугавпилсских православных храмах более десяти лет своей жизни (1979-1990). Это была яркая личность. Не случайно в круг гришинских друзей входили значимые деятели культуры. Например, А. П. Огнивцев — известный певец, солист Большого театра, народный артист СССР, или поэт Арсений Тарковский — отец легендарного кинорежиссера.

Н. И. Гришин родился 2 апреля 1925 года в московской православной семье. (С 1927 года семья Гришиных жила уже в подмосковных Химках.) В мае 1925 года младенец Николай был крещен в соборе Святого Богоявления (Елоховский собор). Его отец — Иван Иванович Гришин (1892-1967), железнодорожный служащий. Мать — Евдокия Даниловна Гришина (1892-1974) оказала огромное влияние на формирование мировоззрения сына. Впрочем, как и дядя — Сергей Данилович Демешкин — философ-самородок, создавший «Правила жизни», которым его племянник всегда следовал: «Никогда ни с чем не спеши. Никогда не ленись. Приобретай сам нужное себе. Избегай злых людей. Не обещай никому ничего. Не скупись и не расточай зря. Праздно время не проводи. Слова береги, говори только доброе. Береги свое здоровье — это дар Божий. (...) Избегай ссор, живи мирно. Не распутничай. Избегай долгов. Не отказывай бедному. Живи на свой доход от труда твоего. Не завидуй на чужое. Лишнее отдай бедному».

С 1943 по 1945 год Николай Гришин воевал в танковых войсках. Был трижды ранен, награжден орденом Красной Звезды и медалями, а среднюю школу окончил уже после войны.

Астрономией Николай Иванович увлекся еще будучи подростком, и в четырнадцатилетнем возрасте даже стал членом Всесоюзного Астрономо-геодезического общества. С 1947 года он начал работать лаборантом на кафедре астрофизики в Государственном Астрономическом институте им. П. К. Штернберга. Именно в это время появляются первые научные публикации Гришина. Около тридцати лет Н. И. Гришин активно занимался астрономическими исследованиями. Стал кандидатом наук, признанным исследователем так называемых «серебристых облаков», которые образовываются в атмосфере на высоте 82 метров. Они появляются редко, только летом и в узком поясе широт, и астрономы наблюдают за ними через полчаса-час после захода Солнца за горизонт. В 1969 году вышла гришинская монография о серебристых облаках, написанная в соавторстве с В. А. Бронштэном. Книга была переведена на английский язык, и многие ученые-астрономы ссылались и ссылаются на нее в своих научных трудах. Интерес к серебристым облакам сохранился у Николая Ивановича на всю жизнь.

В 1977 году Н. И. Гришин неожиданно для многих уходит из науки, сделав судьбоносный духовный выбор. Его ученик — известный астроном В. А. Ромейко вспоминал: «Когда он ушел из науки, для многих из нас, его знавших, это было полной неожиданностью. Как объясняли? В голову приходило военное прошлое Николая Ивановича, обет, данный в те годы. Говорили об искуплении какого-то греха (...). Но никто не осуждал. Связывали еще этот переход к церкви с участившимися поездками на Русский Север, в Псково-Печерский монастырь, где он подолгу «гостил» у старца Иоанна Крестьянкина». Жизненный выбор Н. И. Гришина был глубоко продуман и логичен. Сказались православные семейные традиции. Как и долгие разговоры со священником, служившим в церкви старинной подмосковной усадьбы Мцыри, когда-то принадлежавшей бабушке Лермонтова. Обратимся к гришинской автобиографии: «Примерно с 1950 года я начал активное изучение практики церковной службы и догматики православного исповедания. В течение более 20 лет участвовал в клиросном чтении и пении, а также помогал в алтаре служащему священнику. В этот период обстоятельно изучал творения св. Отцов Православной церкви по Добротолюбию, по собраниям сочинений Иоанна Златоуста, Василия Великого и других отцов Церкви».

Н. И. Гришин был рукоположен в сан священника (иерея) в Рижском кафедральном соборе Св. Троицы Высокопреосвященнейшим Леонидом, Архиепископом Рижским и Латвийским, 31 марта 1979 года. С апреля этого же года о. Николай становится священником собора святых князей-страстотерпцев Бориса и Глеба в Даугавпилсе, а с 1985 года — настоятелем собора и благочинным Даугавпилсского округа. Летом 1988 года на о. Н. Гришина возлагаются обязанности настоятеля церкви свв. Петра и Павла на Старом Форштадте. Отец Николай был великолепным оратором. Его проповеди и выступления запомнились многим даугавпилчанам надолго. Так, профессору Даугавпилсского Университета И. В. Трофимову особенно запомнилась речь о. Николая, услышанная в конце 1989 года: «Признаюсь, выступление о. Николая меня поразило. Мощный голос, безукоризненная дикция, умные и доброжелательные глаза и, наконец, естественность и свобода высказывания. А говорил он о вещах, которые для филолога близки своей нескончаемой актуальностью. Он говорил, почему нельзя переводить богослужение в Православной церкви с церковнославянского на современный русский. Несколько примеров убедительнейше показали, что теряет богослужебный текст в современном адаптированном изложении».

С 3 марта 1990 года о. Николай становится настоятелем валмиерской церкви святого преподобного Сергия Радонежского. В начале 90-х гг. XX века о. Н. Гришин направил прошение Преосвященному Льву, Епископу Новгородскому и Старо-Русскому: «Чувствую благодарную потребность послужить Святой Церкви Христовой в г. Старая Русса, поскольку вблизи этого города в августе 1943 г. был спасен милостью Божией во время моего участия в военных действиях в составе Красной Армии и ограничился только милосердным ранением». По воле Божьей о. Николай оказался в подмосковной Кашире, где с конца 1993 года исполнял послушание благочинного Каширского округа и настоятеля Успенского собора. Прихожанка собора Т. Г. Сарманова вспоминала: «Какой-то удивительный дар имел о.Николай снимать с души тяжесть. Вокруг него собирались старики и старушки, тянулись к нему и молодые. Для каждого у него находилось слово. (...) И проповеди доступные. Возвышенно так говорят: окормлял. И действительно окормлял. К нему шли люди со всеми своими невзгодами». В канун 1998 года о. Николай был приглашен на освящение дома, и в результате он сильно простудился: машина застряла в снегах. О. Николай скончался спустя несколько дней — 2 января 1998 года. Похоронен он за оградой Успенского собора. В каширском краеведческом музее Н. И. Гришину посвящена большая экспозиция, информирующая о священнической и научной деятельности этого незаурядного человека.

Геннадий Марков, "Православная жизнь", стр. 8-9.

http://uploads.ru/t/R/i/s/RisZE.jpg
1989 год. Епископ (ныне Митрополит Рижский и всея Латвии) Александр в Даугавпилсском Борисоглебском соборе. За Владыкой стоит протоиерей Николай Гришин.

+2

9

Священномученник Николай, пресвитер Витебский

Николай Фомич Околович окончил Витебские Духовное училище и Духовную семинарию, после чего продолжил образование в Московской Духовной академии. В 1887 году он полгода прослужил столоначальником Псковской Духовной Консистории, после чего был назначен на должность противораскольничего миссионера Псковской епархии. Для выполнения новых обязанностей ему пришлось переехать в г. Режицу (нынешний Резекне). Пробыв здесь немногим более месяца, Николай Фомич устроил личную жизнь, женившись на внучке Преосвященного Маркелла (Поппеля), епископа Полоцкого и Витебского.

