GoroD

Объявление

28.01.2018 расширенный слет коллекционеров. Смилшу 90, здание РТУ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GoroD » Гарнизон » 18 уездный полк айзсаргов


18 уездный полк айзсаргов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Говоря о нашем гарнизоне , нельзя обойти вниманием такую военизированную организацию , как уездный полк айзсаргов. Он имел 18-й номер. Всего в Латвии числилось 19 уездных полков. Это не считая ж.д. , морского и авиационного полков. В случае всеобщей мобилизации это воинство вливалось в армию , а так-же должно было выставить из своих рядов четыре велосипедных батальона и три кавалерийских эскадрона. Даугавпилсский полк айзсаргов, фактически создан 23 апреля 1923 года, официально становится полком 2 ноября, то есть
семь месяцев спустя. А своё привычное наименование «18-й Даугавпилсский полк айзсаргов» приобретает лишь 28 августа 1924 года.
Первоначально состоял из восьми рот по территориальному принципу- Крустпилсская, Унгурмуйжская, Ливанская, Прейльская (Preiļi), Вишская (Višķi), Аглонская (Aglona), Краславская и Дагденская роты.  2 мая 1923 года начальник округа М. Кадашc приказывает («Приказ № 2 Даугавпилсскому полку айзсаргов» („Pavēle Nr. 2. Daugavpils aizsargu pulkam”)) создать три батальона путём объединения 8-ми рот. В приказе указан состав батальонов: Крустпилсская, Ливанская и Унгурмуйжская роты входят в 1-й батальон; Прейльская, Вишская иАглонская роты – во 2-ой батальон; в свою очередь, 3-ий батальон составляют Краславская и Дагденская роты. 14 декабря 1923 года роты были переименованы путём замены названий на номера. Так, Крустпилсская рота становится 1-ой ротой, Унгурмуйжская – 2-ой ротой, Ливанская – 3-ей, Вишская рота – 4-ой, Прейльская – 5-ой, Аглонская рота – 6-ой, Краславская рота – 7-ой, Дагденская – 8-ой ротой. Символичным заключением периода создания полка айзсаргов явилось 8 июля 1928 года, когда правлением Даугавпилсского округа в г. Ливаны полку было вручено знамя с девизом «За свободу Отчизны, мир и процветание» („Par Tāvu zemes breivību, mīru un laimi”).
Численность полка айзсаргов колебалась от 1100 до 1200 штыков и сабель (каждый айзсарговский полк имел в своем составе 1 роту велосипедистов-самокатчиков и 1 кавалерийский эскадрон, команду связи и оркестр).  в Даугавпилсском полку большинство айзсаргов (74% от общего числа) прежде служили в армии. Таким образом, видно, что по количеству айзсаргов, прежде служивших в армии, данные по Даугавпилсскому полку айзсаргов совпадают со среднестатистическими сведениями по всем остальным полкам айзсаргов. В процентном соотношении
общее количество айзсаргов превосходило служивших в армии, потому, надо полагать, что айзсаргами служили не только молодые ремесленники, рабочие и интеллигенция, но также и потомки старых землевладельцев (обрели землю ещё до Первой мировой войны) и новых землевладельцев (обрели землю в результате Земельной реформы в Латвии в 20 годы ХХ века). Среди айзсаргов преобладали крестьяне-землевладельцы (так называемые, старые и новые), были также ремесленники, батраки и рабочие. В Даугавпилсском полку подавляющее большинство айзсаргов были старыми землевладельцами – 76,5%. Из остальных – ремесленников 10%, новых землевладельцев – 9%. Из рабочих и интеллигенции айзсаргов было совсем мало, соот
ветственно – 3,5% и 1% от общего числа айзсаргов Даугавпилсского 18-го полка.
Каждый айзсарг с марта 1928 года имел на вооружении винтовку англо-канадскго производства Росс-Энфилд (Ross Enfild, „Kanada- Ross”), английский пистолет системы "Браунинг" и 50 боевых патронов, которые держал у себя дома, чтобы постоянно находиться в состоянии боевой готовности. Кроме того, на вооружении организации айзсаргов  находились станковые и ручные пулеметы и танкетка ( в Елгавском полку). Айзсарги, проживавшие в приграничных районах страны, несли пограничную службу.
Командиры
полковник-лейтенант Мартиньш Кадаш (1923-1927 )
Давид Силавс (Dāvids Silavs)                 (1927-1940)
Полк ликвидирован приказом Кабинета Министров от 8 июля 1940 года вместе со всей организацией айзсаргов.
На фото - парадный расчёт даугавпилсских айзсаргов на городской площади.

увеличить

Отредактировано marser (Среда, 16 января, 2013г. 13:46:22)

0

2

Двухэтажный дом с мезонинами по ул.Ригас(№ 6), дом Хайма Лурье, был построен в 1860-1880 годах. В 1920-1930-х годах в здании работали разные уездные организации и штаб 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов.
Дом № 18 на углу Рижской и Театральной улиц построен во второй половине 19 века.  В середине 1930-х годов здание приобрел 18-й Даугавпилсский полк айзсаргов, и в нем разместился батальон связи полка.

увеличить

0

3

Числились у нас и железнодорожные айзсарги , приписанные к своему отдельному полку.  Его штаб числился в Риге и имел своё руководство. Это руководство занималось своими делами , а именно - работали на железной дороге на различных должностях. Там-же работали и все приписанные к данному полку. А полк имел филиалы , или отделения на всех ж.д. станциях и полустанках .Наш город в 30-е годы , как и теперь , имел много железнодорожников. Многие входили в организацию айзсаргов . Связь на железной дороге во все времена была хорошей , поэтому в случае чего приписной состав приступал к службе- охранял , минировал , восстанавливал ж.д. хозяйство в интересах армии. Это была инженерная часть широкого профиля , тем более , что никаких других сапёрных частей у айзсаргов не было.
На снимке - айзсарг в форме ж.д. полка...

увеличить

0

4

Очерк истории 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов (1919 – 1940)
Статья из журнала "BALTFORT" за 2010 год (с сокращениями).