Вскоре после венчания Н. Околовича рукоположили во иерея с назначением в г. Полоцк. Кроме обязанностей настоятеля домового храма и Законоучителя кадетского корпуса, он являлся членом Полоцкого епархиального попечительства, председателем Совета Полоцкого церковного братства, а также председателем Полоцкого уездного отделения училищного совета. Тяжелая болезнь, поразившая о. Николая в 1906 году, заставили его переменить климат, переехав с семьей в г. Воронеж, где он последующие пять лет был ректором местной Духовной семинарии.

Кроме педагогической деятельности, о. Николай являлся председателем епархиального миссионерского совета, редактором газеты «Воронежские епархиальные новости» и активным участником 14 культурно-просветительских обществ. О. Николай организовал обсерваторию, биологическую и электрическую станции, оранжерею. По окончанию этих поистине титанических трудов последовал перевод на должность законоучителя и настоятеля домового храма Двинского реального училища. Здесь, в Двинске, о. Николай продолжил свою многолетнюю литературную деятельность на посту редактора «Полоцких епархиальных ведомостей». В годы Первой мировой войны, с приближением фронта к городу Двинску, реальное училище было переведено в город Речица. О. Николай преподавал в училище до октября 1917 года. На этом его 30-летняя педагогическая деятельность приостановилась.

После окончания немецкой оккупации, прот. Николай вернулся в Витебск, где организовал пастырскую школу на базе кафедрального собора. К 1922 году он уже являлся настоятелем данного храма. В этот период проходила кампания по изъятию из храмов церковных ценностей. Несмотря на то, что ограбление церквей проходило без эксцессов, о. Николая все-таки арестовали «за противодействие» и продержали в тюрьме две недели. Состоявшийся суд приговорил его к одному году лишения свободы, однако вскоре священник был амнистирован.

Поскольку он во время заключения потерял место своего служения, а епархиальный совет, поддерживавший патриарха Тихона, был расформирован, о. Николаю пришлось принимать назначение от обновленческого епископа. В 1924 г. обновленческий митрополит Иосиф (Кречетович) и в 1927 г. обновленческий архиепископ Александр (Щербаков) письменно предлагали отцу Николаю Околовичу перейти в обновленчество, принять архиерейский сан и Полоцкую епархию. Однако ответом на это предложение был решительный отказ.

В 1929-1931 гг. о. Николай Околович был верным помощником архиепископа Витебского Николая (Покровского). Благодаря его трудам, не только открывались ранее закрытые приходы, но и вернулись в юрисдикцию патриаршей церкви более 40 обновленческих приходов.

Активность заслуженного митрофорного протоиерея пришлась не по нраву советской власти. И вот 24 апреля 1931 года о. Николай Околович был арестован по обвинению в антисоветской и антиколхозной агитации. Решением суда прот. Николай направлялся в трехгодичную ссылку в Уральскую область. По свидетельству его сына — Петра Николаевича Околовича — протоиерей Николай Околович скончался в заключении в 1934 году. Место его смерти и погребения неизвестно.

Память священномученника Николая, пресвитера Витебского, отмечается в третью неделю по Пятидесятнице в Соборе Белорусских святых.

http://uploads.ru/t/f/Q/R/fQRxy.jpg

+2

10

О чем рассказал старый календарь

Однажды, перебирая старые газеты и журналы, я обнаружила среди них «Церковный календарь на 1943 год». Листы потемнели от времени, местами порваны, испачканы чернилами. Но сколько всего они рассказали…

Календарь, о чем свидетельствует надпись на первой странице, был составлен «с благословения Высокопреосвященнейшего Сергия, Митрополита Литовского и Виленского, Экзарха Латвии и Эстонии» и издан в Пскове «Православной миссией в освобожденных областях России». Редактором издания являлся священник Н. Н. Трубецкой. Благодаря удивительной находке вспомним о человеке, который посвятил свою жизнь служению Православной Церкви.

Родился Николай Никанорович 26 декабря 1907 года в г. Краславе в семье священника. Не только он сам, но и три его младших брата стали священнослужителями. В 1927 году Николай окончил Двинскую гимназию. В 1928 году — педагогические курсы. Затем он поступил в Рижскую Духовную семинарию. После окончания учебы, как преуспевающий ученик, Николай Трубецкой продолжил богословское образование в Православном Парижском институте. После возвращения на родину в 1934 году Синодом Латвийской Православной Церкви Н. Трубецкой назначается в с. Михайлово на службу псаломщиком и учителем Закона Божия в местной школе. В 1936 году Трубецкого посвящают во священника и назначают в елгавский собор свв. Симеона и Анны. В 1937 году о. Николай поступает на богословское отделение Латвийского университета. В период после рукоположения и до 1938 года о. Николай также служил в храмах с. Михалово, г. Гривы, г. Дагды, а затем — в рижском храме Покрова Пресвятой Богородицы.

В августе 1941 года, вместе с другими миссионерами, о. Н. Трубецкой был направлен в Псков. После недолгой, но насыщенной деятельности в Псковской миссии он возвращается в Ригу. С 1942 года о. Николай является редактором миссионерского журнала «Православный христианин», кроме этого, он был редактором церковного календаря на 1943 год, имевшего, как и журнал, большой спрос на территории Миссии. В начале 1944 года по поручению Митрополита Сергия о. Николай Трубецкой подготовил к изданию новые учебники по Закону Божию. Все это время он служит в Рижской Покровской церкви и преподает Закон Божий в школах.

В октябре 1944 года о. Николай был арестован и отправлен в Ленинград. В ходе следствия была попытка привлечь священника к сотрудничеству с органами КГБ, но в конце процесса в анкете следователя появилась запись «Вербовать нецелесообразно», так как на допросах он не признал себя изменником родины. О. Николай получил 10 лет лагерей и 5 лет поражения в правах. После освобождения он служил в храмах Сибири по месту ссылки.

С 1960 года и до самой смерти 18 марта 1978 года о. Николай совершал служение в рижском храме Нерукотворного Образа Господа нашего Иисуса Христа. Похоронен на Вознесенском кладбище в Риге…

Ирина Романова, «Православная жизнь», декабрь 2011 г, стр. 8-9, печатается в сокращении.

+2

11

О. Георгий Попов: «Никогда не забывайте о воскресшем Спасителе!»

В день Первого и Второго обретения главы честного и славного Пророка и Крестителя Господня Иоанна (8 марта) исполнилось 20 лет со дня священнической хиротонии благочинного Даугавпилсского округа протоиерея Георгия Попова. В сослужении священнослужителей Даугавпилсского благочиния о. Георгий совершил Божественную Литургию Преждеосвященных Даров, после чего сказал проповедь, посвященную теме послушания. Затем отец благочинный принял многочисленные поздравления от священно- и церковнослужителей, а также от многочисленных прихожан, пришедших в этот день в храм.

Пользуясь случаем, мы задали несколько вопросов о. Георгию, на которые получили интересные и обстоятельные ответы:

― Изменился ли Ваш взгляд на специфику священнического служения за минувшие 20 лет?

― Христос вчера, сегодня и завтра ― тот же, поэтому и служители Церкви все время должны быть одними и теми же. В своем служении священник руководствуется неизменностью Церковных канонов. Конечно, жизнь может вносить свои коррективы, что-то изменяя и подправляя, но неизменным образцом для священнослужителя должны оставаться жития святых и жизнь многоопытных священников, прошедших лагеря, ссылки и претерпевших различные гонения за свою веру. Это ― образцы, которые не только не нужно, но и не хочется менять. Выстраивая свою жизнь по четко видимым идеалам, растет и личная ответственность за свое служение.