Образование в Даугавпилсском округе отделений айзсаргов началось весной 1919 года во время Освободительной войны в Латвии. Это произошло после того, как Южнолатвийская бригада (Dienvidlatvijas brigāde) Временного правительства Латвии (Latvijas Pagaiduvaldība) совместно с ландесвером (Landesvērs) предприняла наступление в направлении Риги, освободив Земгале и часть Видземе, а Северолатвийская бригада (Ziemeļlatvijas brigāde) совместно с частями Эстонской армии освободила Видземе и часть Латгалии.
В это время из входящих в Даугавпилсский округ административных единиц были освобождены лишь г. Крустпилс (Krustpils), волость Унгурмуйжас (Ungurmuižas pagasts) и местечко Глазманка (Glazmanka) (впоследствии волость Гостини, а с 1933 года – г. Гостини (Gotiņi)).  Советская Красная армия была оттеснена за р. Дубна. В результате наступательной операции уже в мае 1919 года учреждения Советской Латвии в г. Крустпилсе были упразднены, было начато создание администрации, верной Временному правительству Латвии. Учитывая то обстоятельство, что на освобождённых территориях округа царило неспокойное прифронтовое положение, активизировались грабители и дезертиры, сторонники идеи коммунизма обращали свои действия против армии Временного правительства , было начато создание Даугавпилсской окружной комендатуры под руководством Жаниса Грундманиса (Žanis Grundmanis).
Однако комендатуры, созданные при армии Временного правительства, своим ничтожно малым количеством воинов (обычно не более 10 солдат) не могли обеспечить порядок в тылу.
Поэтому при комендатуре г. Даугавпилса было начато формирование местной милиции. Как в своих воспоминаниях писал делопроизводитель Крустпилсской волости Янис Курземниекс (Jānis Kurzemnieks), «21 мая 1919 года, ликвидируя учреждения большевиков, волость оставалась без органа самоуправления. В разрушенном здании волости, где у меня была волостная канцелярия”, придерживаясь прежних законов Российской Империи, начал организовывать полк самозащиты из более надёжных граждан волости. Впоследние дни мая того же года в Крустпилс из 4-го Валмиерского пехотного полка прибыл назначенный комендант, который дал добро на создание отрядов самозащиты».
В волостях, например, в Крустпилсской и в Унгурмуйжской были назначены по 2-3 милиционера. В свою очередь, в г. Крустпилсе действовали 5 милиционеров, которых возглавил офицер запаса Карлис Рейзниекс (Kārlis Reiznieks). На начальном этапе задачей милиции была доставка крестьян с лошадьми (šķūtnieki) в армию для перевозок. Действия милиции были подчинены непосредственно коменданту. Вооружение также поступало из комендатур, а вот с одеждой у вновь созданной милиции были затруднения – единственным отличием от гражданских были головной убор армейского образца с кокардой и белая повязка на руке.
Кроме укрепления внутренней безопасности, в ведении комендатуры на начальной стадии её деятельности было также создание местных самоуправлений.  Из вышесказанного ясно, что военные комендатуры при создании местных частей самозащиты или, как тогда их называли, милиции , руководствовались своими интересами. Не соблюдались или небыли известны ни Указания МВД от 16 декабря 1918 года , ни Правила об отделениях айзсагов при волостях от 20 марта 1919 года , где предусматривалось в принудительном порядке призывать на службу в волостные отделения айзсаргов всех состоятельных жителей.
Отделения айзсаргов при волостях действовали по большей части соответственно усмотрению местной власти, опираясь на известные им законы Российской империи или законы, изданные Временным правительством в России.
Такой вакуум власти Временного правительства Латвии имеет своё объяснение: у провинции было затруднено сообщение с Ригой, как следствие – плохая связь, потому что телефонных линий было мало, к тому же, надо полагать, не все из них были действующими. Близкое расположение линии фронта, дезорганизующие действия советских диверсионных групп этому способствовали. Временное правительство гораздо более серьёзное внимание обращало на военные действия, все остальные вопросы откладывая на будущее.
10 июня 1919 года на освобождённой территории Даугавпилсского округа были созданы волостные управления. При содействии управления Крустпилсской волости было составлено отделение айзсаргов в количестве 94-х участников, из которых 45 были зачислены в активные, а остальные – в способствующие. Каждый из айзсаргов был направлен для наблюдения и охраны в район, который находился в непосредственной близости к месту его проживания. В обязанности айзсарга входили также ночные дежурства на дорогах, кроме того, 4 айзсарга ежедневно несли дежурство в здании волости. В июле 1919 года  (по другим источникам – в конце сентября ) в Крустпилс прибыл инструктор айзсаргов по Латгальскому краю Я. Саминьш (J. Samiņš), под руководством которого было продолжено создание кружков айзсаргов.
Действия уже созданных кружков Я. Саминьш признал верными и приказал руководству волости сообщить об этом в МВД. Из этого следует, что до момента приезда инструктора, направленного МВД, там не имелось никаких сведений об айзсаргах Крустпилсской волости. Один из участников Крустпилсского кружка айзсаргов Р. Реснис (R. Resnis) пишет в своих воспоминаниях, что 13 августа 1919 года он был приглашён в правление волости, где Я. Курземниекс представил его лейтенанту Нолде (Nolde). Тот, в свою очередь, объявил, что «ныне создаётся новая организация – «айзсарги» – из верных и сознательных участников».  В это же время, 20 августа 1919 года, Даугавпилсский округ посетил чиновник МВД по чрезвычайным поручениям К. Греберс (K. Grebers) – он реорганизовал окружную милицию в полицию, опираясь теперь уже на указания МВД. В любом случае ещё до приезда инструктора по Латгальскому краю летом 1919 года в Даугавпилсском округе уже существовали группы самозащиты, активные участники которых 17 сентября собрались на заседание. На данном «заседании активнейших участников самообороны» был избран первый начальник отделения айзсаргов Крустпилсской волости Николайс Озолс (Nikolajs Ozols), а его помощниками были назначены Петерис Звайгзне (Pēteris Zvaigzne) и Петерис Калниньш (Pēteris Kalniņš). Но ещё до того –7 сентября – было начато вручение удостоверений участников отделений самообороны, т.е. айзсаргов, первое время волостным управлением, а затем Даугавпилсской окружной комендатурой. Из перечисленных в удостоверении прав следовало, что все гражданские и военные учреждения обязаны способствовать айзсаргам и оказывать им помощь.  Айзсарги по четыре человека направлялись на дежурство к волостному полицейскому; они непре рывно находились в распоряжении полицейского без какой-либо предварительной «мобилизации». Эти дежурства длились 24 часа, через каждые десять дней. На освобождённую часть Даугавпилсского округа начали возвращаться беженцы. Граждане обрели вновь своё имущество и собственность, но затруднительные обстоятельства и недостаток судебной власти привели к недоразумениям среди жителей, что ещё более усугубило недовольство и «трения» в решении многих вопросов. К тому же чиновничий состав полиции не проявлял должной компетенции и неимел опыта в своей деятельности.  В условиях такого неупорядоченного административного аппарата в октябре 1919 года появилось ещё несколько факторов, мешавших укреплению порядка, – ландесвер (немецкие ополченцы Латвии) и части Западной добровольческой армии (армия Бермондта) на левом берегу Даугавы.
С 8 октября 1919 года, с началом нападения армии Бермондта на Ригу, была затруднена связь с Крустпилсом. В ноябре какая-либо связь с Ригой была прервана полностью, местные учреждения власти остались предоставленными сами себе. Дислоцированные здесь солдаты ландесвера относились к местным жителям крайне пренебрежительно.  Так, в целях развлечения или запугивания они перерезали телефонные провода, соединявшие округ с центром.В данной ситуации, пытаясь обеспечить безопасность в волостях Даугавпилсского округа, инструктор айзсаргов Латгальского края Я. Саминьш увеличивает численность айзсаргов в отделениях. В своей инструкции начальнику отделения Крустпилса Н. Озолсу он пишет следующее: «Учитывая, что многие участники отделения айзсаргов Крустпилсской волости призваны на военную службу, прошу Вашего распоряжения немедленно пополнить количество айзсаргов в отделении до 60 человек, потому как айзсарги должны будут вести более обширную деятельность: посты отделений айзсаргов будут размещены на дорогах для задержания грабителей, а также других сомнительных элементов». Итак, уже в декабре айзсарги начали создавать сторожевые посты на перекрёстках в нескольких местах в волости и ночью дежурили в Крустпилсе, Зиланах (Zilāni) и Глазманке (Гостини). Кроме того, каждый день айзсарги в количестве пяти человек несли дежурство в комендатуре Унгурмуйжа. Решение вопросов вооружения было предоставлено самим айзсаргам. Для этого были вскрыты прежние тайники: оружие доставали из болот, с чердаков и из прочих мест. Деятельность айзсаргов регулировали местные инструкции , изданные комендантом  Виздеме и Латгалии капитаном Мартиньшем Кадашом(Mārtiņš Kadašs), 20 февраля 1920 года его уже как полковника-лейтенанта в отставке назначают начальником Даугавпилсского округа. Ситуация в округе начала улучшаться в конце ноября – начале декабря после разгрома и изгнания с тер ритории Латвии армии Бермондта. Восстановилось сообщение с Ригой, в Даугавпилс прибыл первый начальник округа Карлис Беркис (Kārlis Berķis), кото рый взял на себя роль организатора окружного самоуправления и полиции. В это время айзсаргам Даугавпилсского округа приходилось задерживать противника. На сей раз это были лётчики-красноармейцы, которые посадили свой самолёт на территории округа. Айзсаргу Янису Авотиньшу (Jānis Avotiņš) удалось задержать и при помощи местных жителей доставить обоих лётчиков в комендатуру. В декабре 1919 года Латвийской армии удалось освободить Ливаны, а уже 3 января 1920 года в ходе действий против 15-ой советской армии , совершёнными совместно с Польской армией, – и Даугавпилс.
14 января 1920 года начальник округа К. Беркис был назначен префектом Даугавпилса , а обязанности начальника Даугавпилсского округа были доверены капитану бывшей Русской Императорской армии Сергею Образцову.  Новый начальник округа должен был действовать в ситуации, когда армия ещё продолжала освобождать оставшиеся территории – Дагду (Dagda), Краславу (Krāslava), где необходимо было укреплять власть государства Латвия, создавать административные рубежи округа и т.д. Но, как многие чиновники и военачальники бывшей империи, он не владел латышским языком , поэтому уже 19 февраля 1920 года на должность начальника округа вступил полковник-лейтенант Мартиньш Кадашс.  Новым инструктором отделения айзсаргов Даугавпилсского округа был назначен Виктор Леико (Viktors Leiko). Под его руководством айзсарги продолжали нести службу защиты, а также охраняли арестованных лиц и участвовали в задержании преступников. 30 марта 1920 года министр внутренних дел Арвидс Бергс (Arvīds Bergs) издал инструкцию, которой реорганизовал принцип комплектования отделений айзсаргов. Теперь в порядке мобилизации в айзсарги зачислялись все без исключения мужчины в возрасте от 18-ти до 60-ти лет, проживавшие в волости. Однако в связи с реорганизацией появилась негативная тенденция – право иметь оружие и хранить егополучили не только лица, заинтересованные в службе в айзсаргах, этим правом пытались обладать и те, чьей главной целью было добыть оружие: «…герои тыла и те тёмные элементы, которые были непосредственно заинтересованы в потрясениях общественного порядка. Поскольку служба в айзсаргах была связана с выполнением различных поручений, требующих времени, некоторые из “более старательных” членов отделений старались избавиться от своих обязанностей, таким бразом косвенно позволяя будущим дезорганизаторам в корыстных целях проникнуть в отделения айзсаргов». Из МВД начальнику отделения айзсаргов Даугавпилсского округа приходили сведения о незаконных действиях айзсаргов, которые, например, отправлялись в лес на охоту, но докладывали начальству, что преследовали преступника , или, нередко находясь в алкогольном опьянении, затевали перестрелку. К 10 мая 1920 года в Даугавпилсском округе отделения айзсаргов были созданы в большей части волостей, конкретно 16 отделений. Вопрос в том – сколь эффективно в каждой из волостей функционировали отделения айзсаргов? 10 июня было созвано первое заседание начальников отделений Даугавпилсского округа, на котором начальники получили инструкции и обсудили злободневные вопросы. Выяснилось, что в целом по Даугавпилсскому округу существует 113 различных постов.  Одним из наиболее важных был вопрос вооружения, поскольку айзсарги имели лишь ограниченное количество оружия, к тому же весьма сомнительного качества. Начиная с 7 сентября 1919 года, когда были выданы первые удостоверения, айзсаргам позволялось носить и применять оружие.  В распоряжении айзсаргов были винтовки разных систем: «русские, немецкие, aмериканские, японские и, возможно, даже австрийские». Все винтовки айзсарги добывали себе сами – доставая из тайников, прудов, покупая или отбирая у преступников. Управлением полиции были выданы преимущественно винтовки русской системы. Айзсарги к тому же часто не имели представления об оружии – винтовки заряжались несоответствующими патронами и таким образом подвергались порче.