― Если ничего не меняется, не возникает ли ощущение дежавю?

― Наверное, почти каждый человек хотя бы раз в жизни пережил ощущение дежавю. Предположу, что оно чаще наступает у заядлых театралов, которые по многу раз смотрят одну и ту же постановку какой-либо пьесы. Или у любителей фильмов, которые посмотрели их бессчетное количество раз. Но таких ценителей и знатоков немного. В Церкви же как раз все построено не на разнообразии, как в светском мире, а на непрерывном повторении почти одних и тех же действий. Это может показаться непосвященному человеку странным и удивительным, но богослужение при всем внешнем «однообразии» не наскучивает ни священнослужителю, который это богослужение совершает, ни верующему, который за этим богослужением молится. Это одно из Божьих чудес.

― Что самое тяжелое и самое легкое в служении священника?

― Легко бывает очень редко. Это те краткие минуты, когда ты чувствуешь Дыхание Божие, когда переживаешь мистический опыт встречи с Богом. Данное чувство имеет прямое отношение к области Божией благодати, и оно не зависит от личных заслуг пастыря, от его поста и молитвы. Вероятно, Господь, по Своей неизреченной милости, просто посещает пастыря, чтобы поддержать и укрепить его в трудную минуту. Такие встречи с Богом очень редки, но они нужны, так как дарят радость и легкость.

Теперь пару слов о тяжелом. Тяжело было Христу, который нес на себе все грехи мира. Если бы каждый из нас взял на себя все грехи хотя бы десятка человек, наверное, мы тут же рассыпались бы в прах от непомерной тяжести. Что касается священников, получивших власть вязать и разрешать грехи, то благодать Божия защищает пастырей от невероятного груза чужих прегрешений. Искренняя исповедь кающегося грешника заставляет священника входить в положение исповедника, вникать в обстоятельства его жизни, как-то сопереживать, давать советы. Ни один психолог не выдержал бы этого груза. Священник же защищен благодатью, и потому разрешенные грехи не ложатся на его собственные плечи.

― Вы как-то сказали, что священник, который неправильно подвизается, сгорает за 2-3 года. Что Вы имели в виду?

― История Церкви знает случаи, когда пастырь, презрев данные обеты, забывал свою любовь ко Христу и начинал совершать богослужение без молитвенного чувства и без благоговения. Это очень опасное и по-своему страшное состояние. Когда появляется хотя бы тень этого ощущения, нужно духовно встряхнуться, дабы прогнать это чувство, как наваждение. Нужно вспомнить волнительный момент своего рукоположения. Следует воскресить в памяти те мгновения, когда в руки посвящаемого влагалось Тело Христово и он давал клятву верно служить Господу. Нужно не сгорать, а духовно расти, служить людям и честно выполнять свой пастырский долг. Скажу больше: священник, который останавливается в своем развитии, перестает быть интересен для своей паствы, умирая для нее как пастырь, как духовный лидер, как авторитет.

― Из года в год, из месяца в месяц, изо дня в день, обращаясь к пастве со словами наставления, священник так или иначе высказывает одни и те же мысли: нужно поститься, нужно молиться, нужно любить ближнего своего, как самого себя (Мф. 22:39). Не возникает ли чувство бессилия перед неизменностью и неисправимостью человеческой природы?

― А сколько прошло времени с того момента, как люди получили от Господа 10 заповедей? Господь медлит, долго терпит, бесконечно долго ждет исправлений грешников, их слез, молитв и покаяний. Господь ― пример и идеал для каждого священника. Как долго терпел и ждал Христос, так и священник должен долго ждать исправления людей, не отчаиваясь, не унывая и не теряя надежды. Люди исправляются редко, но если хотя бы одну душу мы спасем, то и она будет очень много значить в глазах Божиих. Об этом нам говорит притча о потерянной овце (Лк. 15:1-7).

― В священническом сане вы в 20-й раз встречаете праздник Светлого Христова Воскресения. Какой из них Вам запомнился больше других и почему?

― Пасха ― это вершина и кульминация годового круга богослужений. Пасхальная радость появляется и живет в сердце человека. И потому она не зависит от внешних обстоятельств: количества прихожан в храме, числа почетных гостей, самого храма, служащих с тобой священнослужителей, обилия приготовленных яств на праздничном столе и т. д. Пасха не зависит от антуража. Она внутри самого человека. И чем строже человек постился, чем он больше молился, чем искреннее прощал своих ближних и чем больше совершал добрых дел, тем больше его радость, тем полнее ощущение праздника. Поэтому-то священники постоянно и повторяют одни и те же слова наставления своим прихожанам, фактически призывая всех только к одному: к более полному и радостному сопереживанию вести о Воскресшем Христе.

― Что Вы пожелаете нашим читателям?

― Хочу всем пожелать не терять ощущение пасхальной радости. Пусть каждое воскресение будет напоминанием о самом главном празднике Православного мира. Никогда не забывайте о Христе, Который воскрес Сам и совоскресит всех нас в жизнь новую, бесконечную. Пусть весть о Воскресшем Спасителе будедля вас самой радостной, самой желанной вестью, которая отметает все беды и заботы о дне сегодняшнем. Христос Воскресе!

Беседовал Юрий Петровский, "Православная жизнь", апрель 2012 г., стр. 6-7.

http://uploads.ru/t/0/z/V/0zVw7.jpg

О. Георгий Попов совершает Литургию Преждеосвященных даров в день 20-летия своей священнической хиротонии.

0

12

Почил архимандрит Георгий (Парфенович)

15 мая в Даугавпилсе было совершено отпевание многолетнего настоятеля гривского храма свт. Николая чудотворца архимандрита Георгия (Парфеновича).

Батюшка скончался в ночь на 13 мая после тяжелой, продолжительной болезни на 89-м году жизни. В священном сане о. Георгий прослужил около 67-ми лет. Из них почти 58 лет ― в сане священника. Настоятелем гривского храма он являлся 47 лет. Таким образом, архимандрит Георгий совершал свое служение при 4-х Патриархах Русской Православной Церкви и 10-ти Архипастырях Рижской епархии и Латвийской Православной Церкви. Около полутора лет назад архимандрит Георгий был почислен за штат с оставлением в должности почетного настоятеля храма.

Кончина дорогого батюшки горько отозвалась в сердцах его близких, священноначалия, многочисленных священнослужителей и, конечно же, хорошо знавших его прихожан. О. Георгий много и плодотворно потрудился на ниве Господней. Многочисленные награды, полученные им на данном поприще, ― лишнее тому подтверждение.

Перед началом чина отпевания Преосвященнейший Александр, Епископ Даугавпилсский, совершил последнию Литию по почившему о. Георгию, а затем обратился к присутствующим с проникновенным словом, посвященным памяти покойного. Напомнив этапы жизни архимандрита Георгия, Его Преосвященство призвал всех молиться о упокоенни души усопшего в Небесных селениях.

По окончании чина отпевания гроб с телом покойного был поднят на руки священнослужителями и обнесен вокруг храма под пение ирмосов канона прп. Андрея Критского. Погребение почившего пастыря состоялось на гривском православном кладбище. Могилу украсили венки от Латвийских Архипастырей, латгальских благочиний, отдельных приходов, родных, близких и прихожан, знавших и любивших дорогого батюшку.

Напомним, что архимандрит Георгий (в миру ― Владимир Антонович Парфенович) родился в Индровской волости Двинского уезда в 1923 году. В апреле 1944 года он окончил Пастырско-богословские курсы в Вильнюсе, после чего служил псаломщиком.