Отредактировано marser (Среда, 3 мая, 2017г. 12:45:15)

+1

5

В мае 1920 года ситуация немного изменилась в лучшую сторону: управление полиции выдало винтовки русского образца.  К сожалению, их количество было ничтожно малым по сравнению с количеством айзсаргов. Чтобы ситуацию как-то исправить, винтовки выдали командирам отделений, их помощникам и айзсаргам – дежурным на постах. В результате на 19 января 1920 года на учёте отделений айзсаргов Крустпилсской волости числилось 17 винтовок русского образца, 12 – немецкого с 343 патронами. В целом, к началу 1921 года в Даугавпилсском округе было 2867 айзсаргов, которые распределялись на 24 отделения, и в распоряжении которых было 414 винтовок разного типа. К тому времени был изменён также принцип деятельности айзсаргов – они теперь не дежурили на постах, а как охранники – ночные сторожи – дежурили в сёлах и деревнях. Для этой службы из каждого села или деревни избирались местные жители. Но эти изменения не принесли ожидаемого результата, к тому же с призывом в айзсарги всех совершеннолетних мужчин села без исключения в отделениях появились нарушения дисциплины, беспорядки. Всего лишь небольшая часть айзсаргов была по-настоящему заинтересована в несении службы. Многие из айзсаргов оставались равнодушными, несознательными исполнителями своих обязанностей.  В обзоре, освещающем деятельность айзсаргов за первые три года, газета «Полицияс Вестнесис» в 1923 году пишет: «…в некоторых волостях айзсарги отчасти числились как старосты села или начальники патрулей. В решении спорных вопросов они выступали как де ревенские мудрецы в древности. Службу айзсарга в Латгалии выполнял каждый мужчина как обязательный общественный оброк (кlaušas) по определённому порядку. В некоторых волостях к тому же существовали предусмотренные условиями начальники края. Отделения айзсаргов, таким образом, превратились в независимо от административной власти действующую организацию».

Айзсарги Даугавпилсского округа в демократической Латвии (1921-1934)

После того как 7 февраля 1921 года в Латвии было отменено военное положение, служба айзсаргов, подобная оброку, по объективным причинам не могла больше существовать – такое положение дел стало лишним и не соответствующим времени. Одной из главных причин для перемен послужило то, что айзсарги по большей части были крестьяне, для которых служба в виде оброка сильно затрудняла работы по хозяйству.  В среде айзсаргов существовали представления о том, что подобный порядок не может продолжаться – в организации необходимы перемены. Со стороны отдела айзсаргов при МВД были отменены многие возложенные на айзсаргов обязательства. Так, 4 марта 1921 года айзсарги были освобождены от обязанности охранять железнодорожные мосты, потому как «армия сокращена, и ситуация в стране улучшается». Первые изменения в структуре организации произошли уже 1 апреля 1921 года, когда в МВД был ликвидирован отдел айзсаргов и до минимума сокращены инструкторы отделений. В свою очередь, министр внутренних дел Арвид Бергс издал указание 18 августа 1921 года , в котором он отменил обязательную службу в отделениях айзсаргов. Впредь в отделениях граждане служили айзсаргами добровольно. Весной 1921 года в Даугавпилсском округе началась реорганизация от делений. В отделения айзсаргов администрация отбирала участников, казавшихся более надёжными, сознательными и энергичными. При помощи полиции новые списки были составлены так, чтобы в каждом селе и деревне по возможности был хоть один айзсарг. Теперь местный старший полицейский должен был знать каждого айзсарга-добровольца и давать о нём отзыв. Всех добровольцев утверждали начальники отделений, в отделениях же им выдавались удостоверения. Принцип, которым руководствовались при комплектовании волостных отделений, –принимать только известных и надёжных людей. Таким образом, при выборе между количеством и качеством предпочтение было сделано в пользу качества.  Общее количество участников в отделении не должно было превышать 50-ти человек, в том случае, когда желающих оказывалось больше, их засчитывали в запасные. Айзсаргам позволялось участвовать в общественной и культурной деятельности. Отделения айзсаргов теперь имели новые задачи: 1) вместе с полицией обеспечивать в стране мир, безопасность и порядок; 2) способствовать развитию национальной культуры посредством организации курсов и чтения лекций, а также обустраивая библиотеки и читальные залы; 3) способствовать повышению общественной морали; 4) способствовать повышению спор тивной культуры, популяризируя в обществе спорт и физическое воспитание; 5) способствовать восстановлению хозяйственной жизни.  В этом главными наставниками и руководителями айзсаргов были начальники округов и их помощники, а на местах – начальники отделений. Даже при тех сложных условиях, в каких айзсаргам приходилось нести cвою теперь уже добровольную службу, количество добровольцев для создания отделений было достаточным. Главной причиной, по которой поступали в айзсарги, являлась возможность получить винтовку или разрешение держать при себе охотничье ружьё.
Общественную безопасность истолковывали, в первую очередь, как «возможность обезопаситься в своём доме от любой неожиданности».
Организационная сторона работы отделений всё же была весьма слабой, особенно в Латгалии, – отделения как единицы существовали формально. Не доставало общественных деятелей, кто хотел бы свои силы и время посвятить волостным отделениям. За исключением нескольких проживающих в Латгалии латышей (балтийцев), начальников отделений преимущественно интересовала лишь зарплата. По этой причине в подавляющем большинстве отделений Латгалии мероприятия самодеятельности не организовывались – не были использованы те возможности, что предлагались для различного рода общественных культурных мероприятий. Даже самые незамысловатые выступления и мероприятия в Латгалии являлись редкостью.
Начиная с 1922 года, в отделения айзсаргов вступают демобилизованные солдаты, поэтому там происходит резкая ротация участников. Как писала газета «Полицияс Вестнесис», «...из прежнего состава отделений айзсаргов в них осталось не более 30%». Теперь должность начальника чаще всего доверяли военным. Отделения военизировались, преобразовываясь в от
дельные части войска. Этим было положено начало дальнейшему выходу частей айзсаргов из-под контроля и руководства полиции. До этого солдаты в основном указывали, каким образом власть полиции от них отличалась, чем искали общие факторы, объединяющие обе стороны. В новых условиях возрастает активность также в области культуры. Так, признания газеты «Полицияс Вестнесис» заслуживают и айзсарги Даугавпилсского округа, которые «…кроме выполнения функций полиции, занимаются ещё спортом и способствуют физической культуре».
18 ноября 1921 года айзсарги Крустпилса проводят первый «Праздник организации айзсаргов», который посетил Владислав Рубулис (Vladislavs Rubulis), товарищ министра внутренних дел.
15 июня 1922 года айзсарги Крустпилса создают первый спортивный кружок, в других же отделениях Даугавпилсского округа интерес айзсаргов к спорту возникнет лишь к середине 30-х годов. 18 июня 1922 года начальники окружных отделений собираются на совещание, где решается вопрос о деятельности в области культуры: в конце 1922 года предусмотрено организовать ежегодный праздник айзсаргов округа. В целом, за год айзсарги участвовали в 46-ти совещаниях, организовали 26 различных культурных мероприятий, а также задержали и арестовали 52 преступника.  Несмотря на то, что айзсарги Даугавпилсского округа в подавлении преступности не являлись лидерами, их достижения всё же были достаточно значимы. Причинами недостатков деятельности айзсаргов являлись большая территория округа, неравномерная заселённость и неоднородный национальный состав. В газете «Полицияс Вестнесис» № 12 от 1922 года приведены сведения о том, что один из айзсаргов скончался от ранений. Возможно, как указывает Р. Реснис, это был айзсарг Строжс(Strožs), «который пал из-за того, что достойно выполнял свои обязанности».  Имеются сведения также о другом погибшем в январе 1924-го года – айзсарге Ливанского (Līvāni) отделения Алберте Бикауниексе (Alberts Bikaunieks), которого похоронили с военными почестями. Продолжая реорганизацию, отделения Даугавпилсского округа 23-го апреля 1923-го года по приказу полковника-лейтенанта М. Кадаша объединились в восемь рот – по три отделения в каждой. Таким образом, были созданы: Крустпилсская, Унгурмуйжская, Ливанская, Прейльская (Preiļi), Вишская (Višķi), Аглонская (Aglona), Краславская и Дагденская роты. Этим же приказом начальник округа создаёт полк айзсаргов Даугавпилсского округа; другие отделения были преобразованы во взводы.  Следовательно, начальник округа как бывший военный попытался айзсаргов Даугавпилсского округа структурировать по военному принципу. 2 мая того же года начальник округа М. Кадашc приказывает («Приказ № 2 Даугавпилсскому полку айзсаргов» („Pavēle Nr. 2. Daugavpils aizsargu pulkam”)) создать три батальона путём объединения 8-ми рот. В приказе указан состав батальонов: Крустпилсская, Ливанская и Унгурмуйжская роты входят в 1-й батальон; Прейльская, Вишская и Аглонская роты – во 2-ой батальон; в свою очередь, 3-ий батальон составляют Краславская и Дагденская  роты. 31 мая 1923 года Административный департамент МВД приказывает отменить «Приказ № 1», в кото ром было предусмотрено отделения преобразовать во взводы, а батальоны объединить в полк. Таковой ситуация является до 2 ноября 1923 года, когда начальник округа объявляет статью МВД № 21920 о том, что впредь «внедряемы приказы полков айзсаргов». Таким образом, Даугавпилсский полк айзсаргов, фактически созданный уже 23 апреля 1923 года, официально становится полком лишь после 2 ноября, то есть семь месяцев спустя. А своё привычное наименование «18-й Даугавпилсский полк айзсаргов» приобретает лишь 28 августа 1924 года. Ещё 14 декабря 1923 года роты были переименованы путём замены названий на номера. Так, Крустпилсская рота становится 1-ой ротой, Унгурмуйжская – 2-ой ротой, Ливанская – 3-ей, Вишская рота – 4-ой, Прейльская – 5-ой, Аглонская рота – 6-ой, Краславская рота – 7-ой, Дагденская – 8-ой ротой. Изменения в составе отделений продолжали внедрять, основанием для этого служили административно-территориальные перемены в округе. 8 апреля 1924 года к Даугавпилсскому округу была присоединена Калупская волость (Kalupes pagasts) , а в 1925году – волость Рудзету (Rudzētu pagasts) с её отделениями.  13 ноября 1924 года в селе Индра (Indra) Пиедруйской волости (Piedrujas pagasts) создаётся отдельная группа айзсаргов, главной целью которой была помощь погранохране. Группа свои обязанности выполняла до момента расформирования 1 июля 1932 года.