В 1945 году В. Парфенович был рукоположен в диакона. В данном сане, с декабря того же года, он служил в Александро-Невском соборе г. Даугавпилса. Через два года о. Владимир Парфенович принял монашеский постриг в Виленском Свято-Духовом монастыре с наречением имени Георгий. Во иеромонаха был рукоположен в 1954 году. Служил в храмах на западе Латвии.

В Латгалию о. Георгий вернулся в 1963 году, будучи назначен настоятелем храма на Гриве. Кроме этого, в последующие годы он был благочинным Даугавпилсского округа, священником Борисо-Глебского собора, настоятелем храмов в г. Дагде, пос. Янюциемсе и Скрудалиена.

"Православная жизнь", июнь 2012 г., 3 стр.

http://uploads.ru/t/y/J/U/yJUF7.jpg

0

13

О. Александр: «Христос ― наша опора и спасение!»

Прошло немногим более года с того момента, как в Даугавпилсе начал служить молодой священник о. Александр Юкимович. Батюшка с легкостью совмещает богослужения в Александро-Невском храме, преподавание в Рижской Духовной семинарии и плодотворную миссионерскую деятельность.

Сегодня настоятель храмачасовни святого благоверного князя Александра Невского иерей Александр Юкимович ― гость нашего издания…

― О. Александр, расскажите о себе!

― Я родился в Валмиере ― городе своих предков. Потом мы переехали в Лиепаю, где я сначала ходил в воскресную школу, а с 14 лет начал прислуживать в алтаре собора свт. Николая чудотворца. После окончания средней школы я поступил в Рижскую Духовную семинарию на очное отделение, где и проучился четыре года.

― Вы твердо решили, что поступать нужно именно в семинарию?

― Поначалу у меня были некоторые колебания, но к 12 классу я четко осознал: нужно поступать либо в семинарию, либо все равно куда, лишь бы была профессия для обеспечения дальнейшей жизни. Милостью Божией мне удалось встать на стезю духовного образования, и это определило мою жизнь. После семинарии я 2,5 года проходил практику в рижском храме Благовещения Пресвятой Богородицы. Там же познакомился и со своей будущей матушкой, которая была певчей в церковном хоре.

― Было ли желание вернуться в родной город и там начать свое служение в качестве пастыря?

― Как я уже сказал: я родился в одном городе, вырос в другом, учился в третьем. Матушка моя ― рижанка. Не нужно сбрасывать со счетов и нужды Латвийской Православной Церкви, ведь мы призваны служить не себе, а Господу. Не скрою, приехав в Ригу, я все четыре года скучал по Лиепае, потом привык. «Пришелец я на земле», ― говорит Священное Писание. Мы можем хотеть жить где-то, но везде нужно уметь устраиваться! То, что я оказался в Даугавпилсе, с одной стороны, случайность (была большая вероятность, что меня пошлют служить в другое место), с другой стороны ― милость Божия, ибо служить мне доводится в уникальном храме, поставленном на месте собора, богатого своей историей.

― Напомню, что недалеко от собора, который Вы только что упомянули, находится высшее учебное заведение. Когда-то студенты и преподаватели Даугавпилсского педагогического института писали письма в различные инстанции с требованием передать «очаг мракобесия и суеверия», как они называли собор св. Ал. Невского, для нужд «культуры и просвещения». Какие ныне складываются отношения между Даугавпилсским университетом (ДУ, бывшим ДПИ) и настоятелем храма-часовни Ал. Невского?

― Другое время ― другие отношения. Можно их назвать вполне доброжелательными. В минувшем учебном году мне довелось посещать городской университет примерно раз в месяц. Я часто беседовал с педагогами, проводил лекции для студентов. Наибольший интерес к этим встречам выказали студенты-католики из Польши. Они интересовались православной культурой, много расспрашивали. Запомнилась девушка из Америки. Она русского происхождения, и чувствовалась ее тяга к своим историческим корням.

Что касается нашего крещенного в Православии, но невоцерковленного студенчества, то интерес с его стороны оказался невысок. В связи с этим вспоминается прав. Иоанн Кронштадтский, который в молодых летах хотел ехать в дальние страны к дикарям с проповедью христианства, но, когда увидел, что многие его соотечественники не знают даже элементарных догматов веры, решил остаться и проповедовать им. По сути дела, сейчас мы находимся в аналогичной ситуации. Нива большая; хватило бы сил ее обработать.

― Университетом Ваши миссионерские усилия, конечно же, не ограничиваются?

― Хорошие отношения сложились со школой «Сасканяс». Вторые и третьи классы приходили к нам в храм, и мы проводили молебен о каких-либо нуждах, с последующим объяснением всех действий: кому мы молимся, почему и т. д. Дети очень любознательны. Их внимание привлекают многие вещи: и глава Адама, изображенная на Распятии, и фреска Страшного Суда, которая написана на западной стене нашего храма. Объясняя смысл изображенного, невольно учишься сам, так как многое приходится повторить, многое уточнить, во многое нужно углубиться…

― Вы служите в храме- часовне, являющимся в то же время и мемориалом разрушенного собора. Какие чувства испытываешь, совершая богослужения в таком уникальном месте?

― Место это святое, намоленное. В нашем маленьком храме чувствуется дух старого, большого собора. Эта преемственность есть, и она никуда не может уйти, так как на святом месте может стоять только Дом Божий и ничто иное. Я изучаю историю храма, интересуюсь нюансами жизни священнослужителей, которые когда-то проходили здесь свое служение. Это были прекрасные, достойные люди. Наверное, именно поэтому в нашем храма св. блгв. кн. Александра Невского всегда по-особенному совершаются заупокойные богослужения, на которых непременно поминаются служившие здесь священники, диаконы и все те, кто трудился на благо древнего храма.

― Тем не менее, сейчас много говорят об отсутствии преемственности между старыми священниками и молодыми. Вам довелось поучиться у кого-то из почтенных, многоопытных пастырей?

― Я стараюсь учиться у всех священников, которые старше меня и поэтому опытнее. Получается, что я учусь практически у всех, с кем знаком… Но особо хочу отметить о. Анатолия Мисеюка, который скончался в этом году. Сей дивный пастырь, не имея физических сил предстоять пред престолом Божиим, нес подвиг исповеди священнослужителей Рижского благочиния. О. Анатолий исповедовал меня и перед диаконской, и перед священнической хиротонией. Его слова о том, как нужно нести свое служение, каким должен быть пастырь по отношению к приходящим людям, к собратьям-священникам и к церковноначалию, я запомнил на всю жизнь.

― Кто из святых Вам наиболее дорог и близок?

― Заставляет волноваться образ св. Иоанна Кронштадтского. Нельзя игнорировать величие подвига сщмч. Иоанна Рижского. Сильное впечатление на меня также произвел сщмч. Климент, третий Епископ Римский. Не имеет смысла пересказывать все, что о нем известно, но меня очень впечатлила история его семьи, которая по трагическим обстоятельствам распалась, но воссоединилась после обращения всех ее членов к Богу.

― Что Вы пожелаете нашим читателям?

― На храмах иногда устанавливают крест с т. н. якорем. Хочу пожелать нашим читателям всегда помнить и никогда не забывать, что именно Крест Господень и распятый на нем Христос являются нашим спасением, нашей опорой как в этой жизни, так и в жизни будущей.