В округе периодически происходили разного рода должностные ротации; персональный состав часто менялся.  Так, 16 августа 1924 года адъютантом Даугавпилсского полка айзсаргов был назначен старший лейтенант инструкторов резерва округа Вилис Якобсонс (Vilis Jakobsons) , который вступил на должность инструктора с 11 декабря 1921 года.  17 октября 1924 года проходило совещание командного состава полка и начальников отделений, на котором обсуждались вопросы дальнейшего развития айзсаргов, организации патрулей, вопрос о военной подготовке, а также подготовка к празднованию пятилетия полка, предусматривавшему вручение знамени. Со знаменем всё же немного поторопились – его вручили полку лишь три года спустя.
На совещании было констатировано, что полк добился многого с созданием рот, особенно в Крустпилсе (имелась ввиду 1-ая рота), однако в центральной и восточной части округа было выявлено достаточно много проблем.
Главная из них – недостаток активности среди многих айзсаргов.  Было указано, что айзсаргам необходимо свои обязанности выполнять сознательнее, с соблюдением строжайшей дисциплины, что на весьма распространённом общем фоне недисциплинированности являлось перебором, ведь айзсарги не являлись военной организацией. Разумеется, айзсарги в своих действиях часто поступали по собственному усмотрению; командиру полка приходилось запрещать айзсаргам по их собственной инициативе искать нелегальных самогонщиков и производить обыски.
В некоторых случаях приказом требовалось напоминать, что на пост необходимо приносить патроны, поскольку необходимость применения оружия не исключалась, но амуниция отсутствовала. Значительное представление об айзсаргах Даугавпилсского округа дают сведения об их службе в войсках, занятиях, социальном положении в данный пе риод. Эти сведения помещены в газете «Валдибас Вестнесис» № 245 от 27 октября 1924 года.  По нимможно заключить, что в Даугавпилсском полку большинство айзсаргов (74% от общего числа) прежде служили в армии. Таким образом, видно, что по количеству айзсаргов, прежде служивших в армии, данные по Даугавпилсскому полку айзсаргов совпадают со среднестатистическими сведениями по всем остальным полкам айзсаргов. В процентном соотношении общее количество айзсаргов превосходило служивших в армии, потому, надо полагать, что айзсаргами служили не только молодые ремесленники, рабочие и интеллигенция, но также и потомки старых землевладельцев (обрели землю ещё до Первой мировой войны) и новых землевладельцев (обрели землю в результате Земельной реформы в Латвии в 20 годы ХХ века).
Другие сведения, которые можно найти в газете, – данные о том, чем занимались айзсарги. Среди айзсаргов преобладали крестьяне-землевладельцы (так называемые, старые и новые), были также ремесленники, батраки и рабочие. В Даугавпилсском полку подавляющее большинство айзсаргов были старыми землевладельцами – 76,5%. Из остальных – ремесленников 10%, новых землевладельцев – 9%. Из рабочих и интеллигенции айзсаргов было совсем мало, соответственно – 3,5% и 1% от общего числа айзсаргов Даугавпилсского 18-го полка.
Доминирование старых землевладельцев среди айзсаргов Латгалии объясняется характерной для Латгальского края исторически укоренившейся традицией: большинство сельских жителей здесь были землевладельцами. Однако площади их земли редко когда превосходили 2-3 га , и, хотя после земельной реформы в 20-е годы ХХ века площадь земли увеличилась (нормой были 17-22 га) , всё же в реальности площадь земли составляла в среднем 10га. Следовательно, те, кого здесь было принято считать старыми землевладельцами, не соответствовали по нормам земледельцам остальной части Латвии, где хозяйства и накопленный капитал были сравнительно крупнее, чем у новых землевладельцев. В Латгалии, напротив, раздробленные мелкие хозяйства (земля поровну наследовалась каждым из сыновей) у старых землевладельцев были даже меньше, чем у новых, которым как «общественным деятелям» часто присуждали даже по 50 га земли.  К тому же у латгальских землевладельцев не было накопленного капитала, и каждое лето хозяева и их сыновья были вынуждены покидать свои хозяйства и отправляться насезонные заработки в другие края Латвии. Эти обстоятельства сильно затрудняли работу отделений айзсаргов как в Латгалии, так и в Даугавпилсском округе, особенно в центральной и восточной её части – в волостях, где проживали в основном латгальцы и русские (староверы). Для западной части округа это не являлось характерным (край был более «латышским» по сравнению с остальным Даугавпилсским округом), поэтому крестьяне могли больше времени уделять службе в частях айзсаргов, что способствовало быстрейшему развитию организации в этой части Даугавпилсского округа.
Трудности создавал громоздкий «военно-административный» аппарат айзсаргов Даугавпилсского полка – переписка происходила не только между командирами и их заместителями, но между командирами батальонов и рот, не считая чиновников полиции. Начальникам отделений это грозило превращением их деятельности в исполнение канцелярских обязанностей, поэтому начальник округа своим приказом напоминал командирам батальонов, что они являются лишь военными руководителями, следовательно, их вмешательство в прочую деятельность отделений нежелательна. Им необходимо выполнять свои непосредственные обязанности – следить за военным обучением в отделениях и ротах. Конечно же, в деятельности айзсаргов были и положительные тенденции. Так, в Крустпилсском отделении одним из первых в округе был организован и спортивный кружок айзсаргов Латгалии. Крустпилсское отделение также было первым, где 5 августа 1925 года был создан первый кружок айзсердзес (женский). В начале в кружок вступили лишь 11 участниц.  Им пришлось превозмочь насмешливое отношение как со стороны айзсаргов, так и общества в целом. Вскоре же своей активной хозяйственной и культурной деятельностью, а также усердием в сборе средств благотворительности они заслужили ризнательность среди айзсаргов. В волостях айзсарги в этот период по мере своих возможностей начали организовывать концерты самодеятельности, театральные постановки, лотереи и вечера танцев. Всё это делали с целью получения средств, хотя не всегда айзсаргам таким образом удавалась получить прибыль. Возможно, это было связано с незнанием или недостаточностью опыта в организации и проведении подобных мероприятий. Вадминистративном департаменте МВД было дано указание, что айзсаргами должны проводиться мероприятия, имеющие воспитательный характер, к тому же было приказано создавать в отделениях спортивные и драматические кружки, хоры и т.п.  Уже в середине 1920-х годов в отделениях проводились соревнования по стрельбе, что проходило с переменным успехом, поскольку айзсарги были экипированы старыми, уже отслужившими своё винтовками разных типов, преимущественно винтовкой Мосина бывшей Российской империи. В 1926 году из Великобритании в Латвию доставляются винтовки, предназначенные для айзсаргов. Но Латвия в это время находится в затруднительном финансовом положении, поэтому в 1926–1927 годах айзсарги по желанию могли выкупить оружие по цене 51 лат (51 Ls) за штуку, но это ещё не давало права считать оружие собственностью айзсарга. Военное оружие, приобретённое на собственные средства, по закону находилось в собственности айзсарга, пока тот состоял в рядах организации. Но ещё до распорядительного письма от Ох ранного департамента МВД о возможности айзсаргов иметь оружие 21 мая 1926 года в газете «Иекшлиету Министрияс Вестнесис» была опубликована статья, в которой указывалось, что крустпилсские айзсарги (1-ый батальон) 17 мая того же года получили «новые английские винтовки, коими восхищены».  В статье не указывается, приобретали ли айзсарги это оружие на собственные средства или им их снабдило МВД.
Двумя годами позднее, в марте 1928 года, всем айзсаргам 18-го Даугавпилсского полка старые винтовки заменили на англо-канадские Росс-Энфилд (RossEnfield, „Kanada- Ross”). С 19 по 21-е июня 1926 года проходили мероприятия первого праздника организации Айзсаргов Латвии, на которые явилось более 5000 участников. В рамках праздника проходили соревнования по стрельбе, на которых айзсарги 18-го Даугавпилсского полка в общем зачёте заняли 8 место, набрав 97 пунктов, а победителем стал 10-й Цесисский полк с завоёванными 164 пунктами.  На этих первых репрезентативных соревнованиях Даугавпилсский полк не продемонстрировал блестящего результата, однако, учитывая ситуацию в округе, это можно считать значительным остижением. Работа в области культу ры и спорта в отделениях округа продолжалась, но в большей степени она проявлялась в проведении соревнований по стрельбе.