Беседовал Юрий Петровский. "Православная Жизнь", июль 2012, стр. 12-13.

http://s1.uploads.ru/t/VYgzo.jpg

О. Александр Юкимович во время встречи с учениками школы «Сасканяс»

0

14

Священно- и церковнослужители Даугавпилса, подвергшиеся коммунистическим репрессиям

Протоиерей Феодор Филиппович Румянцев (1847-1919).
С 1877 по 1919 год являлся помощником настоятеля городского собора св. блгв. кн. Ал. Невского. Также был казначеем Двинского уездного отделения Полоцкого Епархиального Училищного Совета и преподавателем Закона Божиего в Двинской женской гимназии. Арестован по сфабрикованному большевиками делу о «заговоре двинской буржуазии». Расстрелян у крепости из пулемета вместе с несколькими десятками видных двинчан. Погребен на даугавпилсском городском православном кладбище.

Протоиерей Виктор Степанович Жданов († 1937).
С 1914 по 1919 год служил в Александро-Невском соборе. Согласно постановлению Особой Тройки НКВД расстрелян в г. Витебске.

Протоиерей Петр Цитович († 1918).
В 1918 году служил в Александро-Невском соборе. Предположительно, убит в ходе борьбы «с врагами народа».

Епископ Иоанн (Иван Саввич Легкий) (1907-1995).
http://s1.uploads.ru/t/NwCEf.jpg
Рукоположен Архиепископом Рижским и всея Латвии Иоанном (Поммером) в 1931 году. Служил вторым священником даугавпилсского собора св. блгв. кн. Ал. Невского. С 1934 по 1936 год совершал богослужения в храме свв. апп. Петра и Павла на Старом Форштадте. В 1936 г. назначен в Рижский Свято-Троицкий-Сергиев женский монастырь. Был членом епархиального совета. В июне 1941 г. арестован органами НКВД. Содержался в тюрьме г. Остров. Освобожден в связи с наступлением германский войск. Работал в составе Псковской миссии. Был благочинным Гдовского округа и помощником начальника Псковской Духовной Миссии. В 1943-1944 гг. являлся настоятелем Рижского кафедрального собора. В 1944 году немецкими войсками насильно вывезен в Германию. В 1949 году переехал в США. Занимал ряд высоких должностей. В августе 1990 года принял монашеский постриг с именем Иоанн. Был хиротонисан во епископа с назначением в Аргентину. Через четыре года был уволен на покой с титулом епископ Рокландский. Был награжден всеми возможными для священника наградами. Погребен на кладбище женского монастыря в Ново-Дивеево, штат Нью-Йорк, США.

Диакон Геннадий Чапля († 1942).
http://s1.uploads.ru/t/iaTNk.jpg
Предположительно с 1934 по 1941 год был диаконом Александро-Невского собора. Основатель и руководитель даугавпилсской метеорологической станции. Был арестован 14 июня 1941 года и сослан в Вятские лагеря Кировской области. Расстрелян в 1942 году. Точное место захоронения неизвестно. Реабилитирован посмертно в связи с отсутствием состава преступления.

Протоиерей Глеб Трубицын (1912-1996).
http://s1.uploads.ru/t/ERDdB.jpg
Окончил Рижскую Духовную семинарию. В 1936 году рукоположен во иерея Митрополитом Августином. С 1944 года был настоятелем екабпилсской церкви Покрова Пресвятой Богородицы, с обслуживанием храмов в Крустпилсе и Ерсике. В 1949-1951 гг. был настоятелем даугавпилсского Александро-Невского собора. Кроме этого, совершал богослужения в илукстской церкви. 7 мая 1951 года о. Глеб был арестован по обвинению в «антисоветской пропаганде» и «открытой борьбе с советской властью». Вскоре был осужден военным трибуналом по ст. 58-1«а» и 58-10 на 25 лет каторжных работ. Был освобожден после амнистии в 1955 году. Вернулся в Латвию. С 1957 года назначен в Крустпилс, затем до января 1961 года служил в даугавпилсской Петро-Павловской церкви. Последние годы жизни служил в Риге. В общей сложности, в священном сане о. Глеб прослужил 60 лет. Погребен на рижском Иоановском кладбище.

Протоиерей Николай Иосифович Жунда (1913-1953).
http://s1.uploads.ru/t/bVQGa.jpg
Окончил Рижскую Духовную семинарию. Рукоположен во священника в 1934 году Архиепископом Рижским и всея Латвии Иоанном (Поммером). В 1936-1938 гг. служил священником в гарнизонном соборе Даугавпилсской крепости (в правом приделе, отданном Православной Церкви). С 1938 года ― второй священник даугавпилсского собора свв. кнн. Бориса и Глеба, продолжал служить в гарнизонной церкви. В 1939 году был назначен настоятелем Борисо-Глебского собора. С 1941 года служил во Внешней (Псковской) Православной миссии. Был ее секретарем и начальником канцелярии. Выполнял обязанности благочинного Псковского и Островского округов. После возвращения в Латвию служил в храме Рождества Пресвятой Богородицы города Илуксте. Арестован после Божественной Литургии 25.10.1944. В 1945 осужден на 20 лет лагерей. Заключение отбывал в Красноярском крае. Скончался в тюремной больнице от туберкулеза. Место погребения неизвестно. В 1961 году на даугавпилсском православном кладбище устроен кенотаф о. Николая.

Протоиерей Иаков Владимирович Начис (1912-1991).
В 1936 году окончил Рижскую Духовную Семинарию. С 1936 по 1938 год ― псаломщик и регент в даугавпилсском БорисоГлебском соборе. Затем был рукоположен во иерея. Около года служил священником в даугавпилсской тюремной церкви. После присоединения Латвии к СССР избежал ареста, уехав из Лиепаи, где служил священником, в Ригу. Скрывался у знакомых. В годы войны ― участник Псковской миссии. Был благочинным Лужского и Порховского округов. После ликвидации Миссии служил в храмах Латвии. Подвергался аресту в Риге в мае 1945 г., затем в Лиепае в августе 1945 года. Осужден военным трибуналом войск МВД Ленинградской обл. 18.05.1946 по ст. 58-1 а и 58-10 ч. 2 УК РСФСР. Приговорен к 10 годам ИТЛ. Заключение отбывал в Коми АССР. В лагерях иногда служил Божественную Литургию. С 1987 по 1991 год являлся клириком рижского кафедрального Свято-Троицкого собора. Погребен на 1-м Лесном рижском кладбище.

Протоиерей Николай Николаевич Красногородский (1895-1954).
Посвящен в священнический сан в 1919 году. С августа 1920 по 1939 год был настоятелем Свято-Никольской церкви в деревне Ругаи Абренского уезда. С 1939 по 1944 служил в Воскресенском храме деревни Вецслобода. В начале 1945 года был назначен в собор свв. кн. Бориса и Глеба в Даугавпилсе. На новое место службы прибыл 20 января 1945 г., а 25 января того же года был арестован. Приговор вынесен 3 августа 1945 года ― 10 лет лишения свободы (ст. 58-3 и 88-10 ч. 2) без поражения прав и конфискации имущества (в связи с его отсутствием ― было изъято только 47 фотографий и 16 книг). В 1954 году получена справка о смерти о. Николая, без указания даты.

Протоиерей Иоанн Иоанович Дубакин (1888-1969).
http://s1.uploads.ru/t/hW2yN.jpg
Принял сан в 1913 году. Служил в храмах Осташкова и Орловской области. В 1923 году проходил по делу ряда церковнослужителей г. Орла, обвиняемых в сокрытии церковных ценностей. Затем, 28.07.1932 был осужден на 10 лет лагерей. Пробыл в ссылке до 17.12.1945. В марте 1947 года судимость была снята. С 1946 по 1947 год был настоятелем даугавпилсского Борисо-Глебского собора и благочинным Даугавпилсского и Лудзенского округов. После переезда в Ригу служил в разных храмах латвийской столицы. В 1962 году вернулся в Даугавпилс, был вторым священником Борисо-Глебского собора, с постоянным обслуживанием церкви Успения Пресвятой Богородицы. С 1 июня 1964 г. ― ключарь кафедрального Свято-Троицкого собора в Риге. В 1967 году служил в даугавпилсской Петро-Павловской церкви и в Борисо-Глебском соборе. Скончался в ночь на 8 июля 1969 года, после совершения Божественной Литургии и молебна в праздник Рождества Иоанна Предтечи, своего небесного покровителя. Погребен на даугавпилсском православном кладбище.

Протоиерей Савва Корнильевич Трубицын (1887-1968).
http://s1.uploads.ru/t/UR1y0.jpg
Четыре года исполнял обязанности псаломщика в храме свт. Николая чудотворца на Гриве. В 1912 году стал диаконом, а в 1921 ― священником. Служил в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Боровке (ныне ― п. Силене) Даугавпилсского района, а затем ― в Свято-Георгиевском фабиановском (янюциемсском) храме. В 1922 году переведен настоятелем церкви на Гриве. Служил здесь до 1944 г. С сентября 1944 по 18 января 1945 г. о. Савва, уже в сане протоиерея, являлся членом Епархиального управления. Одновременно был настоятелем рижской Свято-Иоанновской церкви. 18.01.45 арестован. Осужден на 5 лет ИТЛ по ст. 58-3 УК РСФСР. После отбытия срока заключения в 1950 г. назначен настоятелем Свято-Духовой церкви Екабпилса. Затем служил в рижских храмах. С 1964 года был духовником рижского духовенства. Служил до самой кончины. Погребен на рижском Иоанновском кладбище.

Архимандрит Кирилл (Леонид Владимирович Начис) (1920-2008).
http://s1.uploads.ru/t/2L0vW.jpg
С 6 лет выполнял обязанности алтарника в гривском храме при свящ. Савве Трубицыне, помогал свящ. Николаю Жунде и своему брату Иакову за богослужением. С января 1942 по 1944 г. служил псаломщиком в составе Псковской духовной миссии. В декабре 1944 г. был помещен в концлагерь г. Кенигсберга. После взятия города советской армией в апреле 1945 г. заключен уже в советский лагерь. Освобожден в апреле 1946 г. В Латвию вернулся в феврале 1947 г. В 1950 г. вновь арестован. Осужден на 10 лет ИТЛ. Освобожден через пять лет. В 1959 г. рукоположен во священника. В 1960 г. пострижен в рясофор в Виленском Свято-Духовом монастыре. В 1965 г. пострижен в мантию с именем Кирилл. В 1965-1988 гг. служил священником в храмах Санкт-Петербургской епархии. Был духовником Ленинградской семинарии и академии. В 1994-1995 гг. наместник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Скончался в Новодевичьем монастыре и погребен на монастырском кладбище.

Протоиерей Николай Никанорович Трубецкой (1907-1978).
В 1934-1936 гг. был псаломщиком церкви в пос. Михалово. В 1936 году Печерский Архиепископ Николай рукоположил Н. Трубецкого в сан иерея. В 1936/37 гг. о. Николай являлся настоятелем Ильинского храма в селе Малиновка (Даугавпилсский район). Также известно, что после рукоположения и до 1938 года о. Николай служил в храмах Михалова (Пудинова), Гривы и Дагды. В 1941 г. был арестован оккупационными немецкими войсками для вывоза в Германию. С августа 1941 по октябрь 1944 г. ― участник Псковской Духовной миссии. В октябре 1944 года вновь арестован немецким командованием. В том же месяце арестован органами НКВД. В мае 1945 года военным трибуналом войск НКВД Ленинградского округа осужден на 10 лет ИТЛ и 5 лет с поражением в правах по делу Псковской миссии. Находился в лагере Воркутинского района. После освобождения служил в храмах Латвии. Автор ряда книг духовной тематики.

Подготовил чтец Георгий, "Православная жизнь", июль 2012 года, стр. 14-17. Публикуется в сокращении.

Отредактировано parks (Пятница, 6 июля, 2012г. 10:50:11)

0

15

«И по истине Ты смирил меня»

3 июля скоропостижно скончался клирик даугавпилсского кафедрального собора святых князей-страстотерпцев Бориса и Глеба протоиерей Кирилл (Кирьян) Павлович Сильченок. Внезапная смерть священника тяжело пронзила скорбью сердца всех, кто его знал, кто с ним вместе служил, кто почитал его за духовного отца.

Подтверждением тому ― крайне торжественное отпевание почившего батюшки, которое совершил Преосвященнейший Александр, Епископ Даугавпилссий, в сослужении трех благочинных протоиереев (Даугавпилсского, Резекненского и Мадонского), 13 латгальских священников и 3 диаконов. Проводить в последний путь о. Кирилла пришли сотни прихожан кафедрального храма. Гроб покойного утопал в цветах. Многие, не в силах сдержаться, плакали, вспоминая часто незаметное, но всегда самоотверженное служение о. Кирилла, отдававшего всего себя Церкви Христовой.

Жизнь о. Кирилла нельзя назвать легкой. Он родился 11 февраля 1958 года в деревне Красногорск Браславского района Витебской области Белорусской республики. В следующем году его мать Екатерина Кондратьевна Сильченок вместе с сыном переехала на постоянное место жительства в Латвию. Спустя 3 года ― в 1962 году ― она умерла, и 4-летнего Кирилла определили на воспитание в детский дом.

Будучи священником, о. Кирилл не любил рассказывать о своем детстве. Вряд ли оно было особо радостным. Добрый, незлобивый и очень ранимый, он, должно быть, тяжело переживал свое одиночество, страдая без материнского тепла и семейного уюта. Простые маленькие радости, которые не замечают многие дети из полных семей, ему были недоступны. Вероятно, именно с тех лет о. Кирилл сохранил тягу к сладкому ― к тому, чего был практически лишен в суровых условиях советского детского дома.

Вопреки расхожему мнению о детдомовских детях как о потенциальных преступниках, о. Кирилл вырос честным, благородным человеком, привыкшим заботиться о младших. После окончания школы в 1975 году он устроился работать на завод токарем, а в 1977 году поступил в Даугавпилсское медицинское училище. Уже тогда, будучи совсем молодым человеком, он решил посвятить свою жизнь служению людям. Однако в тот момент Господь еще не открыл будущему заслуженному пастырю Церкви Христовой того высокого пути, который был ему уготован.

После учебы в медучилище о. Кирилл служил в рядах Вооруженных Сил, а после возвращения в Даугавпилс работал фельдшером выездной бригады «скорой медицинской помощи». Это время о. Кирилл всегда вспоминал, как одно из самых спокойных в его жизни: интересная работа, уверенность в завтрашнем дне вкупе с молитвой и частым посещением храма Божьего рождали в его душе предчувствие чего-то значительного и необычайного, что ожидает его в жизни.

Видя смирение раба Своего, Господь откликнулся на молитвы Кирилла Сильченка, призвав его на служение в священном сане. Памятуя слова апостола Павла, что «хорошо человеку не касаться женщины» (1 Кор. 7:1), батюшка склонялся к одинокой жизни и после рукоположения во диакона (в 1991 году) имел желание принять иноческий постриг.