Отредактировано marser (Среда, 3 мая, 2017г. 12:52:59)

0

6

24 сентября 1926 года проходит очередной смотр отделений айзсаргов,в результате констатируется, что эффективнее всего действовал 1-й батальон, в состав которого входили отделения айзсаргов окрестностей Крустпилса. В батальоне было проведено интенсивное обучение под руководством офицера 12-го Бауского пехотного полка; айзсарги приобрели шерстяную ткань для изготовления формы, что в то время являлось одной из важнейших проблем репрезентации полка – многие айзсарги, неся службу, были одеты в гражданскую одежду. Айзсарги 1-го батальона организовали также соревнования по стрельбе и санитарное обучение под руководством врача Латгальского артиллерийского полка. Действия 2-го батальона также были признаны удовлетворительными, хотя и не были такими активными и масштабными, как в 1-ом. Было отмечено, что самой активной во 2-ом батальоне являлась Прейльская рота, получившая поддержку местного отделения Общества сберегательного займа (Кrājaizdevumu sabiedrība). В батальоне начал действовать и спортивный кружок. Более критично был оценен 3-й батальон, в котором активных действий практически не происходило. Очередные изменения в структуре полка планировались с перспективой создания отделений кавалерии. Было констатировано, что в 1-ой и 2-ой роте имелось по 20 лошадей в каждой, в 4-ой и 5-ой – по30 лошадей в каждой.  Главной проблемой был недостаток сёдел, что не позволяло в кратчайшее время создать отделения кавалерии, но эта проблема была решена в последующие годы. 14 января 1927 года из отдельных айзсаргов-кавалеристов был сформирован первый взвод кавалерии айзсаргов.  Однако айзсарги, хоть и числились кавалеристами, продолжали оставаться в своих отделениях. В конце 1920-х годов Отделение кавалерии было организовано лишь во время военных учений.
Когда командир 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов полковник-лейтенант Мартиньш Кадаш был переведён по должности в Екабпилсский округ, новым командиром айзсаргов Даугавпилсского округа 8 августа 1927 года был назначен Давид Силавс (Dāvids Silavs), который до того исполнял обязанности командира айзсаргов Екабпилсского округа.
Символичным заключением периода создания полка айзсаргов явилось 8 июля 1928 года, когда правлением Даугавпилсского округа в г. Ливаны полку было вручено знамя с девизом «За свободу Отчизны, мир и процветание» („Par Tāvu zemes breivību, mīru un laimi”).  На «Празднике вручения знамени» присутствовали премьер-министр Петерис Юрашевскис (Pēteris Juraškevičs), министр внутренних дел Эдуард Лайминьш (Eduards Laimiņš) и начальник айзсаргов полковник Тоне (Tone). Надо полагать, что таким образом с появлением на празднике высокопоставленных должностных лиц была отмечена значительность роли 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов в организации айзсаргов Латвии. В рамках праздника проводился парад и устраивались народные танцы. В целом, по сведениям прессы, мероприятия праздника посетили приблизительно 5000 зрителей.  И впредь полк продолжал традицию празднования даты своего создания.
1 ноября 1929 года в Даугавпилсе проходили «Торжества создания кружка айзсардзес Ликсненского отделения 18-го Даугавпилсского полка», которые посетили несколько депутатов Сейма, в том числе Готфрид Милбергс (Gotfrīds Mīlbergs) – идеолог организации айзсаргов в 1920-х годах. 24 августа 1930 года полк айзсаргов Даугавпилса отмечал своё 10-летие , кроме того, в отделениях, батальонах, ротах и кружках айзсардзес регулярно проходили праздники локального значения.
30 октября 1928 года был создан 2-ой взвод Ликсненского отделения 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов с фактической дислокацией в Даугавпилсе, он был напрямую подчинён штабу полка.  Это делалось для того, чтобы обойти запрет на создание отделений айзсаргов в городах, в которых расположены гарнизоны. Уже в первый же день действия 2-го взвода Ликсненского отделения в него вступил 21 человек.
Количество айзсаргов и впредь резко возрастало, поэтому, надо полагать, во 2-ой взвод Ликсненского отделения, переименованного в роту связи, решили более не принимать учащихся профессиональных училищ. Но этот запрет не относился к студентам. В конце 1932 года увеличилось количество айзсаргов, и в роте связи решался вопрос о возможности создания второй роты связи или реорганизации существующей роты в батальон. В результате 3 декабря 1932 года командир 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов издал приказ о переименовании роты связи в батальон, а взводов – в роты батальона связи. Позднее в батальоне связи были созданы также взводы велосипедистов и автомотоциклистов. В начале 1930-х годов под влиянием мирового экономического кризиса активность айзсаргов уменьшилась. Айзсарги центральной и восточной частей Даугавпилсского округа принимали незначительное участие в учениях, а также в культурных и спортивных мероприятиях. Но уже к середине 30-х годов жизнь организации вернулась в нормальное русло.
Программа была пополнена новыми дисциплинами – обучение противогазовой защите и др.