В священном сане о. Кирилл начал служить в даугавпилсском храме свв. кнн. Бориса и Глеба, а с 1993 по 1995 год ― в храме святых первоверховных апостолов Петра и Павла на Старом Форштадте. Вспоминая это время, Преосвященнейший Александр, Епископ Даугавпилсский, сказал: «Мне хорошо запомнился тихий, но уверенный голос тогда еще диакона о. Кирилла, которым он произносил ектении».

В середине февраля 1995 года Высокопреосвященнейший Александр, Архиепископ Рижский и всея Латвии (ныне Митрополит), рукоположил диакона Кирилла Сильченка во пресвитеры, с назначением его на должность исполняющего обязанности настоятеля храма Рождества Пресвятой Богородицы в г. Илуксте. Осенью 1997 года о. Кирилл был переведен штатным клириком кафедрального Борисо-Глебского собора, где и служил до своей кончины 15 лет.

За это время батюшка сжился с храмом, став его неотъемлемой частью. Многие годы он безотказно совершал богослужения, исполнял требы, целые дни проводил под сенью собора в качестве дежурного священника. Его веселый нрав, ласковое обращение и любовь к людям заставляли тянуться к нему всех окружающих.

Особенно любил о. Кирилл детей. Не имея собственных, он всю свою любовь перенес на чужих. Его цепкий взгляд безошибочно замечал в толпе знакомые детские личики, при виде которых батюшка расцветал в улыбке. Смешное словечко, конфетка, выуженная откуда-то из складок рясы, ласковый взгляд ― все располагало к нему ребенка. И дети, которых в этом плане невозможно обмануть, всеми силами своих маленьких душ тянулись к о. Кириллу, подсознательно осознавая, что этот батюшка не такой, как все, он «свой». Только сей час становится ясно, что вольно или невольно, но о. Кирилл на практике осуществил слова Иисуса Христа о том, что нужно быть как ребенок, чтобы войти в Царствие Небесное (ср. Мф. 18:3).

И все-таки под конец жизни о. Кириллу было предписано еще одно суровое испытание: потеря правой руки. Это несчастье тяжело ударило по всеми любимому пастырю. Однако, вопреки пустым разговорам, он сумел вернуться к служению, исполняя свой долг уже не как радостное дитя, но как мученик и исповедник, памятуя слова Спасителя: «Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 24:13).

Эти последние месяцы земной жизни, отпущенные Господом о. Кириллу, были как решающий экзамен на духовную зрелость, где вместо аттестата ― Царство Небесное. Ему было очень тяжело. Он стеснялся своей немощи и как мог скрывал ее. Но уйти от Престола и не служить более было выше его сил. Господь укреплял раба Своего, Богородица жалела, ангелы помогали, святые поддерживали и только мы ― люди грубые ― часто без сочувствия и должного сострадания относились к его немощи.

Когда настал час, Спаситель призвал к себе протоиерея Кирилла, не оставив времени на долгие прощания. В воскресенье, 1 июля 2012 года, он сослужил за Божественной Литургией, после чего совершил Таинство Крещения, став восприемником одного из крещаемых. На следующий день о. Кирилл почувствовал недомогание. Во вторник днем, 3 июля, он прилег на диван отдохнуть, а в 9 часов вечера его обнаружили уже бездыханным. Кончина его была тиха и мирна…

Отпевание о. Кирилла было совершено 5 июля. Гроб с телом покойного обнесли вокруг кафедрального храма, а затем отвезли на православное кладбище и погребли с правой стороны от храма свт. Николая Чудотворца.

Покойся с миром, наш добрый пастырь! Верим, что Господь простит тебе все твои прегрешения, вольные и невольные, и дарует тебе Свои вечные блага.

Чтец Георгий, "Православная жизнь", август 2012 г., стр. 6-7.

http://s1.uploads.ru/t/xUaA4.jpg

0

16

5 талантов о. Иоанна

Господь щедро наградил талантами отца Иоанна Свирского. Он обладал великолепным голосом, чудесным музыкальным слухом, актерским даром, старанием, усидчивостью, работоспособностью, умением руководить людьми и брать ответственность на себя. Все это помогало ему в жизни и не раз выручало в сложных ситуациях. Однако «кого любит Господь, того наказывает» (Притч. 3:12). Для смирения были даны священнодиакону Иоанну чувство юмора и стремление говорить правду. В других обстоятельствах записали бы мы эти качества в «дары», но уж больно круто и не в лучшую сторону меняли они жизнь о. Иоанна Свирского…

О. Иоанн родился 21 февраля 1926 года в городе Даугавпилсе в верующей семье. Мать с малых лет водила своего Ванечку в храмы Божии, в которых он напитывался атмосферой веры, духовности и благоговейной молитвенности. Душа ребенка, устремленная к Престолу Божию, жаждала восхвалять и воспевать своего Творца. Не удивительно, что едва у мальчика обнаружился музыкальный слух, он был отдан в церковный хор и теперь уже на клиросе молился и пел во славу Господа Бога. Параллельно он занимался в музыкальной студии, куда мама отдала его обучаться игре на скрипке.

На годы становления его личности пришлось присоединение Латвии к СССР, аресты знакомых людей и Вторая мировая война с ее голодом, лишениями и смертью... Но разве все эти беды были в состоянии лишить жизнелюбия Ваню Свирского? Его извечный оптимизм, умение посмеяться даже в ту минуту, когда окружающим было вовсе не до смеха, помогали пережить страшные мгновения жизни.

Впрочем, детство закончилось быстро и бесповоротно: в 18 лет И. Свирский был мобилизован в латышский легион. Это произошло незадолго до освобождения Даугавпилса — в 1944 году. Как будущий о. Иоанн прожил следующий год своей жизни — вспоминать не любил. В 1945 году он попал в американский лагерь в Брюсселе. Американцы предложили: «Кто не чувствует за собой никакой вины, не участвовал в карательных операциях — можете вернуться домой!»

Три сотни человек (Иван Свирский среди них) решили — домой! Но чудо не произошло. Прямо на границе их пересадили в «теплушки» и отправили в Свердловский лагерь. От той памятной «отсидки» у Ивана Ивановича сохранились фотографии: вот он со скрипкой (играет на концерте), а вот — на сцене в мешковато сидящей форме советского офицера (задействован в спектакле лагерной самодеятельности). Короче говоря, скрипка, хороший голос и актерские данные помогли пережить годы заключения. А в конце 1947 г. его и вообще отпустили, разрешив вернуться домой.

Начатая в лагере карьера актера и музыканта была продолжена в Даугавпилсе: И. И. Свирский вновь играет на скрипке, но уже в оркестре Даугавпилсского музыкального училища, а также в оркестре городского театра. Играл он и как актер на сцене — в оперетте. Вместе с театром ездил на гастроли. Жизнь налаживалась. Однако случайно брошенная фраза вновь круто изменила жизнь Ивана Ивановича.

Как-то кто-то из оркестрантов у него спросил: «Как там было в брюссельском-то лагере — терпимо?» А Свирский возьми и пошути: «Ничего! Черным хлебом не кормили, а вот шоколадом — баловали!» Музыканты посмеялись да и забыли про разговор во время перекура. Но на беду проходил мимо актер по фамилии Врубель…

Врубель же выступил на суде свидетелем, подтвердив, что расхваливал Иван Иванович Свирский американский образ жизни. Проявил, мол, себя чуждым идеалам компартии и делу построения коммунизма. Припомнили ему и оба лагеря — брюссельский и свердловский. Дали «хороший» срок.

Отметим, что в том же 1951 году, когда из даугавпилсского театра прямо со спектакля «исчез» И. Свирский, репрессиям подвергся и настоятель даугавпилсского собора святого благоверного князя Александра Невского священник Глеб Саввич Трубицын. При этом о. Глебу инкриминировалась «антисоветская пропаганда» и даже «открытая борьба с советской властью».

Искали ли всесильные «товарищи» сговор между двумя «врагами советской власти» — священником и будущим диаконом, которые буквально в соседних зданиях вели «подрывную работу» (один служил в храме, второй хоть и выступал в оперетте, но был известен в городе как церковный певчий, так как о клиросе никогда не забывал)? Скорее всего, мы этого уже никогда не узнаем. Так или иначе, Господь каждого вел уготованным ему путем…

В лагере И. Свирский вновь играл на скрипке да в опереточной самодеятельности, но о дальнейшей жизни думал много и серьезно. Когда умер Иосиф Сталин, у него один из арестантов спросил: «Сталин умер, как жить-то дальше без него будем?» Иван Иванович возьми да ответь в том смысле, что, мол, умер — и ладно, без него не пропадем… За что и получил третий срок. И вышел на свободу только через несколько лет.

Бывший арестант Иван Свирский вновь искал свое место в жизни. И он нашел его в Церкви. Великолепный голос многолетнего певчего даугавпилсских храмов, знание клиросного послушания, а также положительные человеческие качества привлекли к нему внимание Епископа Бийского, викария Новосибирской епархии, Доната (Щеголева), рижанина по рождению. Пообщавшись с Иваном Ивановичем, Владыка Донат увидел в земляке человека верующего, достойного священного сана. Вскоре встал вопрос о рукоположении, который был решен положительно. Иван Свирский был посвящен в сан диакона, в котором он и прослужил многие годы.

Свое служение о. Иоанн совершал при Епископе Донате. Новые гонения на церковь не давали возможности наладить нормальную церковную жизнь. Архиереев часто переводили с места на место, не позволяя им даже толком вникнуть в дела епархии, где они служили. Так, Епископ Донат с 14 июня 1956 года занимал Бийскую кафедру, с 14 марта 1957 года — Свердловскую, с 8 августа 1957 года — Великолукскую, с 26 декабря 1957 года — Балтскую, с 8 сентября 1958 года — Новосибирскую и так далее.

Отец Иоанн находился в непрестанных разъездах со своим Владыкой. Это было утомительно, но он не жаловался. Впрочем, умение переносить трудности не могло заглушить тоски по Родине. Иоанн Иоаннович Свирский все время мечтал о возвращении в Даугавпилс. Когда у него появилась возможность вернуться, он сразу же приехал в город своего детства.

Все вернулось на круги своя. Словно и не было семи лет отсутствия. В церкви о. Иоанн служил диаконом и регентом. В театре играл те роли, которые ему доверяли. Первой стала роль «синегальца Али» в спектакле «Интервенция» — чем-то среднем между пьесой, мюзиклом, водевилем и опереттой. Отец Иоанн перевоплощался в негра и выходил на сцену с лицом, густо вымазанным черным гримом, и красными губами на пол-лица. Потом он получил роль Волка в «Зайке-Зазнайке», был Маркизом в «Травиате» и т. д., и т. п.

Впрочем, лицедействовать о. Иоанну Свирскому выпало недолго — летом 1963 года театр закрыли, и он ушел работать транспортировщиком на даугавпилсский химзавод. Через пару лет Иоанн Иоаннович пришел в пожарное депо, где также работал некоторое время. И только с Церковью Христовой о. Иоанн никогда не расставался. Он служил много и хорошо, очень украшая своим басом церковные службы.

И все бы ничего, но здоровье, серьезно подорванное в лагерях, стало уходить. Один доктор посоветовал о. Иоанну учить стихи. И тот взялся за это дело с энтузиазмом. В результате стал запоминать длиннейшие стихотворения, басни и поэмы, которые и рассказывал всем желающим послушать при каждом удобном случае.

Умел о. Иоанн в пожилом возрасте удивить не только своей памятью, но и физической подготовкой. «А ну, кто так может?» — вопрошал он у своих молодых товарищей и, сев на пол, к всеобщему удивлению закидывал за голову обе ноги.

К сожалению, годы брали свое. Пришлось отказаться от служения в храме. Последние годы о. Иоанн много болел. Когда позволяло здоровье, он посещал храм, радуя своим приходом всех священно- и церковнослужителей. Дома о. Иоанн молился, по телевизору смотрел православный канал, вспоминал всех тех, кого знал и любил, и кто ушел раньше его.

В ночь на 1 сентября 2012 года Господь позвал к себе священнодиакона Иоанна, и этому зову было невозможно противиться. Оставив на земле свое натруженное, уставшее тело, он ушел налегке в «страну далече» (Лк. 15:13), чтобы дать Создателю ответ за дела свои. Молимся, чтобы это испытание было легким для о. Иоанна.

Отпевание священнодиакона Иоанна Свирского совершил благочинный Даугавпилсского округа протоиерей Георгий Попов. Ему сослужили клирики кафедрального собора святых князей-страстотерпцев Бориса и Глеба протоиерей Александр Дворников и диакон Роман Смирнов, а также настоятель храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла на Старом Форштадте протоиерей Иоанн Крецул, настоятель храма святителя Николая на православном кладбище иерей Александр Дрейманис, настоятель храма святителя Николая чудотворца на Гриве иерей Владимир Осипов и настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы иерей Дионисий Горюнов.

Гроб с телом покойного был установлен посреди храма перед Царскими вратами и украшен венками и цветами. На богослужении присутствовали родные и близкие о. Иоанна, а также все те, кто его помнил и чтил. За панихидой с большим молитвенным чувством пел хор Борисо-Глебского храма.

Перед началом отпевания к присутствующим обратился о. Георгий, который сказал примерно следующее: «Сегодня мы прощаемся с нашим диаконом и регентом о. Иоанном. Господь одарил его великолепным голосом и прекрасным музыкальным вкусом. Не чужда ему была и горячая молитва. Верю, что Господь простит ему все прегрешения и упокоит во Царствии Своем. Также молюсь о том, чтобы Иисус Христос утешил родных и близких покойного, даровав им молитвенную память об о. Иоанне, который ныне перешел к лучшей жизни».

По окончании отпевания присутствующие попрощались с покойным, после чего гроб был закрыт и под траурный звон колоколов вынесен из храма. Затем гроб с телом почившего клирика был погружен в автобус и отвезен на кладбище к месту последнего упокоения.

Таков итог земной жизни этого замечательного человека, оставившего после себя только добрую память в сердцах всех, кто его знал. Покойся с миром, дорогой отец Иоанн! Мы будем помнить тебя и молите Христа Бога о спасении твоей души.

Подготовил чтец Георгий
Использованы материалы рукописи неопубликованной книги О. В. Корниловой «Судьба загубленного театра»

"Православная жизнь", октябрь 2012 г., стр. 10-12.
http://s1.uploads.ru/t/mGeZ2.jpg
Диакон Иоанн Свирский

http://s1.uploads.ru/t/EVIRw.jpg
Отец И. Свирский и хористы даугавпилсского храма свв. кнн. Бориса и Глеба

Отредактировано parks (Пятница, 5 октября, 2012г. 11:04:11)

+1


Вы здесь » GoroD » Православие в Даугавпилсе. » Священнослужители