Отредактировано marser (Среда, 3 мая, 2017г. 12:54:44)

0

7

Айзсарги Даугавпилсского округа в период авторитарного режима (1934-1940)

Новый период в развитии 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов начался 15 мая 1934 года после государственного переворота, учинённого Карлисом Улманисом (Kārlis Ulmanis), генералом Янисом Балодисом (Jānis Balodis) и др. В этих событиях айзсарги не являлись пассивными наблюдателями, напротив, они активно участвовали в свершении переворота. Перенятию власти способствовали, главным образом, 5-ый Рижский (5. Rīgas aizsargu pulks) и 16-ый Елгавский (16. Jelgavas aizsargu pulks) полки айзсаргов, а со стороны армии – 5-ый Цесисский (5. Cēsu kājnieku pulks) и 6-ой Рижский (6. Rīgas kājnieku pulks) пехотные полки , т.е. в реализации переворота были задействованы силы, находившиеся в непосредственной близости к Риге. Айзсарги Даугавпилсского округа прибыли в Ригу на следующий день, чтобы нести дежурства возле указанных им объектов. В Даугавпилсе 16 мая 1934 года дежурить у здания окружного суда начала 2 рота батальона связи. В этот же день префект города, в соответствии с приказом начальника гарнизона г. Даугавпилса генерала Рудольфа Бангерскиса (Rūdolfs Bangerskis), просил командира полка Давида Силавса организовать охрану важнейших объектов города.  В целом же, префект просил участия 24-х айзсаргов в поддержании порядка уже сразу после свершения переворота.
Таким образом, айзсарги Даугавпилсского округа хоть и не являлись активными исполнителями переворота, всё же участвовали в укреплении власти нового режима. После переворота новая власть Латвии незамедлительно представила к награждению верных себе айзсаргов, в том числе и из 18-го Даугавпилсского полка.
Так, 21 июля 1934 года благодарность за «энергичный и разумный поступок в событиях 15 мая» была выражена адъютанту батальона связи Эдуарду Красовскому(Eduards Krasovskis), командиру 2-ой роты батальона связи Д. Буковскому (D. Bukovskis) и командиру группы Янису Залитису (Jānis Zālītis), а также нескольким рядовым айзсаргам.  Спустя несколько недель по сле переворота, 29 мая, из Риги возвратились айзсарги Даугавпилсского и Илукстского полков, которые были встречены с цветами и оркестром. Другая же группа айзсаргов из Даугалпилса в количестве 60-ти человек отправилась на экскурсию по маршруту Краслава – Дагда – Букмуйжа – Аглона. Сразу же после переворота была активизирована просветительская и культурная деятельность айзсаргов. В ознаменование единства нового правительства и народа в Риге с 21 по 24 июля 1934 года был организован грандиозный праздник «Возрождение песни» („Atdzimšanas dziesmas” svētki), в котором из 18-го Даугавпилсского полка участие приняли 200 айзсаргов и 50 айзсардзес.
О значении айзсаргов в процессе переворота свидетельствует и тот факт, что после его свершения самоуправление г. Даугавпилса и правление Даугавпилсского округа презентовали батальону связи по 1000 и 700 латов соответственно.  Руководство айзсаргов округа также старалось засвидетельствовать свои симпатии по отношению к новой власти, в газетах печатались поздравления от различных учреждений и организаций, в том числе от 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов: «Командир и айзсарги 8-ой роты 18-гоДаугавпилсского полка поздравляют Вас, господин президент, как нового освободителя Латвии, и можете нами располагать».
Таким образом, можно отметить весьма активное участие айзсаргов Даугавпилса и Крустпилса в майских событиях 1934-го года.
После изменений в 1936 году был принят «Закон об организации айзсаргов» („Likums par aizsargu organizāciju”).  После государственного перево рота задача айзсаргов по охране государственности Латвии была заменена на задачу охраны режима Улманиса.  В 1937 году последовало изменение Организации айзсаргов в подчинении – айзсарги стали подчиняться министерству Общественных дел, которым руководил Алфредс Берзиньш (Alfrēds Bērziņš).
Подобные изменения превратили организацию айзсаргов Латвии в своеобразную военно-общественную организацию с широкими полномочиями для защиты авторитарного режима К.Улманиса. В 1935 году была издана «Инструкция полковым руководителям по культурной части» („Instrukcija pulku kultūras nozares vadītājiem”), что расширило деятельность и влияние айзсаргов в культурной сфере.  Дальнейшие действия айзсаргов Даугавпилса были направлены как на военную подготовку, так и на широкую деятельность в областях культуры и спорта. Хотя поначалу эта деятельность давалась айзсаргам с трудом, в период с 1937 по 1940 год было достигнуто многое. Почти во всех отделениях 18-го Даугавпилсского полка существовали свои кружки айзсардзес, спортивные кружки или хоры. Имея улучшение в финансовом состоянии, Даугавпилсский полк айззсаргов тем не менее испытывал и недостаток средств и наблюдал пассивность своих членов, особенно на селе. Как и прежде, приходилось заниматься сразу несколькими делами, особенно в сельской местности, где айзсарги-крестьяне были очень заняты. Основная активность айзсаргов 18-го полка была сосредоточена в городах Крустпилс, Даугавпилс (в батальоне связи), Краслава, Ливаны, Прейли. Из сельских отделений самыми активными были отделения в окрестностях Крустпилса, что объясняется давними «традициями» айзсаргов в данном регионе, а также лучшим материальным состоянием и воспитанным патриотизмом. Это был неподдельный патриотизм, ведь ясно, что, становясь «фаворитной» организацией по защите авторитарногорежима, она принимала в свои ряды много лиц из тех, кто, кроме собственной выгоды, ничего другого там не искал. Авторитарный режим пропонировал создание национального государства, и айзсарги осуществляли эти идеи, особенно в области культуры, а также в спорте. Айзсаргам были прочитаны рефераты о древней истории Латвии, о значении режима, о развитии села, о латышских традициях и т.д., были организованы праздники народного танца, конкурсы национального костюма. В области спорта пропагандировалась идея создания сильной духом нации.
В это время в 18-ом Даугавпилсском полку происходили также «традиционные» для полков айзсаргов изменения в личном составе. Часто менялись командиры и начальники кружков айзсардзес, взводов полка, то же происходило в ротах и батальонах. О многократных изменениях в командном составе айзсаргов Даугавпилсского округа с 1923 по 1939 год свидетельствуют записи в журнале «Регистр командного состава полка». В этот период в полку на руководящих должностях отделений, различных кружков и военных частей айзсаргов сменились 623 командира.  Изменения произошли также и в структуре полка, в отделениях были созданы новые единицы: взводы велосипедистов, взводы кавалеристов и др. Успешно начатое развитие в 18-ом Даугавпилсском полку айзсаргов (во второй половине 30-х годов бурно развиваться стало не только Крустпилсское, но и отделения Даугавпилса, Краславы и др.) прервала обострившаяся ситуация в 1939 году. 5 октября 1939 года СССР навязал Латвии свой договор о базах. Поскольку советские войска продвигались к своим базам не только морским путём, но и по железной дороге, а также сухопутными путями, командир 18-го Даугавпилсского полка айзсаргов Д. Силавс 28 октября издал приказ о том, что айзсарги обязаны «охранять войска СССР от ппровокационных актов». Таким образом, айзсарги Даугавпилсского округа не только были вынуждены наблюдать за продвижением, но и участвовать в расположении и охране чужих воинских частей на территории своего государства. Айзсаргам было приказано охранять сухопутные пути, железные дороги на лесных участках и перекрёстках, т.е. там, где местные жители могли бы иметь доступ к войсковым частям с целью выражения своего отношения, неважно – позитивного или негативного. Указывалось, что граждане не могут быть допущены к советским частям ближе 150-200 метров.  Главным для правительства авторитарного режима было добиться, чтобы нахождение чужой армии ни в коей мере не вызвало бы в обществе негативных реакций.
Летом 1940 года правительство Советского Союза оккупирует страны Балтии и включает их в состав СССР. 17 июня 1940 года правительству Латвии выдвигаются ультимативные требования, в результате чего Латвия прекращает существовать как суверенное государство, хотя формально «вступление» в состав СССР было оформлено лишь 5 августа 1940 года.
Сразу после оккупации, 23 июня 1940 года, создаётся новое просоветское правительство, которое издаёт решение кабинета министров и инструкциюоб изъятии оружия у айзсаргов. Правительство Латвии подчинилось оккупационным силам, но айзсарги в сельской местности не были готовы однозначно смириться с существующим положением. При сдаче оружия случались разного рода инциденты неповиновения: оружие сдавали частям Латвийской армии или просто его портили.  Приведём воспоминания начальника штаба Земгальской дивизии полковника А.Силгайлиса (А. Silgailis) об айзсаргах 18-го Даугавпилсского полка: «Дивизионные комиссии по приёму оружия утром 25 июня не успели ещё явиться на работу, когда коммунисты наспех начали разоружать айзсаргов и присваивать оружие. Были даже случаи, когда самовольные реквизиторы применяли силу, если кто-либо из айзсаргов не желал добровольно оружие отдавать. (…) На самом же деле в пределах гарнизо на Даугавпилсского округа не было ни одного случая, когда айзсарги бы избегали сдавать оружие, не гово ря уже о применении оружия со стороны айзсаргов».
Таким образом, даже «враждебное» себе постановление о разоружении айзсарги выполнили вполне сознательно. Конечно же, нельзя исключить вероятность того, что некоторая часть айзсаргов придержала своё оружие, к тому же не запрещалось иметь охотничьи ружья. Обессиленные перед лицом новой власти айзсарги получили новый приказ – ликвидировать организацию айзсаргов.  Этот приказ 8 июля 1940 года принял «Кабинет министров», а 10 июля о нём известил президент страны К. Улманис, и закон вступил в силу в тот же день. После ликвидации организации айзсаргов было необходимо что-то делать с принадлежавшей ей собственностью и материальными ценностями. В Даугавпилсском округе комиссия, разъезжая по волостям и инвентаризируя собственность отделений айзсаргов, работала с 3 августа по 1 ноября 1940 года. Комиссия занималась решением передачи средств, погашением долгов и другими вопросами; собственность организации айзсаргов переняли советские учреждения, например, существовавшая в Даугавпилсе часть Рабочей гвардии.
Сразу после ликвидации организации начались масштабные репрессии по отношению к командному составу отделений и отдельным айзсаргам. В первый же год оккупации организация айзсаргов потеряла ¾ своего командного состава.  Лишь некоторым из руководителей полков удалось остаться невредимыми: командиру 18-го Даугавпилсского полка Давиду Силавсу и командиру 19-го Резекненского полка Станиславу Курситису (Staņislavs Kursītis) удалось избежать ареста, расстрела или высылки в лагеря. За время своего существования 18-й Даугавпилсский полк айзсаргов развился как полноценная составляющая всей организации. Хотя поначалу, особенно в 20-е годы, были проблемы в деятельности отделений, поскольку активнее работали лишь городские или приближённые к городу отделения. Но к середине 30-х годов во всех волостях отделения работали полноценно. Как в государстве в целом, так и в Даугавпилсском полку, значительное влияние имел Союз крестьян, потому что больше половины участников 18-го полка были владельцами земли. Только после переворота 1934 года наблюдается активный приток интеллигенции к организациям айзсаргов. Неоспоримо значительной является также деятельность роты связи, а позднее батальона, который не только уменьшил монопольное положение крустпилсских айзсаргов в военной, культурной и спортивной областях, но и способствовал популяризации и развитию латышской культуры в г. Даугавпилсе. В основном айзсарги Даугавпилса были чиновниками, студентами и учащимися, большая часть которых являлась приезжими латышами из других краёв.
В заключение можно сделать вывод, что айзсарги 18-го Даугавпилсского полка в меру своих сил многое сделали по поддержанию порядка и, развивая в округе культуру, обогащали свой край. Единственным недостатком, как и в организации айзсаргов в целом, было то, что слишком мало внимания уделялось экипировке и вооружению. Всё же нельзя утверждать, что причиной тому было чрезмерное «увлечение» культурной деятельностью айзсаргов – культурная деятельность была активной и насыщенной. Столь же активной деятельности айзсаргам не доставало только в военной области.

Полная версия http://www.academia.edu/1952675/_18-_1919-1940_

Отредактировано marser (Среда, 3 мая, 2017г. 13:02:24)

0


Вы здесь » GoroD » Гарнизон » 18 уездный полк айзсаргов